Форум » Гражданская война » Дальний Восток. » Ответить

Дальний Восток.

Автроилъ: ЗА ВЕРУ И СПАСЕНИЕ РОДИНЫ Козько Виталий Анатольевич Русский остров – дальневосточный Кронштадт. Еще в конце прошлого века на его территории началось возведение фортов и батарей. К началу Первой мировой войны Русский остров превратился в важнейший узел сопротивления, преграждающий с юга подступы к Владивостоку. До семнадцатого года доступ на остров был ограничен: без пропуска коменданта крепости туда никого не пускали, въезд же иностранцев туда был вовсе запрещен. Но с приходом «великой и бескровной» все изменилось. Какие только флаги не развевались в русском городе, и какие только иноземцы не бродили по русским фортам. На Русский же остров ехали и селились все, кто хотел. Здесь образовались даже притоны преступников. В октябре 1918 года полковник Сахаров получает назначение во Владивосток, чтобы там, на Русском острове, собрав 500 офицеров и 1000 солдат готовить из них кадры для будущего армейского корпуса. Английский генерал Нокс при этом обещал от имени британского командования всестороннюю помощь. Вскоре была создана Учебно-инструкторская школа, которая разместилась в казармах 36-го Восточно-Сибирского полка и 3-го Владивостокского крепостного артиллерийского полка, находившихся в бухте Новик на южном ее берегу. Курсанты школы были разбиты на три батальона. В 1-м батальоне готовили офицеров, командиром его был полковник Б.И. Рубец–Масальский. В двух других батальонах готовили унтер-офицеров. В 1-м батальоне в каждой из четырех рот изучались одна из следующих специальностей: в 1-й роте - пулеметное дело, во 2-й - саперное дело, в 3-й - служба связи, в 4-й - автомобильное дело. Первые две недели обучения были очень тяжелыми, но постепенно все втянулись. После же трех месяцев работы строевая и полевая подготовка унтер-офицерских батальонов, не говоря уже о 1-м офицерском батальоне, по собственному признанию генерала Сахарова, не оставляла и желать лучшего. Генерал Нокс от имени Британской армии преподнес школе подарок: знамя, представляющее собой соединение русского национального и Андреевского флага с образом св. Георгия Победоносца и с надписью «За веру и спасение Родины» 1-го января 1919 года состоялось освящение этого знамени в военной церкви и парад. В феврале 1919 года офицеры и унтер-офицеры прошедшие обучение школы были отправлены на укомплектование трех Сибирских дивизий: 12-й, 13-й, 14-й. (Омск, Ново-Николаевск, Томск). Наладив дело с новым набором в школу для продолжения курса, г. Сахаров в середине марта 1919 г. отправился вслед за первым выпуском в Омск. На место г. Сахарова ввиду его отъезда был назначен полковник Плешков – кавалерист, гвардеец, спортсмен-наездник с мировым именем. Полковник Плешков был по характеру мягким, миролюбивым, склонным проводить время в кругу семьи. На должность начальника школы больше подходил командир 1-го офицерского батальона полковник Рубец-Масальский. Он был совсем не на много моложе полковника Плешкова в этом чине, по выпуску же из военного училища полковник Рубец был старше Плешкова на восемь лет. В отличие от Плешкова полковник Рубец был властным беспокойным человеком. В дальнейшем 1-й батальон укомплектовывался уже не офицерами, повторяющими курс и восстанавливающими в себе дух и облик офицера Старой армии, а молодежью-юнкерами, которые по прохождении четырехмесячного курса должны были выпускаться в строевые части портупей-юнкерами, и здесь по прошествии двух-трех месяцев службы войсковые начальники могли представить их к производству в подпоручики. С августа по Владивостоку поползли слухи, что генерал Гайда, бывший командующий Сибирской армией и отрешенный от должности после того, как аппетиты этого честолюбца перешли границы всего возможного, приехал во Владивосток и затевает политическое выступление. По инициативе полковника Рубца и с разрешения начальника школы поручик Суражкевич организовывает контрразведку школы. Он проверяет слухи о положении в городе и результаты докладывает полковнику Рубцу. Юнкеру 3-й роты Соколову была поставлена задача: заручившись доверием гайдовцев войти в их организацию, чтобы своевременно информировать школу обо всем происходящем в эшелонах Гайды. Однако скоро он был заподозрен в двойной игре и убит. В подавлении выступления Гайды принимали участие два батальона школы под командованием полковника Рубца: 280 юнкеров и 26 офицеров, вооруженные 6-ю пулеметами. Позднее в качестве подкрепления были переброшены две роты 3-го батальона под командованием полковника Добровольского. Гардемарины капитана 1-го ранга Китицына перекрыли пути отхода мятежников по Нижне-Портовой улице. К концу боя к вокзальной площади подошел взвод русских легионеров штабс-капитана Хопкова, недавно прибывшего из Франции. Бронепоезд «Колмыковец» оказал действенную помощь во время боя и, хотя был сведен мятежниками с рельсов, не позволил им соединится с портовыми рабочими Эгершельда. Перед штурмом вокзал был обстрелян из орудия, приданного отряду полковника Рубца. А со стороны акватории бухты «Золотой Рог» восточную часть вокзала обстрелял миноносец «Лейтенант Малеев». Общая численность мятежников, сосредоточившихся в здании железнодорожного вокзала, товарной станции и эшелонах, стоящих на привокзальных путях, достигала 2000 человек, с учетом примкнувших к ним Морских стрелков. Это были портовые и железнодорожные рабочие, солдаты и военнослужащие, прибывшие в эшелонах из Сибири вместе с генералом Гайдой. Интересен и показателен тот факт, что восставшие не имели сочувствия среди местного населения, главным образом, из-за того, что во главе их стоял иноземец. Восстание было делом рук эсэров и большевиков и Гайда только случайно возглавил мятеж, оказавшись в кульминационный момент во Владивостоке. Эсэры воспользовались его конфликтом с Верховным правителем, сделав ставку на ущемленное самолюбие опального генерала. Октябрьское восстание 20-го года эсэров и большевиков во Владивостоке провалилось так же, как и аналогичное восстание в Питере, в июле 17-го года, организованное теми же персонажами – эсэрами и большевиками. С победой над Гайдой Верховный правитель поздравил школу по телеграфу и произвел всех юнкеров, участвующих в подавлении восстания, в портупей-юнкера, а портупей-юнкеров – в подпоручики, офицеры же представлены к наградам. 19-го декабря в школе состоялся торжественный молебен Господу Богу по случаю победы, а кроме того, была отслужена панихида по зверски убиенным Императору Николаю и его семье. Похороны погибших участников подавления восстания состоялись на Эгершельдском военном кладбище. Перед открытой могилой говорились речи. Сильное впечатление на всех произвело выступление Николая Дионисьевича Меркулова, говорившего с большим эмоциональным подъемом.

