Форум » По морям по волнам » Кайзерлихе Марине (продолжение) » Ответить

Кайзерлихе Марине (продолжение)

Сумрак: Давно собирался, и вот подвернулся случай, что бы открыть топик, посвященный именно кайзеровскому флоту - людям и кораблям. Старый "Униформа ..." предлагаю оставить для различных фото и вопросов связанных с амуницией. Еще в самом начале года, в связи награждением администрацией форума орденом, в качестве ответного действия я решил написать одну небольшую статью. Сегодня я закончил эту работу и выношу на Ваше обозрение, уважаемые коллеги. Вот что получилось.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Сумрак: "Магдебург" после обстрела Либавы грузит уголь в гавани Свинемюнде 4 августа 1914 года.

Сумрак: Хотел спросить у специалистов по физио :) Как думаете - одно лицо или нет?

Боярин: Подводная лодка UC97.

Сумрак: Замечательные фото! http://sudilovski.livejournal.com/90666.html

Боярин: HESSEN во время перехода вспомогательных крейсеров Кильским каналом в Северное море.

Юрген: Та-а-а-а-к - кто сегодна гальюн моет?

Боярин: Hindenburg в Скапа-Флоу.

Боярин: Moltke в Скапа-Флоу.

Боярин: ЛК THURINGEN. Cherbourg.

АВЩ: Николай II во время визита на крейсер "Берлин", 24 июля 1905г. с уважением, АВЩ

