Форум » Судьбы морские » Кладбище Сент-Женевьев де Буа. » Ответить

Кладбище Сент-Женевьев де Буа.

Автроилъ: Этот материал где-то за год до смерти мне прислал замечательный человек и выдающийся историк Русского флота Владимир Викторович Лобыцын. Вечная ему память! БЕЛАЯ ГВАРДИЯ: ПОСЛЕДНИЙ ПРИЮТ Белая гвардия: последний приют. Успенская церковь на русском кпадбище Сент-Женевьев-де-Буа. Бредить Парижем и страстно желать встречи с ним — давняя русская особенность. Еще в 1790 году молодой путешественник Николай Карамзин, приближаясь к Парижу, писал: «Вот он, — думал я, — вот город, который в течение многих веков был образцом всей Европы, источником вкуса, мод, — которого имя произносится с благоговением учеными и неучеными, философами и щеголями, художниками и невеждами, в Европе и в Азии, в Америке и в Африке, — которого имя стало мне известно почти вместе с моим именем; о котором так много читал я в романах, так много слыхал от путешественников, так много мечтал и думал!.. Вот он!.. Я его вижу и буду в нем!..» — Ах, друзья мои! Сия минута была одною из приятнейших минут моего путешествия!» К желанной встрече с Парижем я шел все первое полстолетие своей жизни. Но тогда выезд в Париж был для меня, как и для многих, так же реален, как полет на другие планеты... И вот наконец в декабре 1990 года, когда еще гремели фанфары перестройки и русские были желанными гостями за рубежом, я, как и молодой путешественник двести лет назад, приближался к Парижу — с такими же «живыми чувствами, с таким любопытством, с таким нетерпением». Я ждал встречи с парижскими музеями, улицами и площадями, бульварами, знаменитыми кафе, Сеной, Эйфелевой башней и многим другим... Но было в Париже одно место, посетить которое я считал более своим долгом, чем интересом. Это — русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в южном пригороде Парижа, где похоронены и мои родственники. Живя в Париже у своих родных, я, сам поначалу этого не осознав, получил редкую возможность, попав на Сент-Женевьев, не торопиться к отъезжающему автобусу. Начало декабря в Париже было сродни нашему октябрю. И в ясный день словно бы нашей золотой осени я входил в ворота русского кладбища на окраинной улице Лео Лагранж. И началось... Была белая свеча Успенской церкви, вызывающей в памяти образ Покрова на Нерли, звонница, словно бы перенесенная сюда из древнего Новгорода, березы, еще не совсем облетевшие... Тишина... И каскад знакомых по истории и литературе русских фамилий... Но больше всего меня поразили могилы участников Белого движения. Я почувствовал, до какой степени справедливы слова князя Сергея Евгеньевича Трубецкого, запомнившиеся мне при чтении его воспоминаний, написанных в эмиграции: «Будет ли наш прах покоиться в родной земле или на чужбине — я не знаю, но пусть помнят наши дети, что где бы ни были наши могилы, это будут русские могилы и они будут призывать их к любви и верности России». На каждой из них — какой-нибудь символ ушедшей России: Андреевский флаг из голубых и белых цветов, изображение русского ордена, восьмиугольный крест с крышей и золотыми куполами-луковками, горящие в нишах крестов свечи... И оставшиеся такими злободневными слова: «Боже, спаси Россию!» — на могиле братьев Кудрявцевых, добровольцев русской Северной армии. Я обходил полковые участки алексеевцев, дроздовцев, корниловцев, моряков, казаков, лежащих плечом к плечу, как когда-то в боях... И участки, где похоронены те, кто хотел, чтобы их вспоминали как кадетов и где на каждой могильной плите лежит погон кадетского корпуса из цветного фарфора... Рассматривал воссозданный Галлиполийский памятник и думал о тех, кто покоится в тишине французского кладбища — о русских людях, страстно любивших родину, не щадивших своей жизни на войнах с ее врагами и оказавшихся далеко от ее пределов... Я уехал из Парижа, вспоминая, конечно, его неповторимый облик, уют уличной жизни, архитектурные шедевры и шедевры искусства, обаятельных парижан, но унося в сердце русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Об этом кладбище много написано, но, главным образом, как о пантеоне деятелей русской культуры за рубежом. У меня же возникло желание — как чувство долга — написать об участниках Белого движения, нашедших здесь вечный покой. Неторопливо рассказать о них, используя в палитре рассказа все краски, а не только одну. Чтобы «прикосновение к истории» не осталось только поэтическим символом. Чтобы взгляд на их могилы стал поводом поговорить о нашей недавней истории — без кавычек. И была задумана работа, в которой фотографии дополнялись бы текстом, не только сообщающим сведения из истории, но и воскрешающим — насколько это возможно — облик погребенных здесь русских людей. Начав работу, я с глубоким сожалением убедился, что практически некому рассказать о гражданской войне по собственным впечатлениям. На помощь пришли многочисленные воспоминания, изданные за рубежом и наконец-то ставшие доступными для чтения в России. Материалы архивов, в том числе Русского зарубежного исторического архива, созданного русскими эмигрантами в Праге и привезенного оттуда в СССР после окончания второй мировой войны, но около полувека закрытого для исследователей. Неоценимым источником стали также исторические собрания друзей, в которых зачастую находишь нужную книгу, лишь протянув руку к полке. С особым чувством эта работа ведется сейчас, когда тень гражданской войны вновь пугает Россию. Именно в наши дни нелишне вспомнить, какие беды несет братоубийственная война, в которой нет победителей... Я горячо благодарю историков: члена-корреспондента Российской академии наук Я.