Форум » Море в искусстве и творчестве » Вы просите песен, их есть у меня... » Ответить

Вы просите песен, их есть у меня...

Автроилъ: Полковник и "БОГАТЫРЬ" (песня гардемаринских классов) ''Где гусары прежних лет, Где гусары удалые?" Денис Давыдов. ... Они сберечь сумели свято Тот дух, которым славен флот... Поздно ночью жители Либавы Кораблей заметили огни Из похода - дней трудов и славы, Отдыхать в Либаву шли они. К утру стали по местам привычным Неуклюжий транспорт" Анадырь", Миноносцы "Смелый" и "Отличный" И надменный крейсер "Богатырь". Крейсер бьл надменным не напрасно: В целом флоте славился один Богатейшим погребом прекрасных, Самых редких заграничных вин. В этот день на крейсер гостя ждали; Командир просил его принять, Как на флоте прежде принимали: Чтобы гость не мог ни сесть, ни встать! Командирский катер у причала Дорогого гостя поджидал, Море влажной свежестью дышало, О беде никто не помышлял. И кают-компании хозяин, Старший офицер "Богатыря", Капитан второго ранга Клайн Список вин продумывал с утра. Был буфет бутылками заставлен, Не забыт был также нашатырь: "Богатырь" радушием прославлен, Гости помнят крейсер "Богатырь"! Гость - полковник, статный и плечистый, Командир гусарского полка, Молодец, румяный и речистый, Стол окинул взглядом знатока. И кают-компании хозяин, Образцовый старший офицер, Капитан второго ранга Клайн Просит гостя подавать пример. Стол, как сад, как рай, в средине круга Стран заморских разноцветный дар... "Пьем сегодня за здоровье друга, За здоровье доблестных гусар!" Поражен вниманьем и заботой, Гость встает, ответный тост готов: "За победы доблестного флота, За здоровье славных моряков!" Как обед закончился - неясно, Как начался ужин - не понять... Сосчитать графины - труд напрасный, Труд напрасный марки вин считать! Шли часы, но пир не прерывался, Гость и ел и пил и подливал, От жарких к закускам возвращался И отсталых рюмкой подбодрял. Командир со старшим офицером Поздно ночью обсуждали план: Чтоб таким иль этаким манером, Но чтоб гость к утру был сыт и пьян. "Офицеров разделить на смены. Каждый с гостем пьет по часу-полтора, С каждой сменой винам перемена, И такой порядок до утра!" Кто стучится ночью, угадайте, В двери лакированных кают: "Ваше благородие, вставайте! Старший офицер к себе зовут!" Переступит полусонный мичман За кают-компании порог И полковник закричит: "Отлично! Ваш приятель что-то занемог!" По утру, белее, чем бумага, Командир, вздыхая, говорит: "Гостя пригласить к подъему флага... День сегодня тяжкий предстоит!.." Всем ясна тревога командира: Затянулась странная борьба. Тут и слава нашего мундира И родного корабля судьба! Гость явился радостный и свежий, От бессоной ночи - ни следа; И походка и движенья те же И рука у козырька тверда. А когда по рейду покататься Командир пытался искусить, Гость сказал: "Не смею отказаться, Но сначала б надо закусить." Завтрак жертвы новые уносит. Завтрак явно перерос в обед... Словно жажда, гость "бокалов просит", Чтоб "залить горячий жир котлет". Спаржа, стерлядь, устрицы и утки, Водки, вина, балыки, икра... Тьма спускалась. Шли вторые сутки. Страшная неравная игра! Били склянки - пир не прерывался, Гость и ел и пил и подливал, От Аи к зубровке возвращался И усталых рюмкой подбодрял. При подъеме флага все стояли В страхе несчастливой полосы. Будто друга в море опускали... Только гость... покручивал усы. Всех окинув ясным добрым взором, Он промолвил: "Тяпнем по одной?!" Посмотрел опять с немым укором И закончил:"Мне пора домой!" И стояли по местам привычным Неуклюжий транспорт "Анадырь", Миноносцы "Смелый" и "Отличный" И надменный прежде "Богатырь".

