Форум » Первая мировая война » Германский флот в ПМВ » Ответить

Германский флот в ПМВ

ркр065: Развитие темы по униформе германского флота показывает, что на форуме присутствует определенный интерес к военно-морской истории нашего главного противника в ПМВ. Предлагаю открыть дополнительную ветку, и вопросы, касающиеся непосредственного участия германского флота в ПМВ, обсуждать и рассматривать здесь. Итак, германский флот по воле своего Императора вступает в Первую мировую войну:

Ответов - 120, стр: 1 2 3 4 All

ркр065: В упомянутой ветке по униформе кайзеровского флота было выставлено много картинок крейсера "Бремен". Как известно, завершил он свой боевой путь в 1915 г. на Балтике, на русских минах. В "МС" пару-тройку лет назад была небольшая статья на эту тему. Сохранилась ее авторская версия, которую посчитал интрересной и решил "скинуть" (естественно, с согласия автора) на эту ветку. «ПОЗИЦИИ ДОЗОРНЫХ СУДОВ ВЫЯСНЯЮТСЯ СЛЕДУЮЩИЕ:…» (Из истории радиоразведки Балтийского флота) В экспозиции Центрального Военно-Морского музея, посвященной участию русского флота в Первой мировой войне, на одном из стендов, рассказывающем о боевых действиях на Балтийском море, внимание посетителей неизменно привлекает небольшая картина с весьма интригующим названием и полным драматизма сюжетом. В быстротечной агонии, высоко задрав корму, в воду стремительно уходит трехтрубный корабль; срывающиеся с талей шлюпки и виднеющиеся среди волн головы плывущих людей дополняют трагизм и ужас происходящего. Это достаточно известная по неоднократным репродукциям в различных военно-исторических издания картина художника Н.М. Кочергина «Гибель германского крейсера «Бремен» и эскадренного миноносца V-191 17.12.1915» (Б., акв. 57х82 №23533), воспроизводящая одну из подлинных страниц летописи мировой войны на Балтике. В германских источниках по поводу данных событий сообщается, что 4(17)* декабря при выходе из Виндавы крейсер «Бремен», оказывая помощь в спасении команды сопровождавшего его и подорвавшегося на мине миноносца V-191, «…коснулся носовой частью двух мин, взорвавшихся одна вслед за другой. Корма поднялась круто кверху и крейсер в несколько минут скрылся под водой. …удалось спасти 8 офицеров и 102 человека команды… . 11 офицеров и 287 человек команды, в том числе и командир крейсера, кап. 2 р. Вальтер, погибли вместе с кораблем»[1]. В абсолютном большинстве работ по истории Первой мировой войны гибель «Бремена» рассматривается как безусловный и весьма крупный успех русского минного оружия. И с такой оценкой трудно не согласиться. Вместе с тем, изучение архивных источников позволяет флотским историкам по-новому взглянуть на эту страницу в летописи мировой войны на Балтийском море. Документы свидетельствуют, что события 4 декабря фактически являются лишь эпизодом (хотя и кульминационным) в достаточно сложной многоходовой комбинации русского флота, реализация которой стала возможна в первую очередь благодаря успехам русской морской разведки. Необходимо отметить, что русская разведка на Балтике к осени 1915 г. представляла собой весьма эффективно работающий механизм. Не претендуя в данной статье на подробное и всестороннее освещение ее истории и боевой деятельности, отметим лишь, что на Балтийском флоте по ряду объективных и субъективных причин сформировалось и почти всю войну действовало два разведывательных «центра»: один – в штабе командующего флотом, где в составе оперативной части штаба было образовано разведывательное отделение, руководство которым возложили на 2-го (радиотелеграфного) флагманского минного офицера старшего лейтенанта И.И. Ренгартена, а второй – в Службе связи, возглавляемой контр-адмиралом А.И. Непениным, где в мае 1915 г. было учреждено временное оперативное отделение при начальнике Службы связи. И там, и там специально назначенные офицеры производили сбор, обработку и анализ сведений о противнике, поступавших к ним из различных источников, основным и наиболее информативным среди которых в рассматриваемый период являлась радиоразведка. К решению задач радиоразведки на Балтике привлекались значительные силы и средства. Посты радиоперехвата действовали на большинстве береговых радиостанций Службы связи, вахты радиоразведки неслись также на кораблях (при нахождении их как в море, так и в базах). Вдоль побережья была развернута сеть радиопеленгаторных станций. С весны 1915 г. на мысе Шпитгамн действовала так называемая радиостанция особого назначения, где была сосредоточена вся дешифровальная работа во флоте. В течение первого года войны балтийские радиоразведчики получили большой опыт и сумели заявить о себе как о реальной силе, способной решать самые сложные задачи в интересах командования флота. Именно этой силе и суждено было сыграть важную роль в рассматриваемых событиях.

