Форум » По морям по волнам » Как они пили » Ответить

Как они пили

РЮРИК:

Ответов - 134, стр: 1 2 3 4 5 All

Коллежский советник: Колеги! А давайте перед праздником вспомним о хорошем. Ведь у всех флотских было и остается много общего: море, корабли, чужие страны и конечно чарка. Осмелюсь вставить цитату классика, тем более, что он издается не очень активно и для молодежи может быть уже неизвестным. "На верхней палубе разливалась веселая дудка. На баке к извилистой шеренге ожидающих матросов вынесли ендову с водкой. Старший баталер, важный и серьезный, как священник, раздающий причастие, достал список пьющих и строго оглянул придвинувшихся матросов. - Куда навалились? За два шага стоять! Прольете! Он несколько помедлил, ощущая свою власть над нетерпеливой толпой, и только потом негромко добавил: - Ну, подходи... фамилию громчее! Матросы затихли, жуя языки и набирая этим слюны, чтобы очистить рот от скверного вкуса, - завтрак в нем был шесть часов назад. Они стояли друг другу в затылок, переминаясь с ноги на ногу, нетерпеливо подталкивая в спину переднего и провожая глазами тех, кто уже, крякнув и утирая рот ладонью, отходил в сторону, подмигивая остальным. Ендова владела матросской толпой, поблескивая на солнце, притягивая к себе взгляды, мысли и желания. Колыхавшаяся в ней сладковатая, острая, огненная жидкость одним своим сверканием и легким, едва ощутимым на воздухе запахом заставляла пустые желудки вздрагивать стенками, нервировала, подымала настроение. И если у последних подошедших к шеренге матросов лица были еще равнодушными и глаза - усталыми и сонными, то ближе к ендове лица оживлялись, глаза с жадной устремленностью следили за откидывающимся затылком очередного, и слюна била уже непрерывной струей. Ее проглатывали вместе с новой опрокинутой в чужой рот чаркой. Леонид Соболев "Капитальный ремонт" (взыл на себя смелость перенести это сюда, я думаю, этот отрывок будет отличным дополнениям к фотографиям, wind)

РЮРИК: "Рюрик" - чарка.

РЮРИК: "Россия" - чарка.

РЮРИК: "Рюрик" - чарка.

wind: РЮРИК пишет: "Рюрик" - чарка. Ну а офицер скорее всего Ревизор :-) ... С уважением, В.

Dmitry_N: В ветке ДР есть еще чарка на "Азии"

wind: Dmitry_N пишет: В ветке ДР Просветите серого, а Ветка ДР, это где ? Я видно это пропустил :-((( ... С уважением, В.

РЮРИК: "Аврора" - чарка.

РЮРИК: Проба.

Dmitry_N: wind пишет: Ветка ДР, это где Раздел "после вахты" тема "С днем рождения" http://dnicko.pochta.ru/chara.jpg

wind: Dmitry_N пишет: Раздел "после вахты" тема "С днем рождения" http://dnicko.pochta.ru/chara.jpg Ааааа, тогда точно не пропустил :-), просто запамятовал ... С уважением, В.

kronma: Эх, не там я картинку запостил... "Донской Казак" - чарка.

kronma: И ещё, на эту же тему...

Автроилъ: Самая первая и последняя фотографии называются: «Соловьи свистят к вину». В остальном же это какая-то пропаганда употребления казённого вина. Целая ветка посвящена смакованию узаконенного пьянства и Администрация этому потворствует! После просмотра пришлось сходить к холодильнику - посмотреть, что там осталось в наличии. С уважением...

denis: когда же дадут закусить. яж так сопьюсь

kronma: denis пишет: когда же дадут закусить. яж так сопьюсь Извольте откушать... ...перекурить... ...и спать! Не жизнь - чистый сахар!

