Форум » Судьбы морские » Терентий Александрович О'Бриен де Ласси » Ответить

Терентий Александрович О'Бриен де Ласси

Zouave: Уважамые коллеги! Обращается к Вам за помощью модератор с братского форума "1914 год" 1914.borda.ru Zouave. Меня интересует личность Терентия Александровича О'Бриен де Ласси, офицера Русского Императорского флота, участника Цусимы и ПМВ в составе Дикой Дивизии. В Войске Польском (именно в Войске) он командовал 10-м уланским Литовским и 13-м уланским Виленским полками, отличился в войне с большевиками. На этом форуме его имя упоминалось в различных ветках, но я позволил себе создать новую, нарочно посвященную его особе. Помогите пожалуйста сведениями о его службе в рядах РИФ и наградах.

Ответов - 62, стр: 1 2 3 All

Zouave: Только что прослушал ещё раз интервью дочери Т.А. 2011 г. Имя жены было Елена.

Zouave: Коллеги, подскажите пожалуйста, когда на основании чего и когда именно (точный пероид) Т.А. О'Бриен де Ласси исполнял (занимал) должность отрядного адъютанта? Мне нужно дать ссылку в статье на солидный источник. Помогите пожалуйста.

Zouave: Коллеги, как оказалось, польские документы Т.А. О'Бриен де Ласси таки сохранились - у меня их нет, но одни поляк в книге о 10-м уланском Литовском полку на них ссылается. Из них следует, что он был при Татарском конном полку Дикой Дивизии, в 1917 г. командовал Пулемётным полком Кавказского корпуса. В связи с этим вопрос: был ли действительно такой полк, и когда он был сформирован?

квн: Ох как не прост был наш Терентий Александрович.... Начальнику Отряда Балтийского флота при Кавказской кавалерийской Туземной дивизии Рапорт. Сим доношу Вашему Высокоблагородию о нижеследующем. 13марта с. г. в моём присутствии Лейтенант О, Бриен –де-Ласси ударил кулаком в лицо писаря Семенова-Жуюка, у которого вспухла левая щека и левое ухо. Сейчас же вышеназванный писарь обратился ко мне за помощью, жалуясь на головокружение, глухоту и возбужденное нервное состояние. Ему была оказана помощь. Донося об этом, я считаю своим нравственным долгом заявить вашему Высокоблагородию, что мною неоднократно сообщалось Вам о том, что ко мне обращаются нижние чины за помощью после побоев, наносимых некоторыми гг. офицерами, о чём Вам было известно также по претензиям, заявленным лично нижними чинами. В виду того, что жалобы на побои не прекращаются, и мне, как врачу отряда, приходится констатировать последствия побоев, то я вынужден, по долгу службы, довести рапортом до сведения Вашего Высокоблагородия о том, что побои за последнее время принимают систематический характер. 2марта сего года Лейтенант О,Бриен-де-Ласси также ударил кулаком в левое ухо писаря Грицюту, поранив раковину уха, вызвав кровотечение, головокружение, шум в голове и временную глухоту. Ему также была оказана медицинская помощь. Не могу как врач, не обратить Вашего внимания, что эти побои не являются последствием аффекта, временного раздражения, а проявлением болезненного состояния, так как они сопровождаются иногда с большой жестокостью. В подтверждение этого напоминаю Вам о побое, нанесенным Лейтенантом О, Бриен-де Ласси 4 февраля в деревне «Михновец» у кровати тяжело больного Мичмана Дитерихса в моём и Вашем присутствии. Будучи в нетрезвом виде, вышеуказанный Лейтенант набросился на спящего вестового Агапова, стал бить последнего нагайкой, а когда потерпевший проснулся от побоев, то стал бить его руками и душить, бросая несколько раз на кровать. Сообщаю о всем на распоряжение Вашего Высокоблагородия. Старший врач лекарь Слободянников.

Dirk: Спасибо! А дата рапорта какая?

квн: На бланке видна дата 20. 417-4-1819 лист 56. Благодаря этому лекарю-правдорубу отряд подвергся проверкам и расследованиям и как следствие сняли Страдецкого и Леванду, а де Ласси сняли с должности адъютанта и послали на передовую командиром пулеметного взвода.

