Форум » Судьбы морские » Военно-морской союз » Ответить

Военно-морской союз

omitsch: Военно-морской союз Из сборника "Армия и флот" под редакцией В.Орехова и Е.Тарусского, Издательство "Часовой", Париж, 1930 год. Отсканировал 8 стр. о Военно-морском союзе. Ув.форумчане, стоит ли выкладывать ??? Там есть правка от руки, перечеркнутый портрет вице-адмирала М.А.Кедрова с припиской (это результат его походов в советское посольство и обращений к эмиграции после войны 1939-1945 гг.) По техническим причинам пока не удалось .... С ув. Omitsch

Ответов - 23

Автроилъ: omitsch пишет: Отсканировал 8 стр. о Военно-морском союзе. Ув.форумчане, стоит ли выкладывать ??? Несомненно !!!

omitsch: Из сборника "Армия и флот" под редакцией В.Орехова и Е.Тарусского, Издательство "Часовой", Париж, 1930 год.

velbot-067: Большое спасибо. Прекрасный материал.

Автроилъ: Материал прекрасный, в чём нет никаких сомнений, но, если я не ошибаюсь, этот раздел посвящен крепостям русского флота. С уважением...

omitsch: Я про эту накладку уже отписал ув.Wind, он откорректирует.... С ув.Omitsch

Автроилъ: Тема, безусловно, интересная, однако, почему-то совсем заброшена. Сравните с нынешним положением. Вроде тоже осталось за кордоном изрядное число бывших офицеров ВМФ, но о каких-либо организациях, сообществах, союзах и т.п. до сих пор слышать не приходится. С уважением...

ирина1: Уважаемый Капитан! Белая эмиграция уходила как регулярная армия в надежде, что при первой возможности и помощи союзников вернется в Россию.2 миллиона (!). И везде, где они жили-они создавали "Россию в миниатюре":организации, школы, церкви, кладбища...Не брали иностранное подданство,не покупали недвижимость.Гордились, что они русские. И каждый год говорили детям:"Следуюшей весной мы вернемся в Россию". И это ничего общего не имеет с нынешней эмиграцией.Увы..

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу С уважением !

Dirk:

kerbyol: 7-го сентября 1939 г., контр-адмирал Михаил Александрович Кедров, в газете "Последние Новости" № 6737 поместил объявление о сборе сведений о проживающих во Франции бывших моряков Российского Императорского Флота, для передачи Французским органам с целью мобилизации желающих бороться против Германии. Многие откликнулись и, фактически в тот-же день, выслали требуемые сведения. Ответы были самые разные и в форме и в содержании. Был составлен (на французском языке) список имён. Этот ссок не совпадает полностью с полученными ответами. В книге С.В. Волкова всех не нашла. Решила составить для себя таблицу, в которую ввела следующие данные : 1.- Имя 2.- Есть-ли во французском списке ? 3.- Имеется-ли у меня высланные сведения ? 4.- Есть-ли о нём данные в книге С.В. Волкова ? Затем идут указанные лицом сведения 5.- Дата рождения 6.- Место рождения 7.- Что закончил 8.- На чём плавал 9.- Кем работал в сентябре 1939 г. Наверное можно было подойти к делу по другому, но мне так было удобно. Решила поделиться так как п.п.5 и 9 могут дополнить разные базы данных. Ничего не добавляла. Не указывала адрес и другие посторонние замечания, о которых М.А. Кедров не просил (кроме п. 8). Французский список : Сводная таблица данных : С уважением !

kerbyol: Прошу прощения ! Уже заметила опечатки. С уважением !