Ответов - 176, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Автроилъ: Азов пишет: Так ить... не тянет вовсе...браниться...))))) И не надо. Не стоит того. Если только не вы Автор. С уважением...

Азов: Автроил пишет: Если только не вы Автор. А если я?)))

Автроилъ: Азов пишет: А если я?))) Тогда давайте сей диспут перенесем в «личку». Только не думайте, что мне постебаться хочется. С уважением...

Азов: Принято...))

volnoper:

Евгений: Dampir пишет: Евгений пишет: цитата: На русский что-то не похоже... Я правильно понял , что вы слушаете песни и марши исключительно на русском языке?

АВЩ: Азов пишет: ЭСКАДРА. Автор: Франчук И.В. Одесса 2008 г. страниц 512. язык русский. Игорь Владимирович, поздравляю!!! "Эскадра" долго шла к своему читателю с уважением, АВЩ

Азов: АВЩ пишет: "Эскадра" долго шла к своему читателю Всего каких то двадцать лет...)))

Кайтэн: Мужество не имеет национальности. "Рейнские учения" ("Рейнюбунг"). Оцеплены причалы и погашены огни. В густой туман уходят корабли, Стволов орудий главного калибра Во тьме сырой почти не видно. Броню для кораблей катали на заводах, Чтоб защитила моряков в враждебных водах. Из Готенхафена до Бергена проложен курс, Потом в Атлантику на весь рассчитанный ресурс! Линкор, тяжелый крейсер, миноносцы Для всех конвоев у Норд-Капа смертоносны. Протраленным фарватером уверенно волну Форштевень кованый разрежет не одну. Преграды нет для этих кораблей, Стальные тени мчатся мимо без огней. Вот Каттегат, вот Скагеррак, О нас пока не знает старый враг. Лишь на стоянке в Бергене патрульный самолет Засек и лидера, и мателот. На север курс держа, плывут большие корабли, Эсминцы же в Тронхейм ушли. Норвежский скалистый берег исчез давно за волной. Бурун экономичного хода след свой начертил за кормой. На мостике линкора и адмирал, и капитан. В глазах их усталых, курс кораблям - в туман. Там, за туманом, опустеют рейды Скапа Флоу - В погоню выйдет всё, что было на плаву. Линейных крейсеров обрублены швартовы, Эсминцы и линкоры в бой идти готовы, На стеньгах авианосцев флаги самолётам подняты “на старт”, В Адмиралтействе, в кабинетах, вообще, охотничий азарт. “Кинг Джордж”, “Принц Уэльский”, “Викториус”, “Рипалс”, От этих имен у любого из нас учащается пульс. От самого Датского пролива нас вели “Норфолка” и “Суффолка” радарные лучи. Оба “графства” пристально за нами следили, “Принц Уэльский” и “Худ” на наш курс наводили. Мы встретились с ними на зюйд-вест от Исландии, Тревогу сыграли задолго до шести – заранее. Залпами пятнадцатидюймовых орудий небосвод свинцовый разорван, Яростью нашего главного калибра линейный крейсер “Худ” взорван. “Принцу Уэльскому” с утра от наших снарядов досталось, Но и мы получили все, что нам в бою причиталось. Уходим, уходим, уходим на юг, Конвоев в “Рейнюбунг” не встретим, мой друг! Но с оста уже заходили на нас “Кинг Джордж”, “Викториус”, и “Рипалс”! В конце дня мы отбили атаку “Суордфишей”. Но торпедой было пробито у “Бисмарка” днище… Руль вышел из строя… конец рулю, Потеря управляемости кораблем в бою! “Принц Ойген” уходит на юг, на Брест, Линкору, одному, не снести свой гаммированый крест. Но нас боги морские, быть может, спасут? - У “томми” пеленги не верны и на исходе мазут… Линкор плывет на восток, управляясь машинами, Над стылыми бездонными океанскими глубинами. Нет помощи нам ни с небес, ни с воды, Герр адмирал Лютьенс, о чем думаешь ты? С тобой мы выдержали бы любой удар, Даже если бы знали про Гибралтар… Нам оттуда наперерез англичане идут, Считая мили, часы, узлы и мазут. Для боя последнего с нами, мой брат, “Ринаун”, “Арк Ройял” и “Шеффилд” спешат! До Бреста все ближе … Надежды растут У тех, кто за броневыми поясами вахту несут. Но летчик патрульной “Каталины” заметил линкор, И вражеской эскадры суров приговор: Собрались всей стаей добить одного, Ведь даже все вместе, они боялись его… Десятки снарядов пробьют нам броню сегодня – В упор шестнадцатидюймовки стреляют с “Родни”. Линкор наш сварен из крепкой стали, Но у орудий крепче брони люди встали. Никто не захотел сегодня умирать в постели - Мы все погибли в ледяной купели. Столбы огня над палубой - как небу укор, Под серую воду уходит могучий линкор. Покоя глубины тебе волны бегущей! На то воля твоя была, Вотан всемогущий…

