Форум » Русско-японская война » Врачи Порт-Артура » Ответить

Врачи Порт-Артура

Dmitry_N: Темы по медицинским чинам флота были и не раз, но решил открыть тему по артурским врачам, имея в виду не только флотских, но и сухопутных. Разбираюсь с медицинскими чинами Артура и накопилось несколько вопросов. Основа для вопросов - работа Б.А.Нахапетова "Медицинская помощь осажденным в Порт-Артуре". М., 2005 В приложении к работе перечисление врачей, сестер милосердия и студентов-медиков в Артуре. Есть в работе ошибки по персоналиям - неверные имена и отчества, не все врачи указаны. Есть и трудно объяснимые проблемы. Вопросов будет немало, но по порядку. не исключаю, что такие вопросы уже были, но то ли не видел вопросов и ответов, то ли не обратил внимания, но для себя пока их не разрешил В этой ветке хотел бы прояснить некоторые моменты с помощью уважаемого и эрудированного Собрания 1. Нахапетов указывает врачей: Агафонов Александр Александрович, минный транспорт "Енисей". Действительно, такой врач был и указн в 1904 и 1906 году во 2 флотском экипаже. В 1906 году без орденов. В 1916 - 1-го флотского экипажа - без знака за Артур, без медали за РЯВ, без мечевых орденов. Верно ли, что А.А.Агафонов служил на "Енисее"? 2. Нахапетов указывает врачом на "Монголии" Ковалевского Алексея Валериановича и не указывает Владимира Павловича Ковалевского, по списку 1916 имевшего знак за Артур и за РЯВ же ЗОВО 4 (!), С3м, С2м, А2м, и В4м. Так о каком же Ковалевском идет речь?

Ответов - 55, стр: 1 2 All

Vagabond: По Агафонову с разных мест, в том числе и с Кортика: Агафонов Александр Александрович, колл. сов. (далее кс), легко ранен на минном транспорте "Енисей" А.А. Агафонов произвден в колллежские советники 04.04.1904, т.е. во время гибели "Енисея" он был надворным советником. aden13 Телеграмма Старшего Офицера минного транспорта "Енисей" Начальнику эскадры Тихого океана. 29 Января 1904 года №748. Доношу Вашему Превосходительству, что сегодня около полудня транспорт "Енисей", окончив постановку минного заграждения, маневрируя с целью уничтожить выстрелами из орудий всплывшую мину, наскочил на одну из мин заграждения, отчего через четверть часа пошел ко дну. На спущенных шлюпках спаслись, кроме меня: лейтенант Ромашев, мичманы Де-Симон, Власов, Вильгельмс, врач Агафонов и сто девяносто два нижних чина. Погибли: командир, мичманы Хрущев, Дриженко, инженер-механик Яновский, машинный кондуктор Крылов и девяносто нижних чинов. Из спасенных, один офицер и двадцать нижних чинов легко раненых помещены в Дальнинской больнице, остальные размещены в казармах четырнадцатого полка. Найдены тела мичмана Хрущева, инженер-механика Яновского и восьми нижних чинов. Ожидаю приказаний. Подписал: Лейтенант Дрешер. РЮРИК http://wap.tsushima.borda.ru/?1-2-0-00000211-000-10001-0 Агафонов Александр Александрович (судовой врач), надворный советник, легко ранен на минном транспорте "Енисей". http://li-k.narod.ru/med.mht