Серж:

Timofey: Здравствуйте коллеги. в 6 номере Военно-Исторического Журнала была опубликована моя статья о ВМС. Редакция почему-то изменила мое название и подкорректировала мой текст, выкладываю ее в начальном варианте, быть может будет кому либо интересной. Ссылки (всего 82)на источники опускаю. Военно-Морской Союз: образование и деятельность в 1930-х годах Аннотация. В статье исследуется причины образования и деятельность Военно-Морского Союза – объединения морских офицеров на основе дисциплины духовного единения и подчинения своим начальникам в 1930-х годах в эмиграции. Ключевые слова: Русское Зарубежье, Военно-Морской Союз, эмиграция, объединение морских офицеров, Русский Обще-Воинский Союз. Annotation. The article studies the presuppositions of the formation and the work of the navy officers’ organizationcalled Navy Union, which was built up under the principals of the spiritual unity and the submission to the commandersin 1930 years in emigration. Key words: Russian Diaspora,Navy Union, emigration, the navy officers’ organization, Russian General Military Union. Осенью 1924 года главнокомандующий Русской армией генерал-лейтенант П.Н. Врангель объявил о создании Русского Обще-Воинского Союза(РОВС). Само понятие «обще-воинский» означал, что в Союз должны были войти организации и военнослужащие всех родов оружия, в том числе бывшего императорского и белых флотов. О необходимости создания организации морских офицеров, близкой по духу РОВСу, последнему Командующему Черноморского флоту вице-адмиралу М.А. Кедрову в 1920-х годах неоднократно указывали генерал-лейтенант Врангель, бывший главнокомандующий Императорской армии Великий Князь Николай Николаевич , а так же Председатель РОВС генерал А.П. Кутепов . Однако, до конца 1920-х годов создание такой организации было невозможно. Во-первых, генезис организаций военно-морской эмиграции протекал децентрализовано и независимо от командования Русской армии; Во-вторых, в эмиграции военные моряки в силу небольших потерь во время Мировой и Гражданских войн сохранили преимущественно кадровый состав и во главе большинства существовавших организаций находились офицеры, сохранившие монархические убеждения. Запрет Врангеля на участие военнослужащих в политической деятельности, его официальная непредрешенческая позиция «отталкивали» от него моряков. Напротив, политическая активность Великого Князя Кирилла Владимировича, принятие им титула «Императора Всероссийского», создание Корпуса Императорских Армии и Флота(КИАФ) вовлекало в сферу его влияния старшее поколение военно-морской эмиграции, для которого он был одним из «своих» . В третьих, главной целью создания обще-воинских организаций было сохранение армейских структур, единоначалия, и в перспективе, возобновление вооруженной борьбы в России. Главной же целью большинства организаций военно-морской эмиграции было оказание взаимопомощи и решение бытовых вопросов членов «морской семьи». В четвертых, в начале-средине 1920-х годов организации военно-морской эмиграции были финансово и морально независимы от РОВС и Врангеля . И наконец, личные отношения вице-адмирала М.А. Кедрова с высшими морскими офицерами оставляли желать лучшего. Старшие представители «морской семьи» не моги понять его стремительной карьеры в конце Гражданской войны, и завидовали его популярности среди флотской молодежи. Так, бывший начальник Черноморской минной бригады контр-адмирал В.В. Трубецкой , писал адмиралу И.К. Григоровичу : «как он попал, по чьей рекомендации в командующие флотом мне неизвестно, встретился он уже в Париже, на обеде 6 ноября (1926 года), и не скрою, был глубоко возмущен и обижен теми овациями, которые ему делались бизертской молодежью, забывшей совершенно, что среди присутствующих есть много таких, которые во Время Великой войны показали на деле любовь и беспредельную преданность Государю» . А бывший военно-морской агент во Франции капитан 1 ранга В.