Форум » Alma-mater » Выпуск 1911 г. » Ответить

Выпуск 1911 г.

Dirk: Уважаемые коллеги! На недавно прошедших Биографических чтениях "Право на имя" мы с женой делали доклад о коллективной биографии выпуска 1911 г. Собираюсь (если поместится...) поместить его в 9-й "Кортик". Буду признателен за любые поправки. Увы, с помещением здесь таблиц я не имею времени мучиться, поэтому ограничусь не всей информацией... С уважением, Алексей Выпуск Морского корпуса 1911 г.: Штрихи к коллективной биографии В начале 2007 г. одно из петербургских издательств заказало нам подготовку к публикации автобиографической повести известного в среде русской морской эмиграции писателя-мариниста старшего лейтенанта Александра Владимировича Зернина «Гардемарины». В повести описывались два последних года его обучения в Морском корпусе (1910–1911). Конечно, при публикации повести трудно было удержаться от соблазна «расшифровать» псевдонимы или указать, в каких случаях автор приводит подлинные фамилии исторических лиц. В качестве одного из приложений было решено поместить краткие биографии всех 124-х выпускников Морского корпуса 1911 г., так как они прямо или косвенно являлись персонажами книги. К сожалению, по ряду причин книга пока не вышла в свет. Мы же решили на основании проделанной работы немного понаблюдать за судьбой одного отдельно взятого выпуска из единственного в начале XX в. училища, готовившего строевых офицеров флота. При этом мы не ставим себе задачу рассказать здесь о конкретных ярких личностях (а выпуск дал большую палитру жизненных сценариев времён русской смуты – от председателя союза русских шофёров в Париже до советского вице-адмирала, от предводителя банды головорезов до личного пилота генерала Франко) – для этого понадобится слишком много места. Мы хотим лишь привести некоторые цифры, способные дать пищу для ума. Сразу оговоримся, что состав роты, которая окончила обучение в 1911 г., неоднократно менялся. Основу её составили учащиеся, поступившие в Морской кадетский корпус (как он назывался до 1906 г.) в сентябре 1905 г.; они проучились шесть лет. Им пришлось пройти через три общих (младший, средний, старший) и три специальных (младший, средний и старший) класса. Впоследствии часть из воспитанников по разным причинам покинула учебное заведение, часть осталась на второй год и окончила позднее, многие поступили в училище в другие годы, сдав экзамены сразу в средний или старший общий класс или в младший специальный класс. В итоге выпуск за время его прохождения через Морской корпус был сгруппирован из 211 человек, потери составили 41,2 %, выпущено 58,8 %, что свидетельствует, в частности, о не высоком уровне поступавших в Морской корпус. Официальной датой окончания корпуса в те годы считалось производство в корабельные гардемарины, после чего следовало примерно девятимесячное плавание, ещё одни экзамены, и уже затем – производство в первый офицерский чин мичмана. Таким образом, мы рассматриваем только те 124 человека, которые 10 апреля 1911 г. были произведены в корабельные гардемарины. По происхождению они распределялись следующим образом. Подавляющее большинство были дворянами или детьми обер-офицеров и чиновников. Особо выделим самую титулованную особу – Сергея Георгиевича князь Романовского герцога Лейхтенбергского. Графов в выпуске не имелось, баронов же было четверо, все – из прибалтийских губерний (К.Э.Драхенфельс, Л.Л. фон дер Ропп, Г.Н.Таубе и В.В.Ферзен). Мы находим лишь одного мещанина (правда, усыновлённого дворянином) – П.Ф.Юрасова, двух детей купцов (Н.Н.Гипариса и А.Г.Рыбина, но последний к моменту поступления в корпус уже числился потомственным почётным гражданином). Были три потомственных почётных гражданина – А.Г.Рыбин, Н.А.Галибин, Б.Н.Иванов. На основании имевшихся в архиве сведений отцов воспитанников по роду их службы (если таковая была) удалось разделить на следующие группы: Интересно отметить, что к моменту окончания Морского корпуса 44 юноши из 124-х (каждый третий!) уже не имели отцов. Показательна и такая цифра – только у 45 гардемарин в 1909–1910 гг. родители проживали в С.-Петербурге. У части других в столице имелись родственники, остальные в отпуска ходили к знакомым. На наш взгляд как малое число титулованных фамилий, так и наличие большого числа детей гражданских чиновников (в том числе из провинции) являлось отражением не очень большой престижности Морского корпуса накануне Первой мировой войны. Разговор о происхождении завершим сведениями о вероисповедании выпускников: подавляющее большинство из них – 114 – были православными, 6 – лютеранами (А.Г.Бойе, К.Э. фон Драхенфельс, Л.Л. фон дер Ропп, А.А.Сурандер, В.