Ответов - 242, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Серж: Lot пишет: крайний справа Иодковский Э.И. (биография выше.). Уважаемый Lot , нашел только биографию на Слюза (как и его интереснейший рассказ ) а нет ли у Вас биографии на Эдмунда Иосифовича Иодковского? Дело в том, что его брат Феликс был кадетом МКК в Севастополе 1916-1917 (остался в СССР)... У меня есть биографии семьи Иодковских (в черне) и могу поделиться... но вот нет данных их рождения Эдмунда и Феликса... Увы. У них был ещё один брат Витольд 1906 года рождения... Вся семья до 1917 - проживала на станции Строгань, Смоленской губернии... С уважением, Серж.

Lot: Серж, не вопрос. Мои земляки, из Смоленской губернии. Выше в "Бюллетене" некоторая неточность по поводу смерти Эдмунда. ИОДКОВСКИЙ Эдмунд Иосифович (21.11.1899 – 1940), корабельный гардемарин (произведен 11.04.1920 г. пр. нач. МУ). МУ, 1920 г. потомст. дв. Гродненской губ. В 1914 г. зачислен в 6 роту МК. В 1917 г. в составе роты переведен в ОГК. В составе 3-й роты ОГК 03.10.1917 г. убыл для прохождения практики на ДВ. С 12.11.1917 г. в загран. плавании на ВКР "Орел". 16.01.1919 г. прибыл с эшелоном гардемарин на п/х "Пенза" во Владивосток. 18.01.1919 г. зачислен в МУ. 31.01.1920 г. в составе МУ на ВКР "Орел" эвакуировался из Владивостока. 11.04.1920 г. произведен в корабельные гардемарины начальником МУ в Сингапуре. После прибытия "Орла" в Дубровник, остался в Югославии. Эмигрировал. Капитан 2 ранга польского флота. В сентябре 1939 г. командир монитора «Вильно» Речной (Пинской) флотилии ВМС Польши. Попал в советский плен, в апреле – мае 1940 г. расстрелян в Харькове сотрудниками НКВД. С 8.10.1922 г. член «Кружка МУ во Владивостоке – «Звено», Белградский отдел. Есть фото монитора "Вильно" С уважением, Lot.