Dmitry_N: Вопрос про Агафонова вот в чем Нижний - 1916 г. Во всех списках один и тот же человек. Где у него медаль за РЯВ? Пусть он был легко ранен и эвакуирован из Артура. Дело с "Енисеем" случилось сразу после начала войны, так что артурского креста ему, может, и не положено, если сразу вывезен с ранением и в Артуре не остался. Но нет и медали за РЯВ. Никакой. А человек был ранен на войне (правда, не японцами, а от собственной мины, но все же во время выполнения боевой задачи). Куда он делся после легкого ранения да так, что ему и медали не дали? Например, ранен-то он мог быть легко, а простыть очень сильно и эвакуирован по болезни. Если это так, то в источнике (Б.А.Нахапетов) А.А.Агафонов ошибочно назван среди врачей ОСАЖДЕННОГО Порт-Артура - работа называется "Медицинская помощь осажденным в Порт-Артуре" А мог и сам попроситься о переводе из Артура. Чуть не погибнуть - это психологический шок, который не все выдерживали и примеров тому масса. Одно дело в мирное время плавать по теплым морям, поглядывать на туземных красоток, лечить от хворей экипаж и т.п., а другое - ни с того ни с сего взлететь на воздух. Не каждый сдюжит... Вариант, что в списке просто пропуск медали за РЯВ представляется мне сомнительным.

Dmitry_N: Ищу моральной поддержки и/или возражений вот по какому вопросу. Высочайшим приказом от 7 октября 1905 года за отличия были награждены орденами медицинские чины военного ведомства. Среди них был некий провизор, управляющий аптекой 6-го полевого запасного госпиталя Оттон Буттлер. Где искать такого Буттлера - Бог весть (ну, кроме РГВИА) Решая другие задачи, вдруг натолкнулся на упоминание в адрес-календаре "Весь СПб" 1901 на провизора Отто Оттовича Бутлера, СПб, Невский проспект 136-138. И по сию пору там аптека. Пробил его (помог уважаемый geglov2) по другим годам. Получается вот что Весь СПб 1897. Бутлер Отто Рейнгольдович - Царское Село, Волконская улица Дом Раухфус. Весь Спб 1899, Бутлер Отто Рейнгол. - Семеоновская 5. Это Отто Рейнгольдович, а потом начался Отто Оттович Весь СПб 1901, Бутлер Отто Оттович пров. - Невский 136-138. Весь СПб 1902, Бутлер Отто Оттович пров. - Колпинская 4. Весь СПб 1903, Буттлер Отто Оттович пров. Пит. п. - Большой пр 38-40. 1904 и 1905 , 1907, 1908 Нет Весь СПб 1909, Бутлер Отто Оттович - ттс., провизор, Мытнинская 9, Николаевский военный госпиталь. Весь Спб 1910, Буттлер Отто Оттович - ттс., провизор, Мытнинская 9-б, Николаевский военный госпиталь. 1911, 1912, 1913, 1915, 1916, 1917 - нет. Что же выходит? Был некий провизор Отто Оттыч Бут(т)лер, скорее всего, сын Отто Рейнгольдовича. До 1903 года он в Питере микстуры смешивает, потом, р-раз, пропадает до 1908 года, а потом появляется в Питере, но в чине по Военному ведомству. А как раз в те годы, когда питерского провизора нет в столице, некий провизор Оттон Буттлер в Артуре. Похоже ведь? Куда искать? Ну, кроме РГВИА?

ВЛАДИБОРЪ: Старший врач эбр. "ПЕРЕСВЕТ" С уважением, Вл.