Сумрак: Как говорила Маша из одноименного мультфильма про неё и медведя: "Эх, давно я не брала в руки шашек!" Мой перевод одной статьи из немецкого альманаха. Гельголанд: немецкий военно-морской дозор в Северном море Клаудия Фрёле, Ганс-Юрген Кюн Когда 1 июля 1890 г. после заключения с Великобританией Гельголандско-Занзибарского соглашения остров Гельголанд вошел в состав германского рейха, то, если так можно сказать, наконец-то «мечта стала явью». Немецкий военно-морской флот за две последние крупные войны – с Данией за территорию Шлезвиг-Гольштейна в 1848-50 гг. и франко-германской 1870-71 гг. – быстро осознал особое стратегическое значение острова. Да и будучи британским владением перед самой «входной дверью Германии», этот небольшой клочок суши представлял собой сильный сдерживающий фактор для начатого Пруссией строительства нового флота. Уже после окончания войны 1870-71 гг. германский канцлер Отто фон Бисмарк в 1873-м, а затем еще раз в 1874 году, «зондировал» британское правительство на счет возможности обмена Гельголанда на одну из французских колоний, доставшихся рейху. Однако тогда Англия выглядела не очень заинтересованной. И только наследнику Бисмарка, следующему канцлеру Лео фон Каприви, стремившемуся к балансу с Великобританией, и при котором вследствие этого произошли изменения в курсе немецкой внешней политики, удалось положительно решить вопрос с островом за счет урегулирования колониальных споров в Восточной Африке. Германский рейх отказывался от влияния на Занзибар, который становился британским протекторатом, получая взамен территории в Юго-Западной Африке (так называемая «полоса Каприви») и столь желанный Гельголанд. Внешне это выглядело очень неравноценно для империи Гогенцоллернов – отдать 2000 квадратных километров за два квадратных километра Гельголанда и «полосу Каприви». В то время среди сторонников агрессивной колониальной политики ходила ехидная шутка о том, что, дескать, «Германия поменяла три королевства на одно корыто». Однако стоит напомнить, что султанат Занзибар никогда не был немецкой колонией, и утверждение о том, что его обменяли на Гельголанд, является неверным. В тоже время, кайзер Вильгельм II страстно желал усиления морской мощи Германии и постоянно подчеркивал значение острова для немецкого флота и Кильского канала. 19 августа 1890 г. на Гельголанде в присутствии кайзера состоялась официальная церемония вхождения острова в состав германской империи. В своей речи Вильгельм II заявил: «Остров призван в качестве того, чтобы стать морской пристанью, базой для моих военных кораблей, давать немецким рыбакам защиту, быть оплотом и защитой для немецких морей против каждого врага, который решиться стать таковым… И теперь я, Вильгельм II, германский император и прусский король, объявляю Гельголанд немецкой землей, принимаю его во владение и приказываю, чтобы в знак этого был поднят мой императорский флаг и флаг моего военно-морского флота». 18 февраля 1891 г., согласно так называемому «Закону о Гельголанде», произошло, наконец, территориальное объединение острова с королевством Пруссия, которое теперь могло вводить на нем местное государственное управление. Вместе с тем было понятно, что по приказу императора остров должен был перейти в подчинение Кайзерлихе Марине. Для этого, особенно не афишируя, прусское правительство начало обширную скупку недвижимого имущества на Гельголанде у частных владельцев. Уже через девять дней после присоединения острова к Пруссии в Берлине были готовы первые планы превращения его в морскую крепость, предназначенную для защиты побережья страны, а также устьев крупных рек Эльбы и Везера. В связи с этим предстояло разместить на Гельголанде тяжелую артиллерию и создать базу снабжения для флота. Одновременно должна была начаться реконструкция и модернизация портовых сооружений. Первоначально планировалось обустроить артиллерийские позиции для четырех 210-мм орудий и восьми 280-мм гаубиц. Для отражения попытки высадки вражеского десанта предназначались десять 37-мм револьверных пушек. Также на острове предстояло возвести мощно укрепленные строения для гарнизона и хранения боеприпасов. Проект был предоставлен на рассмотрение кайзеру, который внес в него изменения. Вильгельм II пожелал, что бы на острове разместились четыре 210-мм орудия L/35 и восемь 280-мм гаубиц на установке с центральным штырем, которые предстояло немедленно заказать фирме Круппа. Дополнительно он приказал построить отдельный стоящий госпиталь для больных и раненых, способный выдержать огонь артиллерии противника. После проведения необходимых подготовительных работ летом 1891 года на Гельголанде началась обширная стройка. На южной низменной оконечности острова сразу же стали возводить мол, чтобы получить возможность для причаливания больших транспортных судов. Особо тяжелые грузы (орудия, броневые плиты и т.д.) предполагалось перевозить на нагорье по железнодорожной ветке, для которой начали рыть туннель. До окончания ее постройки материалы и оборудование доставлялись наверх с помощью временных канатных лебедок. В октябре того же года началось строительство мощно укрепленного двухэтажного здания, в котором на первое время должны были разместиться гарнизон, склады боеприпасов и продовольствия, а также госпиталь. В январе 1892 года флотские артиллеристы установили по одному 210-мм орудию на северной и южной оконечности острова. Пушки находились в бронированных, хорошо защищенных от осколков башнях. Уже в феврале на нагорье началось строительство тяжелой 28-см гаубичной батареи. Она состояла из 8-ми орудийных площадок в длинном бетонном, углубленном в землю сооружении. Вокруг них группировались артиллерийские склады боеприпасов и убежища для прислуги. Предполагалось, что в случае блокады острова гаубицы будут наносить тяжелые повреждения, ведя навесной огонь по слабозащищенным палубам вражеских кораблей. Первые стрельбы из этих орудий провели в конце января 1894 года. Однако в связи со стремительным техническим прогрессом и развитием артиллерийского дела, орудийный парк острова быстро устарел. Поэтому в 1906 году началось проектирование новых современных береговых укреплений, по окончании строительства которых Гельголанд должен был превратиться в мощный гигантский остров-крепость. Подготовительные работы для новостроек и нового оснащения укреплений начались в 1906-1908 годах. Сразу было определено, что отдельные сооружения будут проектироваться и возводиться по очереди. Планировалась, что строительство крепости со всеми сопутствующими инфраструктурами для гарнизона будет закончено в 1916 году. Естественно, что самые важные и наиболее укрепленные сооружения находились в возвышенной части острова. Для снабжения крепости была построена железнодорожная ветка, проходившая в тоннеле, который пронизывал нагорье насквозь, и соединявшая южную и северную оконечности острова. Вообще при ближайшем рассмотрении крепость Гельголанд по расположению артиллерийских батарей напоминала гигантский непотопляемый линейный корабль. Его главный калибр состоял из восьми 305-мм пушек Круппа, находившихся