И. Дмитриев общавшийся с Кедровым в 1920-х годах, считал, «что у него мания величия» . К концу 1920-х годов «морская семья» в целом адаптировалась к жизни в новых условиях: в разных частях света образовалось несколько десятков организаций морских офицеров, в ряде из них настойчиво раздавались призывы к усилению дисциплины; флотская молодежь, получив высшее образование в европейских ВУЗах, жаждала активной деятельности. Слухи из России об экономических трудностях, коллективизации, репрессиях возрождали надежду на возможность возобновления борьбы. Большинство организаций военно-морских эмиграции в 1929 году готовились ко вхождению во Всезарубежное Объединение Морских Организаций (ВОМО), во главе которого находилось руководство парижской кают-компании (как самой многочисленной организации) и казалось, что «морская семья» в эмиграции, наконец, обретает единство. Главной целью ВОМО было сохранение офицеров флота для будущей России, для чего предполагалось «сплотить русских морских офицеров, находящихся в зарубежьи, в прежнюю морскую семью на началах традиций Русского флота и офицерской чести» . Ее достижение руководство ВОМО планировало посредством оказания взаимопомощи, самообразования, сохранения морских традиций и воспитания молодежи. По убеждению одного из идеологов Военно-Морского Союза (ВМС) штабс-капитана С.К. Терещенко его основной целью должна быть «борьба всеми доступными в нашем положении мерами за освобождение Родины» , все же остальное(сохранение кадров, взаимопомощь, самообразование, воспитание морской молодежи, наука) было второстепенным и должно было обеспечивать выполнение главной цели. Все в ВМС должно было подчинено подготовке к борьбе с врагами Родины(большевиками), поэтому он должен был основан на жесткой дисциплине, что и было закреплено в его уставе . Активная часть военно-морской эмиграции в конце 1920-х годов стояла на перепутье, и образование ВМС было связано с выбором пути дальнейшего развития организаций военно-морской эмиграции и определении приоритетов их деятельности. По мнению ряда современников, формальная причина образования ВМС была обусловлена выборами в комитет старшин парижской кают-компании. Дело в том, что при подготовке к ним морские офицеры оказались вовлеченными в «предвыборную борьбу» со всеми ее негативными атрибутами (порочение неугодных кандидатов, составление «списков» и т.п.). Естественной реакцией части офицеров стало желание уйти от этого в своей среде, причем единственным средством достижения этого они видели в объединении вокруг последних «законных» начальников и добровольном и беспрекословном подчинении им. Деятельность вице-адмирала Кедрова и его ближайших помощников в ходе той же предвыборной кампании обусловила массовое обращения к нему, как к последнему командующему Черноморским флотом, бывших подчиненных, с просьбами об объединении на основе дисциплины. Всего таких обращений от офицеров и гардемарин только из Парижа летом 1929 года поступило около 200 , что позволило Кедрову приступить к организационной работе по созданию ВМС. В ее процессе инициативной группой был разработан проект устава ВМС и на основе личных связей проведена разъяснительная работа в большинстве существующих организаций . «Он (Кедров) ведет длительную подготовку и очень мутит… Боюсь, что не удастся избежать раскола» , - писал в октябре 1929 года адмиралу И.К. Григоровичу капитан 1 ранга В.И. Дмитриев. Однако стоит отметить, что о создании ВМС было объявлено только после официального известия об образовании ВОМО. «Теперь, когда таковое состоялось, я считаю своим долгом пойти навстречу столь похвальному желанию морских офицеров объединиться в организацию с такой дорогой нам идеологией офицера и воина», - объяснял Кедров причины образования ВМС, одновременно призывая под свои знамена морских офицеров проживающих вне «столичного» Парижа. Главные цели нового союза: «объединение и сохранение личного состава для создания будущего флота, а так же поддержание тесной связи и единения с нашими братьями по духу – Обще-Воинским Союзом» были впервые опубликованы в октябре 1929 года. Вице-адмирал Кедров считал, что в ВМС вошла большая часть «морской семьи». Однако, анализ имеющихся источников это не подтверждает. С ноября 1929 года по сентябрь 1933 года в военно-морском отделе журнала «Часовой» были опубликованы приказы и распоряжения о зачислении в ВМС 512 офицеров и чинов флота. Изначально для зачисления в ВМС кандидату было необходимо подать рапорт на имя вице-адмирала Кедрова с просьбой об этом. С января 1930 года кандидат должен был рекомендован Председателю местной группы союза двумя членами ВМС, после чего последний выходил с ходатайством Председателю ВМС о зачислении . В 1929-30- годах имели место коллективные зачисления в ВМС. Так на основании рапортов руководителей организаций в союз полностью были зачислены: Объединение Черноморской Минной Бригады , Кружок Морских