Igrov: Dmitry_N Дмитрий, только сегодня обнаружил (благодаря вчерашнему сообщению ВЛАДИБОРА) эту тему. Dmitry_N пишет: Верно ли, что А.А.Агафонов служил на "Енисее"? Не знаю, насколько сегодня для Вас это актуально и полезно (интересно), но решил сообщить, что в послужных списках С.Н.Власьева (в т.ч. за 1914 г. – РГА ВМФ, ф.406, о.9, д.665, лл.17-23) в разделе «XIV. Бытность в походах и делах против неприятеля …» есть запись: «Находился в осаждённом Порт-Артуре с 1 мая по 20 декабря 1904 года. Будучи в должности старшего минного офицера транспорта «Енисей» участвовал в бою 27 января 1904 года с японским флотом под Порт-Артуром. 27, 28, 29 января заградил минами Талиенванский рейд, поставив 402 мины заграждения. При взрыве транспорта у острова Северного Сань-Шань-джоу был тяжело ранен в голову и челюсти, что удостоверено медицинским перевязочным свидетельством старшего судового врача минного транспорта «Енисей» Агафоновым за №135 …» Попутно хотел бы внести небольшое уточнение. Цитируя телеграмму старшего офицера транспорта «Енисей» от 29 января 1904 г., Vagabond пишет: На спущенных шлюпках спаслись, кроме меня: лейтенант Ромашев, мичманы Де-Симон, Власов, Вильгельмс, врач Агафонов и сто девяносто два нижних чина. Погибли: командир, мичманы Хрущев, Дриженко, инженер-механик Яновский, машинный кондуктор Крылов и девяносто нижних чинов. Здесь закралась опечатка (не знаю в сообщении уважаемого Vagabonda или в цитируемой телеграмме): нужно читать не мичман Власов, а мичман Власьев. (мичман С.Н.Власьев «за мужество и распорядительность, проявленную при заграждении Талиенванского рейда и спасении команды минного транспорта «Енисей» приказом по Морскому ведомству от 21 апреля 1904 года за №427 награждён орденом Св.Анны 4 ст. с надписью «За храбрость» - запись в том же ПС) P.S. Погибший на «Енисее» мичман Борис Александрович Дриженко - сын капитана 1 р. (06.12.1901), отставного контр-адмирала (10.04.1906), затем начальника Ростовского (ок.1910-1911 гг.) и Николаевского (по крайней мере, в 1916 г.) портов, Александра Кирилловича Дриженко и Елизаветы Петровны, дочери капитана 1 р. Серкова. Его дядя, Пётр Кириллович Дриженко был женат на сестре С.Н.Власьева, Евгении Николаевне.

Dmitry_N: Igrov Спасибо, уважаемый Игорь Ростиславович. Непонятно только - где его награды за Артур.

Vagabond: Igrov пишет: Здесь закралась опечатка Уважаемый Igrov, я только повторил информацию, которую поместил РЮРИК по этой ссылке http://wap.tsushima.borda.ru/?1-2-0-00000211-000-10001-0 При проверке оказалась таже фамилия Власов. Была ли опечатка или нет и если да, где она была сделана - простите не знаю

Igrov: Уважаемый Vagabond, спасибо! По-видимому, опечатка была в телеграмме старшего офицера «Енисея» или в сообщении РЮРИКА на «Цусиме». Особое спасибо за ссылку с таким богатым материалом по «Енисею»! В том числе с отчётом бывшего старшего минного офицера С.Н.Власьева «о действиях по минной части на минном транспорте "Енисей" с 27 по 29 Января 1904 года» (в двух сообщениях РЮРИКА, расположенных немного ниже).

Shamtsyan: Мой прадедушка тоже был военным врачом,окончил Петербургскую Царскую академию и служил в Порт Артуре. Его награды до сих пор сохранились, орден св. Анны, орден св. Станислава, диплом тоже сохранился, но нигде не могу найти его имя. звали Тадевос Шамцян (Шамцев). если не трудно помогите пожалуиста найти хоть какую информацию по подробностям, и где можно найти, заранее ОГРОМОЕ спасибо

Dmitry_N: Shamtsyan завтра к вечеру вернусь с дачи, погляжу. В обороне Артура (именно в обороне 1904) Т. Шамцев, по-видимому, не участвовал - на память не припомню такого врача, да и если участвовал, ордена бы были с мечами. Но если такой врач был, то уж что-нибудь-то найдем. Потерпите до завтрашнего вечера. :-)

