Форум » Море в искусстве и творчестве » Вы просите песен, их есть у меня... » Ответить

Вы просите песен, их есть у меня...

Автроилъ: Полковник и "БОГАТЫРЬ" (песня гардемаринских классов) ''Где гусары прежних лет, Где гусары удалые?" Денис Давыдов. ... Они сберечь сумели свято Тот дух, которым славен флот... Поздно ночью жители Либавы Кораблей заметили огни Из похода - дней трудов и славы, Отдыхать в Либаву шли они. К утру стали по местам привычным Неуклюжий транспорт" Анадырь", Миноносцы "Смелый" и "Отличный" И надменный крейсер "Богатырь". Крейсер бьл надменным не напрасно: В целом флоте славился один Богатейшим погребом прекрасных, Самых редких заграничных вин. В этот день на крейсер гостя ждали; Командир просил его принять, Как на флоте прежде принимали: Чтобы гость не мог ни сесть, ни встать! Командирский катер у причала Дорогого гостя поджидал, Море влажной свежестью дышало, О беде никто не помышлял. И кают-компании хозяин, Старший офицер "Богатыря", Капитан второго ранга Клайн Список вин продумывал с утра. Был буфет бутылками заставлен, Не забыт был также нашатырь: "Богатырь" радушием прославлен, Гости помнят крейсер "Богатырь"! Гость - полковник, статный и плечистый, Командир гусарского полка, Молодец, румяный и речистый, Стол окинул взглядом знатока. И кают-компании хозяин, Образцовый старший офицер, Капитан второго ранга Клайн Просит гостя подавать пример. Стол, как сад, как рай, в средине круга Стран заморских разноцветный дар... "Пьем сегодня за здоровье друга, За здоровье доблестных гусар!" Поражен вниманьем и заботой, Гость встает, ответный тост готов: "За победы доблестного флота, За здоровье славных моряков!" Как обед закончился - неясно, Как начался ужин - не понять... Сосчитать графины - труд напрасный, Труд напрасный марки вин считать! Шли часы, но пир не прерывался, Гость и ел и пил и подливал, От жарких к закускам возвращался И отсталых рюмкой подбодрял. Командир со старшим офицером Поздно ночью обсуждали план: Чтоб таким иль этаким манером, Но чтоб гость к утру был сыт и пьян. "Офицеров разделить на смены. Каждый с гостем пьет по часу-полтора, С каждой сменой винам перемена, И такой порядок до утра!" Кто стучится ночью, угадайте, В двери лакированных кают: "Ваше благородие, вставайте! Старший офицер к себе зовут!" Переступит полусонный мичман За кают-компании порог И полковник закричит: "Отлично! Ваш приятель что-то занемог!" По утру, белее, чем бумага, Командир, вздыхая, говорит: "Гостя пригласить к подъему флага... День сегодня тяжкий предстоит!.." Всем ясна тревога командира: Затянулась странная борьба. Тут и слава нашего мундира И родного корабля судьба! Гость явился радостный и свежий, От бессоной ночи - ни следа; И походка и движенья те же И рука у козырька тверда. А когда по рейду покататься Командир пытался искусить, Гость сказал: "Не смею отказаться, Но сначала б надо закусить." Завтрак жертвы новые уносит. Завтрак явно перерос в обед... Словно жажда, гость "бокалов просит", Чтоб "залить горячий жир котлет". Спаржа, стерлядь, устрицы и утки, Водки, вина, балыки, икра... Тьма спускалась. Шли вторые сутки. Страшная неравная игра! Били склянки - пир не прерывался, Гость и ел и пил и подливал, От Аи к зубровке возвращался И усталых рюмкой подбодрял. При подъеме флага все стояли В страхе несчастливой полосы. Будто друга в море опускали... Только гость... покручивал усы. Всех окинув ясным добрым взором, Он промолвил: "Тяпнем по одной?!" Посмотрел опять с немым укором И закончил:"Мне пора домой!" И стояли по местам привычным Неуклюжий транспорт "Анадырь", Миноносцы "Смелый" и "Отличный" И надменный прежде "Богатырь".