офицеров Российского Флота в Бухаресте , Брненский Отдел Морского Кружка «Звено» , а так же Лондонский Союз служивших в российском флоте под Андреевским Флагом . Так же были зачислены группы офицеров, объединенных на основе членства в конкретных организациях, территориальной общности или принадлежности к воинским формированиям: инженер-механиков и корабельных инженеров , офицеров и чинов Морского Ведомства в Марсели , Судане , Афинах, Алжире , Праге , соплавателей вспомогательного крейсера «Цесаревич Георгий» и Азовского отряда . Как правило, объявляя о зачислении в союз отдельных организаций или групп, указывалось количество зачисляемых. Всего в составе вышеуказанных организаций и групп было зачислено 113 офицеров и чинов флота. Из них на основе анализа источников можно персонализировать еще 87 человек. Таким образом, в ВМС состояло немногим более 600 членов, 599 из которых достоверно персонализированы. Руководство ВМС педантично относилось к учету своего состава, и с июня 1930 года для членов союза была введена членская карточка, подписываемая лично вице-адмиралом Кедровым. Она представляла из себя картонный прямоугольник с лентой национальных цветов по диагонали, и изображением в левом верхнем углу Андреевского Флага . Каждая карточка имела номер и то, что выданная в июле 1932 года(когда прием в ВМС фактически прекратился) гардемарину Береловичу карточка имела № 619 (вместо утерянной № 617) в целом подтверждает указанную выше численность ВМС. Так же для членов ВМС был установлен значок в виде эмалевого изображения Андреевского флага, носившийся в петлице . Учитывая, что численность «морской семьи» в эмиграции составляла менее 3000 человек, стоит признать, что ВМС не объединил в своих рядах и половины ее. Но при этом он, по-видимому, стал наиболее многочисленной организацией военно-морской эмиграции. Сравнивать по численности ВМС и ВОМО некорректно, так как последнее объединяло не персонально офицеров, а их организации, и ввиду перекрестного членства офицеров в нескольких организациях одновременно ее реальную численность определить трудно. Стоит так же отметить, что индивидуально вступившие в ВМС офицеры продолжали сохранять членство в организациях на местах. Помимо определения количественного состава ВМС весьма интересен и его качественный состав. Необходимые сведения о нем обобщены в Таблице № 1. Удельный вес старших офицеров был незначителен(всего 18%); доля же членов, не имевших офицерских чинов наоборот была велика(40%); среди остальных же преобладали обер-офицеры(41%); так же в Союзе состояло почти 3% членов, не связанных ранее с флотом. Зачисляемые в ВМС офицеры и чины флота объединялись в 15 парижских и в 20 групп, находящихся в местах компактного проживания военно-морских эмигрантов: Марселе; Ницце, Белграде, Бухаресте, Праге, Брно, Нью-Йорке; Софии, Лондоне, Харбине, Алжире и некоторых других. В 1930-х годах структура ВМС изменилась незначительно: группы на территории ЧСР и Югославии были объединены в Чехословацкий и Югославянский отделы соответственно; а так же созданы отделы в Марсели, Каннах, и группа в Швейцарии . Для координации и руководством деятельностью групп на местах при председателе ВМС были созданы: распорядительная часть, суд чести, ссудно-сберегательная касса, издательская часть. Деятельность ВМС началась с активной работы по привлечению в свои ряды сторонников. Относительно однородный состав, схожесть менталитета, обусловленный одинаковым образованием, спецификой прежней службы и частично социальным происхождением, тенденции к организационному единству, наличие идеологии «белого дела», сохранение неформальной силы приказов, - все это способствовало желанию части «морской семьи» объединиться в организацию, которая будет решать не только культурные и социальные вопросы. Близость Кедрова к высшим военным кругам Русского Зарубежья порождала слухи о том, что в случае «благоприятного поворота» именно ему будет поручено возрождать флот в России и не оказавшие ему поддержки останутся «за бортом» , так же привлекало на его сторону морских офицеров. Важной особенностью привлечения сторонников стала ставка на морскую молодежь, а так же на ранее не служивших молодых людей. Большинство морской молодежи, видели в Кедрове прежде всего последнего строевого начальника, осуществившего Крымскую эвакуацию; во многом его энергии и связям приписывали возможность существования Русской эскадры и Морского