aden13: Кто-нибудь в курсе, о каких песнях идет речь?

Al Pi: По каталогу РНБ (http://www.nlr.ru/e-case3/sc2.php/web_gak/lc/107746/72): Шишло, Константин Касперович (1845- ) Стихотворения. Ковна: Губернская типография, 1891- Отдельные оттиски нескольких десятков песен сочинения Константина Шишло по резным повдам.

Кайтэн: Прошу прощения, господа. Вот еще вариант. Пронзительно правдивый. Переписано с неустановленного книжного издания (с отдельных листков). Неизвестный автор (Переработка стихотворения Г.Д. Зубарева) Раскинулось море широко, И волны бушуют вдали. Товарищ, мы едем далеко, Подальше от нашей земли. Не слышно на палубе песен, И Красное море волною шумит, А берег суровый и тесен,- Как вспомнишь, так сердце болит. На баке уж восемь пробило – Товарища надо сменить. По трапу едва он спустился, Механик кричит: “Шевелись!” “Товарищ, я вахты не в силах стоять, - Сказал кочегар кочегару, - Огни в моих топках совсем прогорят; В котлах не сдержать мне уж пару. Пойди заяви, что я заболел И вахту, не кончив, бросаю. Весь потом истек, от жары изнемог, Работать нет сил – умираю”. Товарищ ушел… Лопатку схватил, Собравши последние силы, Дверь топки привычным толчком отворил, И пламя его озарило: Лицо его, плечи, открытую грудь И пот, с них струившийся градом, - О, если бы мог кто туда заглянуть, Назвал кочегарку бы адом! Котлы паровые зловеще шумят, От силы паров содрогаясь, Как тысячи змей пары же шипят, Из труб кое-где пробиваясь. А он, извиваясь пред жарким огнем, Лопатой бросал ловко уголь; Внизу было мрачно: луч солнца и днем Не может проникнуть в тот угол. Нет ветра сегодня, нет мочи стоять. Согрелась вода, душно, жарко, - Термометр поднялся на сорок пять, Без воздуха вся кочегарка. Окончив кидать, он напился воды – Воды опресненной, не чистой, С лица его падал пот, сажи следы. Услышал он речь машиниста: “Ты, вахты не кончив, не смеешь бросать, Механик тобой недоволен. Ты к доктору должен пойти и сказать, - Лекарство он даст, если болен”. За поручни слабо хватаясь рукой, По трапу наверх он взбирался; Идти за лекарством в приемный покой Не мог – от жары задыхался. На палубу вышел, - сознанья уж нет. В глазах его все помутилось, Увидел на миг ослепительный свет, Упал… Сердце больше не билось… К нему подбежали с холодной водой, Стараясь привесть его в чувство, Но доктор сказал, покачав головой: ”Бессильно здесь наше искусство…” Всю ночь в лазарете покойник лежал, В костюме матроса одетый; В руках на груди крест из воску лежал; Воск таял, жарою согретый. Проститься с товарищем утром пришли Матросы, друзья кочегара. Последний подарок ему принесли – Колосник обгорелый и ржавый. К ногам привязали ему колосник, В простыню его труп обернули; Пришел пароходный священник-старик, И слезы у многих сверкнули. Был чист, неподвижен в тот миг океан, Как зеркало воды блестели; Явилось начальство, пришел капитан, И “вечную память” пропели. Доску приподняли дрожащей рукой, И в саване тело скользнуло, В пучине глубокой, безвестной морской Навеки, плеснув, утонуло. Напрасно старушка ждет сына домой; Ей скажут, она зарыдает… А волны бегут от винта за кормой, И след их вдали пропадает. (1900-е годы), (1917)