Ответов - 176, стр: 1 2 3 4 5 6 All

a-musikhin: Уважаемый Автроилъ ! На посте № 1693 Вы разместили четыре фотографии моряков, сделанные в фотоателье. Скажите, пожалуйста, почему Вы пишете, что все это "фотографии с Кронштадту"? О двух из них это можно сказать точно (первая и третья слева направо). Но вторая и четвертая? Понятно, что они обе сделаны в одном месте, но где? Меня этот вопрос очень интересует, т.к. самая правая фотография выложена на форум мной, там изображен мой прадед (стоит слева с бутафорской саблей). Я всегда считал, что она сделана во Владивостоке. Поэтому у меня еще вопрос, откуда Вы взяли вторую фотографию, можно ли дать ее более качественное изображение и что написано на ее обороте (надпись чернилами немного просвечивает)? С уважением, Алексей Мусихин

a-musikhin: От родственников по матери мне достались несколько тетрадных листов большого формата, на которых записано несколько стихов и песен. Записи делались с декабря 1916 по январь 1921 гг. В конце последнего листа есть такая надпись: "Писал Василий Александрович Алпатов. 1921 г. 26 января. Про жизнь из военной жизни в Русско-Германскую войну и лично мною перенесенные все невзгоды во время войны в передовых линиях фронта под Ригой и Гельсинфорсе. К сему подписуюсь Гражданин Вятской губ. Слободского уезда Бело-Холуницкого завода Василий Алпатов". Стихи и песни в основном, вероятно, его собственного сочинения, весьма малограмотны, но любопытны, т.к. содержат впечатления очевидца и участника тех событий. Есть, кроме того, и несколько известных песен, среди них - о Варяге. Я думаю, такая версия будет любопытна некоторыми отличными от классического текста деталями: Песня из военной жизни. Плещут холодные волны, Бьются о берег морской. Носятся чайки над морем, Крики их полны тоской. Мечутся белые чайки, Что-то встревожило их. Чуть загремели раскаты Взрывов далеких глухих. Там среди шумного моря Вьется Андреевский стяг. Бьется с неравною силою Гордый красавец Варяг. Сбита высокая мачта, Броня пробита на нем. Борется стойко команда С морем, врагом и огнем. Пенится Желтое море, Волны сердито шумят. С вражьих морских великана Выстрелы чаще летят. Реже с Варяга несется Ворогу грозный ответ. Чайки, снесите Отчизне Русских героев привет. Миру всему передайте, Чайки, печальную весть – В битве врагу мы не сдалися, Пали за русскую честь. Мы пред врагом не спустили Славный Андреевский флаг, Сами взорвали Корейца, Нами потоплен Варяг. Видели белые чайки, Как скрылся в волнах богатырь. Смолкли раскаты орудий, Стихла далекая ширь. Только плещут холодные волны, Бьются о берег морской, Чайки несутся в Россию, Крики их полны тоской.

aden13: Севастополь (Дмитрий Ревякин, гр. "Калинов Мост", г. Новосибирск, из альбома "Ледяной Походъ") Как пришла лиха беда из-за моря синего Враг нагрянул несчетный Севастополь-крепость забрать Нам с тобой уступать было не с руки Или грудь в крестах, или пухом земля И сказал адмирал: «Неприятель силен Встанем грудью навстречу, отступать дальше некуда Будем биться геройски, Государь на нас надеется». «За родное умрем», - прибавляли мы Эти ночи и дни не забудем с тобой Смерть косила ряды, разохотилась лютая Супостат окаянный наседает бешено Бьем картечью его, где штыком, где саблей вострою Ох, кровей напилась, земля крымская Черноморский флот на дне покоится И все меньше нас, адмирал убит Но мы держимся из последних сил…

Olmalin: Легендарный Севастополь Музыка: В. Мурадели Слова: П. Градов Ты лети крылатый ветер Над морями над землей, Расскажи ты всем на свете Про любимый город мой. Всем на свете всех поведай, Как на крымских берегах, Воевали наши деды И прославили в боях Припев: Легендарный Севастополь, Неприступный для врагов, Севастополь, Севастополь Гордость русских моряков. Здесь на бой святой и правый, Шли за Родину свою И твою былую славу Мы умножили в бою. Скинув черные бушлаты Черноморцы в дни войны Здесь на танки шли с гранатой, Шли на смерть твои сыны, Припев Если из-за океана К нам враги придут с мечом, Встретим мы гостей нежданных Истребительным огнем. Знает вся страна родная, Что не дремлют корабли И надежно охраняют Берега родной земли. http://download.sovmusic.ru/m/lsevast.mp3 - 5 мегов, 192-й битрейт http://download.sovmusic.ru/m32/lsevast.mp3 - 800 кило, 32-й битрейт. Исполняет Ансамбль песни и пляски ЧФ ВМФ, 1983-й год.