Н.Щапова, научного сотрудника Института военной истории А.И.Дерябина и заведующего отделом Артиллерийского музея П.К.Корнакова за профессиональную помощь, оказанную автору. Ниже предлагается несколько страниц из задуманной работы. Галлиполийский обелиск Подобный памятник стоял на Русском военном кладбище, неподалеку от турецкого городка Галлиполи.Этот памятник возвышается в центре участка, называемого Галлиполийским. Когда-то подобный памятник стоял неподалеку от Галлиполи — небольшого турецкого порта в Дарданеллах, где в ноябре 1920 года после эвакуации из Крыма, по распоряжению французского оккупационного командования, были размещены части Русской армии генерала Врангеля. Здоровье людей, высаженных в буквальном смысле на голом месте, было подорвано перенесенными тяготами — и на греческом кладбище вскоре стали появляться русские могилы. Их становилось все больше, и русских изгнанников начали хоронить на месте старого армянского кладбища, где, по преданию, хоронили пленных запорожских казаков и русских солдат Крымской войны. Здесь и образовалось Русское военное кладбище. У обитателей галлиполийского лагеря возникла мысль увековечить память своих соотечественников, умерших на чужбине. Решили соорудить памятник. Автором его проекта и одновременно строителем стал подпоручик Технического полка Н.Н.Акатьев. Для сооружения памятника по приказу генерала А.П.Кутепова, командира 1-го Армейского корпуса, в который были сведены русские части в галлиполийском лагере, каждый должен был принести хотя бы один камень. И потекла «бесконечная вереница людей, согнувшихся под своей добровольной ношей, в том числе седых стариков и малых детей, с тихими и серьезными лицами приходивших на кладбище», — вспоминал Николай Николаевич Акатьев. Было принесено 24 тысячи камней. Памятник, торжественно открытый 16 июля 1921 года, напоминал одновременно и древний курган, и шапку Мономаха, увенчанную крестом. На мраморной доске под двуглавым российским орлом было написано: «Упокой, Господи, души усопших. 1-й Корпус Русской Армии своим братьям-воинам, в борьбе за честь родины нашедшим вечный покой на чужбине в 1920-21 годах и в 1854-55 г.г., и памяти своих предков-запорожцев, умерших в турецком плену». Галлиполийский памятник был разрушен землетрясением 23 июля 1949 года. Его уменьшенную копию как дань памяти всем участникам Белого движения в России к сорокалетию со дня открытия было решено установить на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где к тому времени нашли последний приют многие участники движения. И как когда-то камни, теперь — деньги на сооружение памятника были собраны русскими людьми, уже рассеянными по всему миру. Проект воссоздания Галлиполийского памятника безвозмездно делали супруги Бенуа: Альберт Александрович и Маргарита Александровна, ранее создавшие проекты Успенской церкви на этом же кладбище и храма-памятника под Реймсом в честь погибших во Франции в 1914-18 годах русских воинов. Памятник был открыт в воскресенье, 2 июля 1961 года в присутствии большого количества народа. На мраморной доске под двуглавым орлом была сделана новая надпись: «Памяти наших вождей и соратников». Другая мраморная доска с краткой историей памятника прикрывала замурованную нишу, куда были вложены списки «в рассеянии скончавшихся» участников Белого движения. А по восьмиугольному цоколю шли посвящения генералу Лавру Георгиевичу Корнилову и всем воинам корниловских частей — корниловцам, адмиралу Колчаку и всем морякам российским, генералу Маркову и марковцам, казакам, генералу Дроздовскому и дроздовцам, генералу Деникину и первым добровольцам, генералу Алексееву и алексеевцам, генералу Врангелю и чинам конницы и конной артиллерии... Ни один из вождей Белого движения, чье имя увековечено на памятнике, не нашел здесь своего последнего приюта. Большинство приняло смерть в России и осталось там без могил и крестов. Прах умершего в Екатеринодаре М.В.Алексеева удалось перевезти в Сербию, а уцелевшие А.И.Деникин и П.Н.Врангель оказались погребенными далеко от парижского кладбища, где одиноким стражем могил русских воинов возвышается Галлиполийский памятник. .........................................................................................................................................................