Shamtsyan: Dmitry_N Спасибо большое. Я сегодня у деда спросил, он сказал что Т.Шамцян (Шамцев)-а отправили после учебы с Харьковского университета1904-1905, а после Артура отправили учится в Петербургскую военно-медицинскую академию,окончил в1911-ом году, а после в Лайпцигский университет. Мне просто нужна хоть какая-то информация о моем прадеде. Заранее ОГРОМНОЕ спасибо. Вот ссылка на фотографию http://shot.qip.ru/00cAby-414rHtv9CV/

Dmitry_N: Shamtsyan Пока так: Про Артур подумаю, но в списке студентов-медиков в Артуре его нет, посмотрю по приказам по гражданскому ведомству. Пока утверждать ничего определенного не стану, но фамилия в Артуре мне не попадалась. Поищем... Какой русский эквивалент армянскому имени? Тадевос-Татевос? Фаддей? или как-то иначе?

Shamtsyan: Dmitry_N Спасибо ОГРООООМНОООЕЕ!!!!!! Или Тадевос или Татевос. Он по рассказам деда в Русско-Австрийской войне тоже участвовал. Но в Артуре был точно.

Dmitry_N: Dmitry_N пишет: Но в Артуре был точно. Вот это "точно" - из чего следует, кроме рассказов деда? Если сохранились ордена, не сохранились ли медали? за русско-японскую войну? крест участника обороны? письма, фотографии с указанием места съемки? Про всем уважении к Вашему деду, семейные рассказы - источник очень интересный, но опыт показывает - не всегда надежный. Человек может искренне заблуждаться. Уже не раз сталкивался с тем, что человек уверен, что его предок служил на "Варяге", защищал Порт-Артур. А найдешь материалы по предку, покажешь, что все было не совсем так, как ему кажется - люди иногда даже обижаются. Трудно корректировать собственное семейное предание. Я не утверждаю сейчас, что ваша семейная история не соответствует действительности, но хотелось бы понять, на основании чего утверждается, что Татевос был в Порт-Артуре. Татевосу к началу войны с Японией еще 21 года нет (если год рождения в медицинских списках указан правильно), в конце апреля 1904 года сообщение с крепостью прервано. В имеющихся у меня приказах по гражданскому ведомству (недавно товарищ поделился ценными сведениями), где упоминаются награды медицинскому персоналу (ордена врачам и студентам, знаки отличия военного ордена и медали "За храбрость" и "За усердие" - фельдшерам, санитарам, сестрам и братьям милосердия и т.п.) фамилии Вашего прадеда в любых вариантах написания не нахожу. Нужно какое-то подтверждение его присутствия в Порт-Артуре. в Русско-Австрийской войне Ну вообще-то, война называется Первой мировой, хотя в данном случае это не принципиально, пусть будет русско-австрийская. Мы видим, что в 1916 году Татевос - младший врач 1-го конно-горного артиллерийского дивизиона. Все верно - дивизион сражался на "австрийском" (Юго-Западном) фронте. http://antologifo.narod.ru/pages/list/histore/istKGrad.htm

Shamtsyan: Dmitry_N Спасибо большое за информацию!!! Должен огорчить вас, обижаться не собираюсь как другие))))) То что семейные рассказы - источник очень интересный, но опыт показывает - не всегда надежный, явился причиной что бы я решил покопаться до фундамента и найти надежную информацию. Может он просто был в Барабаше, а в Артуре не был, просто после революции сохранились только два ордена, Св. Станислава и Св. Анны с мечами. А писал про русско-австрийская война имел ввиду времена 1-ой мировой, фронт где Русские сражались с Австрийцами,(про эту войну мы армяне знаем не по наслышке :) именно в 1915 году был геноцид армянского народа). Закругляя тему хочу выразить мою искренную благодарность за усердия помочь мне. И пожалуиста если будет какая-то новая информация дайте мне знать.