Серж: Lot пишет: не вопрос. Спасибо! Вот мои наработки по семье Иодковских... исправления и замечания приветствуются... Иодковский Леон Иосифович – из дворян Гродненской губернии польского происхождения. Кадет Морского Е.И.В.Н.Ц. Кадетского корпуса в Севастополе с сентября 1916 года. Поступил на общих основаниях, как сдавший экзамены и выдержавший конкурс. Является кадетом первого набора открытого МКК в Севастополе у бухты Голландия. Обучался в корпусе до июня 1917 года. После закрытия МКК Временным правительством был переведен Морское училище (бывший Морской Кадетский корпус) в Петрограде, в котором обучался до дня ликвидации МУ большевиками в марте 1918 года. Дальнейшая судьба неизвестна. Иодковский Феликс Иосифович – из дворян Гродненской губернии польского происхождения. Кадет Морского Е.И.В.Н.Ц. Кадетского корпуса в Севастополе с сентября 1916 года. Поступил на общих основаниях, как сдавший экзамены и выдержавший конкурс. Является кадетом первого набора открытого МКК в Севастополе у бухты Голландия. Обучался в корпусе до июня 1917 года. После закрытия МКК Временным правительством был переведен Морское училище (бывший Морской Кадетский корпус) в Петрограде, в котором обучался до дня ликвидации МУ большевиками в марте 1918 года. Остался в СССР. Дальнейшая судьба неизвестна. Был женат на Алевтине Митрофановне – в девичестве Калашникова из Боброва, сын. Сын: Иодковский Эдмунд Фелексович – родился 6 августа 1932 года в Москве. Известный поэт, прозаик, журналист. В 1948—1953 гг. учился на факультете журналистики МГУ. По окончании некоторое время работал в газете «Алтайская правда». Написал слова нескольких массовых песен, в том числе «Едем мы, друзья» - Гимн целинников, с сакраментальными строками «Партия велела, Комсомол ответил «Есть!»». В 60—80 гг. руководил литературным объединением, которое было сначала официальным, в ДК Метростроя и других местах, затем неофициальным, домашним. Талантливый поэт «шестидесятник». В 90-х гг. был главным редактором газеты «Литературные новости», сотрудничал в толстых литературных журналах. Активно участвовал в политической жизни России в начале бурных 1990-х. Погиб 13 мая 1994 года в результате несчастного случая — был сбит автомашиной. Братья: Иодковский Эдмунд Иосифович – из дворян Гродненской губернии польского происхождения. После окончания гимназии гардемарин Отдельных Гардемаринских классов (ОГК). Менее чем за месяц до Октябрьской революции гардемарины ОГК были отправлены из Петрограда во Владивосток для учёбы на вспомогательном крейсере «Орёл», на котором они должны были совершить заграничное плавание. В плавании на крейсере «Орел» под командованием Начальника ОГК капитана 1 ранга Китицына М.А. В белых войсках Восточного фронта. С 1 декабря 1918 года в Морском училище Владивостока, открытого по распоряжению адмирала Колчака А.В. После наступления Красной армии на Владивосток – 31 января 1920 года эвакуировался в составе МУ на крейсере «Орел». Корабельный гардемарин от 2 апреля 1920 года – после сдачи экзаменов при вынужденной стоянке на рейде Сингапура. После прибытия властителей моря – гардемарин Владивостока в Константинополь, эмигрирует в Польшу. Поступает на службу в польский Военный флот. Был женат, о детях сведений нет. Командир монитора «Вильно» Отдельного отряда реки Припять Речной (Пинской) флотилии ВМФ Польши, капитан флота. В сентябре 1939 года попал в советский плен. Был расстрелян апрель-май 1940 года советскими войсками (НКВД) в Харькове. Иодковский Витольд Иосифович – родился в 1906 году на ст. Строгань, Смоленской губернии. Поляк, грамотный, б/п, инженер по труду в Ювостройтресте. Проживал в г. Валуйки, Белгородской области. Был арестован 25 декабря 1937 года. Приговорен: Комиссия НКВД и Прокурора СССР 21 февраля 1938 г., обв.: по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР. Расстрелян 5 марта 1938 г. Реабилитирован 1 июня 2001 г. прокуратура Белгородской области. Источник: Книга памяти Белгородской обл. Отец: Иодковский Иосиф Юлианович – из дворян Гродненской губернии, сын ссыльного по политическим мотивам (Польское восстание 1863-1864) дворянина Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского Юлиана Иодковского. Освобожденного Высочайшим повелением в мае 1871 года «от надзора полиции с дозволением им жить повсеместно, за исключением столиц и столичных губерний» и «с оставлением в своей силе воспрещения всем им вступать в государственную и общественную службу». Проживал с семьей до 1917 года под городом Смоленском, недалеко от железнодорожной станции Строгань. Мать: Мария-Юзефа Федоровна Иодковская – дворянка, имела землевладения в Елизаветградском уезде, Херсонской губернии на 1909 год. ...сверю и кое-что поправлю согласно Вашей выкладке. С уважением, Серж.

Lot: Серж пишет: С 1 декабря 1918 года в Морском училище Владивостока, С января 1919г. Серж пишет: Корабельный гардемарин от 2 апреля 1920 года От 11 апреля (2 апреля по ст.с., Пасха). В Приморье и на "ОРЛЕ", соответственно, с 1918г. пользовались "новым стилем". А когда "ЯКУТ" прибыл в Севастополь, то там старый стиль был, во где путаница началась! А остальное можно сверить по вышеприведённой биографии. Да, в Константинополе он не был. Китицин предоставил всем отпуск на 2 месяца. И большинство гардемарин осталось в Дубровнике. Немного дополню. Выше разбирались с Юнаковым. Так вот, те кор. гардемарины, которые после Дубровника приехали в Бизерту, остались в прежнем звании. А те, кто ходил в Крым, получили мичманов. С уважением.Lot.

Серж: Lot пишет: А те, кто ходил в Крым, получили мичманов. ...тоже не все. Спасибо! Да "со стилями" - не всё тик-так... Это, правда, не очень влияет на биографическую фабулу... но! С уважением, Серж.

Lot: Серж пишет: ..тоже не все. А здесь поподробней, пожалуйста. Я имел в виду корабельных гардемаринов. Или кто то не получил? Белавенец, я чего то его упустил.

Серж: Lot пишет: А здесь поподробней, пожалуйста. ...попожжее... С ув. С.