Ответов - 169, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Автроилъ: Уважаемая Marina! Мадам Ольга появится, скорее всего, завтра (в пятницу). Она уехала уточнить некоторые детали на Русском кладбище Ste Genevieve des Bois.

kerbyol: Уважаемая Marina! К сожалению, ничем обрадовать Вас не могу. В справочниках по всей Франции Коссовичей нет. Могилой занимается не частное лицо а Общество бывших морских офицеров РИФ (Морское Собрание). С уважением

Серж: kerbyol пишет: В справочниках по всей Франции Коссовичей нет. Уважаемая Marina, может это Вам поможет, но тут возможны и однофамильцы. Коссович Николай Адамович – 1901 года рождения. Кадет Одесского Кадетского корпуса. В Вооруженных силах Юга России. Эвакуировался из Одессы в Югославию. Кадет сводного Русского Кадетского корпуса в Сараево, который успешно окончил 4 августа 1920 года. 8 сентября 1920 года прибыл на пароходе «Владимир» в Крым. Участвовал в боях Гражданской войны, был ранен. Кавалер Георгиевского креста 4-ой степени. Был принят в Морской корпус в Севастополе осенью 1920 года. Гардемарин гардемаринской роты МК. Эвакуировался с флотом в Бизерту. Окончил Морской корпус в изгнании. С 19 ноября 1922 года - корабельный гардемарин последнего выпуска корабельных гардемарин Русского флота в Бизерте. Служил на линейном корабле «Генерал Алексеев» до ликвидации Русской эскадры – 3 ноября 1924 года. В эмиграции во Франции. С 1930 по 1938 год в Ницце. В 1945 году уехал в Бразилию. Работал маляром подрядчиком. О семье сведений нет. В 1974 году его парализовало, и недуг надолго приковал к постели. Умер 3 августа 1975 года в Сан-Пауло, Бразилия. Был похоронен в кадетском склепе на кладбище Сан-Пауло под сенью Российского двух главого орла. Так же морского строевого офицера Коссович я встречал в записках-воспоминаниях до 1916 года в Петровском Полтавском Кадетском корпусе, но вот ИО к сожалению не помню... С уважением, Серж.

Marina: Огромное вам спасибо за информацию. Я тоже пыталась искать как могла, но тщетно. Я буду с 15 по 18 июля во Франции, на 16 июля запланировано посещение Сан Женевьев. Надо посетить могилу, не откладывая. Еду на машине из Швейцарии. Останавливаюсь в деревушке в 5 км от Сан Женевьев. В данный момент изучаю расписание электричек в Париж, ох трудновато, но думаю, что разберусь... Бесконечно благодарна вам за помощь в поисках, ваше участие просто неоценимо!

Marina: Спасибо вам, но это все таки однофамилец, нет никаких сомнений, что тот Коссович, которого мы нашили именно "наш", приблизительно совпадают дни рождения его и его покойной супруги, а также мы достоверно знали, что в конце 50х он был еще жив, поскольку послал своим дочерям из Парижа письмо с фотографией. Правда, им пришлось все уничтожить, времена были такие, но воспоминания все же дошли. Вполне вероятно также, если у него и была вторая семья в Париже, то могли родиться дочери, и фамилия не передалась. Еще раз огромное вам спасибо.

