Форум » Alma-mater » Морской корпус в Севастополе. » Ответить

Морской корпус в Севастополе.

Автроилъ: МОРСКОЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС В СЕВАСТОПОЛЕ Из письма в редакцию "Кадетской переклички" (№20, сентябрь 1978 года). Письмо приводится в сокращенном виде. Исправления терминология и незначительные комментарии опущены. Наименование Морской Е. И. В. Наследника Цесаревича Кадетский Корпус было дано открытому в 1916 году Морскому Кадетскому корпусу в Севастополе, просуществовавшему всего лишь год и расформированному Временным Правительством, летом 1917 года и единственная рота кадет которого, была переведена в Морское Училище в Петроград. Нужно здесь пояснить, что разработанная обширная судостроительная программа усиления флота (малая — 1909 года заключали в себе постройку 7 лин. кораблей, 4 лин. крейсеров, 10 крейсеров, 85 эск. миноносцев и 24 подводных лодок), заставила реорганизовать и усилить пополнение флота офицерами, что уже не мог сделать только один Морской Корпус. В 1911 г. особой комиссией было принято решение о преобразовании морских военно-учебных заведений. В силу чего в 1913 году были созданы для молодых людей, окончивших среднее образование и выбравших морскую карьеру, Отдельные Гардемаринские Классы с программой специальных классов Морского Корпуса, курсом в 32 месяца и практическими плаваниями. Первый выпуск из которых был в 1916 году. Их называли "черные гардемарины" (как носившие черные погоны и начальником которых был капитан 1-го ранга Фролов, позже контр-адмирал). Кроме того, для лиц, получивших высшее образование и желавших служить во флоте, были созданы роты «юнкеров флота», переименованные позже в «Гардемарин Флота». Это «Вагнеровские курсы» по имени устроителя и директора флота генерал-майора П. Н. Вагнера. Там были отделения морское, механическое, кораблестроительное и позже гидрографическое. Морской же Корпус с 1916 года реорганизовался и разделялся на две половины: первая общеобразовательная - кадетские роты, переводились в Севастополь, где в глубине Северной бухты уже началась в 1915 году постройка огромного корпусного здания на берегу незамерзающего моря, что позволяло кадетам во время учебного года, проходить на практике морское дело и знакомиться с боевыми кораблями флота, посещая их. 3-го августа 1914 года капитан I ранга С. Н. Ворожейкин был назначен Председателем Комиссии по постройке зданий Морского Кадетского Корпуса. В Петрограде кадетские роты начинались с 5-го класса в Севастополе же была прибавлена еще одна рота т. е. 4-ый класс. Поэтому, чтобы избежать разрыва, в 1916 году было сделано два приема: один последний в Петрограде в 5-ый класс и в Севастополе в 4-ый класс. С будущего же года (1917) прием в кадетские роты в Петрограде прекращался и там оставались только три гардемаринских роты (специальные классы). Из-за войны постройка здания Корпуса затянулась и не могла быть закончена к 1916 году. Поэтому первый и, увы, последний прием воспитанников (120 чел.) в 7-ую роту (4-ый класс) был размещен в двух флигелях, предназначавшихся для квартир корпусных офицеров. 18 февраля 1916 г. капитан I ранга С. Н.Ворожейкин был назначен директором открывающегося осенью этого года Морского Кадетского Корпуса, а 30-го июля того же года произведен в контр-адмиралы и, уже в Бизерте 13 октября 1935 г. приказом по Императорскому Корпусу Армии и Флота в вице-адмиралы. 6-го ноября 1914 года Шефом Морского Корпуса был, назначен Е.И.В. Наследник Цесаревич и на белых погонах воспитанников корпуса появились золотые накладные вензеля в виде славянской буквы «А» с короной наверху. У гардемарин вензель был скомбинирован с золотым якорем. В 1916 году с открытием М.К.К. в Севастополе, Мор. Е.И.В.Н.Ц. Корпус был переименован в Морское Е.И.В.Н.Ц. Училище, как предназначавшееся для специальных классов. 15-го сентября Морской Кадетский Корпус в Севастополе получил Шефство Насл. Цесаревича и стал именоваться Морской Е.И.В.Н.Ц. Кадетский Корпус и белые погоны кадет украсились накладными золотыми вензелями Августейшего Шефа. С 10-го октября 1916 г. приказом по корпусу сформированная рота стала именоваться «Ротой Его Высочества». В старшей кадетской роте (7-ой класс) и у гардемарин белый погон был обшит золотым галуном. Палаши носили ВСЕ роты Корпуса, кроме самой младшей, а не только гардемарины. После революции, летом 1917 года, Временное Правительство, по инициативе и проекту «бумажного стратега» флота — генерал-лейтенанта Кладо, одного из главных виновников гибели нашего флота в Цусимском бою 14 мая 1905 года, решило прекратить существование Морского Кадетского Корпуса и Морского Училища, а вместо них создать в Севастополе в зданиях М.К.К. Гардемаринские Классы на демократических началах. Поэтому в 1917 году приема в М.К.