Lot: Lot пишет: Предположительно, рядом с Меркуловым Афросимов Б.С. (3 нашивки за ранения). Пардон. На фото Делимарский Михаил Константинович. 31 мая – 1 июня 1922 г. во Владивостоке произошел переворот. Народное собрание, опираясь на поддержку частей 3-го корпуса каппелевской армии во главе с генералом В. Молчановым, объявило о свержении братьев Меркуловых. После переворота Н.Д. и С.Д. Меркуловы перебрались в дом А.Д. Старцева и члены правительства попросили начальника штаба командующего флотилией капитана 1 ранга Н.Ю. Фомина прислать им вооруженную охрану из числа морских стрелков контр-адмирала Г.К. Старка. 80 человек были расквартированы в свободных комнатах рядом с комнатой председателя правительства С.Д. Меркулова и выставили караул вокруг дома. Командующий флотилией контр-адмирал Г.К. Старк в это время отсутствовал – был несколько дней в Ольге. По свидетельству Ф.Ф. Филимонова: "…правительство, опершись на Сибирскую флотилию, объявило каппелевское командование мятежниками". Филимонов Б.Б. Конец белого Приморья. Изд. Русского книжного дела в США. Victor Kamkin Inc., 1971. С. 35. Для охраны была выделена Отдельная морская десантная рота батальона «Морских Стрелков». На 1 апреля 1922 г. в роте числилось 97 человек, в том числе лейтенанты Сеньковский, Благиных, Докукин, Крапин, Котельников; мичманы Делимарский, Немцов, Петренко, Рябов; капитан Свенцицкий; поручики Кудряшев, Мезенцев; подпоручики Аунин, Васильев, Куницын, есаул Лещев. По состоянию на 1 мая 1922 г. в именном списке роты состояло 80 человек, в основном стрелки были из числа матросов, а не солдат; на 1 августа 1922 г. на довольствии в роте стояло 92 человека и 85 прикомандированных от 2-го Уральского стрелкового полка; на 1 сентября 1922 г. - 102 человека[ii]. РГА ВМФ. Ф. Р-2028. Оп. 1. Д. 124. Л.10. [ii] РГА ВМФ. Ф. Р-2028. Оп. 1. Д. 105. Л.Л. 54, 78 /об.; ГАПК. НСБ. Пр. ком. Сиб. фл. № 496 от 23.06.1922 г.

Lot: 01 пишет: Транспорт "Взрыватель" минного батальона Владивостокской крепости. С другого ракурса. 02.05.1920г.

Lot: "АДМИРАЛ ЗАВОЙКО", март 1923г. Владивосток, Дальзавод. С крупной звездой на рукаве комиссар корабля Орловский С.К., бывший гардемарин ОГК. Проходил практику на "Орле" в 1917-1918гг.