Автроилъ: ВЫДАЧА ВИНА КОМАНДЕ В старое доброе время во всех флотах, как военных, так и коммерческих, было обычаем (традицией) награждать команду за выполнение какой-либо особенно тяжёлой или рискованной работы чаркой рома, разбавленного водой, - грога. Церемония такого награждения называлась «splicing main brace», что в переводе на русский язык - «наложить сплесень на грота-брас», то есть соеденить повреждённый или порванный брас главной наибольшей реи (какаовой была грота-рея). Англичане упорно держатся своих старых традиций, и это вполне разумно; уже во время Великой войны мы имели доказательство верности старым традициям. В день объявления мира, 11 ноября 1918 года, адмирал Битти, командовавший союзным флотом в Розит-Бей сделал флоту сигнал: "Мир заключён в одиннадцать часов дня в понедельник и обычай на службе Его Величества - праздновать это событие методом «splicing main brace», что и должно быть исполнено на всех судах сегодня в девятнадцать часов". Регулярная выдача вина команде перед обедом и ужином производилась у нас со дня создания флота Императором Петром Великим и по форме производства церемонии была копией английской. Разница только в том, что у нас вино выносилось в ендове - специальном большом медном сосуде, лужённом изнутри, по рисунку и форме древнерусского стиля. У англичан вино выносится в деревянной кадушке, с основанием более широким, чем верхняя часть, полированной извне и обитой рядом начищенных медных обручей. На кадушке надпись: сверху - «grog», несколько ниже - «King», а еще ниже - «Gоd bless him». В этих словах помимо лишний раз подчёркнутого напоминания о главе флота есть указание на традиционный тост в кают-компании корабля перед началом каждого обеда, который всегда начинается поднятием бокала с вином и произнесением всеми, сидя, слова «King». Порядок выдачи вина и сопровождающая его церемония в деталях у нас и у англичан были одинаковы. За пятнадцать минут до обеда с вахты отдавалось приказание: «Вино достать». По этой команде караульный начальник получал от старшего офицера ключи от ахтер-люка и в сопровождении вахтенного офицера, баталера и баталерского юнги открывал ахтер-люк. Баталер наполнял ендову вином из бочки. Ахтер-люк закрывался и процессия шла на шкафут, где ждала следующей команды: «Вино наверх», даваемой за пять минут до обед. Вино выносилось на шканцы, устанавливалось на особом табурете, покрытом чистой парусиновой подстилкой. На верхний открытый край ендовы клалась чистая дубовая дощечка, ана неё - чарка. Форма чарки также в старом русском стиле. По команде «К вину и обедать» все иммеющие дудки делали первый предварительный сигнал. По этому сигналу все унтер-офицеры и боцманы располагались вокруг ендовы, стоявшей в центре; троекратноно подавался сигнал дудками, очень красивый и мелодичный (Матросы называли его "Соловьи свистят к вину"). После этого в порядке старшинства, начиная с боцмана, каждый с почтительно-торжественным лицом подходил к ендове, зачерпывал вино и , подставляя ладонь левой руки под чарку, чтобы ни одна капля не упала на палубу, с чувством полного блаженства на лице медленно её выпивал. Интересно при этом отметить, что каждый, подходя, снимал фуражку и пил чарку с непокрытой головой . Делалось это в силу постоянного обычая отдания уважения шканцам и флагу. Баталер отмечал в книге всякого выпившего чарку. У нас выдача чарки упразднена сравнительно нелавно, в уступку духу времени, всилу будто бы того, что люди приучились к постоянному употреблению вина. Это совершенно неверно. Пили чарку очень немногие в команде, большинство же предпочитало получать деньгами - восемь копеек в день, что в месяц составляло два рубля сорок копеек. Табак также отпускался от казны, но не натурой, а деньгами - по двадцать копек в месяц. Ну, а те, кто пьют, всё равно пить будут, пожалй, даже больше, стараясь наверстать всё в один съезд на берег. Церемония же раздачи вина, как вообще всякая церемония, была не только дорога моряку как традиция, но и важна тем, что укрепляла дисциплину, лишний раз напоминая об основе основ - понятии о старшинстве, о шканцах. Кроме того, упразднение чарки лишало офицера возможности наградить матроса так, как это делалось столетия. Чарка упразднена, но чарочные деньги остались. Всякому, даже не моряку, ясно. что между наградой чаркой и восемью копейками разница большая. К тому же принижалось значение закона, запрещавшего нижнему чину брать награду деньгами. Контр-адмирал Г.И. Бутаков вспоминал, что после отмены чарки один матрос на "Дмитрии Донском" сказал ему: «Эх, ваше высокоблагородие, ведь мы за чарку служим!» Морская служба - это непрерывный ряд мелочей, тесно связанных друг с другом в силу условий жизни, и всякое упущение, казалось бы, даже самое незначительное, в конце концов чревато серьёзными последствиями. .......................................... Старший лейтенат М.Ю. Горденев (Гюбнер). "Морские обычаи, традиции, и торжественные церемонии Русского Императорского Флота". Сан-Франциско, 1937 год.

Автроилъ: ВЫДАЧА ВИНА КОМАНДЕ (отрывок из книги) ... Окончив процедуру разведения рома водой в пропорции, положенной по штату, мы запирали погреб и поднимались наверх, на шканцы. Слышалась команда вахтенного начальника: - Свистать к вину и обедать! Боцмана и унтер-офицеры заливались соловьями в свои дудки, и начиналось священнодействие: строго соблюдая старшинство, начиная с боцманов и фельдфебелей, чинно, с серьёзными лицами, без толкотни и давки, подходили люди к большой ендове и, черпая ковшиком чаркой ароматную пьяную влагу, выпивали её неспеша и вытерев обратной стороной ладони рот, шли к своим бакам, где дымились щи или каша. Многие перед тем как выпить свою чарку, истово крестились. Это не было обычной, привычной рюмкой водки перед едой за офицерским столом в кают-компании; это было священнодействие, ритуал, освященный веками и передаваемый из поколения в поколение. Так пили русские матросы на корабле "Урiилъ" и фрегате "Венусъ" в эскадре адирала Сенявина, так пили на "Императрице Марiи" у адмирала Нахимова. Так же пили на броненосцах адмирала Рожественского. Я описываю так подробно эту процедуру потому, что традиционная чарка водки на военных кораблях давно уже отошла в область старых флотских преданий будучи отменена вскоре после Русско-японской войны и заменена прозаическим имеркантильным денежным знаком, выдаваемым матросу на руки вместе с его штатным жалованием. Да и то правда - этот чинный и патриархальный ритуал и самое древнерусское слово «ендова» - более подходили к белоснежной палубе "Урiила", где пахло смолой и с бака доносился дымок курящегося фитиля, нежели к стальной палубе 35-узлового миноносца, пропитанного нефтью и бензином, рядом с рубкой беспроволочного телеграфа... Капитан 1ранга Я.К. Туманов. "Мичмана на войне". Переиздание, Санкт-Петербург, 2002 год.

Dmitry_N: kronma пишет в комментарии к одному из фото выше: Извольте откушать... На фото вроде бы деревянные ложки. Вспоминаю нашу дискуссию на Цусиме о значении слова "ложник" в судовых специальностях. Так вопрос и остался неразрешенным. Ходит устойчивая версия, что "ложники" на кораблях ложки изготовляли. Мне это представляется маловероятным, а слово "ложник" означает специалист по стрелковому оружию (по В.И.Далю) и по некоторым косвенным признакам (например, в сухопутных частях в восемнадцатом, правда, века ложники получали унтер-офицерское содержание). Все же как бы поточнее установить, чем занимались ложники на кораблях?