в четырех двухорудийных вращающихся башнях, которые располагались по две в северной и южной оконечностях острова. В соответствии с традициями Кайзерлихе Марине они имели обозначения «Антон», «Берта», «Цезарь» и «Дора». Однако рассмотрим сооружения крепости по порядку с севера на юг. В северной оконечности находились командный пункт управления огнем северной и южной групп, дальномеры, прожекторная батарея, зенитные батареи автоматических пушек 3,7-см и 8,8-см калибра, жилые помещения для расчетов, а также 15-см орудие для стрельбы осветительными гранатами. Основное вооружение северной группы состояло из четырех 305-мм SKL L/50 орудий модели 1912 года, размещавшихся в двух мощно бронированных линейно-возвышенных башнях, механизмы которых занимали три этажа крепости. Там же находились две одноорудийные бронированные башенные установки с 21-см L/35 пушками. Рис.1 Северная группа с башнями 210- и 30,5-см орудий, а также 3,7-мм зенитными батареями. Подземные ходы связывали все сооружения северной оконечности острова друг с другом вплоть до южной группы. Между северной и южной группами находилась блок гаубичной батареи. Последняя состояла из восьми 28-см L/12 гаубиц, защищенных бронированными колпаками, и разделенных на две батареи. Каждое орудие стояло на собственной отдельной позиции. В целом батарея располагалась почти по прямой линии. Ее можно было рассматривать как что-то вроде корабельной средней артиллерии. Южная группа была обустроена подобно северной группе. Однако здесь механизмы обоих 305-мм башен размещались в огромном орудийном бункере. Поблизости в различных помещениях располагались кузница, машинное отделение, булочная, военный госпиталь, склады горючего и боеприпасов, водяной резервуар с пресной водой, аккумуляторная и казармы гарнизона. Кроме этого там же находился главный командный пункт командующего всей крепостной артиллерии острова. Рис.2 Обе двухорудийные 305-мм башни южной группы. В каждой группе находилось по одной силовой установке, дизель-моторы которых общей мощностью 2.000 л.с. обеспечивали все сооружения, вырабатывая постоянный ток напряжением 110 вольт. Еще одна подземная электростанция мощностью 1800 л.с. располагалась на низменности у входа в туннель. Дополнительно имелась надземная электростанция для нужд гражданских лиц. Это полностью обеспечивало потребности в электроэнергии даже при выходе из строя одной из основных установок. Вход в туннель со стороны нагорья защищался бункером с установленными в нем тяжелыми пулеметами. Вследствие того, что скалы со всех сторон возвышались отвесно, то высадку противника на берег можно было ожидать только в районе низменности. В результате в этой части острова была сконцентрирована заметная доля пулеметов и орудий противодесантной и противовоздушной обороны. Внутри туннель проходил через обширное помещение, сооруженное в виде штольни в скалах, которое служило для хранения боеприпасов и зарядов, и использовавшееся преимущественно как склад боеприпаса для батарей, располагавшихся на молу, а также для миноносцев и подводных лодок. Для отражения нападения с близкого расстояния и высадки десанта в низменной части острова размещалась батарея, состоявшая из двух скорострельных 88-мм и четырех револьверных 37-мм пушек, а также шести 8-мм пулеметов. Кроме этого там же находилась мощная прожекторная установка. Водоснабжение острова и гарнизона было проблемой. Хотя на Гельголанде и пробурили глубокую скважину, однако обнаруженная пресная вода оказалась излишне солоноватой. Так что питьевую воду подвозили с материка, а также получали путем дистилляцией морской воды. Гавань острова имела особое стратегическое значение – она была единственной незамерзающей гаванью Кайзерлихе Марине. В связи с этим ее площадь была увеличена примерно до 200000 кв.м. Гавань служила для защиты, обслуживания и снабжения некрупных кораблей и могла вместить до 150 подводных лодок, миноносцев и малых крейсеров. Кроме этого там могло базироваться до 50 самолетов морской авиации. Аванпорт носил наименование Торпедной гавани, внутренняя гавань – Лодочной или Круглой гавани. Все портовые сооружения защищалось четырьмя батареями, состоявшими в общей сложности из 12 105-мм и 4 150-мм орудий, и несколькими пулеметными точками. Орудийная стрельба всех батарей управлялась из единого командного поста. Всего же на территории порта находилось сорок наземных сооружений военного назначения – от продовольственных складов до минного депо, а также база гидроавиации и сухой док в Торпедной гавани. Рис.3-4 План гавани Гельголанда и вид с воздуха на остров со стороны гавани. Для отражения атак с воздуха на расположенном поблизости маленьком песчаном островке Дюна установили зенитную батарею из четырех 88-мм орудий в одиночных установках. Между 1-й и 2-й установками располагался командирский пост. В находившемся рядом защищенном от снарядов бункере размещался дальномер и электрогенератор. Строительства крепостных сооружений обошлось казне примерно в 30 миллионов рейхсмарок, а издержки на обустройство гавани добавили еще четверть этой суммы. Согласно табелю 1910 года численность гарнизона должна была составить 1 752 человека. 1 августа 1914 года с началом войны в течение 24 часов все гражданское население вынуждено было покинуть остров, и работы по вооружению были ускорены. При поступлении приказа о мобилизации гарнизон крепости оказался недостаточным, чтобы занять все места по боевому расписанию. Однако, начиная уже со следующего дня, на Гельголанд начали прибывать дополнительные подразделения, и в итоге уже к вечеру около 500 военнослужащим не хватило места в казармах. По расписанию военного времени гарнизон острова составлял 3 200 человек, но в реальности эта цифра выросла до 4 000. В связи с этим на остров пришлось завозить дополнительный запас провианта, для которого на складах уже не было места. В итоге его пришлось хранить в проходах и коридорах крепостных сооружений, что, конечно же, создавало трудности с передвижением личного состава. Стоит сразу сказать, что за годы Великой войны орудия острова вели огонь считанное число раз. Британский флот так и не стал атаковать побережье Германии, и поэтому могучая крепость использовалась исключительно как база снабжения для многочисленных крейсеров, миноносцев и подводных лодок Кайзерлихе Марине. После окончания войны укрепления Гельголанда были разоружены в соответствии со статьей 115 Версальского соглашения за счет Германии. Артиллерийские установки и все имущество, которое имело возможность повторного использования в военных целях было превращено в лом и разрушено. Однако, пойдя на определенные хитрости, немецкие моряки смогли добиться от союзников определенных уступок и спасти от уничтожения внутреннюю инфраструктуру крепости и гавани, не имевшую ярко выраженного военного назначения – электрогенераторы, насосы, котельные, портовое оборудование и тому подобное. В результате, после прихода к власти в 1933 году нацистов и началом милитаризации Германии, военно-морской флот быстро и легко смог вновь восстановить Гельголанд как одну из своих баз.