ркр065: В оперативном отношении обстановка на Балтийском театре осенью 1915 г., после завершения германским флотом операций в Рижском заливе, характеризовалась фактическим отказом германского командования от дальнейших активных действий. Основной целью германских морских сил в Балтийском море было определено противодействие «наступательной деятельности русского флота»[2]. Ключевое место в новых оперативных планах отводилось организации так называемой Эстергарн-Люзерортской позиции, основу которой составили корабельные дозоры, развернутые между Готландом и Курляндией. Позиции дозоров с севера были частично прикрыты минными заграждениями, которые в дальнейшем планировалось усилить. Русское командование, в свою очередь, предполагало максимально использовать наступившее осеннее время с его темными и продолжительными ночами для осуществления новых минных постановок в операционной зоне германского флота. Следует отметить, что организации постоянной дозорной службы на линии Эстергарн – Люзерорт потребовала от германской стороны значительного напряжения сил и средств, что в конечном итоге привело к необходимости создания нового пункта базирования легких сил, приближенного к району выполнения кораблями дозора своей боевой задачи. В качестве такого пункта была выбрана Виндава, захваченная еще в ходе летнего (1915 г.) наступления германской армии в Курляндии. Использование Виндавы, правда, затруднялось наличием в прибрежных водах русских минных заграждений. Поэтому в конце октября сюда был перебазирован свинемюндский вспомогательный дивизион тральщиков, который сразу приступил к определению границ этих заграждений. К тральным работам позднее были также привлечены несколько миноносцев 10-й флотилии, обследовавшие подходы к Виндаве и к банке Спон[3]. Активная деятельность минно-тральных сил противника в районе Виндавы была почти сразу выявлена русской радиоразведкой и обоснованно привлекла к себе внимание командования Балтийского флота. В качестве одной из контрмер минной дивизии была поставлена задача - вновь заградить минами участки, на которых по данным радиоразведки наиболее активно велись тральные работы. Однако к этому моменту возникли некие новые обстоятельства, позволившие русскому командованию разыграть более интересную комбинацию. На основании комплексного анализа материалов радиоперехвата и радиопеленгования, а также донесений подводных лодок, флотским разведчикам к началу ноября удалось вскрыть организацию несения дозорной службы на Эстергарн-Люзерортской позиции, достаточно точно определив расположение корабельных дозоров противника. Так, А.И. Непенин в телеграмме от 2 ноября 1915 г. на имя начальника минной дивизии сообщал: «Позиции дозорных судов выясняются следующие: ПС1 между южной половиной Готланда и Эландом, ПС2 и ПС3 у Эстергарна и на Ост до 20 градусов долготы, ПС4 между параллелями Либавы и Виндавы и меридианами 20 град. и 21 град., ПС5 к Норд-Весту от Виндавы, ПС6 по-видимому вблизи Виндавы, ПС7 в бухте Норчепинг от Висби до Ландсорта. К Весту от Готланда дозоры – это пары миноносцев типа «173», к Осту – это новые миноносцы около 1000 тонн. Иногда эти позиции занимают легкие крейсера, сохраняя те же позывные ПС и номер позиции. <…> Полагаю возможным часть их без особого риска уничтожить и лишь после этого ставить заграждения … на ныне тралящейся линии Виндава – банка Спон . …»[4]. Высказанное Непениным предложение было поддержано временно командующим минной дивизией капитаном 1 ранга А.В. Колчаком, и в ночь с 7 на 8 ноября эскадренные миноносцы «Охотник» (брейд-вымпел капитана 1 ранга Колчака), «Новик», «Страшный» и 1-я группа 5-го дивизиона: «Эмир Бухарский» (брейд-вымпел начальника 5-го дивизиона капитана 1 ранга П.М. Плена), «Финн», «Доброволец», «Москвитянин» провели операцию против германского дозорного корабля на позиции №5. (Участь именно этого дозора решилась 4 ноября: разведсводка штаба флота за этот день содержит короткую запись: «Выяснилось с точностью местонахождение одного из дозоров у Спон-банки»[5]). В ходе непродолжительного боя дозорный корабль – им в эту ночь оказался сторожевой корабль «Норбург» (СКР №19) – был потоплен; из 26 членов экипажа 4 спаслись на шлюпке, остальных подобрали из воды русские эсминцы. Получив донесение о бое, германское командование приказало поддержать «Норбург» сменившемуся недавно с позиции №4 и следовавшему в базу в сопровождении миноносцев крейсеру «Любек», а также сменившему его в дозоре кораблю. Однако они к месту боя опоздали.