Корпуса в Бизерте. Поэтому массовое вступлене в ВМС бизертских гардемарин и кадет выглядят вполне закономерными. Привлечение ранее не служившей молодежи по убеждению руководства РОВС преследовало следующие цели: «усиление организаций в боевом отношении и предоставление молодым людям возможности, вступлением в ряды Русского Зарубежного Воинства, приобрести его моральные качества и готовность положить свою жизнь за благо Отечества, а также и подготовиться, насколько то возможно на чужбине, к несению обязанностей сперва унтер-офицера, а затем, при известных условиях и офицера» . Как известно, в силу инерции традиционной обособленности «морской семьи» уставными документами большинства организаций до средины 1920- х годов полноправному членству в них ранее не служившей молодежи был поставлен запрет. Их действительными членами были морские офицеры, гардемарины или бывшие чиновники морского ведомства, все же остальные «сочувствующие и могущие принести пользу» организациям могли быть членами-соревнователями, которые, не имели права решающего голоса и не могли избирать и быть избранными в руководящие органы организаций. Первым шагом руководства ВМС стало разрешение приема не служившей молодежи охотниками (добровольцами) флота в Союз. Необходимо отметить, что руководители ВМС согласовывали свои действия с политикой РОВС по требованиям, предъявляемым к таким лицам. Согласно правилам РОВС в общевоинские организации охотниками могли приниматься лица не моложе 17 и не старше 24 лет, не состоящие под судом и следствием, и имеющие удовлетворительное общее здоровье . Для охотников флота дополнительно был установлен образовательный ценз не ниже 6 классов, а родители несовершеннолетних охотников, помимо всего вышеуказанного, должны были дать свое согласие. Активная работа членов ВМС привела к тому, что к лету 1930 года во многих группах Союза состояли охотниками молодые люди из ранее не служивших, а в Париже была создана особая группа охотников флота под председательством лейтенанта И.Д. Богданова. Всего в состав ВМС в 1929-33 годах было зачислено более 100 охотников. В это число вошли нижние чины флота, а так же лица с уже законченным высшим образованием. Однако подававшие рапорта о зачислении в ВМС, помимо объединения под руководством последнего строевого начальника жаждали конкретных действий направленных на возрождение флота. Эти действия руководство ВМС в первую очередь видело в привитии хотя бы минимальных военно-морских знаний для охотников из числа ранее не служивших и совершенствовании знаний флотской молодежи. Одновременно с набором охотников руководители групп ВМС на местах разрабатывали программы обучения и готовили к учебному процессу преподавателей курсов. По мере готовности к обучению при соответствующей группе Союза распоряжениями Председателя ВМС учреждались курсы охотников флота. В 1921-31 годах такие курсы функционировали в Париже, Белграде и Харбине. Особо следует отметить то, что, руководители групп в Париже и Харбине сделали обучение на своих курсах бесплатным. И только со слушателей белградских курсов ежемесячно взималась небольшая плата в размере 20 динаров . Программы обучения, приоритетные предметы на курсах и сами сроки обучения зависели от местных условий. На парижских курсах обучение было рассчитано на 7 месяцев, в ходе которого охотники знакомились с историей флота, типами и назначением судов, а так же с современным вооружением. Курсы охотников при «провинциальных» группах ВМС были более практически направленными, а потому и длительными. Так в Белграде летом охотники проходили морскую практику на шлюпках в плавании по Дунаю и Саве; в зимние месяцы изучали курс морских наук. . А руководитель курсов в Харбине мичман И.Н. Кузнецов в течении «летнего периода обучения» сумел устроить охотников на работу на реке Сунгари, где помимо заработка они получили практические навыки. Всего же курсы охотников первого набора успешно окончило 38 молодых людей: 20 в Харбине, 12 в Белграде и 8 в Париже. Рассматривая возможность службы охотников в возрожденном русском флоте в качестве юнкеров флота, а затем и морскими офицерами (после сдачи экстерном экзаменов за курс Морского Корпуса) руководство ВМС стремилось соблюсти формальности при организации их обучения. Для этого распоряжениями Председателя ВМС назначались комиссии для проведения поверочных испытаний. Информация о результатах испытаний публиковалась в