Вельбот-067: Сумрак Интересно и познавательно

Москвитянинъ: Колоссаль! Хоть в Википедию помещай. С Почтением, ИК

Сумрак: Я только перевел статью :) - у этого дуэта по Гельголанду целая книга вышла или готовится, а это "саммери" из нее.

Боярин: Капитан (von Usedom) в окружении офицероа на палубе крейсера Buzzard, Нанкин, 1900 год. Крейсер Buzzard, Нанкин, 1900 год.

Боярин: Откопал вот такое фото... Крейсер ROON в штормовую погоду.

Сумрак: Правильно будет "Bussard". В то время "Буссардом" командовал корветтен-капитан фон Бассевиц. Гуидо фон Узедом, будучи капитаном цур зее, насколько я понял из мутных тырнетовских сообщений, осуществлял общее командование сухопутным контингентом в Китае (вероятно десантными партиями). Хорошей его биографии не нашел, поэтому сказать что-то точно - не могу. Офицерский состав на "буссардах" насчитывал 9 человек - 6 зееофицеров, инженер-механик, врач и казначей. Так как но фото их как раз девять - то на выбор два варианта: фотографировал кто-то из офицеров, или на фото нет фон Узедома... хотя у сидящего в центре есть сходство с более поздними фото адмирала.

Сумрак: Пара картинок, забытых во время опубликования статьи про Гельголанд.