Dmitry_N: Shamtsyan Есть такой сайт коллекционеров http://sammler.ru/index.php?act=SC&c=6 по ссылке - это раздел по Российской империи. Если представить на сайте хорошие фотографии орденов Татевоса, то можно ожидать, что знатоки определят временной период изготовления орденов. По возрасту и чину у Татевоса не должно было быть орденов за русско-японскую войну, но для окончательной проверки хорошо бы получить консультацию специалистов. В Первую мировую ордена отличались от периода русско-японской войны по металлу, пробирным клеймам и т.п. Поскольку Татевос воевал с австрийцами, то ордена, скорее всего, за 1915-1917 годы. А "легенда" о Порт-Артуре возникла потому, что служил на Дальнем Востоке и имел боевые ордена. Чуть-чуть фантазии - вот и возник Порт-Артур... Я не отрицаю категорически, может, Татевос и бывал в Артуре, но пока "найти" его там не удается. Удачи!

Shamtsyan: Dmitry_N Спасибо большое)

Dmitry_N: И еще немного. Из медицинского списка мы знаем, как в те времена писалась фамилия Вашего прадеда. На форуме Всероссийского генеалогического древа http://forum.vgd.ru/post/37/6308/p559255.htm есть дама, которая видела один из приказов о Татевосе в февральском (1912 г.) номере "Военно-медицинского журнала" и обещает прислать сканы, если к ней обратятся. Если пришлет - у Вас будет еще одно официальное упоминание о Вашем прадеде. Хочу сказать, что окунуться в историю легко, а вот вынырнуть обратно - трудно. Вы попались на крючок :-))) Это очень интересно, но требует много сил, иногда средств, но главное - много времени. Вам бы следовало написать запрос в Российский государственный военно-исторический архив http://www.rusarchives.ru/federal/rgvia/ - ведь Татевос был военным врачом в 8-м ССП и 1-м конно-горном артиллерийском дивизионе. Значит, по военно-санитарному ведомству или в фонде частей должны быть его послужные списки, а там все будет написано. Есть проблема с оплатой услуг архива из другой страны, но ее решить можно, и сроками - примерно год пройдет от запроса до ответа. Но ведь сто лет прошло, поиск - дело не быстрое, но захватывающе интересное. Надеюсь, что Вы все найдете.

Shamtsyan: Dmitry_N Огромное спасибо))

Dmitry_N: Прислал товарищ или же в другом источнике

Shamtsyan: Dmitry_N Спасибо огромное Дмитрий, дорогой, родной)) Если еще что нибудь найдешь пришли пожалуйста.

архивист: Dmitry_N пишет: примерно год пройдет от запроса до ответа Гораздо меньше пройдет. Dmitry_N пишет: проблема с оплатой услуг архива из другой страны Оплатить придется. Только гарантий положительного результата нет никаких.

ВЛАДИБОРЪ: С уважением, Вл.