К. уже не было и рота кадет Корпуса была переведена в Морское Училище в Петроград и с ней должно было прекратиться в будущем и само существование Училища. Большевистский переворот разогнал Временное Правительство с его «главноуговаривающим» Керенским, и этот проект Кладо остался только проектом. Морское Училище функционировало нормально до Р. Христова и только 24 февраля 1918 г., по приказу Троцкого было закрыто и его воспитанники (3 кадетские роты и старшая — выпускная) были распущены. Младшая гардемаринская (во время войны курс спец. классов был сокращен до двух лет), к которой была присоединена младшая гардемаринская рота Отдельных Гардемаринских Классов ("черные гардемарины") была отправлена в сентябре 1917-го года для практического плавания на Дальний Восток. Позже, по приказанию Верховного Правителя Адмирала Колчака, было открыто во Владивостоке Морское Училище, в которое вошла эта соединенная рота и куда были направлены все бывшие воспитанники военно-морских учебных заведений. То чего не было сделано, по совершенно непонятным причинам, на Юге России, при открытии Морского Корпуса в 1919 году. Позже был сделан один новый набор. После многих перипетий и в уменьшенном составе часть этих двух рот, ровно за несколько дней до оставления Крыма, прибыла на посыльном судне «Якут» в Севастополь. Гардемарины, ушедшие в плаванье в сентябре 1917-го года и как прошедшие уже курс Морского Корпуса были (в Сингапуре в апреле 1920 года) произведены в корабельные гардемарины, а в ноябре того же года, уже заграницей произведены, Генералом Врангелем в мичмана. Остатки же роты приема во Владивостоке, образовали 1-ю роту в Морском Корпусе в Бизерте, в числе которой было несколько бывших кадет Морского Училища в Петрограде. Корпус открывался не для старых его воспитанников. Совершенно естественно было думать, что Морской Корпус восстанавливается для продолжения образования своих бывших питомцев, служивших в это время в рядах Армии и Флота, как это было в сухопутных корпусах на юге России (Киевский, Одесский, Сумской, где был в свое время и автор этих строк), которые открыли двери не только для своих кадет, но и кадет других, уже закрытых корпусов. Так думало и морское начальство в Каспийской флотилии, когда, узнав об открытии Морского Корпуса в Севастополе, откомандировало туда всех бывших воспитанников Морского Училища и Отдельных Гардемаринских Классов. Каково же было «приятное удивление» всех старых воспитанников узнать, что Морской Корпус возобновляет свою деятельность не для них, а для вновь принимаемых со стороны. Уже с ноября 1917 года (еще до закрытия) воспитанники Морского Училища, одни из первых, откликнулись на призыв борьбы за родину и в первом же бою 27-го ноября под Нахичеванью, обагрили своею кровью русскую землю. При защите Екатеринодара в январе-феврале 1918-го года в образованной речной флотилии на реке Кубань, было 5 чел. из Морского Училища (в том числе и автор этих строк). По неполным приблизительным сведениям в Добровольческой Армии было 45 кадет только из одной «Роты Его Высочества», 43 из 5-ой роты, к сожалению не выяснено число из 4-ой роты. Было убито 12, столько же ранено и 4 пропало без вести (цифры не проверенные) и это только на Юге России. Воспитанники Морского Училища были и в Северной Армии и в Северо-Западной и в Сибири у Адмирала Колчака. Они честно исполнили свой долг перед родиной, несмотря на свой юный возраст. Воспитанник Морского Училища и бывший редактор газеты «Россия» пишет в книге «Колыбель флота» изданной в Париже к 250-му юбилею Морского Корпуса. «Так кровью кадет и гардемарин Морского Корпуса перемешанной с кровью других русских детей-кадет сухопутных корпусов, обагрилась русская земля в первом бою, положившим начало Добровольческой Армии и последовавшей затем многолетней упорной борьбы русских национальных сил против красных захватчиков власти». Как же, после всего этого могло случиться, что Морской Корпус открывался для посторонних, а бывшие его питомцы оставались за бортом? Как была забыта одна из старых традиций Морского Корпуса, по которой во всех случаях жизни старшие покровительствуют младшему? Ведь еще в 1852 году Веселаго в своей книге о Морском Корпусе писал, что «еще на школьных скамьях академии и корпуса образовались начала того задушевного дружества, которое из моряков делает братьев, составляя одну семью». В награду за свой благородный патриотический порыв, за пролитую кровь, находится офицер-моряк, сам бывший воспитанник Мор. Корпуса и сделавший во время гражданской войны, молниеносную карьеру, которой мог бы позавидовать и сам Наполеон (менее чем в год, из старших лейтенантов ставший адмиралом), по инициативе которого и был открыт в 1919-ом году Морской Корпус на «новых» началах, а не для старых его питомцев. Только после продолжительных и упорных хлопот, одного из воспитанников старого Морского Училища (В. Егорьева), удалось, наконец, в средине 1920 года, образовать при Морском Корпусе «Сводную роту» из двух взводов. В один вошли бывшие кадеты Морского Училища, а в другой гардемарины О.Г.К. и Флота для заканчивания курса. В этой «сводной роте» насчитывалось около 70 чел., из которых больше половины, в обоих взводах, были уже произведены в офицеры Корпуса по Адмиралтейству или Корабельных офицеров, «впредь до выдержания экзамена за полный курс Морского Корпуса», как это говорилось в приказе о производстве. Эвакуация Крыма распылила по судам флота «Сводную роту». По приходе же флота в Бизерту, гардемарины первого взвода были собраны на посыльном судне «Якут», где и продолжали свои занятия и сдали выпускные экзамены перед комиссией флота, а воспитанники Морского Училища после экзаменов были зачислены в 3-ю гардемаринскую роту корпуса, где и составили с 15-ю кадетами сухопутных корпусов половину новой и последней гардемаринской роты, о которой в книге «Колыбель флота» П. А. Варнек пишет, что «Гардемарины этой роты больше всех других, по духу напоминали петроградских гардемарин». Вот с каким трудом, старым питомцам Морского Училища удилось, наконец, его кончить (6-ro ноября 1922 года. Г. А. Усаров.

Ответов - 86, стр: 1 2 3 All



полная версия страницы