Автроилъ: Думаю, что разница между «ложником» и «ложечником», определённо, есть. Я всю жизнь ем деревянной ложкой (в своё время даже сам их резал) и потому знаю, как быстро изнашивается сей «шанцевый» инструмент. Кто-то должен был их заготавливать впрок. Мне так кажется. С уважением...

Dmitry_N: Вообще-то сказать определенно, что ложки деревянные по фотографии трудно - по форме более походят на деревянные, а по отблеску - на металлические.

Автроилъ: Dmitry_N пишет: по форме более походят на деревянные, а по отблеску - на металлические. Конешшно, оно может Флот и был «продвинутее» армии, но традиционно ложки были деревянными. Например, у подарочных для варяжцев только черенок и был серебряным. Впрочем, это моё частное мнение. Так сказать, суждение человека, время от времени пользующегося рассматриваемым предметом. А вообще-то тема чвно тянет на диссертацию. Вы не находите? С уважением...

Dirk: Любопытный документик. Речь, конечно, не о том, ради чего создавался этот "топик", но связь через алкоголь прямая... Постановление исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов 15 мая Исп. ком. на заседании 15 мая 1917 г. постановил: всех пьяниц объявить врагами революции. Имущество лиц, замеченных в продаже спиртных и вообще опьяняющих "напитков, подлежит немедленной конфискации. Уличенные в пьянстве немедленно отправляются на фронт. Председатель Ламанов Секретарь Приселков Газ. «Известия Кронштадтского Совета», 17 мая 1917 г., № 48. Протокол заседания Совета рабочих и солдатских депутатов 16 мая Председательствует Ламанов. Брушвит: «Вчера Исп. ком. принял такое постановление: «Все пьяницы объявляются врагами революции, у торгующих же спиртными напитками все их состояние конфискуется; все причастные к пьянству отправляются на фронт». Это, как будто зверское, решение необходимо. Пьянство есть результат крайней несознательности и слабости человеческой личности. Ввиду того что пьянство делается с каждым днем нахальнее, сегодня даже было вооруженное нападение на винный склад, ввиду этого я предлагаю вам принять постановление Исп. ком.» Приселков: «Я прошу общее собрание дать нам инструкцию, наша борьба облегчится, и в самое короткое время у нас настанут общественный порядок и спокойствие». Лебедев: «Мы, представители организованных демократических масс, должны карать такие поступки самым беспощадным образом, как отступление от революционного движения. И несмотря на то что эта мера слишком бесчеловечна и груба, мы должны поддержать ее во имя спасения интересов революции». Председатель: «Прения прекращены голосованием. Ставлю формулу на голосование». (Принято единогласно при четырех воздержавшихся). Принятая формула: «Всех пьяниц объявить врагами революции. Имущество лиц, замеченных в продаже спиртных и вообще опьяняющих напитков, подлежит немедленной конфискации». Панкратов предлагает избрать специальную комиссию по борьбе с пьянством и проституцией; так как Исп. ком. сам не в состоянии этим заниматься. Председатель: «Нужно 8 членов комиссии, по 2 человека от фракции. В перерыве это можно обсудить по фракциям».

Коллежский советник: Проба пищи на "Штандарте" в исполнении Цесаревича Алексея: Серьезно готовили мальца к взрослой работе. С уважением Л.И.

Автроилъ: ИЗ ПРИКАЗОВ КОМАНДИРА ВЛАДИВОСТОКСКОГО ПОРТА «Из предоставленного мне главным доктором дознания о безобразиях в госпитальной команде (ныне главный госпиталь ТОФ. — Прим. авт.) в ночь на 19 августа видно, что матрос 1-й статьи Швецов, будучи пьян, пронес в команду 3 бутылки водки, где совместно с матросом 2-й статьи Медведевым, квартирмейстером Копыловым пьянствовали и производили шум и беспорядок. Дежурный по госпиталю машинный квартирмейстер Климов, придя для осмотра казармы, присоединился к пьянствующим и сам напился. На другой день с раннего утра матрос 2-й статьи Корытин, бывший накануне выпившим, снова оказался пьяным, к чему был соблазнен машинным содержателем 2-й статьи Мальцевым, который уже в 6 часов утра принес из слободки водку. За указанное безобразное поведение нижних чинов предлагаю следующие наказания (...) разжаловать в матросы и подвергнуть аресту до трех недель. Матрос 1-й статьи Венедикт Носков команды портовых плавучих средств за то, что при швартовке моего катера к крану не дал катеру командира порта места пришвартоваться, а также за то, что, будучи старшиной катера, не вызвал команду для отдания чести, понижается в матросы 2-й статьи. Приказ этот предлагаю прочитать при собрании нижних чинов во всех ротах. Матрос 2-й статьи 11-й роты Андрей Рыбин самовольно отлучился из порта 5 мая, но несмотря на принятые меры, так и не разыскан, почему по спискам экипажа исключен, о чем по вверенному мне порту объявляю. (Любопытно, что исчезнувшего 5 мая матроса уже 8 мая исключают из списков части, не утруждая себя дальнейшим его поиском. — Прим. авт.) Сибирского экипажа матрос-рулевой 1-й статьи Фадей Русаков за дурное поведение и драку в трактире понижается в матросы 2-й статьи и арестовывается усиленным арестом на 8 суток. Команды транспорта «Якут» квартирмейстер 3-й роты Андрей Горячих за то, что, будучи дежурным по роте, дозволил себе напиться пьяным и самовольно выпустить в 10 часов вечера пятерых нижних чинов из роты в слободку, разжалуется мною из квартирмейстеров в матросы 1-й статьи. Матросы 1-й статьи Вторушин и Крестьянинов, назначенные дневальными по охране имущества лоцманской части на берегу бухты Золотой Рог, ночью развели огонь в палатке и преступно заснули, причем палатка загорелась. За устройство ночника в палатке и небрежное обращение с ним, сон на службе оба понижаются в матросы 2-й статьи и арестовываются смешанным арестом на 10 суток».