Автроилъ: «Украинский Севастополь, гордость русских моряков...»

Автроилъ: НА СОПКАХ МАНЬЧЖУРИИ (дореволюционный вариант) Муз. И.Шатров, сл. Ст.Скиталец Спит гаолян, Сопки покрыты мглой... На сопках Манчжурии воины спят, И русских не слышно слез... Страшно вокруг, Лишь ветер на сопках рыдает Порой из-за туч выплывает луна, Могилы солдат освещает. Белеют кресты Далеких героев прекрасных. И прошлого тени кружатся вокруг, Твердят нам о жертвах напрасных. Средь будничной тьмы, Житейской обыденной прозы, Забыть до сих пор мы не можем войны, И льются горючие слезы. Героев тела Давно уж в могилах истлели, А мы им последний не отдали долг И вечную память не спели. Так спите ж сыны, Вы погибли за Русь, за Отчизну. Но верьте еще мы за вас отомстим И справим кровавую тризну. Плачет, плачет мать родная Плачет молодая жена, Плачет вся Русь, как один человек Злой рок и судьбу кляня...

Автроилъ: ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛА Л.Г. КОРНИЛОВА Бегу не от жизни, В былое уход - не Исход. В пожарах гражданской Сгорели столбы верстовые... Болярина Лавра И первый Кубанский поход Вином и молитвой, Увы, не помянет Россия. Припасть бы к истокам В промозглых кубанских степях, Где шли добровольцы, Кресты вдоль дорог оставляя... Спаситель простреленный Плыл над рядами папах, На путь этот крестный Устало глаза закрывая. Мне скажут - химера! Какой восемнадцатый год? Но снова эпоха Диктует забытую драму. И я помяну Всех, кого выводили в расход По прихоти левой ноги Победившего хама. И Бог отвернулся, И проклял державу мою, Где полною мерой, Мы все, что хотели, вкусили. За Белое воинство Полную чашу налью И всех помяну, От кого отвернулась Россия. Горька эта чаша, Как горек их жребий земной. Изолгана память. В чужих палестинах погосты... Но песня моя Продолжает поход Ледяной, Хоть все на круги возвратить Даже песне не просто. Но хочется верить: В былое уход - не Исход, Вновь память расставит Кресты, как столбы верстовые... Болярина Лавра И первый Кубанский поход Вином и молитвой, Быть может, помянет Россия. К. Ривель.

ABP_TOR: Народная песня, на мотив "Из-за острова на стрежень" КОЧЕГАР На просторе Каспий-моря По искрящейся волне Пароход идет военный С флагом белым на корме. На верху штаб-офицеры И полковник в орденах – На ногах сверкают шпоры И погоны на плечах. Пьют вино, кричат, смеются: «На веревку вздернем всех И Совет разгоним лихо Без препятствий и помех». У котла у парового, Черен грязью и угрюм, Кочегар сидит согнувшись От наплыва тяжких дум: «Скоро будет Александровск, Там не ждут таких гостей; Власть Советская лишится Снова лучших сыновей». Вдруг он слышит в рупор голос: «Город видишь, тихий ход». «Эй, прощай, жена и дети, И прощай, честной народ!» Быстро клапан закрывает, В топку сыпет уголь весь И на палубу взбегает, Словно грозной смерти весть. Вслед за ним несется грохот, Пар вздымается столбом, Пароход взлетел на воздух, Тонет в море голубом. Море в пене, солнце блещет, На просторе — никого. Власть Советская дороже Бела света самого.

diletant: ПАМЯТИ КОНВОЯ PQ-17 А.Городницкий Аргумент в неоконченном споре – Злой сирены пронзительный вой. Для похода в студеное море Корабли собирает конвой. Им волна раскрывает объятья, Им поют, провожая, гудки. Это ваши друзья или братья, ¬- Помолитесь за них, моряки. Каждый твердо в звезду свою верит. Только знать никому не дано, Кто сумеет вернуться на берег, Кто уйдет на холодное дно. Не дожить им до скорой победы, Ненадежной мечте вопреки. Это ваши отцы или деды, - Помолитесь за них, моряки. Вспомним тех, кто стоит у штурвала, Чтоб погода нелетной была, Чтобы бомба суда миновала И торпеда в пути обошла. Отлетают их светлые души, Словно чайки в полете легки. Никому не добраться до суши,- Помолитесь за них, моряки. Над водою, соленой от горя, День полярный горит синевой. Для похода в студеное море Корабли собирает конвой. Там грохочут салюты прибоя, И намокшие тонут венки. Это те, кто закрыл вас собою, - Помолитесь за них, моряки. 2003.