ТВА: Аптека при Квантунской общине РОКК. Как правило, история осажденного города-крепости прерывается авторами учебников на дне вступления в него вражеских войск. Однако история русского Порт-Артура прекратилась не 20 декабря 1904 года, в день капитуляции гарнизона, а более чем через четыре месяца. И все это время в городе не прекращалась работа сотрудников Российского общества Красного Креста (РОКК), среди которых, конечно, были и фармацевты. Дольше всех оставались в сданном японцам городе сотрудники Мариинской больницы, а точнее — больницы и амбулатории при Квантунской Мариинской общине сестер милосердия РОКК. Эта община была организована в июле 1903 г. сестрами милосердия Петербургской общины сестер милосердия св. Евгении, часть которых осталась на Дальнем Востоке еще со времен Китайской кампании. Главным врачом был П.А. Розанов, также служивший в КК еще в Китайскую войну. К началу 1904 г. как раз завершалась постройка нового здания больницы общины, рассчитанной на 50—60 коек. Однако Русско-японская война внесла свои коррективы: больничные помещения были расширены для приема 150—200 пациентов. С 26 февраля 1904 г. больница стала действовать как военный госпиталь КК, не прекращая при этом приема гражданских лиц, в т.ч. рожениц. Сюда же обращалось за помощью и китайское население. С началом войны была, разумеется, увеличена численность медперсонала: в больнице теперь работали 3 врача, присланных Главным управлением РОКК, 6 студентов-медиков (в т.ч. на аптечном складе), 3 фельдшера, 38 санитаров, среди которых были и работавшие безвозмездно обыватели Порт-Артура. Пополнился и сестринский персонал — присылкой из столицы сестер милосердия Евгеньевской общины, им помогали местные сиделки-добровольцы. Вообще же после достройки нового здания больницы и вынужденного строительства блиндажей в августе 1904 г. госпиталь при Мариинской общине мог вместить более 500 раненых и больных. Еще около 100 пациентов можно было размещать в здании, где предполагалось устроить оранжерею. В результате усилий по расширению больницы через нее за период с 26 февраля 1904 г. по 1 марта 1905 г. прошло 2 079 пациентов. На войне как на войне Несмотря на участие Японии в подписании Женевской и Гаагской конвенций, японские войска вели постоянные бомбардировки зданий и судов, отмеченных белым флагом с красным крестом. Мариинская больница оказалась единственным лечебным заведением относительно целым и невредимым, не менявшим своей дислокации на протяжении всей осады. Однако над больничным городком все время летали десятки снарядов, выпущенных японцами на Старый город и порт. Удивительным образом не долетевшие до цели бомбы ни разу не попали в здания, но вокруг них было немало воронок. Осколки сыпались на стены и окна больницы, конечно, бились оконные стекла. Особую опасность создавали свистевшие над городком пули, количество которых резко возрастало в темное время суток — из-за ночных вражеских вылазок. Чтобы защитить персонал и пациентов, главноуправляющий РОКК И.П. Балашев распорядился возвести между общинными зданиями целую систему заборов-ширм. Аптека при общине При Мариинской общине традиционно действовала аптека, готовившая лекарства как для больницы общины, так и для раздачи приходящим пациентам. Аптека размещалась в здании больницы, а вот аптечный склад и склад перевязочных материалов находились в здании при управлении главноуправляющего РОКК. Запасы на этих складах были столь значительными, что в Мариинскую больницу обращались за лекарствами многие военные госпитали вплоть до самой капитуляции Порт-Артура в декабре 1904 г. (краснокрестные госпитали вообще были оснащены лучше военных). Отпуск велся по требованиям врачей — каждый раз с особого разрешения помощника главноуполномоченного КК. Правда, в конце июля 1904 г. попавший в аптечный склад снаряд погубил немало ЛС, но пожара не было, и остались еще приличные запасы. Община была немногочисленной (по сравнению с той же петербургской Евгеньевской), и в ее штате не было предусмотрено место для специалиста с фармацевтическим образованием. Аптекой заведовала одна из сестер милосердия, имевшая соответствующую подготовку и опыт, — сначала это была сестра Иванова, затем сестра Гаршина. В сентябре 1904 г. аптеку при Мариинской больнице возглавил бывший частный провизор Вейнбаум. Однако, по отзыву главврача П.А. Розанова, он не отличался особой аккуратностью, а при постоянном росте нагрузки на больницу и ее аптеку это заметно мешало делу. Поэтому после расформирования в конце февраля 1905 г. медицинского отряда плавучего госпиталя “Монголия” в Мариинскую больницу (и аптечный склад) КК был командирован провизор Михаил Семенович Фейгельсон. У него уже был огромный опыт работы в военных условиях: отряд “Монголии” находился в Порт-Артуре с 27 февраля 1904 г. Именно М.С. Фейгельсон “поставил аптеку на должную высоту, всегда аккуратно выполняя все требования врачей”. В помощь Фейгельсону были приданы фельдшер и санитар. По отделениям Мариинской больницы были устроены аптечки — для экстренных случаев. К тому же больничная аптека обеспечивала отпуск по рецептам военных врачей. В среднем в день отпускалось до 100 рецептов. Долгий путь на Родину Медицинский отряд Мариинской больницы КК покинул сданный Порт-Артур самым последним — в конце апреля 1905 г. В товарных вагонах и на открытых платформах госпиталь был перевезен японцами в порт Дальний (Далян), где русских разместили в женской гимназии. М.