Lot: Lot пишет: Тогда продолжу про Слюза К.А. Несколько цитат М. Г. Торновский «События в Монголии — Халхе в 1920–1921 годах. Военно — исторический очерк (воспоминания)» Бунт в бригаде генерала Резухина. Лагерь стал засыпать. Настроение в лагере было жуткое. Неслышно было ни песен, ни шуток. Молитва в этот вечер пелась с каким-то особым вдохновением. Как только в лагере наступило успокоение, в палатке командира 2–го полка полковника Хоботова собрались полковник Кастерин и войсковой старшина Слюс и окончательно порешили, что генерал Резухин не пойдет против генерала Унгерна и, как ни жаль Резухина, но, спасая жизнь 2500 всадников и офицеров, нужно пожертвовать и им, другого пути нет. Откладывать принятого решения на долгий срок нельзя, так как в ближайшие же дни будут арестованы все неугодные офицеры, поскольку оба генерала, наверное, знают о заговоре. На том и порешили. Приведение плана исполнения взял на себя храбрейший из храбрых, войсковой старшина Слюс. Он пошел в бывшую свою 5–ю сотню и вызвал прапорщика Хлебникова, урядника и еще двух казаков. Все взятые Слюсом были люди, преданные своему бывшему командиру сотни. Знали или нет эти всадники, куда и зачем ведет их Слюс — неизвестно, но, скорее всего, первые двое знали. Заговорщики двинулись к палатке Резухина. Проходя мимо крепко спавших ординарцев, они забрали винтовки и шашки конвойцев и спрятали в ближайших кустах. Перед входом в палатку Резухина догорал костерок. По одним данным, генерал Резухин спал в палатке, по другим — у костра вместе с ротмистром Нудатовым, который выполнял при нем временные обязанности начальника штаба. Точно известно, что Резухин спал с обутой одной ногой, а сапог с другой ноги был у входа в палатку. Заговорщики приблизились к палатке генерала. По одним сведениям, Слюс вступил с проснувшимся Резухиным в переговоры о принятии в командование дивизии и устранении Унгерна, на что последовал категорический отказ, по другим, наиболее верным, заговорщики, подойдя к палатке, открыли по ней огонь. Резухин, будучи раненым куда-то в верхнюю часть тела (кажется, в предплечье), вскочил и бросился к лагерю, отстреливаясь от заговорщиков из браунинга, взывая: “Хоботов! Второй полк, ко мне!” Он пробежал 4–ю сотню и на границе между 4–й и 5–й сотнями остановился. Лагерь проснулся. Всадники, частью 4–й сотни, частью 5–й сотни окружили генерала Резухина, выражая ему свое соболезнование. Полковник Хоботов подбежал к 5–й сотне и скомандовал: “По коням!" Сотня села на коней. Тем временем заговорщики не отставали от Резухина. Слюс, расталкивая всадников, окруживших кольцом Резухина, выдвинул вперед урядника и, передавая ему револьвер, приказал стрелять в голову. Раздался выстрел, и Резухин с простреленной головой (восемнадцатая рана) упал мертвым. Ротмистр Нудатов направил револьвер на урядника, но войсковой старшина Слюс отвел его руку и сказал: “Успокойтесь, успокойтесь… Все кончено…” Н. Н. Князев "Легендарный барон" "Генерал Резухин вечером 17 августа перешел р. Эгийн-гол со 2–м полком, а 1-й конный полк по каким-то соображениям оставил на левом берегу. Почему генерал расставил полки на ночь таким способом? Опасался ли он красных (хотя накануне мы говорили о том, что бригада регулярной советской конницы находится на Селенге, верстах в 100–150 от нас), или же желал предохранить пока еще вполне надежный 1–й полк от воздействия на него более разложившегося 2–го полка? Если это так, то понятно станет, почему Резухин переправился со 2–м полком: долг службы требовал держать этот полк в сфере своего непосредственного наблюдения. Генерал выбрал для своего бивака очаровательный уголок. Расположился он на ночлег у опушки рощи, заполнившей извилину реки, саженях в пятидесяти от 4–й забайкальской казачьей сотни. Взошла луна, и на освещенной ею южной стороне неба четко обрисовались зубцы недалекой горной цепи. Генерал Б.  П.  Резухин и его личный адъютант, ротмистр Нудатов прилегли у костра и вскоре задремали под нежный шелест листьев и мягкие всплески реки о прибрежные камни. Когда лагерь успокоился, в палатку командира 2–го полка явились по его вызову старшие офицеры. Помощник командира, полковник Кастерин предложил собравшимся немедленно порвать все сношения с бароном Унгерном. Полковник изложил в общих чертах обстановку, которая позволяла изменить утром маршрут и пойти не вслед за бароном, а самостоятельной дорогой, придерживаясь кратчайшего направления на восток. Но подчеркнул, что в разрешении этого вопроса встречалось существенное затруднение: было трудно рассчитывать на согласие командира бригады, ведь никто не знал и не мог взять на себя смелость предрешить, как отнесется генерал к предложению уйти от барона, к тому же выраженному в категорической форме. Собравшихся членов “инициативной группы” главным образом беспокоило то, что Резухин неоднократно демонстрировал свою исключительную преданность Унгерну, и особенно показателен был случай оскорбления его действием на перевале, после боя у Ново-Дмитриевки, когда барон позволил себе нанести генералу несколько ударов. В заключение помощник командира полка резюмировал свою мысль следующими словами: “Всем нам, господа, жаль Резухина, но что же делать?.. Если он останется в живых, разве мы можем поручиться, что он согласится на наше требование вести нас на Дальний Восток? Если он не расстреляет нас теперь, то, вероятно, уничтожит при первой же возможности. Поэтому пусть умрет один Резухин, чем погибнут многие”. Высказанные слова вполне соответствовали умонастроению большинства из присутствовавших офицеров и… возражений не последовало. Выполнение убийства возложено было, в порядке дисциплины, на войскового старшину С., двадцатилетнего юношу, сделавшего головокружительную боевую карьеру в бароновских частях. С. приказал прапорщику — забайкальцу Хлебникову с несколькими казаками-оренбуржцами следовать за ним и стал красться по направлению генеральской ставки. На опушке леса заговорщики поползли. Ординарцы слишком легко позволили разоружить себя. Хотя никто из них не сделал попытки предупредить генерала об опасности, все же получилось некое подобие борьбы и генерал, услышав шум, громко спросил: “Кто здесь?” Войсковой старшина С. с маузером, а Хлебников с карабином бросились к генералу. Генерал Резухин и ротмистр Нудатов побежали к ближайшей сотне. Командир бригады закричал: “Полковник Хоботов, 2–й полк, ко мне!” Хлебников некоторое время преследовал генерала, стреляя по нему вдогонку. Резухин отстреливался из карманного маузера и одним из выстрелов раздробил ложе карабина прапорщика. Звуки выстрелов мгновенно всколыхнули лагерь. На обоих берегах Эгийн-гола люди схватились за оружие, полагая, что произошло нападение красных. Генерал Резухин и Нудатов побежали в 4–ю сотню. Генерал был ранен (вероятно, в восемнадцатый раз). Казаки-забайкальцы засыпали его вопросами: “Ваше Превосходительство, что случилось? Что с Вами? Вы ранены?” и т.  д. “Позвольте Вас перевязать”. Резухин сел на пень. Войсковой старшина С. не преследовал генерала. Он бросился к 5–й сотне и скомандовал: “По коням! Садись!” В сотне все уже было подготовлено и кони поседланы, потому что эта сотня, именно, и учитывалась как сила, с помощью которой свершиться переворот. Захватив из сотни урядника-оренбуржца, С. побежал в 4–ю сотню. Он мгновенно охватил глазом картину и, видя, что все спокойно, подошел к группе казаков, тесным кольцом окружавшей генерала. Вручая свой маузер сопровождавшему его уряднику, С. приказал ему застрелить командира бригады. Тотчас же рука с маузером протянулась через головы казаков, сгрудившихся перед генералом, и почти в упор хлестнула его выстрелом в лоб. Ротмистр Нудатов выхватил наган, чтобы застрелить убийцу, но войсковой старшина С. удержал Нудатова словами: “Успокойтесь, успокойтесь, все кончено”. И ротмистр в состоянии полной прострации отошел в сторону. До крайней степени странно, что никто, кроме личного адъютанта, никак не реагировал на это откровенное убийство. Офицеры и казаки разошлись по сотням, словно ничего особенного не случилось, будто всему именно так и надлежало произойти. Такое равнодушное отношение к убийству ближайшего сотрудника барона показывает, насколько безнадежной казалась унгерновцам идея продолжения борьбы с красными, как на монгольской территории, так и в Урянхае, и что настало время расплаты за злоупотребление ташуром." "Монгольские и китайские названия изменены согласно транскрипции, принятой в настоящее время. Имена “Джамбалон, Клингберг, Костромитин, Слюз, Мухаметдинов, Чжан-Ку-ю, Чингиз” везде исправлены на Жамболон, Клингенберг, Костромин, Слюс, Мухаметжанов, Чжан Куню, Чингисхан, Боссий, Ново-Дмитриевка” - примечание редактора Кузьмина С.Л.