aden13: Наверное, это лучше бы на авиационный форум, но и про море здесь тоже есть... Фантом & Перл-Харбор

АВЩ: Кайтэн пишет: Вот еще вариант. Пронзительно правдивый. Переписано с неустановленного книжного издания (с отдельных листков). Неизвестный автор (Переработка стихотворения Г.Д. Зубарева) А начиналось всё вот так: ПОСЛЕ БИТВЫ Музыка Александра Гурилева Слова Николая Щербины Не слышно на палубе песен. Эгейские волны шумят… Нам берег и душен, и тесен; Суровые стражи не спят. Раскинулось небо широко, Теряются волны вдали… Отсюда уйдем мы далеко, Подальше от грешной земли! Не правда ль, ты много страдала? Минуту свиданья лови… Ты долго меня ожидала, Приплыл я на голос любви. Спалив бригантину султана, Я в море врагов утопил И к милой с турецкою раной, Как с лучшим подарком приплыл. 1843, Таганрог, слова 1852, музыка Стихотворение "После битвы" из цикла "Греческие мелодии" написано в Таганроге в 1843 году в подражание песням греческих "клефтов" - пиратов-партизан, и посвящено гимназическому товарищу Н.Ф. Щербины греку М. Е. Капараки. Впервые опубликовано в 1844 г. под заглавием "Моряк" в цикле "Греческие мелодии". В 1852 стихотворение было положено на музыку Александром Гурилевым. Этот романс стал популярен во время начавшейся вскоре Крымской войны 1853-1856 гг., в том числе на флоте. На его основе сложилась известная песня "Раскинулось море широко..." (др. название - "Кочегар", обработка текста Г. Д. Зубарева).

АВЩ: Ария Варяжского Гостя [из оперы Римского-Корсакова "Садко"] О скалы грозные дробятся с ревом волны, И с белой пеной крутясь бегут назад, Но тверды серые утесы, Выносят волн напор над морем стоя. От скал тех каменных у нас, варягов, кости, От той волны морской в нас кровь руда пошла, А мысли тайны - от туманов, Мы в море родились, умрем на море Мечи булатны, стрелы остры у варягов, Наносят смерть они без промаха врагу, Отважны люди стран полночных, Велик их Один-бог, ... угрюмо - море.

Евгений Анников: Не знаю чьи стихи, но это песня. Там за лесом, за рекой, за крутыми горами. Есть любимая до слез снежная страна. Далеко от милых мест крейсера с линкорами О форштевень бьет волна, зла и солона. Знать такая нам судьба, нынче уготована Плыть за тридевять земель, тридевять морей Наши чудо корабли, все в броню закованы, Отчегож так тяжело на душе моей. Ни хотел никто из нас, жизнь изведать райскую Все братишки хоть куда, каждый смел как черт. Ни учуял адмирал, хитрость самурайскую Под калибр их головной, подставляя борт. Ты не гневайся на нас, Васвысокобродие Бог свидетель, супостат чудом уцелел. И снаряды наши в цель попадали, вроде бы. Да видно порох в погребах, малость отсырел. Шли мы чистою водой, шли местами гиблыми, Избегали и не раз - козней сатаны. Стали Чудо - корабли, Братскими могилами. Да только нету видит Бог, нашей в том вины.