АЗАРД: Немного литературы… Сергей Колбасьев. "ДЖИГИТ" <…> У капитана Сергея Балка была черная борода лопатой. Был — он мужчиной невероятной физической силы и великолепным моряком! войдя в Портсмут на миноносце, на шестнадцатиузловом ходу спустил вельбот и никого не утопил. Привычки имел своеобразные. Каждое утро выпивал чайный стакан водки и закусывал весьма экономно. Вестовой на блюдечке подавал ему две баранки: одну целую и одну сломанную пополам. Он нюхал сломанную баранку, вертел в руках целую и отдавал их обратно. В японскую войну командовал спасательным буксиром в Порт-Артуре и во время сдачи заявил, что свой корабль взорвет, По условиям капитуляции этого делать никак не полагалось, и небезызвестный прохвост Стессель прислал к нему своего адъютанта, чтобы запретить. Приплыл адъютантик на лодочке, смотрит — стоит пароход на якоре, а людей на нем нет. Вылез на палубу — палуба пуста. Усмотрел свет в одном из иллюминаторов рубки и пошел на огонек. Раскрыл дверь и видит: какой-то здоровый чернобородый дядя сидит за столом в полном одиночестве и прохлаждается чайком. — Вы здесь командир? — Я командир. Адъютант начал было рассказывать, зачем он прислан, но Балк замахал руками: никаких служебных разговоров, пока господин поручик не напьется с ним чаю. Спешить все равно некуда. Протесты не помогли. Пришлось адъютанту сесть за стол и сказать: "Спасибо". Пили долго и даже вспотели, потому что в рубке было здорово жарко. Наконец Балк перевернул свой стакан донышком кверху, положил на него ложечку, очень ласково улыбнулся и попросил адъютанта изложить свое дело во всех подробностях. Тот изложил, а Балк все с той же улыбкой ответил: — Зря вы, голуба моя, беспокоились. — Встал, потрепал его по плечу и предложил: — Давайте тикать. У меня в трюме шесть пудов пироксилина, шнур рассчитан на двадцать минут, а поджег я его минут восемнадцать тому назад. Ну, еле успели выбраться. Порвало пароход на мелкие кусочки. <…> Это уже был рассказ, и вдобавок фантастический. В самом деле: как можно атаковать минами заграждения, да еще на суше? Такой рассказ стоило послушать, тем более что уснуть сейчас все равно не удалось бы. Табачный дым длинными струями тянулся мимо оранжевого абажура к светлому люку над головами. Глухо громыхал наверху штуртрос, и в кают-компании было спокойно. Мичман Пустошкин Лука, затратив немало усилий, влез со своими минами на гору Высокую. Прямо под ним лежали японские окопы, а мины, как известно, имеют шарообразную форму, и ничто им не может помешать под влиянием земного притяжения катиться под гору. Ну, установил их Лука в каких-то кустах прямо над склоном, предварительно сняв с них колпаки и приладив к запальным стаканам куски бикфордова шнура. Подсчитал примерно, сколько времени им катиться до японцев, соответственно обрезал шнуры до сорока пяти секунд горения, недолго думая запалил первую мину и, навалившись со всей командой, спихнул ее под откос. Она запрыгала этаким мячиком порядочных размеров и пошла быстрее, чем ей полагалось. Рванула далеко позади позиций. Следующую мину поэтому следовало пустить с некоторой задержкой. Так Лука и поступил. Поджег шнур и дал мине постоять на месте двадцать секунд. Потом скомандовал: — Нажми! Нажали, а мина ни с места, Еще раз — покачивается, но не идет. Лука считает секунды: двадцать пять, двадцать шесть... мина попала в ямку — никакими силами ее не сдвинешь, Команда совсем запарилась и немножко беспокоится.,, Тридцать два, тридцать три.,. — А ну, еще раз! Еще раз навалились грудью, подняли мину, подтащили ее к самому краю, но запутались в кустах... Тридцать семь, тридцать восемь,,, а всего ждать до сорока пяти. Один из матросиков вдруг бросился бежать, а остальные сели. Тогда Лука швырнул свой секундомер, схватил лом и подсунул его под мину. Рычаг второго рода. Мину все-таки выпихнули, но она, подлая, разорвалась чуть ли не перед самым носом и кое-кого изрядно попортила. Больше Луке заниматься экспериментами не позволили, и он с горя пошел на ту самую противолодочную авантюру, где преимущественно ловил рыбу. В иллюминаторе уже светало, и часа через полтора миноносец должен был вернуться на рейд. Ложиться все равно не стоило. Нестеров вскипятил чаю и собственноручно подал его на стол. Гакенфельт ушел на мостик, а Константинов продолжал рассказывать. Теперь Лука Пустошкин, огорченный неудачным исходом японской войны и страдая от избытка свободного времени, пил несколько больше, чем ему полагалось. На одной из боковых улиц Владивостока в те дни существовала некая совершенно знаменитая харчевня. Помещалась она во дворе, который назывался садом, хотя в нем было всего лишь одно-единственное дерево. Впрочем, дерева этого хватало на всех. Ствол у него был сажени две в обхвате, и ветви перекрывали соседние дома. Не просто дерево, а форменная сикомора или баобаб. На этот самый баобаб Лука и залез в один прекрасный вечер. Под сильным влиянием винных паров вообразил себя макакой, кувыркался в ветвях, издавал дикие вопли и вообще развлекал публику. Но вдруг обиделся. Услышал, что за столиками смеются, и решил на смех этот реагировать в точности так же, как реагируют обезьяны. Одним словом, показал местному населению города Владивостока свою голую задницу на фоне густой зелени. Этого было вполне достаточно, чтобы смутить присутствовавшего адъютанта коменданта крепости. Будучи юношей