stem: "Геройский подвиг лейтенанта Рогускаго". Л.Афанасьев, 1915 г. Он шел под туманом на транспорте Прут Где зыблясь, Андреевский флаг развевался Когда с миноносцами - грозен и лют Враг-дреднот навстречу ему приближался. Грозила опасность. Но чем отвратить? Спастись от захвата и поздно и трудно И было тогда решено затопить В пучине морской беззащитное судно. Открыли кингстоны и шумно вода Фонтанами хлынула с страшною силой И море готовилось стать навсегда Тонувшему судну безкрестной могилой. У трапов толпился, теснясь, экипаж... Спустили с бортов для спасения шлюпки И к небу взывая шептал Отче наш Священник-монах, возвышаясь на рубке. А он, молодой и отважный герой Уже находился в таинственном трюме Плескалися волны и ветер с тоской О чем-то роптал в нарастающем шуме. И вдруг прогремел оглушительный взрыв. Как будто сорвалось и рухнуло что-то То - вечною славой свой подвиг покрыв Погиб лейтенант Черноморского флота. И словно разсыпчатый звон серебра В разсветном тумане над гибнущим Прутом Нежданное грянуло дружно Ура! Герою прощальным салютом.

Александр: Опять не в тему: Перегорит костёр и перетлеет. Земле нужна холодная зола. Уже никто напомнить не посмеет О страшных днях бессмысленного зла. Hет, не мученьями, страданьями и кровью - Утратою горчайшей из утрат: Мы расплатились братскою любовью С тобой, мой незнакомый брат. С тобой, мой враг, под кличкою «товарищ», Встречались мы, наверное, не раз. Меня Господь спасал среди пожарищ, Да и тебя Господь не там ли спас? Обоих нас блюла рука Господня, Когда, почуяв смертную тоску, Я, весь в крови, ронял свои поводья, А ты, в крови, склонялся на луку. Тогда с тобой мы что-то проглядели, Смотри, чтоб нам опять не проглядеть: Не для того ль мы оба уцелели, Чтоб вместе за отчизну умереть? Николай Туроверов, белогвардеец

Серж: Кладбище под Парижем. Малая церковка. Свечи оплывшие. Камень дождями изрыт добела. Здесь похоронены бывшие. Бывшие. Кладбище Сан-Женевьев-де-Буа. Здесь похоронены сны и молитвы. Слезы и доблесть. "Прощай!" и "Ура!". Штабс-капитаны и гардемарины. Хваты полковники и юнкера. Белая гвардия, белая стая. Белое воинство, белая кость… Влажные плиты травой порастают. Русские буквы. Французский погост… Я прикасаюсь ладонью к истории. Я прохожу по Гражданской войне.. Как же хотелось им в Первопрестольную Въехать однажды на белом коне!.. Не было славы. Не стало и Родины. Сердца не стало. А память- была.. Ваши сиятельства, их благородия- Вместе на Сан-Женевьев-де-Буа. Плотно лежат они, вдоволь познавши Муки свои и дороги свои. Все-таки - русские. Вроде бы - наши. Только не наши скорей, А ничьи… Как они после- забытые, бывшие Все проклиная и нынче и впредь, Рвались взглянуть на неё - Победившую, пусть непонятную, Пусть непростившую, Землю родимую, и умереть… Полдень. Березовый отсвет покоя. В небе российские купола. И облака, будто белые кони, Мчатся над Сан-Женевьев-де-Буа. Роберт Рождественский. очень интересная статья - http://white-force.narod.ru/white.html -

Автроилъ: Серж пишет: Малая церковка. Свечи оплывшие.... Вы внимательно эту ветку просмотрите. С уважением...