Евгений: Здорово!

Евгений Анников: Есть еще такие стихи, но помню не полностью. Вот опять запорошеный инеем бор, Дробный топот копыт, скрип седла. Нынче нас тишина расстреляла в упор У невзятого нами села. Мой гнедой подустал, от смертельных атак Он храпит и грызет удила И не может, не хочет понять он никак Что сегодня ни наша взяла. Ты не рвись так гнедой, я и сам жив едва Только какбы тебе это все объяснить Для тебя ведь Россия степная трава Для меня путеводная нить. Вот поручик, коня осадив на скаку Вороного поднял на дыбы И рука с револьвером вметнулась к виску Обрывая все нити судьбы. Неужели и мне в окровавленой мгле Молча падать под ноги коня. Неужели я больше не нужен земле Без которой не будет меня. ????????????? ???????????? Боже как же мы осиротели с тобой Для тебя это лишь заливные луга. Для меня это вечная боль. Нам указан порог, больше мы не нужны Вот и все это даже не месть Кто то вычеркнул нас на скрижалях страны А какая без Родины честь. Те кто выиграл дикую эту войну Не щадили не душу, не плоть. Боже! Только бы не погубили страну! Остальное прости им Господь. Мы уходим гнедой, в спину нам суховей. На душе пустота и ни зги впереди. Для тебя лишь, Россия, роса на траве. Для меня это крест на груди. Зыбыл пару строк)))

Евгений Анников: Ну и гусарская песня. Одно из любимых. Покуда кровь по жилам, а не квас... течет. В глазах огонь, в руках гитара. В кого ж еще влюблятся как не в нас. Ужель соперник, сыщется гусару. Но минет ночь, неумолим рассвет Чтож господа, нам счастье не по чину. И женщина когда выходит в свет Берет в мужья солидного мужчину. Пусть милых глаз, другому отдан луч Пусть сердце пленено другим и мысли. Пол жизни отдадим за поцелуй, И без того короткой нашей жизни. ----------------------------------------- Вино не застоится в погребах От сапога не поотвыкнет стремя Вкус жизни на обветренных губах Мы чувствуем во много раз острее. И чтоб закрыть дорогу подлецам Стремящимся проникнуть в наше братство Друзей, мы выбираем по сердцам И по уменью пить, любить и дратся. Вращается Фортуны колесо То медлено, то бешено , то чинно. Как трудно разглядеть ее лицо Когда все время видишь только спину. Отечества призренные враги. Угодноль Вам изведать нашу силу? Не делайте поспешные шаги И мой совет - не трогайте Россию. Нас внось пленяет боя круговерть. Своим аршином наш уклад не мерьте. Мы живы, слава Богу, ну а смерть. Что за дела, нам некогда о смерти. Хрусталь звенит и золото и медь. И жизни грошь цена в огромном мире, Но кто нибудь опять за нашу смерть. Себе добавит крестик на мундире.

АВЩ: Николай Тихонов БАЛЛАДА О ГВОЗДЯХ Спокойно трубку докурил до конца, Спокойно улыбку стер с лица. "Команда, во фронт! Офицеры, вперед!" Сухими шагами командир идет. И слова равняются в полный рост: "С якоря - в восемь. Курс - ост. У кого жена, брат - Пишите, мы не придем назад. Зато будет знатный кегельбан". И старший в ответ: "Есть, капитан!" А самый дерзкий и молодой Смотрел на солнце над водой. "Не все ли равно,- сказал он,- где? Куда спокойней лежать в воде". Адмиральским ушам простучал рассвет: "Приказ исполнен. Спасенных нет". Гвозди бы делать из этих людей: Крепче бы не было в мире гвоздей.