Dirk:

Zouave: квн пишет: Благодаря этому лекарю-правдорубу отряд подвергся проверкам и расследованиям и как следствие сняли Страдецкого и Леванду, а де Ласси сняли с должности адъютанта и послали на передовую командиром пулеметного взвода. Весьма интересные сведения! А когда и каким приказом Т.А. сняли с должности адъютанта?

квн: Точной даты не знаю, но исходя из событий его понижение выпадает на лето пятнадцатого.

Zouave: Скажите пожалуйста, а выписали ли Вы содержание прочих документов дела? Это очень важно для меня!

квн: Вы случаем не родственник де Ласси? Выписать то выписал, но геройского ореола там нет и в помине. Стоит ли ЭТО публиковать... Еще чего доброго гродненцы ополчатся за поруганную икону....

Zouave: Нет, я не его родственник, я просто исследователь. В прошлом году я участвовал (заочно) в конференции в Магасе (Ингушетия) со своим докладом о нём. Но за прошедшее с тех пор время "всплыло" множество интересных фактов о нём. Поэтому захотелось подготовить более солидный материал (благо, что удалось отыскать архивные документы о его службе в Войске Польском) для публикации в "Цейхгаузе". квн пишет: Стоит ли ЭТО публиковать... Еще чего доброго гродненцы ополчатся за поруганную икону.... Дело не в иконе, а в исторической правде. В силу специфики моей диссертационной работы я обработал свыше четырёх десятков личных дел офицеров-кавалеристов, содержащих документы различного характера. На этом основании могу смело заявить: что называется "без сучка и задоринки" служба протекала только у двоих (и то не факт - просто не нашёл материалов судебных разбирательств). Если это будет опубликовано мною, то и ответственность падёт на меня, а не на Вас. Ну а если ополчатся гродненцы, то что тут поделаешь...

Alchel: Великий князь Михаил Александрович – Н.С. Брасовой 31 мая – 1 июня 1915 г. – Тлустэ. Моя дорогая Наташа, Еще недавно как мы расстались с тобой, сегодня ровно неделя, а мне кажется, что я давно тебя не видел и уже успел очень соскучиться по тебе. На душе все что-то беспросветно и очень уныло. Стараюсь, конечно, это чувство побороть, но пока ничего у меня не выходит. – Как ты поживаешь, мой Ангел, и хорошо ли себя чувствуешь? – Я постоянно мысленно с тобой, моя душечка родная. Мне интересно знать, какой был разговор между тобой и Ландышем. Наконец-то, погода у вас жаркая, ужасно жалко, что при мне, за исключением последних дней, все время был холод. Я прожил дома месяц, все-таки порядочный срок, были иногда грустные и неудачные дни, но, конечно, больше светлых и радостных. Если бы только поскорее окончилась эта ужасающая бойня! – Третьего дня я был на наблюдательном пункте, откуда руководил боем генерал Краснов (заместитель кн. Вадбольского). В его отряд входили по несколько батальонов от двух дружин, две бригады Заамурских конных полков, затем 2 конные батареи и 2 конно-горных батареи. Мы находились за серединой всего нашего расположения, примерно в 1/2 версте от батарей и в 1 версте от стрелковой цепи, которую занимали кабардинцы, дагестанцы, ингуши и черкесы. Противник в тот день выпустил много 6-дюймовых чемоданов, которые разрывались над цепями (над окопами и батареями). Я снял один разрыв, но так как расстояние было большое, то я боюсь, что не вышло. Германцы недавно начали стрелять снарядами двойного действия, сначала разрываются в воздухе, как обыкновенные шрапнели, а головная часть снаряда действует, в свою очередь, как граната и при ударе о землю разрывается. Раненых было очень много и все от артиллерийского огня, страшно тяжелые поранения. Всего ранено было около 400 чел., а вчера 600. Иван А. много работал на перевязочном пункте. Вера Мих. молодцом действует все время. За апрель и май она перевезла в своих 4 вагонах 2000 чел. – Она страшно энергичная и распорядительная. 1-го июня. – Сегодня уезжает обратно в Петроград адмирал Небольсин (мой старый знакомый). Он был здесь по делу моряков. – Я пользуюсь случаем и пошлю с ним это письмо, сожалею только, что оно также короткое, но свободного времени у меня пока было очень мало, писать приходится только урывками. – Что касается моряков, то от нас уходят Страдецкий, Леванда, Обриен де Ласси и доктор Слободянников. Противник снова занял Залещики и еще одну позицию также на левом берегу Днестра в нескольких верстах от этого местечка вверх по течению. С 29 числа мы удачно действуем. Противник понес тяжелые потери. Заамурская бригада, о которой я только что писал, атаковала в конном строю батальон, зарубив более 500 человек, благодаря чему в плен взяли очень мало. Кроме того, взято было несколько пулеметов. Они, бедные, потеряли также довольно много людей и лошадей, попав под пулеметный огонь. Все эти дни пленных в нашем районе взято не менее 1000. Причем германцы перемешаны в батальонах с австрийцами и в австрий[ской] форме. Сегодня кончу, а с курьером еще раз напишу. – Поедешь ли ты в Москву и когда? – Я очень и очень скучаю без тебя, моя родная собственная жена; зачем я люблю тебя все больше и больше? Целую Тату и Беби; надо для них заказать маленький простенький экипажик (детский и легкий для ослика). – Нежно, нежно обнимаю и целую тебя всю, моя дорогая Наташа. Весь твой Миша. ГА РФ. Ф. 622. Оп. 1. Д. 20. Л. 83–86 об. Автограф.