валера: В четверг ездили в морской архив Франции , на обратном пути заехали в Сан Женевьев. Много очень пожилых людей ухаживают за русскими могилками,по русски говорят с акцентом. Грустно стало как то, одинокие люди доживающие свой век. Правильно говорят ,что жить лучше в европе, а помирать дома. Завещаю детишкам что бы схоронили вместе с родственниками в России. Так оно вернее будет. Тяжёлое место столько судеб покалеченных дурацкой революцией , и за что России напасти такие постоянные , когда всё это закончится ?? Не понятно чем мы провинились .

Автроилъ: ...и за что России напасти такие постоянные , когда всё это закончится ?? «Творец воздает добром соблюдающим заповеди Его и карает преступающих их».

kerbyol: Уважаемый валера Не спорю, но просто из личного опыта.... Много очень пожилых людей ухаживают за русскими могилками,по русски говорят с акцентом. А спросить бы у этих "очень пожилых людей" где говорят по русски с акцентом ? Если просто "пожилые", то это другое дело. Сами признаются, что "акцент" у них есть. С уважением

Автроилъ: Интересно, а где в Париже мог быть похоронен АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Владимирович (МК 1914-I)? С уважением...

Александров: Barbara EKB Я некогда встречался с родственниками Бориса Бруяка. По всей вероятности он скорее всего скончался в 1940 году. Интересно, какие ваши родственные связи? С уважением

kerbyol: У каждого из двух входов в кладбище теперь имеется план с указанием русских захоронений. Каждому участку также присвоено имя. С уважением !

Автроилъ: Всем, кому дорог этот некрополь. Подарок от одной замечательной француженки.

kerbyol: Уважаемая Marina Вот, что нашла : КОССОВИЧ Дмитрий Иванович (р. 1888) : жена Анна Михайловна, развод с Еленой Василевной (ур. Хлебникова), имел дочь Марину 24.V.1915. С уважением

Marina: Уважаемая Ольга, а где вы нашли эту информацию? Первая Жена Елена Васильевна осталась в России с дочерьми Мариной (г.р. 1915) и Ниной (г.р. 1917). Елена Васильевна умерла в 1952 году, похоронена в Баку, дочь Марина, в честь которой меня так же назвали, умерла в 1971 году, похоронена в Петербурге, а Нина, моя бабушка, умерла в 1990 году, похоронена в Баку. Наверное Анна Михайловна была второй женой Коссовича уже во Франции, как бы найти эту линию?

Marina:

Marina: http://s013.radikal.ru/i324/1010/0e/ff436ceefe52.jpg Я узнавала в муниципалитете Сан Женевьев де Буа, эта могила была продлена в 1988 году на 50 лет. Информации болле нет.

Серж: Уважаемая Marina, а Коссович Николай Адамович – кадет Одесского Кадетского корпуса - кавалер Георгиевского креста 4-ой степени - Первый Русский Кадетский корпус - с осени 1920 года в МК Севастополя - окончил МК в Бизерте 19 ноября 1922 года - не Ваш родственник? С уважением, Серж.

Marina: Уважаемый Серж, думаю, что нет. Во всяком случае, нет у нас о Николае Адамовиче никаких сведений. С уважением, Марина

Серж: Marina пишет: нет у нас о Николае Адамовиче никаких сведений. ...на всякий случай, а вдруг... Коссович Николай Адамович – 1901 года рождения. Кадет Одесского Кадетского корпуса. В Вооруженных силах Юга России. Эвакуировался из Одессы в Югославию. Кадет сводного Русского Кадетского корпуса в Сараево, который успешно окончил 4 августа 1920 года. 8 сентября 1920 года прибыл на пароходе «Владимир» в Крым. Участвовал в боях Гражданской войны, был ранен. Кавалер Георгиевского креста 4-ой степени. Был принят в Морской корпус в Севастополе осенью 1920 года. Гардемарин гардемаринской роты МК. Эвакуировался с флотом в Бизерту. Окончил Морской корпус в изгнании. С 19 ноября 1922 года - корабельный гардемарин последнего выпуска корабельных гардемарин Русского флота в Бизерте. Служил на линейном корабле «Генерал Алексеев» до ликвидации Русской эскадры – 3 ноября 1924 года. В эмиграции во Франции. С 1930 по 1938 год в Ницце. В 1945 году уехал в Бразилию. Работал маляром подрядчиком. О семье сведений нет. В 1974 году его парализовало, и недуг надолго приковал к постели. Умер 3 августа 1975 года в Сан-Пауло, Бразилия. Был похоронен в кадетском склепе на кладбище Сан-Пауло под сенью Российского двуглавого орла. С уважением, Серж.