РЮРИК: Всем наверное знакома песня "...сотня юнных бойцов из буденовских войск на разведку в поля поскакала...." Как вам такой вариант. Там вдали за рекой загорались огни, Там в Инкоу огни засверкали. Сотни юных орлов из казачьих полков На Инкоу в набег поскакали. Они ехали долго в ночной тишине, Миновали и горы и степи. Вдруг вдали у реки заблистали штыки - Это были японские цепи. И бесстрашно отряд поскакал на врага, Завязалась кровавая битва... И урядник из рук пику выпустил вдруг - Удалецкое сердце пробито. Он упал у копыт боевого коня, Отвернулась казачья удача: "Ты, конек вороной, передай дорогой, Пусть не ждет понапрасну казачка"... Там вдали за рекой затухали огни, Там Инкоу в ночи догорало. Из набега назад возвращался отряд, Только в нем казаков было мало.

Евгений: Вообще-то выше выложена ссылка, по которой эту песню можно прослушать. Так что

Pharaon: Хотелось бы внести и свой вклад в сбор текстов морских песен. Единственное, эта песня от имени марикьярского краснознаменного морского корпуса вице-адмирала, разбившего и пленившего другого адмирала Олафа Кальдмеера в серии из романов фэнтези Веры Камши "Отблески Этерны" и называется она "Романс Ротгера Вальдеса", ее автор и исполнитель Канцлер Ги. Вальдес поет ее Кальдмееру. Адмирал, вы разбиты. Как это ни грустно, Отвернулась удача сегодня от вас; В вашем сердце темно и пронзительно-пусто: Все как есть - без обид, без прикрас… Вам бы переиграть - только целься не целься, Не подменишь значков на игральных костях! Пусть вино при свечах романтично донельзя, Вы - в плену, хоть почти что в гостях! В это доме все время гостит кто-нибудь - Не стесняйтесь, коль вам довелось! Знать, беседа длинна - я налью вам вина: Добрый вечер, мой пленник и гость! Адмирал, вы устали. Вас мучают раны; Тело - бог с ним, душа кровоточит сильней! Вы в бреду повторяли, - что вовсе не странно - Имена кораблей и людей… Адмирал, в этот час - пью за ваше здоровье: Лучше будьте здоровы, чем будьте мертвы! Ведь без вас, признаюсь, скучно станет на море, Ведь противник достойнейший - Вы! По погибшим мечтам я советую вам Слезы морю оставить на соль! Ничего не надо - просто пейте вино И забудьте на время про боль! Улыбнитесь мне вслед ледяными глазами, Утопите печаль терпком черном вине; Я всегда буду рад снова встретиться с вами, Даже если опять на войне! Не слепите меня блеском северной стали - Знаю, горько глотать поражения яд! Только вы, адмирал, до сих пор не сказали, Отчего так спокоен ваш взгляд? А разгадка проста - ваша совесть чиста, Не запятнана грязью измен! Вас спасет лишь одно - просто пейте вино, И забудьте на время про плен. Вот портрет самого вице-адмирала Ротгера Вальдеса А это изображение плененного им адмирала Олафа Кальдмеера

АВЩ: В.Высоцкий Вы в огне да и в море вовеки не сыщете брода - Мы не ждали его - не за легкой добычей пошли. Провожая закат, мы живем ожиданьем восхода И, влюбленные в море, живем ожиданьем земли. Помнишь детские сны о походах Великой Армады, Абордажи, бои, паруса - и под ложечкой ком?... Все сбылось: "Становись! Становись!" - раздается команда, - Это требует море - скорей становись моряком! По сигналу "Пошел!" оживают продрогшие реи. Горизонт опрокинулся, мачты упали ничком. Становись, становись, становись человеком скорее, - Это значит на море - скорей становись моряком! Поднимаемся к небу по вантам, как будто по вехам, - Там и ветер живой - он кричит, а не шепчет тайком: Становись, становись, становись становись человеком, - Это значит на море - скорей становись моряком! Наверху, впереди - злее ветры, багровее зори, - Правда, сверху видней, впереди же - исход и земля. Вы матросские робы, кровавые ваши мозоли Не забудьте, ребята, когда-то надев кителя! Чтоб отсутствием долгим вас близкие не попрекали, Не грубейте душой и не будьте покорны судьбе, - Оставайтесь, ребята, людьми, становясь моряками; Становясь капитаном - храните матроса в себе!