квн: В продолжение дел в отряде, в связи с чем и посещал моряков-пулеметчиков адмирал Небольсин. Командиру 1-й бригады Кавказской кавалерийской туземной дивизии генерал- майору князю Багратиону Рапорт. В дополнение личного моего доклада Вашему Сиятельству, представляя при сем рапорт старшего врача отряда лекаря Слободянникова, от 14-го марта с/г. за №20, доношу: 1) нанесение побоев матросу Семенову-Жуюк Лейтенантом О Бриен де Ласси, было в присутствии лейтенанта Кроткова, при чем оба эти офицера заявили мне, что врача Слободянникова при этом не было; 2) заявление врача, что им «неоднократно сообщалось мне» о случаях нанесения побоев, есть грубая натяжка, так как таковые заявления им мне делались 3-4 раза, что охарактеризовать словом «неоднократно» нельзя; 3) заявление, « что побои принимают систематический характер» и «жалобы на них не прекращаются» не может являться основательным, так как при опросе претензий Вашим Сиятельством, таковых жалоб было заявлена одна; 4) случай 4 февраля в деревне «Михновец» изложен абсолютно неверно так как: а) лейтенант О Бриен де Ласси был абсолютно трезв, б) вестового Агапова, я войдя с Лейтенантом Ласси в избу где квартировали офицеры, обнаружил лежащим на кровати офицера и сказал Лейтенанту Ласси: «разбудите этого мерзавца нагайкой», после чего Лейтенант Ласси ударил несколько раз Агапова нагайкой, а когда тот вскочил с кровати, то Лейтенант Ласси толкнул его в грудь и повалив на другую кровать, еще несколько раз ударил его нагайкой. Таким образом, все изложенное в рапорте врача Слободянникова есть умышленное сгущение красок в изложенных им, даже искаженных фактах, что является еще лишним доказательством его сильной нервозности и значительного раздражения, в силу чего, прошу Ваше Сиятельство, не отказать в содействии о возможном скорейшем эвакуировании его из отряда, так как в противном случае, подобные выступления, принимая служебный характер могут принять очень острую форму и официальная постановка этого вопроса приведет лишь к необходимости удалить врача Слободянникова из отряда в дисциплинарном порядке, чего я делать бы ни в коем случае не желал, признавая, что врач Слободянников человек безусловно нервно-больной и находясь на службе лишь с 1 июня 1914, имеет очень малое представление о службе и дисциплине. Начальник отряда капитан 2 ранга Страдецкий.