Серж: Автроилъ пишет: Вы внимательно эту ветку просмотрите. Извиняюсь, господин капитан 2 ранга, недоглядел-с. Но прошу обратить внимание на статью по сноске, весьма пользительна. В знак своего уважения к Вам, и всем господам кортиканцам, рискну выложить своё... (Написано мною после гибели друзей на "Комсомольце", и правленное после гибели "Курска") РЕКВИЕМ Содрогнулся в столетьях раскрученный шар... Холодом смерти из отсечного ада, Губы шепнули: - Мама, прости... Я - не успел... Но плакать не надо, не надо, не над... Им никогда не доплыть до весны, Свежесть ветров не почувствуют лица, Водою скорбя, к ним добежит, река, их знакомая - Лица. Добежит, и омоет тела их водицей, и оплачет уткнувшись в металл переборок Им жить так хотелось- в неполные тридцать И жeн долюбить- в неполные сорок. Чайками души взметнут в поднебесье, Верны кораблю, чисты и духовны... - Боже! Прими их... А лучше - воскреси!... Честь не поправши - они не виновны! Студeное море - океанская жила, Место святое укрыто волнами... - Ребята, простите... Мы - помним. Мы - живы. Простите, ребята, что нас не было с вами... Северный город в чeрных одеждах, В нeм Роза Ветров - ни цветок для посудин Вера, Любовь и, конечно, Надежда, Там не слова, а - Религия буден. Хрупок мир, как весенние льдины, И Россию хотят, как лиса винограда... Курс - океан! В боевой - субмарины... "Стоять по местам!..." И плакать не надо, не надо, не надо. С уважением, Серж.

Аня: wind пишет: Хочу быть "Смелым", хочу быть "Дерзким" Хочу "Счастливым" быть с тобой, Начало мне несколько напомнило Бальмонта... Может, это что-то из разряда "вторичных вариантов на тему моря"?

wind: Аня пишет: Начало мне несколько напомнило Бальмонта... А так же Брюсова ;-)), у него помоему тоже нечто подобное было ;-)) ... Аня пишет: Может, это что-то из разряда "вторичных вариантов на тему моря"? Это творчество молодых Мичманов ;-))), так что ничего вторичного, все первичное ;-)) ... С уважением, В.

Аня: Хочу быть дерзким, хочу быть смелым, Из сочных гроздий венки свивать... Это из "Хочу" Бальмонта. У Брюсова, честно говоря, подобного не встречала.

Автроилъ: ПОТОПЛЕНИЕ "СЕВАСТОПОЛЯ" Ночь победила день, как властная царица; Над рейдом крепости спустилась ночи тьма; И поспешило ей все тотчас подчиниться, Как подчинялася заре она сама. В волнах купая стан, в дремоту погруженный, Качается во тьме могучий исполин. Он сын эскадры, роком злым сраженной, Ей преданный душой, достойный ея сын. Сраженные врагом все братья его пали: Разрушил витязей войны смертельный гром; И гордость доблестных - одежда их из стали Лежит разорвана теперь на дне морском. И чувствует боец, что сам погибнет скоро, Что сам уйдет на дно за братьями вослед. Ему не скрыть себя от вражескаго взора, Не избежать ему грядущих страшных бед. Он жизнь решил отдать ценою дорогою. Опасности презрев, он бодро ждет врагов. Но вот уже сигнал зовет команду к бою, К отпору дружному всех вражеских судов. Как страшен бой морской во тьме холодной ночи! Как враг упрям и смел! Как доблестен отпор! Прожекторы, блестя, как дьяволския очи, Пронзают ночи тьму; снарядов смертный хор. Ревёт, гремит, свистит, гудит, как в бурю ели, Друг другу смерть за смерть шлют пылкие враги. Стремятся в битве все к одной и той же цели: Разбить, сломать врага на мелкие куски. Так несколько ночей, атаки отражая, Без сна, без отдыха герой наш проводил. И, раны тяжкия ни редко получая, Врагов своих корабль ни мало потопил. Но вот настал тот день, когда в изнеможеньи, Сдался своим врагам голодный наш оплот; И тотчас же Вирен велел без промедления Корабль скрыть от врага под кровом бурных вод. Исполнил командир приказ и, выйдя в море, Команду на "Силач" свою пересадил, Кигнстоны отворил, и боль сквознула в взоре: Он детище свое рукой своей топил. И стало оседать, кренясь на борт на правый, Последнее судно. Невольный же палачь - Его отец родной, - окончивши расправу, С тоскою перешел на маленький "Силач". Игорь Лотарев (Северянин). С.-Петербург. 27-го Марта, 1905 года. P.S. Я постарался сохранить орфографию приблизительно к оригиналу.