военно-морском отделе «Часового». Не выдержавшие испытаний охотники отчислялись от ВМС. Руководители всех курсов старались привить охотникам традиции русского флота, любовь к морю, научить чтить Андреевский флаг и ставить на первое место интересы Родины. Но, несмотря на старания преподавателей, усердие и старание обучаемых курсы не могли дать полноценную морскую подготовку, ибо ее основной элемент – практику в море руководство ВМС условиях эмиграции обеспечить не могло . Для офицеров, желавших углубить профессиональные знания руководством ВМС так же были созданы определенные условия. Но это было возможно только в местах компактного проживания представителей «морской семьи». Важным этапом в организации поддержания военно-морских знаний стало создание в январе 1932 года членами ВМС в Париже «Кружка ревнителей военно-морских знаний». Присутствовавший на его первом собрании вице-адмирал Кедров призвал своих товарищей «не отставать от морского дела, следить за его развитием, совершенствоваться в своих знаниях – словом оставаться морскими офицерами» . Организационно Кружок подразделялся на несколько секций по отраслям военно-морского дела. На его ежемесячных заседаниях в 1932-34 годах читались и обсуждались доклады на технические, военно-стратегические темы. Наиболее интересные из них частично были опубликованы в «Часовом» . В марте 1932 года в Белграде были открыты Высшие Военно-Морские Технические курсы, руководителем которых был капитан 2 ранга А.Е. Слупский. Главной задачей курсов была подготовка специалистов с высшим техническим образованием для службы во флоте, хотя полученные знания слушатели могли применить и в повседневной жизни. Обучение производилось на механическом, моторном, электротехническом и радиотелеграфном отделениях. Для поступления на курсы требовалось законченное среднее образование, а за обучение со слушателей взималась плата в размере 35 динаров в месяц. Для популяризации Курсов, и в честь 75-ти летнего юбилея профессора минных офицерских классов А.С. Попова, распоряжением Председателя ВМС Курсам было присвоено его имя . Весной 1934 года в Париже начали функционировать Курсы плутонговых командиров. Программа обучения была рассчитана на шесть месяцев при одном занятии в неделю. В нее входило изучение материальной части современных артиллерийских систем, теории стрельбы и управление огнем. В ноябре 1934 года комиссией из артиллерийских офицеров флота в присутствии Председателя ВМС были приняты экзамены у слушателей Курсов первого набора. Их сдали три мичмана и один корабельный гардемарин. Курсы были популярны в среде молодых офицеров, и на второй поток обучения записалось уже пять офицеров. В группах Союза вне Парижа в начале 1930-х годов также наблюдался всплеск активности самообразовательного процесса. Помимо чисто военно-морских вопросов существенное значение в нем уделялось изучению положения в СССР и состояния его вооруженных сил. Однако процесс самообразования протекал абсолютно децентрализовано с различной степенью активности, руководство ВМС лишь информировало о его ходе другие группы. Сообщая, например, о деятельности ниццкой группы руководство ВМС отмечало, что на ее еженедельных собраниях члены «освежают военно-морские знания и изучают информацию о России» . Однако, со средины 1930-х годов повсеместно в ВМС наблюдается снижение интереса к поддержанию профессиональных знаний. Единственное исключение составила группа молодых офицеров во главе с секретарем «Кружка ревнителей военно-морских знаний» лейтенантом И.И. Стеблин-Каменским , сотрудничавшие в 1938-39 годах с морским отделом парижского журнала «Армия и Флот». Одной из главных целей ВМС было «поддержание тесной связи и единения с братьями по духу – Обще-Воинским Союзом» . Как известно, к началу 1930-х годов мир Русского Зарубежья был раздроблен политически, профессионально и даже религиозно на множество партий; корпоративных союзов и течений. И только Военное Зарубежье рядовому эмигранту казалось единым и сплоченным. Однако, в начале 1930-х годов его основное ядро – РОВС находился в идеологическом и организационном кризисе. Для РОВС немногочисленный, но авторитетный союзник – ВМС – был весьма желанным и долгожданным приобретением, хотя бы внешне символизирующим единство Военного Зарубежья. Поэтому руководство РОВС всячески старалось поддерживать ВМС и повышать авторитет его председателя. По убеждению исследователя РОВС В.