С. Фейгельсон отмечал плохое отношение к русским сотрудникам КК местной администрации: спать заставили на полу, на циновках, горячей пищи и чая не давали. Пришлось обходиться своими скудными припасами, взятыми из Артура. К тому же покидать пределы гимназии не разрешалось. Отряду пришлось перенести массу унизительных и ненужных формальностей. На следующий день, 29 апреля 1905 г., медперсонал и больных погрузили на плавучий госпиталь японского морского ведомства “Миочино-Мару”. День перехода русским пришлось тесниться в двух трюмах, причем сестры милосердия были помещены вместе с мужчинами. Правда, после уговоров русских врачей больным был все-таки выдан теплый бульон. Один больной умер и был похоронен в море. В Чифу отряд пересел на зафрахтованный российским правительством пароход “Мюнхен” и был доставлен в тот же день в Шанхай, где и провел три месяца в ожидании отправки в Россию. Огромную пользу во время осады принесли частные аптеки Порт-Артура. Квантунская аптека функционировала до самой капитуляции Порт-Артура, служа важным подспорьем всем госпиталям благодаря отличным запасам лекарственных средств. Аптека Бишофа закрылась в августе 1904 г., т. к. израсходовала все ресурсы и к тому же сильно пострадала от вражеских снарядов. Фармацевты вольных аптек служили в тяжелейших условиях, причем часть из них перешла на службу во вновь открытые военные госпитали, внеся посильную лепту в защиту Порт-Артура. В Шанхае под госпиталь сначала выделили два помещения в разных концах города, что было очень неудобно. Однако в конце концов госпиталь осел в красивом большом здании в три этажа. Всем выздоравливающим и здоровым нижним чинам, равно как и санитарам, были выданы одинаковые костюмы и фуражки цвета хаки. Кормили пациентов и персонал хорошо, но это обходилось в круглые суммы. За качеством еды следили дежурный врач и сестра-хозяйка. Аптека шанхайского госпиталя была бедна, так что приходилось отовариваться в местных аптеках, в основном в аптеке немецкой диаспоры. Все было очень дорогим, т.к. привозилось из других стран. Аптека Фейгельсона работала в усиленном режиме. Кроме госпиталя она обслуживала амбулаторных пациентов (в общей сложности более 1 тыс. посещений), а также другие госпитали Красного Креста, довольно многочисленную русскую общину и моряков российских судов. Аптека функционировала с 9 до 13 и с 17 до 19 часов. Для экстренных случаев все необходимое было у дежурной сестры. За три месяца аптека выдала около 2,5 тыс. рецептов. Число пациентов госпиталя постепенно росло: после Цусимского морского боя 14—15 мая 1905 г. в Шанхае появилось много раненых и больных. Конечно же их размещали в краснокрестном госпитале. Через некоторое время в Шанхай пришел плавучий госпиталь “Кострома”, который доставил еще 80 человек. Наконец было решено приспособить под госпитальные нужды огромный океанский лайнер “Мюнхен”, только отремонтированный в Шанхайском порту. Переоборудование обошлось, по словам Фейгельсона, более чем в 10 тыс. руб., но вложенные деньги себя вполне оправдывали. К началу августа 1905 г. на “Мюнхене” были устроены в высоких трюмах удобные палаты, оборудованы операционная, ванные, душевые, изолятор, особое отделение для арестантов, переданных японцами из тюрьмы Порт-Артура. Всюду была паровая и электровентиляция. Для пресной воды поставили новые цистерны, для припасов установили хороший холодильник. Во всех отделениях были устроены шкафчики для медикаментов. В каютах парохода удобно расположился персонал госпиталя и больные офицеры. Судовая аптечка занимала небольшую каюту напротив главной машины, поэтому в помещении стояла невыносимая жара. Ни окошко, ни вентилятор не спасали — помещение было тесное и неудобное. К счастью, плавание было недолгим, а работы провизору на этот раз было немного. За 38 дней путешествия было отработано примерно 400 рецептов. Наконец 19 сентября 1905 г. “Мюнхен” прибыл в Одессу, 329 пациентов были помещены в военные госпитали, а отряд РОКК распущен. Командировка провизора Михаила Фейгельсона в итоге растянулась на 1 год и 7 месяцев, включив в себя тяжелейшую и опаснейшую работу в осажденном Порт-Артуре и тяготы последующего существования в условиях полуплена. Такова была плата отдельно взятого фармацевта за “маленькую победоносную войну” огромной Российской империи с маленькой островной Японией. Родина оценила его заслуги: провизору судна “Монголия” Фейгельсону, как и аптекарю Дальнинской больницы провизору Игнатию Антоновичу Кохановскому и управляющему аптекой госпитального судна “Кострома” Юлиану Рудольфовичу Фрузинскому, был вручен знак Красного Креста. Кроме того, Фейгельсон и Кохановский, как участники обороны Порт-Артура, были высочайше пожалованы орденом Св. Анны 3-й степени с мечами. Уже в 1908 г. орденом Св. Станислава 3-й степени был награжден бывший аптекарь госпитального судна РОКК на Дальнем Востоке “Орел” отставной коллежский асессор провизор К.В. Кондратьев. Мария Кунките