осторожным, он сам не принял никаких мер, но сразу же позвонил по телефону своему начальству. Начальство тоже было толковое. Точно учитывая психологию мичмана, вообразившего себя макакой, оно приказало адъютанту разыскать старшего из присутствующих морских офицеров и поручить ему оного мичмана убрать. Вот тут-то адъютант и совершил ошибку. Выбрал какого-то дяденьку с двумя просветами на погонах, но не обратил внимания на то, что погоны эти были не строевые, а механические. Механиков же в те времена юные мичманы по свойственной им дурости не уважали. Дяденька в полном одиночестве сидел за маленьким столиком и скромно ужинал. Вид у него, как и полагается инженер-механикам, был серьезный. Совсем как у нашего Павла Нестерова. Адъютант передал ему приказание начальства, и он спорить не стал, — он был человеком военным. Вытер губы салфеткой, встал из-за стола, подошел к дереву и внушительно произнес: — Молодой человек, извольте спуститься вниз! Лука, естественно, не послушался. Продолжал скалить зубы и выделывать неприличное. — Ах так! — сказал почтенный инженер-механик и, круто повернувшись на каблуках, ушел на кухню, откуда через минуту вернулся с небольшой пилой. Снял тужурку, аккуратно повесил ее на спинку стула и начал пилить дерево, которое шесть рабочих могли бы спилить примерно в недельный срок. Адъютант еще раз ошибся: солидный механик оказался не менее пьяным, чем юный мичман. И одному аллаху известно, сколько времени он пилил бы этот баобаб, если бы в дело не вмешался наш лейтенантский стол. Мы просто показали Луке банан и рюмку коньяку. Сказали ему: "Пет! Жако! Жако!" — и он сбежал вниз как миленький, а мы его изловили. Усадили на извозца и отвезли домой. Мораль: с обезьянами нужно уметь разговаривать по-обезьянски. <…> И заодно вспомнил, как в тринадцатом году, во время приема англичан с эскадры Битти на флагманском крейсере "Рюрик", ему довелось услышать любопытный образчик влияния английского языка на русский. После плотного ужина с немалым количеством возлияний какой-то наш мичман отчаянно гремел на фортепиано, а над ним, подозрительно прицелившись своим полуоткрытым ртом прямо ему в затылок, раскачивался некий инглишмен. "Петька, — приказал мичману проходивший мимо старший офицер, — сведи поблюй его". "Не извольте беспокоиться, — ответил мичман, продолжая греметь, — я его уже поблевал". Все это, вместе взятое, по мнению Алексея Петровича, было единственным возможным проявлением искренней дружбы между двумя великими державами и лишний раз подчеркивало необходимость крепких напитков для внешней политики. И тут же он вспомнил еще один, еще более разительный пример благотворного влияния вышеупомянутых напитков на международные отношения. Крейсер "Олег" стоял в Афинах и давал бал в честь греческой королевской четы. Пальмы на верхней палубе, сногсшибательно сервированный стол в кают-компании, рев духового оркестра и прочая немыслимая роскошь. Королева эллинов, как известно, была русской и на крейсере чувствовала себя превосходно. Король же Георг, за номером первым, к танцам склонности не имел и не знал, что с собой делать. Сей просвещенный монарх по рождению был датчанином, но за отсутствием практики по-датски говорить разучился. По-гречески учиться не хотел, — он уже вышел из такого возраста, чтобы учиться. По-французски ни слова не понимал, а по-русски, конечно, еще меньше. Вообще только мычал, и от этого ему было очень скучно. Луке Пустошкину, который к тому времени дослужился до старшего лейтенанта, приказали его величество развлечь, и он сразу сообразил, что ему делать. Почтительно пригласил монарха следовать за собой и увел его с верхней палубы, где танцевал весь бомонд, вниз в пустую кают-компанию. Показал ему все, что стояло на столе, и сказал: "Вуаля!" У монарха лицо сразу стало более интеллигентным, и даже замычал он как-то веселее. "Разрешите, вотр мажесте?" — спросил Лука, пощелкав пальцем по графинчику, подернутому привлекательной испариной. Его величество знаками продемонстрировал, что не только разрешает, но и всемерно одобряет, и сразу же сел за стол поближе к балыку. Примерно после десятой рюмки Лука проникся к Георгу уважением. В первый раз в жизни своей он видел настоящего монарха, который пил, как настоящая лошадь. От избытка чувства он похлопал его по колену и предложил: "Руа, бювон еще по одной?" "Бювон", — согласился руа, сиречь король, который к этому времени уже немного овладел французским языком. Танцы наверху продолжались довольно долго, и, когда публика начала спускаться в кают-компанию, союз между греческим королем и русским старшим лейтенантом был заключен на вечные времена. Они сидели обнявшись и плакали. Лука сквозь слезы пел про камаринского мужика, а король горестно ему подвывал. Конечно, обоих срочно отвели по каютам и уложили спать, и, конечно, когда пришла пора разъезжаться по домам, короля поставить на ноги не удалось. Съехал он на берег только на следующее утро вместе с буфетчиком, отправлявшимся на базар. Был он вполне инкогнито, в гороховом пальто с поднятым воротником, и, прощаясь с Лукой, глядел на него собачьими глазами. И что же? Королева, правда, малость сердилась, но тем не менее Греция, как вам известно, теперь воюет на нашей стороне. Это был великолепный по своей нелепости рассказ, и, несмотря на некоторую мрачность его юмора, вся кают-компания дружно смеялась.