ркр065: Реакция германского командования на потопление своего дозорного корабля оказалась более чем «оригинальной»: последовало решение держать в дневное время на позиции №5 два сторожевых корабля, на ночь же дозорные корабли было решено снимать, оставляя позицию незанятой6. Столь важное изменение в организации несения дозорной службы не осталось незамеченным русской радиоразведкой. В разведсводке от 11 ноября, составленной оперативным отделением Службы связи, зафиксировано: «Дозорная служба неслась по-прежнему на тех же позициях и примерно тем же составом судов. <…> Позиция «ПС5» - занимавшаяся раньше на ночь сторожевым судном, показывавшим в назначенные часы огонь, теперь, после потопления нашими миноносцами на этом месте сторожевого судна «№19», занимается такими же сторожевыми судами перед рассветом, и оставляют они ее с наступлением темноты»[7]. Русское командование не замедлило воспользоваться столь благоприятной обстановкой и при первой представившейся возможности провело запланированную ранее минную постановку на протраленных немцами фарватерах. В ночь с 3 на 4 декабря 1915 г. эскадренные миноносцы «Победитель» (брейд-вымпел начальника 1-го дивизиона эсминцев капитана 1 ранга В.С. Вечеслова), «Забияка» и «Новик» выставили 150 мин на подходах к Виндаве. Эти мины «заявили» о себе уже вечером 4 декабря, о чем командованию Балтийского флота стало известно из материалов радиоразведки. В 18 час. 29 мин. посты радиоперехвата зафиксировали экстренное донесение германского крейсера, вышедшего из Виндавы для занятия позиции дозора №4, о взрыве на сопровождавшем его миноносце V-191. Далее последовало сообщение, что миноносец тонет. В 19 час. 10 мин. другой миноносец, V-186, донес о взрыве на самом крейсере, а затем, через 4 минуты, запросил немедленной помощи, сообщив, что дважды атакован подводной лодкой. В 19 час. 25 мин. он донес, что крейсер «Бремен» и миноносец V-191 погибли[8]. Русское командование, своевременно получив от радиоразведки информацию о происшедших у Виндавы событиях, предприняло шаги, призванные укрепить противника в его ошибочной версии относительно причин гибели своих кораблей. 6 декабря по флоту была передана открытая радиограмма следующего содержания: «Флот извещается, что 4-го декабря вечером нами были потоплены в Балтийском море крейсер «Бремен» и большой миноносец». Аналогичное сообщение было передано по каналам телеграфных информационных агенств[9]. В германских источниках, правда, отрицается, что эти сообщения как-то повлияли на последующие выводы и оценки, однако, признается тот факт, что гибель «Бремена» и V-191 была, в конечном итоге, «списана» на неизвестную подводную лодку, поиском которой несколько дней усиленно занимались германские миноносцы[10]. Минное же заграждение у Виндавы сохранило свое «инкогнито» и было готово принять следующую жертву. 10 декабря в 9 час. 44 мин. дозорный сторожевик, занимавший позицию №5 (по германским данным – СКР №6), донес, что наблюдает взрыв корабля. Им оказался СКР №15 «Фрея», пытавшийся в этот момент расстрелять обнаруженную мину, ошибочно принятую им за плавающую. Корабль почти мгновенно затонул в точке с координатами Ш-57 град. 31,5 мин, Д-21 град. 20 мин. Вышедшие за полчаса до этого из Виндавы на позицию №4 миноносцы S-176 и S-177 успели, подойдя к месту трагедии, спасти 4 человека из экипажа сторожевика. При этом с миноносцев также были обнаружены мины, поставленные с малым углублением и оголявшиеся на волнении. В 10 час. 29 мин. миноносец S-176 дал радиограмму с оповещением, что «квадрат 091 -1 подозрителен относительно мин». Оба миноносца взяли курс на Виндаву, однако, в 10 час. 40 мин. миноносец S-177, так и не успев выйти из объявленного «подозрительным» квадрата, подорвался на мине и через несколько минут затонул в точке с координатами Ш-57 град. 30 мин., Д-21 град. 27 мин[11]. В этот же день, 10 декабря, командующий морскими силами Балтийского моря вице-адмирал Щульц приказал «отменить постоянное несение дозора между Готландом и Курляндией»[12]. Таким образом, потеряв в течение короткого времени на Эстергарн-Люзерортской позиции пять боевых кораблей, противник вынужден был в конечном итоге отказаться от самой идеи ее организации в том виде, в каком она возникла в начале осени 1915 г., фактически признав свою неспособность решить задачу, поставленную перед флотом на Балтийском театре. Что же касается русской радиоразведки и той роли, которую она сыграла в этой и других операциях, - ее деятельность так и осталась для германского командования тайной вплоть до 1918 г., когда при занятии Гельсингфорса в его руки попали некоторые документы, давшие, наконец, «ключ» к пониманию отдельных эпизодов войны на Балтике.