leonikonst: На Удомельско-Богословском погосте (Удомельский район Тверской области) сохранилась могила врача Павла Павловича Стеблова (ум. 21.05.1942). Это двоюродный дед актера театра и кино Евгения Юрьевича Стеблова. По его сообщению Павел Павлович был участником обороны Порт-Артура. Информация о нем в Российском медицинском списке: 1901. Родился в 1875г. Лекарь. В службе с 1899г. Младший врач 22 пехотного полка. Остроленка, Ломжин. 1902. Младший врач 17-го флотского экипажа. Кронштадт. 1908. Надворный советник. Младший врач 7-го флотского экипажа. Кронштадт. 1924. Врач больницы пос. Удомля Вышневолоцкого уезда Тверской губернии. Буду благодарен любой информации о его участии в обороне Порт-Артура. P.S. Также в "списке" упоминается его брат - Анатолий Павлович Стеблов. На 1908г. коллежский асессор, младший врач 1-го флотского экипажа (Кронштадт).

Dmitry_N: в Артуре был Анатолий Павлович Стеблов, а не Павел Павлович. Но надо покопать в этом вопросе...

leonikonst: Dmitry_N, большое спасибо. Попробую тоже покопаться в местных архивах. Вообще удивительная история: в 1918 году добилась открытия больницы в поселке Удомля Раиса Алексеевна Попова, жена изобретателя радио Александра Степановича Попова. Она и стала ее первым врачом. Поповы купили дачу рядом, в Лайково, в 1905г. После революции семья Поповых спасалась здесь от голода. Дочери Попова работали учительницами. В 1920г. по документам из армии вернулся доктор П.П.Стеблов и заменил Р.А.Попову.

Dirk: leonikonst пишет: Раиса Алексеевна Попова ???

Dmitry_N: leonikonst В медицинском списке 1905 у Анатолия Павловича написано, что он, числясь по 1 флотскому экипажу, находится на Дальнем Востоке. Либава - понятно, не понимаю, что такое Гроб. А Павел Павлович на 1916 не имел боевых наград и знаков Артист Евгений Стеблов просто двоюродных дедушек перепутал

leonikonst: Dirk пишет: ??? Именно Раиса Алексеевна Попова (ур. Богданова (1860-1932)). http://www.pravnuchka.ru/zhena.html



полная версия страницы