квн: Из показаний капитана 2 ранга Леванды: С приходом отряда в Чертков офицеры флота решили предложить лекарю Слободянникову уйти из отряда добровольно, при чем офицеры гарантировали ему полное забвение всех его выступлений, я лично хотел передать Слободянникову мнение офицеров, но служебная командировка помешала мне сделать это и вместо меня говорил со Слободянниковым лейтенант Колоколов. Возвратясь из командировки я узнал, что Слободянников не только ни предпринял ни каких шагов к уезду из отряда, но принялся с большей настойчивостью досаждать чем либо отряду. Так Слободянников подстрекал нижних чинов заявить претензии на инспекторском смотре, подал целый (?) рапортов кляузного характера; отказался от возвращения денег Начальнику Отряда данные ему в разное время без расписки, старался поссорить между собой офицеров отряда, прибегая для этой цели к явной лжи и оговору. Тогда Начальник Отряда подал Командующему Дивизией рапорт с ходатайством о предании Слободянникова суду за подстрекательство нижних чинов против своих офицеров. Означенный рапорт представлен был мною Командующему Дивизией, а лекарь Слободянников был откомандирован в передовой перевязочный отряд. Капитан 2 ранга Леванда.

квн: И пошло сведение счетов: Сим свидетельствую, что при выдаче Начальником отряда капитаном 2 ранга Страдецким в ноябре 1914 года впредь авансом денег на переобмундирование офицеров отряда по 300 рублей каждому, таковая же сумма была выдана в моем присутствии лекарю Слободянникову, при чем он был предупрежден Начальником отряда, что эти деньги в случае, если не последует разрешения на их выдачу от Морского Министерства, подлежат возврату. Кроме сего в декабре того же года при отправлении лекаря Слободянникова в командировку в г. Киев, ему было дано капитаном 2 ранга Страдецким 200 рублей на приобретение медикаментов и 300 рублей заимобразно на его личные надобности. Расписок на эти суммы от лекаря Слободянникова не брали. г. Чертков. Капитан 2 ранга Леванда . 17 апреля 1915года.

квн: На предложенный мне Вашим Превосходительством вопрос докладываю, что случаи нанесения мною ударов нижним чинам были. Заявили претензии об этом писарь Семенов-Жуюк и матрос 2 статьи Евгений Федоров. Писарь Семенов-Жуюк когда лазил у меня в делах, за что я его ударил. В другой раз за неисполнение моего приказания и ложь. Писарь Семенов-Жуюк отличался вообще крайним плохим поведением, постоянно лгал, в делах умышленно путал и относился к делу крайне небрежно, за что был лишен звания писаря, а затем разжалован в матросы. 2-й статьи Евгений Федоров за то, что будучи командирован в обоз с заводными лошадьми бросил одну в дороге и этот случай скрыл. Когда я наводил справки, упорно отказывался и сознался лишь когда, другой сознался, которого он упрашивал скрывать это. Кроме этих случаев ударил я писаря Грицуту застав его ломящимся в дверь в частную квартиру и матроса Агапова, которого войдя в хату с начальником отряда застал спящим на офицерской койке отсутствующего офицера. Командир сказал «разбудите его нагайкой». Я ударил Агапова и тот спросонь вскочил и кинулся прямо на меня. Я его толкнул опять на койку, и еще раз ударил. С доктором Слободянниковым я в товарищеских отношениях не был, а только служебных. Человек хоть и назначенный в наш отряд сильно не понравился, и я относился к нему сухо. В спорах с ним не вступал, кроме одного раза, когда он некорректно себя держал в отношении сестры милосердия Пуаре (сестра мичмана Пуаре). В это же время завел он целую историю из затерянной в обозе его постели. Находя в этом случае и мою вину и упрекая меня в эгоизме, что не могу вникнуть в его положение. По отношению ко мне доктор Слободянников поступил крайне некорректно заявив лейтенанту Кроткову что я не дал фотографического аппарата. Аппарат был дан Начальником Отряда для делания снимков (…), обстановки и нашего отряда, так как (…) вещей не отвечал ввиду того что бы я будто неоднократно лазил в его сундук. Лейтенант О,Бриен де Ласси.

квн: Сим свидетельствую, что при выдаче Начальником отряда капитаном 2 ранга Страдецким в ноябре 1914 года впредь авансом денег на переобмундирование офицеров отряда по 300 рублей каждому, таковая же сумма была выдана в моем присутствии лекарю Слободянникову, при чем он был предупрежден Начальником отряда, что эти деньги в случае, если не последует разрешения на их выдачу от Морского Министерства, подлежат возврату. Кроме сего в декабре того же года при отправлении лекаря Слободянникова в командировку в г. Киев, ему было дано капитаном 2 ранга Страдецким 200 рублей на приобретение медикаментов и 300 рублей взаимобразно на его личные надобности. Расписок на эти суммы от лекаря Слободянникова не брали. Лейтенант О, Бриен-де-Ласси. г. Чертков, 17 апреля 1915года.