И. Голдина последний частично финансировал деятельность ВМС ; предоставление «органом связи русского воинства за рубежом» - «Часовым» части своего объема позволяли руководству ВМС выполнять свои задачи; офицеры ВМС имели возможность обучаться на Военно-Технических курсах РОВС и Зарубежных Высших военно-научных курсах. Для укрепления связи с ВМС 22 марта 1930 года вице-адмирал Кедров был назначен Вторым помощником Председателя РОВС , еще ряд морских офицеров занимали высокие посты в РОВС: капитан 1 ранга Я.И. Подгорный возглавлял VI отдел РОВС (в Чехословакии), генерал-майор флота Н.Н. Сергеев был начальником Марсельского района РОВС. Руководство ВМС, со своей стороны, прилагало максимум усилий для сближения с общевоинскими организациями. Это проявлялось в активном участии ВМС в мероприятиях организуемых РОВСом. В ходе совместно проводимых воинских праздников, встреч, богослужений и собраний обязательно подчеркивалась «братская связь между армией и флотом, которая оставила в истории блестящие страницы взаимных усилий к славе и мощи России, а ныне служит залогом будущего боевого сотрудничества для спасения и возрождения отечества» . Непосредственного участия в секретной работе РОВСа против СССР ВМС не принимал, однако его члены активно содействовали сбору средств в «Фонд Спасения Родины», из которого финансировалась эта работа. Для самих членов ВМС с января 1931 года был установлен ежемесячный сбор в размере 1 франка в месяц. Для упорядочения контроля этого сбора членам парижских групп были выданы специальный талонные книжки, а председатели групп должны были ежеквартально отчитываться о его ходе . Следует отметить, что члены ВМС ответственно подходили к этому и даже в первом квартале кризисного 1932 года члены ВМС внесли в Фонд Спасения Родины 500 франков (значение этой суммы возрастает учитывая, что в начале 1930-х годов общий сбор упал до 140000 франков ). Зачастую РОВС и ВМС совместно представляли национальную Россию на мероприятиях, выходивших за рамки Русского Зарубежья. Так они принимали под своими знаменами участие в возложении венков на могилу Неизвестного Солдата в Париже , их председатели были в числе официально приглашенных на похороны президента Франции П. Думера ; члены РОВС и ВМС участвовали в возжжении неугасимой лампады-короны на могиле короля Югославии Александра I, средства на сооружение которой были собраны русскими эмигрантами по всему миру . Руководство РОВС придерживалось принципа о недопустимости одновременного членства воинских чинов в своих рядах и политических организациях. Несмотря на тесное единение с «братьями по крови» для руководства ВМС корпоративная сплоченность стала более ценной, нежели официально декларируемые РОВСом аполитичность. По мнению самих моряков большинство из них продолжали оставаться монархистами ; причем членами ВМС помимо монархистов были и легитимисты, продолжавшие проходить службу по КИАФ , и члены Союза Младороссов. Часть самых молодых членов ВМС – охотников флота «идя в ногу со временем» была сторонниками Национального Союза Нового Поколения. В июне 1933 года вице-адмирал Кедров в Белграде посетил клуб «новопоколенцев», где охотник флота студент Г. Перфильев доложил ему о работе Союза, его целях и задачах. Пожелав молодежи успеха Кедров отметил, что «Теперь лишь видоизменились способы и пути борьбы, но цель одна и та же - освобождение Родины» . Такая политическая терпимость выгодно отличала ВМС от РОВС, откуда даже за высказанную политическую позицию отчислялись герои Гражданской войны . Во второй половине 1930-х годов влияние монархически настроенных членов ВМС стало доминирующим. Продолжением постепенного «дрейфа вправо» стало выражение вице-адмиралом Кедровым от лица ВМС верноподданнических чувств легитимному монарху в апреле 1938 года . Изначально ВМС представлялся его создателям исключительно военно-морской организацией. Однако реалии эмигрантской жизни заставили руководство консолидировать бывших подчиненных вокруг председателя ВМС и на основе материально-бытовых интересов. Так уже в декабре 1929 года для проживающих во Франции членов ВМС была создана судно-сберегательныя. Каждый член Союза был обязан вносить ежемесячно на свой счет не менее 10 франков на свой счет, при этом он имел право на получение ссуды в размере утроенной суммы своего вклада на срок до шести месяцев. Сам вклад считался собственностью внесшего его члена ВМС и возвращался ему в случае