Автроилъ: АЗАРД пишет: Это был великолепный по своей нелепости рассказ... Шарман! Каж-ждый раз перечитываю с несказанным удовольствием. Бювон, господа? С уважен-нием...

Scott: Très Bien!

Александр: Во флоте алкаголизм является традиционнымъ зломъ, для борьбы съ которымъ въ последние десятилетія во многихъ странахъ принимаются решительныя меры. Успешность этихъ меръ находится въ прямой зависимости отъ отношенія къ нимъ самой среды и особенно начальствующихъ лицъ. Недостаточность статистическихъ данныхъ о распространенности алкаголизма также затрудняетъ борьбу съ нимъ, какъ и незнакомство съ отрицательнымъ вліяніемь алкоголя на организмъ даже при умеренномъ его употребленіи. Къ сожаленію, въ медицинскихъ прибавленияхъ къ Морскому Сборнику сведенія объ алкаголизме не помещаются. Зато судебная статистика даетъ весьма значительный процентъ проступковъ и преступлений, совершаемыхъ во флоте подъ вліяніемь алкоголя. Злоупотребленіе последнимъ отражается, несомненно, самымъ отрицательнымъ образомъ на общемъ состояніи дисциплины морскихъ командъ. Не подлежить, однако, сомнению, что за последние 10 летъ и особенно за время после войны, 1904-05 гг. съ прекращениемъ береговой жизни флота, употребленіе алкоголя значительно сократилось. Въ отношеніи нижнихъ чиновъ сокращеніе это. объясняется, главнымъ образомъ, большимъ порядкомъ и лучшимъ надзоромъ за командами на корабле, чемъ на берегу. Весьма существенной мерой борьбы съ алкаголизмом явилась во многихъ флотахъ отмена порціонной чарки, выдававшейся нижнимъ чинамъ въ виде рома, водки и другихъ крепкихъ напитковъ, или замена ея легкими напитками съ меньшимъ содержаниемъ алкоголя (виноградное вино, пиво). Въ нашемъ флоте вопросъ объ отмене чарки поднимался неоднократно, какъ отдельными начальствующими лицами, такъ и морскими врачами. Однако, до настоящаго времени чарка не отменена, и въ этомъ направленіи введенъ лишь одинъ коррективъ: ежедневная порція вина (чарка == 1/100 ведра) выдается не сразу, а въ два пріема - 2/3 къ обеду и 1/3 къ ужину. Количество принимаемаго вина значительно понизилось съ увеличениемъ стоимости чарки съ 4 1/2 до 8 коп., выдаваемой вместо нея на руки. На большинстве судовъ нашего флота чарку пьютъ постоянно не более 5-15% всего числа нижнихъ чиновъ. Опасеніе, что отмена чарки можетъ повести за собою лишеніе команды и этого вида денежнаго довольствія, весьма чувствительное для простого матроса, служить, несомненно, одною изъ причинъ сохраненія чарки. Въ настоящее время вопросъ объ отмене чарки снова поднять въ связи съ вопросомъ объ изменении пищевого довольствія плавающихъ командъ. Комиссія, образованная съ этою целью, высказалась за уменьшеніе ежедневной порціи вина на половину (до 1/200 ведра), съ темъ, чтобы освободившаяся отъ этого сокращенія сумма денегъ употреблялась на улучшеніе пищи. Морскіе врачи, участвовавшіе въ комиссіи, не согласились съ этимъ мнениемъ, признавъ ежедневную дачу вина даже и въ уменьшенномъ количестве вредной для организма. .Въ своемъ отдельномъ мненіи морскіе врачи, указавъ на разрушительное вліяніе алкоголя на человеческий организмъ, говорятъ:„Все означенныя явленія въ большинстве случаевъ наступають только спустя более или менее продолжительное время, развиваясь притомъ незаметно. Не являясь необходимой, а даже вредной для организма, ежедневная выдача вина, кроме того, поощряетъ развитіе среди нижнихъ чиновъ алкаголизма, такъ, какъ последніе пріучаются смотреть на вино, какъ на законный и необходимый добавокъ къ обеду и ужину. При ежедневной выдаче вина борьба съ алкаголизмом является безплодной и крайне трудной, такъ какъ при указанияхъ команде на вредъ вина, нижніе чины въ большинстве случаевъ отвечаютъ, что если бы вино было вредно, то его не выдавали бы. Согласно вышеуказанному, мы полагаемъ, что выдачу ежедневной винной порцій следовало бы совершенно уничтожить. Принимая же во вниманіе, что совершенное уничтоженіе винной порціи слишкомъ сильно затрагиваетъ интересы непьющихъ матросовъ, лишая ихъ довольно значительной ежемесячной, добавочной суммы довольствія и, кроме того, является мерою, стоящею въ противоречіи съ установившимся многовековымъ укладомъ жизни плавающихъ командъ, мы полагаемъ, что съ уменьшениемъ выдачи ежедневной порціи до 1/200 ведра, какъ это предлагаетъ большинство комиссіи, можно согласиться, но только какъ съ мерой временной, впредь до соответствующаго увеличенія денежнаго довольствія матросовъ". За постепенное уничтоженіе порціонной чарки высказался еще въ 1897 году и ньінешній главный медицинский инспекторъ флота, докторъ А. Ю. Зуевъ, предлагавший оставить чарку, только въ экстренныхъ случаяхъ или въ походе, Изъ иностранныхъ флотовъ ежедневная выдача вина совершенно отменена въ американскомъ, шведскомъ, германскомъ и японскомъ флотахъ, значительно сокращена въ австрийскомъ, французскомъ и итальянскомъ. Исключеніе составляетъ до настоящаго времени англійскій флотъ, наиболее близкій въ этомъ отношеніи къ русскому. „Медиц. приб. къ Мор. Сбор. за 1897 и 1910 гг.". Д-ръ Сажинъ, Алкоголизмъ въ войскахъ и меры борьбы съ нимъ. Воен. Сб. 1907 г. № 11, здесь же указана обширная литература вопроса. Вл. Апушкинъ, Борьба съ алкоголизмомъ въ арміи. „Русск. Инв." 1901 г., №№ 12 и 13; здесь напечатанъ и уставъ общества трезвости одного изъ финск. стр. б-новъ. Л. В. Евдокимов, Борьба съ пьянствомъ. „Русск. Инв." 1910 г. № 15 и след.; Труды Комиссіи по вопросу объ алкоголизме, 1899-1900 гг. Вып. I, II и V. Е.Stier, Die akute Trunkenheit und ihre strafechtliche Begutachtung, 1907; здесь же указана богатая иностранная литература.