квн: 417-4-1819. Телеграмма. Действующая Армия. Его Императорскому Высочеству Великому Князю Михаилу Александровичу. Всепреданнейше доношу что рассмотрев дознание произведенное контр-адмиралом Небольсиным пришел к убеждению о необходимости отозвания из Отряда Балтийского флота при Кавказской туземной дивизии каперанга Страдецкого кавторанга Леванда лейтенанта Обриен-де-Ласси и врача Слободяникова если последний еще не выбыл в Черное море точка Благоволите не отказать распоряжением о командировании перечисленных лиц Петроград Гламор поручив отряд старшему точка Ближайшим приказом по Морскому ведомству каперанг Страдецкий будет отчислен от занимаемой должности – 01735 Подписал генерал- адъютант Григорович (подпись) Верно за делопроизводителя капитан 1 ранга (подпись)

квн: Из письма Великого Князя Михаила Александровича, командующего Кавказской конной туземной дивизией адмиралу Григоровичу: Многоуважаемый Иван Константинович, вследствие последовавшего распоряжения Вашего об отчислении капитанов Страдецкого и Леванда, лейтенанта Обриен де Ласси и лекаря Слободянникова, считаю необходимым еще раз подтвердить высказанное мною лично адмиралу Стеценко в бытность его у меня в Гатчине и адмиралу Небольсину , а именно что мне крайне было бы прискорбно, если бы данное дело не ограничилось (…) из отряда, а было бы сопряжено для них еще и какими либо карательными последствиями. Возбуждая вопрос, я имел в виду именно одно лишь отозвание поименованных офицеров, так как дальнейшее пребывание их в отряде в виду различных причин считал неудобным. Не могу не упомянуть еще раз, что различные иные недочеты, отнюдь не умаляют заслуг капитана Страдецкого, а также капитана Леванда и лейтенанта Обриен де Ласси. В деле боевой подготовки отряда который был вполне на высоте многочисленных боевых испытаний, выпавших на долю дивизии в течении семимесячной боевой его работы. Поэтому еще раз прошу Вас Иван Константинович в отношении названных лиц ограничиться состоявшимся их отозванием не подвергать их дальнейшим каким либо последствиям. О принятом Вами решении прошу меня уведомить. Искренне Вас уважающий Михаил.

квн: Ваше Императорское Высочество Имею честь всепреданейше сообщить Вашему Императорскому Высочеству, что по всестороннем рассмотрении проступков капитана 1 ранга Страдецкаго, капитана 2 ранга Леванда и лейтенанта О,Бриен-де-Ласси и выяснении степени криминального значения их, в целях надлежащих последующих соображений при дальнейших служебных движениях, в связи с выраженным Вашим императорским Высочеством пожеланием о прекращении этого дела, я считаю, что капитан 1 ранга Страдецкий, как ответственный более других, в качестве Начальника Отряда, за не порядки в Отряде, не может оставаться на службе и подлежит увольнению в отставку в дисциплинарном порядке, что же касается капитана 2 ранга Леванда и лейтенанта О,Бриен-де-Ласси, то образ действий названных офицеров, повлекший за собой расстройство должного порядка службы в Отряде, будет принят во внимание при дальнейшем прохождении ими службы и при служебных атестациях. С чувством глубокого понимания имею честь Вашего Императорского Высочества И. Григорович.

Zouave: Да, неоднозначная ситуация. Вот и пойми, кто же из двух партий (доктор или офицеры) говорил правду...