Сумрак: И еще одна небольшая статья. 110 ЛЕТ НАЗАД: ДЕСАНТНОЕ УЧЕНИЕ ХАРБУРГСКИХ САПЕРОВ НА ОСТРОВЕ АМРУМ Карстен Кляйн ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ Располагавший в Харбурге Шлезвиг-Гольштейнский 9-й саперный батальон провел в августе 1901 года (почти точно 110 лет назад) многодневное десантное учение на острове Амрум. Кайзерлихе Марине не принимал участие в нём, однако туда в качестве наблюдателя и для «защиты транспортного флота» было послано судно защиты рыболовства S.M.S. «ZIETEN». Целью этих, проводимых ежегодно с 1899 года, учений саперов была разработка методов, техники, средств, оборудования и материалов для обеспечения высадки войск на необорудованном побережье и получение соответствующего опыта. Первые такие учения проводились совместно с Кайзерлихе Марине 25-26 июля 1899 около Куксхафена, вторые в июле 1900 на нижней Эльбе и третьи (рассматриваемые здесь) в августе 1901 года на острове Амрум. Организатором этих учений являлся генерал от инфантерии Кольмар барон фон дер Гольц [1], который в период с 26.5.1898 г. и до 27.1.1902 г. с большей энергией командовал инженерным и саперным корпусами, а также являлся генерал-инспектором крепостей. Он отличался на этом посту большой дальновидностью и исполнял свои обязанности с огромным стремлением провести реформы и усовершенствования. Его деятельность, в частности, проведение больших учений саперов и понтонёров, положила начало и основу для немецкой саперно-десантной службы. Ниже представлен ход десантного учения на острове Амрум. При этом, однако, приходится много обращаться к вторичной литературе и газетным статьям тех лет[2], так как документы Шлезвиг-Гольштейнского 9-го саперного батальона были уничтожены, как и большинство прусских армейских документов в Военном архиве, во время бомбардировки Потсдама в апреле 1945 года. ХОД ДЕСАНТНОГО УЧЕНИЯ В письме от 4 августа 1901 года фон дер Гольц писал из Берлина своему турецкому другу Пертеву Демирхану: «Завтра [в понедельник 5 августа, от автора] в самую рань направляюсь на Северное море, где на побережье мы проведем учения саперов» [3]. Для проведения десантного учения в качестве транспортного парохода 9-й саперный батальон зафрахтовал пароход «CRESSIDA» пароходства Адольфа Кирстена из Гамбурга, кроме того были арендованы два морских буксира «TELEGRAPH» и «CENTAUR», а также два лихтера «KOBOLD» (600 т) и «GARTENLAUBE» (240 т) [4]. 240 харбургских саперов, участвующих в учениях, под командой оберст-лейтенанта (подполковника) Шмиталя командира 9-го саперного батальона, дополнялись батареей на конной тяге 45-го полка полевой артиллерии из Баренфельда (30 солдат), а также 16-ю офицерами, прикомандированными для наблюдений [5]. Рис.1 - Генерал-фельдмаршал Кольмар барон фон дер Гольц Подразделения выдвинулись из своих казарм в понедельник, 5 августа, и погрузились вместе с оборудованием и материалами на транспортный пароход и лихтеры. После действительно беспокойной ночной поездки маленький транспортный флот, прикрываемый S.M.S. «ZIETEN» появился утром во вторник, 6 августа, перед Виттдюном на острове Амрум. Вместо использовавшихся как учебные плацы островов Зюлт или Нордерней выбор пал на этот раз на остров Амрум, так как из-за больших глубин у Виттюна непосредственно там могли причалить крупные корабли. Учения начались сразу же с высадки подразделений, материалов, 4 орудий и лошадей. Для этого использовались плоты, построенные из резиновых надувных лодок, которые буксировались паровыми баркасами. Лошади добирались до берега вплавь. Саперы при усиливающемся дожде расположились полевым лагерем в Виттдюне поблизости от пляжного отеля и вокзала островной железной дороги, а артиллеристы и их лошади стали на постой в деревне Небель. Для перевозки людей и материалов местная железная дорога предоставила в распоряжение военных свою технику. В среду, 7 августа, начинались непосредственно учения: саперы в 08.30 промаршировали на северную оконечность гавани Виттдюна и были заняты там целый день строительством деревянных десантных сходней длиной примерно 200 м (свайный мост), которые доходили до глубоководья. Для этого 8 копрами забивались по 3 рядом стоящие вертикальные опорные столбы, связывавшиеся Х-образными поперечинами, которые укреплялись перекладинами и уже сверху ложились доски дорожного полотна. Плавучую «голову» сходней образовывал лихтер «GARTENLAUBE», который связывался с ними посредством моста на козловых опорах длиной примерно 30 м. В 13 часов артиллерийское подразделение с 2 орудиями появлялось в Виттдюне и погрузилась с имевшейся на Амруме пристани на лихтер «KOBOLD», который затем буксировался пароходом «CRESSIDA» в море. Около 18 часов он появилась вместе с лихтером у только что сооруженных десантных сходней. Лихтер буксировался одним из морских буксиров к сходням и выгружал там артиллерию. В первой половине того же дня стоявший на рейде S.M.S. «ZIETEN» в связи трауром по поводу кончины вдовствующей кайзерины Фридрих произвел 66 залпов с 5-минутными паузами. Ближе к вечеру, около 17 часов, семь миноносцев, которые совершали учебный поход в Северном море, стали на рейде на якорь, но уже в ночь на четверг снялись и ушли. Газета «Föhrer» сообщала 9 августа: «Зрелище в Виттдюне на протяжении целого дня было в высшей степени интересное – множество сотен зрителей, затем прилежно трудящиеся солдаты и на заднем плане оживленный различными кораблями рейд, по которому сновали проворные лодки и баркасы». Рис. 2 и 3 - Фото сделанные 7 августа 1901 года в Виттдюне. В четверг, 8 августа, в 5 часов утра артиллерийская батарея с ее 4 орудиями в полном составе и рота саперов погрузились по сооруженным десантным сходням