В.Ферзен, В.В.Шен), 3 – католиками (М.С.Гласко, К.Л.Матыевич-Мациевич, А.А.Могучий), 1 (А.С.Богданович) – магометанином. Теперь очень кратко коснёмся службы. По состоянию на апрель 1916 г. 4 офицера служили в Гвардейском экипаже, 57 – в Балтийском флоте и находившихся в Петрограде учебных заведениях, 43 – в Черноморском, 1 – в Каспийской флотилии, 11 – в Сибирской флотилии. Для получения специального образования 8 человек из выпуска закончили Артиллерийский офицерский класс, 15 – Минный офицерский класс, 13 – курс в Учебном отряде подводного плавания, один – водолазную школу, 19 были зачислены в штурманы 1 или 2 разрядов, а 10 освоили совершенно новую по тому времени специальность – морского лётчика. Подавляющее большинство выпускников так или иначе участвовали в боевых действиях в годы Первой мировой войны и имели боевые награды. Мы же отдельно укажем, что три офицера были удостоены орденов Св. Георгия 4 ст. (В.В.Дитерихс, С.К.Корнилов и П.А.Туржанский), а восемь – Георгиевского оружия (Г.А.Алексеев, В.В.Белоусов, Г.М.Веселаго, В.В.Дитерихс, Г.В.Корнилович, В.М.Марченко, Н.А.Рагозин и Н.В.Щука), при этом большинство из георгиевских кавалеров (два – ордена и четыре – оружия) получили свои награды за подвиги в воздушной стихии. Воспользовавшись опубликованным «Списком личного состава судов флота, строевых и административных учреждений Морского ведомства» на апрель 1916 г. мы можем подсчитать количество офицеров, обзаведшихся семьями – 27 из 116 остававшихся в строю. К октябрю 1917 г. в списках осталось 103 выпускника 1911 г. Лишь четверо из них успели дослужиться до старших лейтенантов, остальные были лейтенантами. В годы Гражданской войны четверо из служивших у белых были произведены в капитаны 2 ранга (Б.Н.Иванов, С.Я.Ильвов, В.М.Феодотьев и С.Г. князь Романовский герцог Лейхтенбергский), 43 человека стали старшими лейтенантами. Как видим, к октябрю 1917 г. выпуск поредел на 21 человека. Потери складываются из следующих чисел: погиб на дуэли до производства в мичманы – 1 (В.И.Фесенко убит однокашником Н.Н.Гипарисом), умерли до Первой мировой войны – 4, в ходе войны – 1; ушли с флота до войны – 1, в 1917 г. – 3; погибли во время боевых действий в Великую войну – 8, при аварии самолёта – 1; два офицера были убиты матросами в Гельсингфорсе (Н.Н.Лауданский 3 марта, а Б.П.Тизенко – 31 августа 1917 г.). Вскоре ещё один лейтенант (Н.В.Щука) был убит в Севастополе во время «Варфоломеевских ночей» в феврале 1918 г. Офицеры выпуска 1911 г. приняли довольно активное участие в Гражданской войне. Интересно, что в выпуске было две пары братьев, причём обе они оказались по разные стороны фронта. Сергей Агафонов остался на службе в РККФ, а его брат Михаил по некоторым данным оказался в эмиграции. Из братьев Арских Борис воевал на Севере у генерала Е.К.Миллера, а Владимир командовал отрядом красной Волжско-Каспийской флотилии и погиб во время шторма на Каспийском море у о. Чечень на вооруженном пароходе «Каспий» (он, кстати, стал единственным офицером выпуска, погибшим на стороне красных). Ряд офицеров принял участие в создании Добровольческой армии и Первом Кубанском («Ледяном») походе. Так, А.Г.Бойе погиб в одном из первых боёв в феврале 1918 г., 21 февраля под Лежанкой был убит А.В.Басов и тяжело ранен его товарищ С.Я.Ильвов, по сведениям одного из выпускников 1911 г., А.Н.Павлова, в том же походе был ранен С.А.Бутвиловский. В целом картина участия в Гражданской войне офицеров выпуска 1911 г. не полна, что связано с ограниченностью круга источников. Собранные на данный момент сведения таковы: Участвовали на стороне красных (служили в РККФ в 1918–1920 гг.) Участвовали на стороне белых Вероятно, не участвовали, но оказались в эмиграции Не имеется никаких сведений об участии в Граждан-ской войне и дальней-шей судьбе Вооружён-ные силы Юга России и Доброволь-ческая армия Северо-Западная армия Правитель-ство А.В.Колчака (Сибирь) Правительство Северной области Офицер-ская организа-ция в Петрограде 12 45 6 11 6 3 12 8 Следует учесть, что во избежание путаницы офицеры отмечены по последнему месту службы. В числе служивших у красных не учитывались те, кто позднее перешёл на сторону белых. Например, морской лётчик Н.А.Рагозин служил у большевиков весь 1918 и большую часть 1919 г., в октябре 1919 г. под Гатчиной перелетел на сторону наступавшей Северо-Западной армии, а после её поражения успел в 1920 г. повоевать в Крыму. При подсчёте он вошёл именно в числе лиц, служивших во ВСЮР. Другой вариант подсчётов призван показать, насколько были активны в выборе поля борьбы офицеры Балтийского и Черноморского флотов. Следует упомянуть об организации «Великая единая Россия», созданной в Петрограде в конце 1918 г. в значительной степени именно выпускниками Морского корпуса 1911 г. Из её членов был задержан при переходе границы и впоследствии погиб С.