квн: Офицерский состав отряда Балтийского флота при КТКД на апрель-май 1915: Начальник отряда капитан 1 ранга Страдецкий(береговой состав). Подрывные партии: начальники партии(8). Старший офицер- с правом минного офицера 1 разряда капитан 2 ранга Леванда( береговой состав). Лейтенант Барон Жирар-Де-Сукантон; лейтенант Жигалин; лейтенант Кротков; лейтенант О, Бриен-де-Ласси; лейтенант Колоколов; лейтенант Дитерихс; лейтенант Потоцкий; зауряд-прапорщик Венгеров. Странно, в ППС Леванды ни разу не попадалось упоминаний об окончании МОК... У кого нибудь есть фото Страдецкого? Для полноты дела не хватает. Был ли он женат, может кому что известно? Суважением

квн: Жигалин Владимир Леонидович родился 21 июля 1887 года в семье потомственных дворян уральской губернии. Его отец был кадровым военным, полковником, а его мать- учительницей. Владимир окончил военно-морское училище и кадетский корпус. Владел английским, французским и немецким языками. Служил морским офицером 1908-1913г., помощником капитана 1913-1914г., морским офицером 1914-1918г. В 1915 году, будучи командиром подрывной команды отряда Балтийского флота при Кавказской туземной конной дивизии служил на Кавказе. Имел ряд наград: Итальянская серебряная медаль ;За помощь жертвам землетрясения в Сицилии и Калабрии в 1908 году;, Светло-бронзовая медаль;В память 300-летия дома Романовых-1913год, Светло-бронзовая медаль В память 200-летия Гангутской победы-1915 год, орден Святого Станислава 3 степени с мечами и бантом-1915 год, и 3 августа 1915 года за отличие в делах против неприятеля ему был пожалован орден Святого Владимира 4 степени с мечами и бантом;. После излечения находился в Санкт-Петербурге. В мае 1916 года женился на Шелухиной Марии Ивановне. После Октябрской революции служил в РККФ.При советской власти был командиром РККА и РККФ 1918-1927г.(уволен со службы по болезни), работал инспектором на флоте 1927-1928г., пом.капитана Комсеверпуть 1928-1931г., капитан-инструктором 1931-1933. Данных о его последующей работе нет, видимо в связи с болезнью. Есть копия диплома В.Л.Жигалина № 7998 от 1923 года на звание штурмана дальнего плавания, выданного Центральным управлением морского транспорта НКПС. Служба связи Балтийского флота. В справке от 01.07. 1941 указано, Жигалин В.Л. состоит на службе в Управлении Ленинградского пригородного пароходства в должности п/капитана т/х Ленсовет. Блокадник. Умер в блокадном Ленинграде 8 марта 1942 года от сердечной слабости (есть свидетельство о смерти но место захоронения в нем не указано). Из Бессмертного полка. Может уже было?