Lot: Слюз К.А. Из собрания Плотто А.В.

Lot: Вчера на ряде ресурсов было размещено это фото с такой подписью: "1918г. Владивосток, открытие памятника адмиралу Г.И. Невельскому." http://d-m-vestnik.livejournal.co"m/ http://vk.com/oldvladivostok И эти люди изучают родного города. Чудовищно. Хочу напомнить «историкам» о том, что памятник Геннадию Ивановичу Невельскому был открыт во Владивостоке 26 октября 1897г. Что касается даты- 1918г., опять нестыковка. На фото генералы Иванов-Ринов.П.П. и Хорват Д.Л. Читаем в Википедии про Иванова-Ринова. «23 декабря того же года снят с поста командующего Сибирской армией и отправлен во Владивосток, где был назначен командующим войсками Приамурского военного округа. В мае 1919 года вернулся в Омск». Значит фотография сделана в этом временном отрезке. На фото уже нет снега, но ещё нет листвы на деревьях. Значит весна 1919г. А конкретно - 20 апреля., Пасха. С 1919г. Владивосток живёт по новому времяисчислению. На фото ожидание прохождения Крестного хода. Мужчины без головных уборов, памятник украшен религиозной символикой, хоругви, среди окружения генералов чехословацкий офицер (в 1919г. Православная и Католическая Пасхи совпали.). Ещё фотографии с этого события. Эти фото хорошо известны "историкам", а так как они на форуме бывают, пусть читают.

Уссури: Lot пишет: И эти люди изучают родного города. Чудовищно. Хочу напомнить «историкам» о том, что памятник Геннадию Ивановичу Невельскому был открыт во Владивостоке 26 октября 1897г. На фото уже нет снега, но ещё нет листвы на деревьях. Значит весна 1919г. А конкретно - 20 апреля., Пасха. С 1919г. Владивосток живёт по новому времяисчислению. На фото ожидание прохождения Крестного хода. Мужчины без головных уборов, памятник украшен религиозной символикой, хоругви, среди окружения генералов чехословацкий офицер (в 1919г. Православная и Католическая Пасхи совпали.). Уважаемый Lot, прежде чем укорять кого-то в незнании истории своего города и края нужно хотя бы самому изучить то о чем пишете, и не по Википедии. На фото действительно открытие памятника Невельскому, но после реконструкции. Дело в том что большевики, придя к власти, снесли с монумента двуглавого орла. После смены власти символ государственности был восстановлен. В честь чего были устроены торжества. Точную дату могу уточнить позднее, если интересно. Источника сейчас нет под рукой, мемуары участника тех событий отдал коллеге для изучения. С уважением, Рыжов И.Л.

Lot: Уссури пишет: На фото действительно открытие памятника Невельскому, но после реконструкции. Уважаемый Уссури. Массовый "отстрел" орлов начался при Вр. правительстве. Но на фото я вижу церковную процессию со всей атрибутикой. Уссури пишет: После смены власти символ государственности был восстановлен. А почему на Арке не восстановили? Уссури пишет: Источника сейчас нет под рукой, мемуары участника тех событий Насколько, по вашему, мемуары являются достоверным источником?

Lot: Насколько я помню, звезда на памятнике появилась в 1927г. А в 1960г. большевики восстановили "символ государственности". Парадокс. http://kreiser.unoforum.ru/?1-1-0-00000042-000-30-0-1362814764

Lot: Открытки, возможно, 1918г. Цветная с панорамы и вроде как там "Суффолк" читается, а если он, то 1918, однозначно. Японская, 1918г.?

Lot: Уссури пишет: Рыжов И.Л. Уважаемый Рыжов И.П. Поясните пожалуйста, какие приказы РВС СССР вы использовали в этой своей книге? Насколько мне память не изменяет, то к октябрю 1922г., государства с названием СССР не существовало. У вас ведь описываются события сентября, октября 1922г., так? С уважением, Lot.

Lot: Lot пишет: Цветная с панорамы и вроде как там "Суффолк" читается, Не, "Кент", а за ним "Олбани", значит, конец апреля, начало мая 1919г.

Уссури: Lot пишет: Уважаемый Рыжов И.П. Поясните пожалуйста, какие приказы РВС СССР вы использовали в этой своей книге? Насколько мне память не изменяет, то к октябрю 1922г., государства с названием СССР не существовало. У вас ведь описываются события сентября, октября 1922г., так? Вы с какой целью интересуетесь? Приказы которыми я пользовался в основном наградные и были изданы в 1923-24 годах.

Lot: Уссури пишет: Вы с какой целью интересуетесь? А что нельзя ? Уссури пишет: Приказы которыми я пользовался в основном наградные и были изданы в 1923-24 годах. Спасибо.

Уссури: Lot пишет: Но на фото я вижу церковную процессию со всей атрибутикой Может я Вас удивлю, но в то время любое торжественное мероприятие начиналось с молебна. Lot пишет: А почему на Арке не восстановили? Вопрос не ко мне, я в этом мероприятии не участвовал. Lot пишет: Насколько, по вашему, мемуары являются достоверным источником? Этим лично я верю. К тому же там идет просто описание торжеств с участием представителей церкви и армии. Если кому-то интересно могу позднее написать об этом событии уже более подробно и с установлением даты, хотя я им и не занимался конкретно. На фото памятник без орла.