ркр065: Примечания: * Здесь и далее все даты приведены по старому стилю. 1 Ролльман Г. Война на Балтийском море. 1915 год.: Пер. с нем. – М.: Воениздат 1935. – С. 310, 311. 2 Ролльман Г. Указ. соч. С. 297. 3 Киреев И.А. Траление в Балтийском море в войну 1914-1917 гг. – М.-Л.: Военмориздат, 1939. – С. 349. 4 РГА ВМФ. Ф. 479. Оп. 1. Д. 286. 5 Там же. Д. 452. Л. 132. 6 Ролльман Г. Указ. соч. С.306. 7 РГА ВМФ. Ф. 479. Оп. 1. Д. 490. 8 Там же. Ф. 464. Оп. 1. Д. 26. 9 Подобный прием несколько раз применялся русским командованием в ходе войны. Оперативная передача сообщений о гибели германских кораблей заставляла противника думать, что источником этих сведений могла быть подводная лодка, которая и произвела атаку. 10 Ролльман Г. Указ. соч. С. 311. 11 Координаты гибели кораблей указаны по данным шифрперехвата. РГА ВМФ. Ф. 464. Оп. 1. Д. 26. 12 Ролльман Г. Указ. соч. С. 311.

KENING: дерфингер обратная сторона открытки обратите внимание открытка цветная и дата стоит 1911 год

Автроилъ: Интересный эпизод из событий Первой мировой войны. http://enoth.narod.ru/Navy/Ryazan_Emden.htm

Юрген: Уважаемый Автроилъ статья содержит следующую концовку "Рязань", открыл новую страницу в итории войны на море самим фактом своего захвата в нейтральных водах, подтвердив истину, что в морской войне превалирующую роль играет право силы над силой права. А как же "Алабама" в гражданскую войну в Америке? Ведь она занималась таким же "промыслом".

ркр065: Разбирая документы по л/с одного из германских крейсеров в 1914 г., наткнулся на такое подразделение: II Werftdivision. Вопрос-консультация к знатокам германского флота: что это такое в структуре корабельной организации (т.е. требуется не дословный перевод, а объяснение). Цифра два в начале позволяет предполагать и наличие такого-же дивизиона с цифрой один. Особо подчеркиваю - это корабельное подразделение. В документе есть и дополнительная градация: A 1 II W.D. С ув., М.

Rector: Вот такое дело:

Юрген: Не страшны дурные вести Начинаем бег на месте В выигрыше даже начинающий Красота среди бегущих Первых нет и отстающих Бег на месте Обще примеряющий. Матросы дредноутов Флота открытого моря в 1917 г. В этот год линейный флот Германии занимался в основном только этой процедурой. С уважением Ю.