квн: Барон Лев Львович Жирар де Сукантон (1886 – 1934) был морским офицером. К 1912 году он, лейтенант флота, уже успел проявить себя как храбрый и умелый моряк. Об этом свидетельствовали его награды. Серебряная медаль с надписью «за храбрость» на Георгиевской ленте – в воздаяние честно исполненного долга и присяги при подавлении мятежа в ночь с 19-го на 20-е июля 1906 года на учебном судне «Рига», где барон служил юнкером. За отличие при подавлении этого мятежа барон тогда же был произведен в корабельные гардемарины. А ещё были: Черногорский орден князя Даниила Первого 5-й степени (1910); Сиамский орден короны 4-й степени и серебряная королевская медаль (1910). Я не случайно упомянул выше 1912 год. Тогда, в конце апреля Гатчина полнилась слухами о состоявшейся в городе дуэли. У барьера сошлись два офицера, два представителя высшего круга: один – поручик Кирасирского Ея Величества полка Керим-Аббас-Кули хан Эриванский, потомок персидского Эриванского наместника-сардара; другой – 26-летний лейтенант флота барон Лев Львович Жирар де Сукантон, сын командира 1-й бригады 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, генерал-майора барона Льва Фёдоровича Жирара де Сукантона, в 1905 – 1907 г. г. командовавшего Кирасирским полком в Гатчине и живущего с тех пор в нашем городе. Причина дуэли – личное столкновение, ссора на романической почве. Противники не стали скрывать желание устроить поединок и обратились за разрешением к военному и морскому начальствам: Обществу офицеров Кирасирского полка и Суду морских посредников Балтийского флота. Обе инстанции признали дуэль единственным выходом из создавшегося положения. Ранним утром, 25 апреля, на поляну Приоратского парка собрались участники дуэли: оба противника, их секунданты (два морских офицера – со стороны барона, два офицера Кирасирского полка – со стороны хана), представители Общества офицеров и Суда морских посредников, врачи Кирасирского полка – доктор А.А. Иванов и лекарь В.Э. Пиккель. Секунданты ещё раз напомнили всем условия дуэли – стреляться из пистолетов с расстояния в 25 шагов, вручили противникам оружие и отправили на исходные позиции. Барон и хан начали приближаться к барьеру. Первым же выстрелом хан Эриванский попал барону в правую сторону груди. К упавшему барону подбежали секунданты и врач Пиккель. Здесь же, на месте, раненому, быстро впавшему в полубессознательное состояние, была оказана помощь. Пуля, как оказалось, застряла в правом плече. Раненого доставили в расположенный неподалёку лазарет Кирасирского полка, сделали перевязку, перевезли на Варшавский вокзал и с утренним поездом отправили в Петербург, где поместили в отдельную палату Биржевой барачной больницы. На всём пути следования раненого сопровождал его отец, генерал-майор Лев Фёдорович Жирар де Сукантон. Под руководством главного врача больницы, Почётного лейб-хирурга К. П. Добровского, рана офицера была обследована на рентгене. Результаты получились неутешительные. Пуля находилась в простреленном правом лёгком. Положение признали очень серьёзным, но жизнь раненого, если не начнутся осложнения, находилась вне опасности. Больного постоянно навещали его товарищи-моряки и отец. Молодой организм успешно справлялся с недугом и по прошествии недолгого времени лейтенант Жирар де Сукантон был выписан из больницы в удовлетворительном состоянии. Во время Великой войны 1914 – 1918 годов лейтенант барон Жирар де Сукантон был ординарцем командира Кавказской туземной конной дивизии, Великого Князя Михаила Александровича. Кстати, дом Великого Князя располагался почти рядом с домом Жираров на Николаевской улице. Дом, где жила семья Жирар де Сукантонов, имел номер 20, а дом Великого Князя – номер 24. В ходе войны Лев Львович Жирар де Сукантон проявил храбрость, за что удостоился орденов св. Анны 4-й степени «за храбрость» и св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Между прочим, его противник на дуэли – поручик хан Керим Эриванский (1885 – 1937) – с началом Великой войны отправился на Кавказ, в Нальчикский округ, где формировался Кабардинский конный полк Кавказской туземной конной дивизии. Хан Эриванский стал адъютантом командира сего полка, полковника графа Иллариона Воронцова-Дашкова, бывшего адъютанта Великого Князя Михаила Александровича. Поручик хан Эриванский, между прочим, и сам ранее находился в распоряжении Великого Князя. Хан храбро воевал, отмечался наградами, в т. ч. Георгиевским оружием (1915). В 1916 году Керим Эриванский, уже штабс-ротмистр, проживал в Петрограде. Позднее хан Эриванский был полковником, военным деятелем в Азербайджанской демократической республике. В 1918 году барон Л.Л. Жирар де Сукантон уже служил в штабе армии адмирала Колчака на Восточном фронте. В августе 1919 года подполковник Жирар стал командиром Ижевского конного полка. О последующей службе барона Жирара имеются противоречивые сведения. В 1928 году он уже находился в Китае. В декабре вышел в отставку с должности помощника командира Шанхайского Русского полка. Работал в шанхайской телефонной компании. Позднее перебрался в Харбин. Преподавал там русскую литературу в английской гимназии, печатался в газете «Наш путь». Коллеги характеризовали его как человека, широко образованного, с блестящим знанием нескольких иностранных языков. Полковник барон Лев Львович Жирар де Сукантон, боевой офицер, отличившийся на море и на суше, скончался в Харбине в 1934 году.

oigen999: квн пишет: уральской губернии. Коллега, уральская губерния существовала в 1920 - 1928 гг. С уважением, oigen999.

квн: Все претензии к автору заметки, хлопцы. Удалил кстати медаль 200-лет Батумской победы 1915 года. Так понимаю, что речь шла о Гангутской медали.

ВЛАДИБОРЪ: С уважением, Вл.

квн: Спасибо за фото, а нет ли фото Страдецкого?

ВЛАДИБОРЪ: квн пишет: а нет ли фото Страдецкого? Возможно он есть на групповой фотографии офицеров крейсера "ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ" 1904 г. С уважением, Вл.



полная версия страницы