Lot: Уважаемый Уссури, давайте разбираться. Наше «толковище» началось с того, что мною было отмечено несоответствие в подписях под этим фото на 2-х ресурсах: 1. «Владивосток, 1918». 2. «1918 год. Владивосток, открытие памятника адмиралу Г.И. Невельскому. В центре генерал Хорват и генерал Иванов-Ринов.» Ссылки на ресурсы приведены выше. Мною были поставлено под сомнение подписи фото. В первом случае это явно не 1918г. Lot пишет: Что касается даты- 1918г., опять не стыковка. На фото генералы Иванов-Ринов.П.П. и Хорват Д.Л. Читаем в Википедии про Иванова-Ринова. «23 декабря того же года снят с поста командующего Сибирской армией и отправлен во Владивосток, где был назначен командующим войсками Приамурского военного округа. В мае 1919 года вернулся в Омск». Значит фотография сделана в этом временном отрезке. На фото уже нет снега, но ещё нет листвы на деревьях. Значит весна 1919г. Вас покоробила цитата из Википедии, в ней что-то не так? Но то, что это весна 1919г. я абсолютно уверен. Обратите внимание на проходящие торжественным маршем войска гарнизона уже перешедшие на летнюю ф/о. Не согласны, опровергайте. Во втором случае это тоже не 1918г. и не открытие памятника, как заявлено в подписи. Lot пишет: памятник Геннадию Ивановичу Невельскому был открыт во Владивостоке 26 октября 1897г. Если на фото, как вы пишете, открытие памятника после реконструкции, то подписывайте соответственно и с указанием правильной даты, тогда и вопросов будет меньше. Уссури пишет: прежде чем укорять кого-то в незнании истории своего города и края нужно хотя бы самому изучить то о чем пишете, и не по Википедии. Вас задело что я «кого-то укорил в незнании истории»? Давайте и здесь разбираться. «Стена» в «Контакте», своеобразный ресурс, к коему претензий можно не предъявлять, как и любой социальной сети. Ну пишут себе и пишут, бог с ними. А вот про «Белое Приморье», пожалуй, поговорю. ЖЖ сам по себе интересен, но есть вопросы ко многим подписям под фото и др. Как пример- 23 октября 1922 г. Владивосток. http://d-m-vestnik.livejournal.com/730911.html Только фото это относится к 3 марту 1916г. Вот. http://humus.livejournal.com/3162706.html Или вот http://tsushima.su/forums/viewtopic.php?id=2124&p=232 Нужны ещё примеры? Так что претензии к подписи под «фотографией нашего раздора» не безосновательны.

Lot: Уважаемый Уссури. Если у вас нет претензий к дате снимка и к тому, что это не открытие памятника (которое состоялось в 1897г.), то продолжим разговор. То, что какая-то из предыдущих властей сковырнула сову орла с глобуса, сомнений нет. То, что опять его посадили при Колчаке обратно, верю. Были торжества с войсками и молебном при открытии, безусловно, были. А то, что на этих фотографиях именно «открытие памятника после после реконструкции», сомневаюсь. Уссури пишет: Может я Вас удивлю, но в то время любое торжественное мероприятие начиналось с молебна. Вы меня не удивили, тем более , что я писал не про молебен, а про церковную процессию со всей атрибутикой. А это 2 разные вещи, согласитесь. Смотрите, перед памятником установлены торжественно украшенные врата с иконой на верхней перекладине, флаги, процессия с хоругвями и крестами, как на крестном ходу. На головах орла повешен то ли транспарант с надписью, то ли флаг обращенный в сторону бухты. Это не ткань, коей целиком драпируют памятники перед открытием. На это указывает некая относительная долгосрочность конструкции (2 пары вант) и статичность полотна на всех 3-х снимках. В ином случае это был бы кусок наброшенной ткани с длинным концом для сдёргивания. А может так всегда проходили торжественные мероприятия перед памятником Геннадию Ивановичу? Открытие, уж торжественней мероприятия не бывает. Молебен соответственно был и войска построены. Однако, никаких ворот в лентах, флажках и ветках, икон, крестов, хоругвей. Другое торжественное событие. Теперь проанализируем некоторые фотографии. На первых 2-х фото ожидание процессии, головы офицеров повёрнуты в сторону Успенского собора. Процессия подошла - шапки долой. Проход вокруг памятника. Процессия обошла памятник, следует дальше, или обратно. Войска проходят торжественным маршем (завершение мероприятия). У самого памятника народ не толпится. Если бы это было открытие, то ткань на орле уже сдёрнули. Орёл со всех 3-х фотографий. Вот на анализе всех этих снимков, «подкреплённых знаниями из Википедии», мою и был сделан вывод о том, что на фото празднование Пасхи 20 апреля 1919г. Да, ещё обратите внимание на отсутствие представителей союзных войск. А их мёдом не корми, дай потусоваться на всяких патриотическо-антибольшевистких сходках. О чём свидетельствуют многочисленные фото. Значит, мероприятие сугубо внутреннее. Вполне могло быть и совмещение 2-х торжеств, Пасха и «открытие». Но пока вижу только Пасху. Могу я ошибаться, могу. Так докажите, что на этих фото именно «открытие памятника после реконструкции». Докажите, признаю что был не прав. Я не веду спор ради спора, истина дороже. С уважением, Lot.