Dirk: ркр065 пишет: В "МС" пару-тройку лет назад была небольшая статья на эту тему. Сохранилась ее авторская версия, которую посчитал интрересной и решил "скинуть" (естественно, с согласия автора) на эту ветку. Дак можно и автора назвать...

KENING:

Dmitry_N: Во какая аукционная открытка Германская подводная лодка бомбардирует Александровск (надо полагать - нынешний Полярный) Оборот с текстом и интересным штемпелем По-немецки я, увы, полный швах. Интересно, что там пишут? Что за эпизод с бомбардировкой Александровска подводной лодкой? Больно уж пожарище от пушечки несоразмерно... Цена открытки - 5 евр, продавец - в Великобритании.

Серж: Dmitry_N пишет: Больно уж пожарище от пушечки несоразмерно... ...никак, опять в Полярном боесклады рванули?! (на макар 1981) С ув, С.

ркр065: "Открыточная" статья Л.Амирханова по германскому флоту. http://www.antiq.info/by_topics/7897.html Может у кого-то появится желание найти и сам журнал :)

Сумрак: "Уж полночь близится, а "Германа" уж нет!" (жертва "новиков")

ркр065: Ув. Сумрак, это зачОт!

Klaus: Сумрак

Сумрак: ркр065 пишет: Разбирая документы по л/с одного из германских крейсеров в 1914 г., наткнулся на такое подразделение: II Werftdivision. Вопрос-консультация к знатокам германского флота: что это такое в структуре корабельной организации (т.е. требуется не дословный перевод, а объяснение). Цифра два в начале позволяет предполагать и наличие такого-же дивизиона с цифрой один. Особо подчеркиваю - это корабельное подразделение. В документе есть и дополнительная градация: A 1 II W.D. Недавно разбираясь с биографией одного офицера, я также наткнулся на этот самый верфт-дивизион. С помощью уважаемого Freiherr'a вот что выяснилось. Werft-Division - это аналог нашего ластового экипажа. В Кайзерлихе Марине их было два - 1-й базировался на Киль, 2-й - Вильгельмсхафен. А 1 - я так понимаю, это 1 Abteilung - аналог нашему... не знаю... кмпания - так это рота, а абтайлунг знакомые переводят именно как подразделение... Еще были Matrosen-Division - это аналоги наших береговых экипажей.

ркр065: Dmitry_N пишет: Во какая аукционная открытка А как вам вот такая открытка?

Сумрак: Сурово!

Ad rem: Русская?

ркр065: Ad rem пишет: Русская? Да. Скобелевский комитет. 5-III-1916 г.

ркр065: Ну, а эта открытка уже более в тему :)

Ad rem: Какая сила в нем сокрыта....

Сумрак: ркр065 пишет: Ну, а эта открытка уже более в тему :) Спасибо! Один из "беовульфов". Все ни как не доходят руки - кто это Я видел раньше эту открытку в "цвете".

Question1945: Извиняюсь за оффтопную просьбу Ищу информацию по торпедным катерам базировавшиеся в Мемеле в период ПМВ. Как неспециалиста интересует их ТТХ. Заранее благодарю ответивших.

Сумрак: Ээээ... Вы торпедные катера (Schnellboote) имеете ввиду, или миноносцы (Torpedoboote)?

Рамзес: Вить дык Schnellboote в 1 МВ вроде как не сущестовало ? Только тип ЛМ + малость опытных вариантов а вот был ли кто вообше из них в Мемеле - сомнения большие берут. Вероятно вопрос миноносцев с эсминцами касается - те точно за войну в Мемеле не раз появлялись только кто именно и когда ? Не моя все же тема - а Гайдук городом лишь с 1923 всурьез занимается - раньше там немчурия была и это не совсем его парафия.

Гайдукъ: Question1945 Не будем гнать волны а просто спросим у специально обученых людей проживающих в Каунасе и Клайпеде. Есть у них очень неплохой форум по истории городов Литовских так они там в полный рост проходятся и по немцам как то Тилзит и д.р. Спрошу с меня не убудет. Надежды слабы так как флотом и околофлотскими темами во всей Литве занимаются всего 4-5 человек но надежда есть.



полная версия страницы