Александр: № 309 Санкт-Петербург мая 22-го дня 1914 года. Государь император в своих непрестанных заботах о благе армии, дабы оградить ее от признанных опытом и наукою вредных последствий употребления спиртных напитков и охранить в ней вящую силу, здоровье и твердость духа, столь необходимые для боевой готовности, как в мирное, так и в военное время, высочайше повелеть соизволил принять к неуклонному исполнению прилагаемые у сего "Меры против потребления спиртных напитков в армии". МЕРЫ ПРОТИВ ПОТРЕБЛЕНИЯ СПИРТНЫХ НАПИТКОВ В АРМИИ 1) Начальствующие лица, начиная с самых высших, обязаны принимать все меры к сокращению во вверенных им частях потребления спиртных напитков, действуя в этом направлении личным примером, нравственным воздействием, присвоенными им служебными правами и всеми имеющимися в их распоряжении целесообразными средствами. 2) Появление офицера в нетрезвом виде где бы то ни было, а особенно перед нижними чинами, считается тяжким проступком, не соответствующим высокому званию офицера. За такие проступки офицеры обязательно подлежат, в зависимости от обстоятельств и обстановки, или нравственному воздействию начальников и старших товарищей, или дисциплинарным взысканиям, или преданию суду чести, или, наконец, увольнению от службы в дисциплинарном порядке, 5) В аттестацию каждого офицере Обязательно должно вноситься вполне определенное указание об отношении его к употреблению спиртных напитков. При этом если замечено дурное влияние на младших товарищей, то оно должно быть указано. Офицеру, ведущему нетрезвый образ жизни, делается в аттестационном порядке предупреждение о неполном служебном соответствии. В аттестациях начальствующих лиц всех степеней указывается об отношении их к сокращению во вверенных им частях употребления спиртных напитков 4) При исполнении всяких нарядов и служебных обязанностей, как-то: на дежурствах, в караулах, на учениях, стрельбах, смотрах, маневрах, подвижных сборах, при выступлении в поход и т. д., а также во всех прочих случаях, при совместном исполнении служебных обязанностей и когда офицеры находятся в присутствии нижних чинов, употребление спиртных напитков воспрещается. 5) Офицерские собрания не должны слу. жить местом для кутежей, в силу сего: а) подача спиртных напитков допускается только во время завтрака, обеда к ужина, в часы, точно установленные командиром части; 6) открытых буфетов с выставкой вин и закусок не должно быть; в) спиртные напитки во всех случаях по. даются только за наличные деньги и на дом не отпускаются; г) во время общих завтраков, обедов и ужинов, бывающих в праздники и другие торжественные дни, полковые музыканты, песенники и балалаечники из нижних чинов допускаются в офицерское собрание только с разрешения начальника части и на точно определенное время; д) дабы устранить заинтересованность буфетов в торговле спиртными напитками, содержание таковых частными антрепренерами не допускается. 6) Обществам офицеров предоставляется право постановлять решение о совершенном закрытии продажи спиртных напитков в своих собраниях. Решение считается законным при большинстве 2/3 голосов, причем об этом доносится по команде командиру корпуса. 7) Офицерские экономические общества не могут отпускать спиртных напитков в кредит. Отделениям этих обществ, отправляемым в действующую армию, торговля спиртными напитками безусловно воспрещается. В полковых же офицерских экономических обществах, где таковые имеются, продажа спиртных напитков совершенно не допускается, С) Командирам частей надлежит всемерно содействовать при помощи полковых священников организации полковых обществ трезвенников, обратив особое внимание на привлечение 8 них вновь производимых из военно-учебных заведений молодых офицеров. Общества трезвенников организовать на основании правил, кои будут выработаны духовным правлением при Протопресвитере военного и морского духовенства. 9) Для ознакомления офицеров с гибельным влиянием алкоголя на организм человека и на последствия употребления спиртных напитков полковые врачи обязаны ежегодно не менее двух раз делать сообщения в присутствии всех офицеров Полковым священникам предоставляется делать таковые же сообщения для освещения того же вопроса с точки зрения религии. 10) Как средство для отвлечения офицеров от употребления спиртных напитков начальствующим лицам надлежит обратить внимание на соответствующую организацию офицерских собраний, придавая мм характер семейственный, учебный и спортивный. Для сего следует возможно лучше обставлять библиотеки, читальни и всякого рода сообщения и беседы; устраивать при офицерских собраниях фехтовально-гимнастические залы и тиры, организовывать среди офицеров спортивнее игры и всевозможные состязания и интересно обставлять в собраниях семейные вечера, концерты и проч.; оказывать содействие офицерам в изучении иностранных языков и музыки, облегчать, где возможно, посещение городских театров. 11) Начальникам дивизий в своих годовых отчетах отмечать, что сделано за год в каждой части для уменьшения потребления спиртных напитков и для улучшения в этом смысле быта офицеров и нижних чинов. 