на лихтер «KOBOLD». Он буксировался в море, затем возвращался в прилив и садился днищем на мель. После наступления отлива лихтер остался лежать полностью сухим на песке и с наступлением полдня разгружался непосредственно на пляж. Остальные 3 саперные роты с 11 часов тренировались при помощи различных плавучих транспортных средств в погрузке на пароход «CRESSIDA» и возвращении обратно на берег; в это также принимал участие и S.M.S. «ZIETEN». Рис. 4 и 5 - Судно охраны рыболовства S.M.S. «ZIETEN» В пятницу, 9 августа, последний день учений, саперы свернули свой палаточный лагерь и прибыли в 5 часов утра, как и артиллеристы, в Виттдюн. Первыми на пароход «CRESSIDA» по сходням были погружены орудия и лошади. Затем саперы разобрали десантные сходни и погрузили материалы на оба лихтера, окончив работы около 17 часов. В 18 часов солдаты полностью погрузились на пароход «CRESSIDA», после чего маленький транспортный флот поднял якоря и во главе с S.M.S. «ZIETEN» направился домой. РАЗБОР УЧЕНИЙ Газета «Föhrer» уведомляла своих читателей 9 августа: «О «маневрах», как сообщалось первоначально, не может быть и речи – это только тренировки, которые довольно таки часто проводятся саперами». И амрумский «Insel-Bote» в своем номере от 14 августа также резюмировал: «В время дней маневров на Виттдюне господствовала оживленная жизнь, отовсюду появились зрители, чтобы смотреть интересные упражнения. Тем не менее, многие должны были уехать домой разочарованными, так как они совсем не так представляли себе маневры». Для саперов, напротив, ход и результат учений были удовлетворительными, хотя и выгрузка на берег материалов, орудий и лошадей при сильном течении во время приливов и отливов создавала значительные трудности. «Наши упражнения на обрывистом пляже Северного моря были в высшей степени поучительны, и при этом я очень оценил моих саперов. Они умело работали с 6 часов утра до 2 часов пополудни в воде с большим напряжением, после того, как за три часа до этого выгрузили материалы и оборудование за борт, доставили к морю и смонтировали при зыби» [6]. Эта цитата из письма фон дер Гольца от 28 июля 1899 года относится к уже упоминавшимся вначале статьи совместным десантным учениям Кайзерлихе Марине и сборной роты 9-го саперного батальона возле Куксхафена 25 и 26 июля 1899 года. Однако, описанный фон дер Гольцом ход учений и похвалу саперам, можно смело перенести также и на десантные учения на острове Амрум, произошедшие 2 годами позже. «Когда я в прошлом году начинал их [ежегодные десантные учения – от автора], то каждый находил их бесполезными. Да и все считали мысль о большой заокеанской войне [потребовалась бы перевозка войск морем и выгрузка на берег на необорудованном побережье – от автора] утопией. Сегодня мы находимся, даже раньше, чем я это предвидел, перед такой необходимостью [подразумевается боксерское восстание в Китае и отправка Восточноазиатского экспедиционного корпуса – от автора] [7]. Так писал фон дер Гольц летом 1900 году Пертеву Демирхану. Во время последующих событий в Китае он узнал о правоте своих действий. Так как при десантных операциях Кайзерлихе Марине осуществлял только транспортную функцию, то фон дер Гольц считал необходимым разучивать со «своими» саперами выгрузку на берег на необорудованное побережье и подготовку для этого соответствующих условий. Поэтому результатом этих десантных учений стало начавшееся с 1904 года строительство для 9-го саперного батальона «пфердботов» (буквально «лодок для лошадей») – первых немецких десантных катеров. Кроме этого, на основе своего технического опыта, знаний и способностей к строительству мостов, саперы отлично походили для выполнения таких заданий, так как строительство десантных сходней ни чем не отличалось от строительства временных мостов. Появившиеся впоследствии саперно-десантные части, предтечей которых был 9-й саперный батальон, смогли с их оборудованием, техникой и лодками показать во время Первой мировой войны, в частности, во время операции «Альбион» - высадке на Балтийских островах в октябре 1917 года, чему они научились на этих предвоенных маневрах. 1 - Генерал-фельдмаршал Вильгельм Леопольд Кольмар барон фон дер Гольц-паша. Родился 12.8.1843 в имении Билькенфельд, округ Лабиау, Восточная Пруссия (ныне поселок Ивановка Полесского района Калининградской области), умер от тифа 19.4.1916 в Багдаде. Его могила находится в саду старой летней резиденции посольства ФРГ в Стамбуле, район Тарабюа. Чин генерала от инфантерии был получен 27.1.1900 в возрасте 57 лет. 2 – «Insel-Bote» от 10 и 14. 08.1901; «Föhrer Zeitung» от 9.8.1901; «Illüstrirte Zeitung» от 22.8.1901. 3 – Pertev Demirhan: Generalfeldmarschall Colmar Freiherr von der Goltz; Göttingen 1960; S. 55 (генерал Демирхан родился в 1871 г. и умер в 1964 г.). 4 - 1.235 брутторегистровых тонн; в 1896 г. построен строит на судоверфи Henry Koch AG, Любек, для пароходства Adolph Kirsten, Гамбург, в 1913 продан в Россию, в феврале 1918 захвачен немецкими войсками в Ревеле и 27 апреля 1918 на службе как плавучая мастерская вспомогательной тральной флотилии Ревель, после войны вновь на гражданской службе, с 1931 г. на приколе и в 1933 г. разобран в Бремене; детали смотри в Haaker, Heinz: Die «Schiffswerft von Henry Koch AG»; Bremerhaven 1994; S. 122. 5 - Randolf Kugler: Das Landungswesen in Deutschland seit 1900; Berlin 1989; S. 20, которая относится в этом отношении к появившемуся в журнале «Ueberall» сообщению. 6 - Bernhard von Schmiterlow. Aus dem Leben des Generalfeldmarschalls Freiherr von der Coltz-Pascha: Berlin 1926; S. 132. 7 - Pertev Demirhan: Generalfeldmarschall Colmar Freiherr von der Goltz; Gottingen 1960; S. 52.