Lot: Уссури пишет: Lot пишет: цитата: А почему на Арке не восстановили? Вопрос не ко мне, я в этом мероприятии не участвовал. Нет, к вам. Ранее вы писали Уссури пишет: После смены власти символ государственности был восстановлен. Символ государственности - гербовый орёл был как раз установлен на Арке, а его восстановить духу не хватило. Обошлись стилизованным «символом» на глобусе. И нашим и вашим. Кстати, не в курсе, после реконструкции в 1919г. орёл на памятнике Г.И. Невельского был с коронами? До 1917г. Арка времён Гр. Войны. Даже название поменяли, а вы говорите про символ. Хотя, это к теме разговора не относится. С уважением Lot.

Юрген: Lot пишет: То, что какая-то из предыдущих властей сковырнула сову орла с глобуса, сомнений нет Есть даже боль-мень точная дата сего деяния. В газете «Голос Приморья» за 4 (17) мая 1918 г. была опубликована небольшая заметка: ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ. Гл. редактор! За последнее время по городу усиленно циркулируют слухи, что при снимании орла с памятника Невельскому и Триумфальной арки на улице Петра I-го участвовала команда Владивостокского вольно-пожарного общества. Я, как начальник команды…считаю своим долгом довести до сведения горожан г. Владивостока, что вверенная мне команда никакого участия не принимала. Начальник команды Борисов

Lot: Юрген Что называется "революционный энтузиазм масс". Такое уж времечко было.

Уссури: Уважаемый Lot, попробую Вас переубедить. Хотя вижу, что Вы уже выстроили для себя определенную версию. Вы датируете снимок 20 апреля 1919 г. основываясь на одних предположениях, которые очень легко опровергнуть Вашими же методами. Обратившись к биографии Иванова-Ринова на Википедии Вы выбрали именно тот период нахождения генерала во Владивостоке который подтверждает Вашу версию. Но ведь Иванов-Ринов был во Владивостоке и до дат указанных Вами, то есть до 23 декабря. В мемуарах генерала Колобова читаем: «В октябре 1918 года, вскоре после своего назначения командующим Сибирской Армией и военным министром Сибирского правительства, генерал-майор Иванов-Ринов прибыл во Владивосток». Происходит еще несколько переназначений генерала, в итоге он становиться помощником Верховного Уполномоченного на Дальнем Востоке и Командующим войсками Приамурского военного округа. Болдырев в своей книге пишет, что 5 ноября разговаривает по телефону с Ивановым-Риновым, находящемся во Владивостоке. Вскоре после этого генерала вызывают обратно в Омск. То есть временный рамки присутствия генерала в Приморье увеличиваются, и тогда уже на Ваш довод о том, что на фото якобы уже нет снега, можно с такой же уверенностью ответить, что его еще нет. И войска еще не переоделись в зимнюю форму одежды. Ну а далее я просто вкратце перескажу запись в дневнике военного летчика подполковника Смольянинова, участника этого мероприятия. Запись датируется 4 ноября 1918 г. По инициативе моряков состоялось торжество установки орла на памятнике Невельскому. Орел был прикрыт Андреевским флагом. Перед ним была сооружена деревянная арка, украшенная разноцветными флажками и гирляндами. Началось все с длинной проповеди священника, закончившейся молебном. Под салют миноносцев и японского «Микадо» флаг был сорван. Потом был парад. На торжествах присутствовала икона Божьей Матери, которую затем носили по городу во главе крестного хода. Иностранные представители то же были, но в гражданском платье, считая неудобным официально присутствовать на торжествах при правительстве, ими еще не признанным, только один японец был в военной форме. По-моему доказательства более чем убедительные. Просто никто не пытался докопаться до сути и установить точную дату снимка. Хотя действительно подпись под фото «Открытие памятника Невельскому» вызывает некоторое недоумение своей недосказанностью. С уважением, Уссури.

Lot: Уссури пишет: «В октябре 1918 года, вскоре после своего назначения командующим Сибирской Армией и военным министром Сибирского правительства, генерал-майор Иванов-Ринов прибыл во Владивосток» Тогда ещё погоны не носили, а были Сиб. знаки различия на рукавах. Уссури пишет: Запись датируется 4 ноября 1918 г. И тогда тоже. Да и холодно, а войска в гимнастёрках. Уссури пишет: Под салют миноносцев Где на фото? Там только "Свирь" и полумёртвая "Печенга". Уссури пишет: японского «Микадо» А что такое? Конечно, описано очень правдоподобно. Но я столько обжигался на воспоминаниях, очевидцы одни и те же события по разному описывают, порой расходятся не только в днях, но и в годах. Надо искать ещё источники, одного мало. Я принимаю ваше сообщение как одну из версий, моя атрибутика-вторая версия. Именно уже версия. Хотя, приведённые вами воспоминания значительно весомей. Но, повторяю, нужны ещё подтверждения, бывает, что люди путают разные события. Уссури пишет: По инициативе моряков состоялось торжество установки орла на памятнике Невельскому. Орел был прикрыт Андреевским флагом Да, рассматривая фото, думал, мне показалось. С уважением, Lot.

Уссури: Lot пишет: Под салют миноносцев Lot пишет: японского «Микадо», А что такое? Как написано так я и воспроизвел. Только там вроде "миноноски" а не миноносцы. Смольянинов летчик и мог и не разбираться в кораблях. А салютовать и "Свирь" могла. Lot пишет: Тогда ещё погоны не носили, а были Сиб. знаки различия на рукавах. Погоны в Сибирской армии начали вводить еще в сентябре - октябре. но это никак не касается Дальнего востока. Я не видел ни одного изображения военнослужащих с Сибирскими щитками на рукавах в Приморье. А вот с погонами предостаточно начиная с весны-лета 1918 г. Вероятно на Д.-В. погон и не снимали.



полная версия страницы