А.Бутвиловский, а после разгрома организации чекистами расстреляны Л.Н.Эльснер и С.А.Селлинг; В.В.Дитерихсу удалось скрыться. Из приведённых таблиц видно, что многие балтийцы оказались в РККФ «по инерции», равно как многие черноморцы «по инерции» стали белыми. Тем же балтийцам, которые хотели вести борьбу с большевиками, пришлось проявить немало изобретательности, чтобы попасть в белые формирования. При этом отметим, что все четыре известных нам выпускника 1911 г., принявших участие в «Ледяном» походе – балтийцы. Всего в период Гражданской войны выпуск потерял 16 человек: один погиб на стороне красных, 11 погибли или умерли на стороне белых (включая расстрелянных членов «Великой Единой России»), ещё четверо были убиты при неизвестных обстоятельствах, но, вероятно, красными. После поражения Белого движения большая часть офицеров оказалась в эвакуации. Мы располагаем данными о четырёх выпускниках 1911 г., служивших в «белых» формированиях, но оставшихся в России. Сведения о местах, откуда эвакуировались остальные, распределяются так: Из оказавшихся за рубежом лишь пятеро смогли послужить в военно-морских силах других государств (два – в Польше, по одному – во Франции, Финляндии и Колумбии), ещё двое во время Гражданской войны в Испании воевали в составе авиации франкистов. Попытка сгруппировать сведения о местах проживания эмигрантов дала следующие результаты: К сожалению, имеющиеся данные о жизни бывших офицеров в эмиграции не позволяют с точностью провести подобный подсчёт для середины 20-х гг., чтобы показать «в цифрах» перераспределение эмигрантов между странами. Можно лишь в общих словах говорить о том, что многие чины Русской эскадры, пришедшей в 1921 г. в Бизерту, начинали свою эмигрантскую жизнь в Тунисе, постепенно переезжая оттуда в другие страны: Францию, Марокко, США и т.д. Приведённые данные по 30-м и 50-м гг. позволяют увидеть, во-первых, неизменное «лидерство» Франции; во-вторых, они отражают события в Китае, после которых русской морской эмиграции там практически не осталось (часть находившихся там оказались на территории СССР (Н.А.Мацылев, вероятно, В.Д.Малявин и Д.А. фон Дрейер), часть уехала в США (П.А.Тимофеев), Чили (Н.Н.Кунаков), Гонконг (В.А.Гинтер)). Малая численность выборки в сравнение с общей массой русской эмиграции не позволила увидеть ряд тенденции Эмигрантские источники содержат сведения о смерти большинства членов выпуска 1911 г. До 1925 1925–1929 1930–1934 1935–1939 1940–1944 1945–1949 1950–1954 1955–1959 1960–1964 1965–1969 1970 и позднее Дата точно неизвестна 2 4 1 5 3 2 6 3 5 8 11 7 К сожалению, судьбы тех, кто остался в СССР, довольно плохо поддаются изучению. Из печатных источников мы знаем, что на начало 1920-х гг. в РККФ продолжали службу 13 членов выпуска, на 1928 г. – пятеро, на 1932 г. – двое. Наибольших успехов в построении карьеры добился Георгий Андреевич Степанов. При введении в июне 1940 г. воинских званий он стал вице-адмиралом, намного опередив своих однокашников. В годы Великой Отечественной войны он командовал Беломорской флотилией, с апреля 1943 г. был вр.и.о. начальника Главного морского штаба, став, таким образом, одной из ключевых фигур в руководстве Военно-морского флота. Правда, дальнейшая карьера не сложилась – в марте 1944 г. после разбора обстоятельств гибели на Чёрном море лидера «Харьков» и двух эсминцев он был понижен в звании до контр-адмирала, в июне 1944 г. восстановлен в звании, с июня 1944 г. был начальником Управления военно-морских учебных заведением и одновременно старшим морским начальником в Ленинграде; в 1948 г. был осуждён на 10 лет и лишён воинского звания, реабилитирован в мае 1953 г. и продолжал службу до смерти в 1957 г. Более подробно мы можем говорить о репрессированных в СССР. На основании опубликованных источников и базы данных Общества «Мемориал» мы знаем, что в 1930-е гг. было расстреляно четыре человека, один был отправлен в лагерь, о наказании ещё двух репрессированных сведений найти не удалось. Из лиц, проживавших в СССР после Великой Отечественной войны, не удалось найти сведений о смерти 12 человек. В завершение приведём данные, собранные к 1929 г. редактором издававшегося в Праге «Морского журнала» М.С.Стахевичем: Получившиеся при наших подсчётах данные несколько отличаются, но из таблицы наглядно видно, что выпуск 1911 г. не был особенно выдающимся по числу эмигрировавших или оставшихся в СССР.

Ответов - 78, стр: 1 2 3 All



полная версия страницы