Сумрак: P.S. Как видно из текста статьи, она в двух моментах перекликается с российско-советской историей 1. Кольмар барон фон дер Гольц родился на территории нынешней Калининградской области. 2. Упоминавшийся по тексту пароход "Крессида" был куплен в 1913 году Россией и стал "Святителем Николаем", о котором на форуме уже вспоминали вот в этих топиках http://kortic.borda.ru/?1-7-60-00000053-000-90-0 http://kortic.borda.ru/?1-10-270-00000243-000-0-0-1246206101 С уважением...

Юрген: Сумрак пишет: Строительства крепостных сооружений обошлось казне примерно в 30 миллионов рейхсмарок Насколько я помню, Тирпиц очень резко раскритиковал эту эпопею в своей книге.

Боярин: Подводная лодка U-17.

Юрген: Экипаж U-9. Кроме О́тто Эдуарда Веддигена (Otto Eduard Weddigen; 1882—1915) и Иоганна Шписса (Johann Spiess; 1888–1972) есть еще один строевой офицер, кто-нибудь подскажет его ТТХ.

cuckoo: Сумрак пишет: Гельголанд

Сумрак: Хорошие фото, жаль мелкие Продавался как "Гебен" в Севастополе, жаль с "копишутцами". P.S. kronma любит такие фото

Юрген: Очень симпатичный сайт http://navyworld.narod.ru/Kreuzer.htm#Hamburg1

kronma: Сумрак пишет: Хорошие фото, жаль мелкие Сумрак, спасибо огромное!!! Давно искал это фото /пусть даже и с "копишутцами"/. Сумрак пишет: Продавался как "Гебен" в Севастополе... Эх, обидно, что я прозевал... Суеты сейчас много по-жизни, за всем не уследишь.

Тунгус: А ты разве увлекаешься немецким флотом?

Тунгус:

Юрген: "Железный канцлер"



полная версия страницы