Marina: Спасибо Вам Серж за информацию. Дело в том, что мы достоверно знали, что отец моей бабушки именно Дмитрий Иванович Коссович, так записано в ее свидетельстве о рождении. Он прислал своим дочерям в середине 50х годов письмо с фотографией из Парижа, в котором также укзал, что у него новая семья. Если Николай Адамович в 45 году уехал в Бразилию, то к нашей семье он никакого отношения не имеет. Опять таки мы знали, что прадед был старше прабабушки на 3-4 года, а та родилась в 1892 году, так что своего прадеда я точно нашла. Теперь бы вот найти его новую семью, чтобы хоть какие то сведения получить о жизни его, фотографии и так далее. Суважением, Марина

Marina:

Автроилъ: Замечательная фотография!

kerbyol: Уважаемая Marina спрашивает : а где вы нашли эту информацию Эта информация находилась в списках Штаба Русской Эскадры в Бизерте. Постараюсь узнать побольше. С уважением

Marina: Огромное Вам спасибо дорогая Ольга!

illabes: Фото могилы адмирала Князева Михаила Валериановича (9.11.1856, село Комарево Белевского уезда Тульской губернии, ныне село Комарево Арсеньевского района Тульской области – 14.02.1933, Сент – Женевьев – де – Буа). На форуме вроде еще не попадалось. К сожалению, фото не мое, поэтому выложить его на форуме я не могу, как я это сделал с фотографиями со Второго христианского кладбища в Одессе, но зато могу дать ссылку на свой сайт, где фото размещены с разрешения автора (там и ссылка на него есть) заодно выслушаю замечания "спецов" по флоту, если я чего-то в биографии наврал. Не судите строго я написал то, что в книжках нашел. http://necropolural.narod2.ru/kladbischa_dalnego_zarubezhya/frantsiya/sent-zhenevev-de-bua/alfavitnii_spisok_zahoronenii/knyazev_mihail_valerianovich/

avu50@mail.ru: Я, Устинов Анатолий, внук Поповой Лидии Ивановны из Касторное, ищу потомков ее брата, Попова Порфирия Ивановича. На семейном фото в Тунисе сняты отец, мать, сын и младенец в коляске. Благодарен за любую информацию. Мой е-майл:avu50@mail.ru, скайп:ustinov_a/

лена: Хочу найти родственика Пономаренко Захар Иванович, эмигрировал вместе с братом Иваном Ивановичем Пономаренко после революции 1921- 1924 год, Иван попал в Австралию, там заболел и Захар забрал его через красный Крест во Фрацию- никаких данных о нём нет, а Захар имел там семью- сыновья Мишель и Николя. Узахара была семья до эмиграции на родине в Ставропольском крае-жена Лукерья,дети- Антон, Надежда, Мария. Мишель и Николя приезжали и искали руских родных по отцу, но не получилось что то у них. Моя бабушка- Пономаренко Аграфена Максимовна из Магнитогорска переписывалась с Захаром во Фрации- это я точно знаю про письма, но была маленькой и не смогла при её жизни узнать подробности. Так сейчас очень хочется найти потомков_ просто для истории родословной для детей, внуков, туда поехать не смогу и мне ничего не надо, кроме продолжения рода Пономаренко во Франции. с уважением Мякишева \ пономаренко- девичья\ Елена Алексеевна 1951 г. р. г. Гай Оренбургской обл.

Автроилъ: лена пишет: Хочу найти родственика Пономаренко Захар Иванович... Понимаю и сочувствую, но какое отношение мог иметь искомый Вами Пономаренко к флоту?

Сибор: kerbyol пишет: ЛИТВИНОВ Владимир Александрович, Ум. 17 апр. 1957 в Париже. (С.В. Волков) А на памятнике дата 16. 06. 1957 г. Pourquoi

kerbyol: Уважаемый Сибор , Mea culpa ! Автоматически переписывала, не сравнивая с указаниями на памятниках. С уважением !



полная версия страницы