АВЩ: Здесь до войны встречали зори, Играло солнце на кораблях. Десант уходит, уходит в море, Уходит в море на катерах. Пришло на нашу землю горе - Рвани же тельник врагу на страх. Десант уходит, уходит в море, Уходит в полночь на катерах. и беретик, и бескозырочка, На бушлате с прошлых дел от пули дырочка. А на шее мамкин крестик на веревочке, И под сердцем - фотография девчёночки... Соль на руках, соль на затворах, И соль застыла на леерах. Десант уходит, уходит в море, Уходит в пекло на катерах. И эта ночь потом до боли, Нам будет сниться в госпиталях. Десант уходит, уходит в море, Уходит в вечность на катерах.

Dampir: Е. Лукин, «Пьер Легран» http://download.rusf.ru/lukin/audio/lukin_cd02_t08.mp3 На Мадрид держит курс галеон, На борту - золотой миллион. На борту, на борту, А в антильском порту Казначеи подводят черту. Вот он, легкий предутренний бриз. Как цветок, распускается бриг. Паруса, паруса, На канатах - роса, И прибоя гремит полоса. И сказал капитан Пьер Легран: "Вон испанец ползет по ветрам. Как досадно, что он - Боевой галеон! У него на борту - миллион". Пьер, ты прав, он сильней во сто крат. И какой же антильский пират Нападает на жертв В сорок пушечных жерл, Чтоб от крови настил порыжел! Но сказал капитан Пьер Легран: "Вон испанец ползет по ветрам. И плевать мне, что он - Боевой галеон! На борту у него - миллион. Так решайте же сами, друзья! Больше ждать нам добычи - нельзя: Ни штаны залатать, Ни долги отквитать, Ни в таверне денек скоротать". И ответили мы: "Капитан, За тобой мы пойдем по пятам! Хочешь - так, хочешь - вплавь, Хочешь - бриг продырявь, Только нас без гроша не оставь!" Шлюпка - о борт, и кортик под вздох. Мы испанца застали врасплох. Оглянись в этот миг На затопленный бриг - Отступления нет нам, старик! Полчаса пистолетной пальбы В клубах пыли и криках мольбы. Мы не чувствуем ран, Капитан Пьер Легран! Ты удачлив, как черт, капитан! Флаг на фоке - чернее смолы. Не поймем, как такое смогли. Лишь дублоны в горсти, Две скрещённых кости, Прегрешенье нам, боже, прости! Но сказал капитан Пьер Легран: "Нынче каждый богат, словно гранд. Мы напали на клад После стольких затрат, Только больше Легран - не пират. Мы поймали судьбу за вихры - И пора выходить из игры. С морем намертво рвать - Смысла нет рисковать. Двум удачам таким - не бывать". Ты прости, капитан Пьер Легран, Но не нужно мне стареньких стран. Ты удачу лови, Ты в Европу плыви, Но меня ты с собой не зови. Даже если на рею вспорхну, О решенье своем не вздохну. Я пойму - проиграл, Но и ты проиграл, Старый друг, капитан Пьер Легран! Уважаемый всем городком, Ты узнаешь себя стариком, Но однажды, когда Одолеют года, Ты услышишь: клокочет вода. Вот он, легкий предутренний бриз, Как цветок, распускается бриг. Паруса, паруса, На канатах - роса, И прибоя гремит полоса...



полная версия страницы