12) В больших городах, где устроены гарнизонные собрания, для содержания таковых не отбирать от частей денег, отпускаемых им на улучшение быта офицеров. 13) В каждом гарнизоне ежегодно составлять список гостиниц, ресторанов и увеселительных заведений, которые разрешается посещать офицерам. Список этот объявлять по гарнизону, вывешивать в офицерских собраниях и выдавать каждому приезжающему в город офицеру. 14) Все, что в настоящих правилах говорится об офицерах, касается в равной степени военных врачей и всех вообще военных чиновников и военного духовенства. 15) Нижним чинам всех категорий в течение состояния их на действительной военной службе, а также запасным и ратникам ополчения во время призыва на учебные сборы воспрещается потребление спиртных напитков где бы то ни было. 16) Не разрешается посылать нижних чинов в трактиры, винные лавки, погреба и проч. за покупкой и приносом спиртных напитков. 17) Нижних чинов, подвергшихся дисциплинарным взысканиям за потребление спиртных напитков, воспрещается производить в унтер-офицеры и ефрейторы и повышать в званиях, а также назначать учителями молодых солдат. 18) Унтер-офицеры, подвергшиеся дисциплинарным взысканиям за потребление спиртных напитков, не должны быть терпимы на унтер-офицерских должностях. 19) Нижние чины, замеченные в нетрезвом поведении, заносятся в каждой роте, эскадроне, батарее, команде в особые списки. Эти нижние чины должны находиться под постоянным наблюдением ближайшего начальства, лишаются права увольнения со двора и призываются к специальным беседам священника и врача. 20) О всех нижних чинах, занесенных за пьянство в особый список, сообщается по месту их родины с просьбой не высылать денег; в случае же получения денег на имя такого нижнего чина они обязательно вносятся на книжку сберегательной кассы и могут расходоваться не иначе как под наблюдением командира роты (эскадрона, батареи, команды). 21) При увольнении нижних чинов в запас воспрещается выдавать похвальные свидетельства за службу лицам, замеченным в потреблении спиртных напитков. 22) Начальствующие лица и духовенство обязаны содействовать всеми мерами привлечению нижних чинов в полковые общества трезвенников, применяя проповедь об этом особенно по отношению к поступающим в часть молодым солдатам и вновь прибывающим в нее по разным случаям нижним чинам. 23) Для более успешной борьбы с потреблением нижними чинами спиртных напитков должны быть принимаемы всевозможные меры нравственного воздействия на этих чинов с целью вызвать в них сознательное отношение к этому вопросу, Предоставляя в этой области командирам частей широкий почин, надлежит указать на нижеследующие меры: а) развитие и утверждение религиозности, для чего обратить внимание: на благолепие храмов и богослужений, улучшение церковных певчих, служение а двунадесятые праздники обеден для нижних чинов, не бывших в храме, в помещении казарм, служение в тех же помещениях в табельные дни молебнов для всех нижних чинов, служение в походное время обеден перед фронтом полка во все праздники; б) организация систематических бесед священника; не менее одного раза в неделю - со всеми людьми и, кроме того, - одного раза с молодыми солдатами, замеченными в пьянстве, постоянные посещения карцеров для бесед с арестованными и больных в лазаретах; в) беседы врачей о вреде употребления спиртных напитков - не менее одного раза в месяц, поясняя их световыми картинами, таблицами и диаграммами. Кроме того, с людьми, замеченными в пьянстве, еженедельно; г) организация воскресных чтений и школ грамоты для желающих, при участии священника, [господ] офицеров, членов их семейств и подготовленных нижних чинов, желающих принести пользу делу; содействие желающим нижним чинам к обучению ремеслам; д) развешивать на стенах казарм картины и таблицы о вреде алкоголя и пополнять библиотеки книжками противоалкогольного характера. 24) С тою же целью отвлечения от вина обратить внимание на развитие спорта, устройство состязаний в виде гимнастических, стрелковых, конных и других праздников; организация для нижних чинов всевозможных игр, преимущественно на воздухе. 25) Принять все зависящие меры к улучшению быта и обстановки жизни нижних чинов, для сего: организовывать читальни и чайные, где возможно, отдельные для унтер-офицеров; улучшать и разнообразить пищу; требовать в казармах законную температуру; устраивать прачечные и бани; заботиться о развлечении нижних чинов устройством . солдатских спектаклей, танцев, осмотром разных достопримечательностей и проч.; содействовать посещению ими по удешевленным ценам театров, выставок, музеев, цирков, садов и т. п. Подписал: Начальник Главного штаба генерал от инфантерии МИХНЕВИЧ Скрепил: Начальник Административного отдела Главного штаба генерал-майор БОНЧ-ОСМОЛОВСКИЙ Приказы по военному ведомству и циркуляры главного Штаба за 1914 год. Петроград, Военная типография Императрицы Екатерины великой.1914, с.с. 494-495



полная версия страницы