отчисления из Союза В первой половине 1930-х годов распорядительная часть ВМС, выполняя несвойственные функции, информировала своих членов о вакансиях «достойных» рабочих мест , о наличии оплаченных мест в одном из пансионов, где морские офицеры могли отдохнуть или поправить здоровье , и распределяла квитанции на получение бесплатных обедов в парижском ресторане «Медведь» среди безработных членов Союза . В некоторых группах Союза существовали свои «бюро приискания труда» . ВМС не имел средств для оказания помощи, а потому периодически обращался ко всему Русскому Военному Зарубежью, информируя о бедственном положении бывших моряков и прося об оказании им помощи. Так, например, сообщая о тяжелом положении вдовы матроса Д. Будякова, оставшуюся после смерти мужа без всяких средств, Кедров просил любые средства направлять в ВМС . ВМС так же способствовал проведению благотворительных мероприятий в рамках отдельных групп и информировал об этом другие подразделения Союза. Помещая сообщение в «Часовом» о проведенном в Париже в июле 1934 года лейтенантом С.И. Данилевским благотворительном концерте в пользу больных и безработных соплавателей 9 группы руководство ВМС считало это примером достойным подражания . Нельзя не упомянуть и об издательской деятельности ВМС. Почти не имея собственных средств он способствовал выходу в свет ряда произведений морских офицеров. Почти все они переизданы в настоящее время и доступны широкому кругу читателей . Созданный классической военной организацией Русского Военного зарубежья , в которой сохранялась сила прежнего служебного положения и чинов; которая возглавлялась старшим по прежней должности; деятельность которой регламентировалась уставом судом чести; осуществлялась военно-морская подготовка членов, уже к средине 1930-х годов ВМС исчерпал потенциал своего развития. «Старший брат» - РОВС все глубже и глубже погружался в идейно-политический и организационный кризис; морская молодежь начинала постепенно утрачивать интерес к Союзу; возрастные офицеры желали единения «морской семьи» под монархическим знаменем. Имевшиеся конфликты с ВОМО за право доминировать в «морской семье» постепенно забывались . Логическим продолжением этих процессов стало постепенное сближение ВМС и ВОМО, которое завершилось их взаимным объединением в мае 1938 года. При этом вице-адмирал М.А. Кедров стал заместителем председателя ВОМО, а председатель ВОМО адмирал А.И. Русин, в свою очередь, был назначен заместителем председателя ВМС . А подписанный в июне 1938 года высочайший рескрипт Главы Императорского Дома о принятии им почетного председательства над ВОМО окончательно выводил ВМС из под влияния РОВС . Отныне, и вплоть до оккупации Франции в 1940 году, деятельность ВМС протекала в рамках и под опекой ВОМО. Пожалуй, последнее упоминание о ВМС в прессе имело место в ноябре 1939 года, когда брненский отдел ВМС опубликовал некролог о смерти своих членов . В послевоенной Европе ВМС воссоздан не был. Центр военно-морской эмиграции переместился в США, а перед стареющей и сокращающейся «морской семьей» стаяли уже совсем другие задачи.

Dirk: Timofey пишет: оенно-Морской Союз: образование и деятельность в 1930-х годах Да, Ваше название мне нравится существенно больше чем то, которое дала редакция: http://history.milportal.ru/2015/06/iz-istorii-obrazovaniya-i-deyatelnosti-voenno-morskogo-soyuza/ Timofey пишет: Ссылки (всего 82)на источники опускаю. А вот интересно, кого из Ваших предшественников Вы там упомянули?

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу (Продолжение 1) : Продолжение следует... С уважением!

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу (Продолжение 2) : Продолжение следует... С уважением!

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу (Продолжение 3) : Продолжение следует... С уважением!

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу (Продолжение 4) : Продоолжение следует... С уважением!

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу (Продолжение 5) : QIP хулиганит - мои файлы больше не загружает. Продолжу попозже. С уважением!

Серж:

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу (продолжение 6): Продолжение следует... С уважением!

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу (Продолжение 7): Продолжение следует... С уважением!

kerbyol: Приказы по Военно-Морскому Союзу (Продолжение 8): Конец! С уважением!



полная версия страницы