Georg G-L: Ю. Визбор. "Флот не опозорим" Куда девались звезды, Упавшие в моря? Маяк кричит тревожно. Я говорю серьезно: Пока еще не поздно - Списаться с корабля. Но мы в морях не раз встречали зори И пили спирт, болтаясь между льдин. Мы все пройдем, но флот не опозорим, Мы все пропьем, но флот не посрамим. Корабль наш имеет Трубу и задний ход. Труба дымит опасно, Винты скрипят ужасно, И никому не ясно, Чем кончится поход. Но мы в морях не раз встречали зори И пили спирт, болтаясь между льдин. Мы все пройдем, но флот не опозорим, Мы все пропьем, но флот не посрамим. Но, вобщем, нет печали, Досады даже нет. Видали вы едва ли Все то, что мы видали. На вас не напасешься, Ребята, сигарет. Но мы в морях не раз встречали зори И пили спирт, болтаясь между льдин. Мы все пройдем, но флот не опозорим, Мы все пропьем, но флот не посрамим. 6 ноября 1975-1976

Юрген: Артурский поэт саперный капитан В. Ф. Линдер написал прекрасное как по идее, так и по форме стихотворение", которое называлось «Защитникам Порт-Артура». Впервые оно было опубликовано в газете «Новый край» от 27 апреля (10 мая) 1904 года. Теперь, когда судьба сулит борьбу с врагами За честь родной страны у дальних берегов, Как ярко в памяти рисуется пред нами Бой севастопольских прославленных борцов. Пошли, Господь, нам всем Твое благословенье, Твой благодатный лик яви нам в час борьбы, И в грозный сечи час даруй тем всепрощенъе, Кто вознесет к Тебе предсмертные мольбы! Мы смело в бой пойдем, и миру вновь докажем, Как силен русский дух под сению знамен, — Мы победим врага, — не то костьми поляжем, Как в Севастополе четвертый бастион. Мы ляжем за царя, за блеск его державы, Дя воссияет вновь наш древний царский щит! Да возвеличится Руси орел двуглавый И всюду над врагом победно запарит! Дf будут памятны японцам самомнящим Артурских грозных стен и молнии, и гром, Вещавших торжество над «Солнцем Восходящим» Двуглавого орла с Андреевским крестом. C уважением Ю.

Dmitry_N: Вот, нашел у себя в подшивке "Родины" за 1905 г. Стих про Рожественского. Образец выдавания желаемого за действительное. Стих, наверное, написан перед Цусимой, когда еще была надежда, что вторая эскадра разгромит японцев... Но... опубликован 22 мая 1905 г. в № 21. Видать, уже номер набрали, а тут известия стали приходить о Цусиме, но рассыпать набор уже не пожелали... или еще не верили в разгром... Стих

Автроилъ: Прочёл с удовольствием.

Автроилъ: «В России скоро будет революции. А нас всех повесят на фо-нарях!» УСАДЬБА АДМИРАЛА НИЛОВА ...Забылась, заросла дорога. Видать, в былое нет пути... У поселенцев одиноких Мы спрашивали, как идти. Дошли. На месте опустелом От бытия и тени нет, Неужто жизнь цвела и пела Здесь чередой прекрасных лет? Истёрлись, сгладились приметы, А ведь сияли раньше здесь И адмиралов эполеты, И о любви, благая весть... Исчахли, одичали нивы, Где изобилие твоё? Стеной жестокою крапивы Встаёт глухое забытьё. Где там, за пологом тумана Не долетев до наших пор, И слог французского романа, И тонкий звон гвардейских шпор? На склоне гаснущего лета Ужель тогда, ужели здесь Катилась белая карета В безвременья глухую весь? Чащобы. Лес. Трава по пояс. Батыльник в чахленьком овсе. Уйдя. Замолкнув. Успокоясь. Здесь умерли и вся и все. И может, здесь, в глуши бездонной, России сбился, сгибнул путь? В пяти прудах, глухих и сонных, Живой воды не зачерпнуть! Ничто не удоволит глаза. Всё обратилось в тлен и прах, И лишь в веках осталась фраза. Что «всем висеть на фонарях»! Что всем висеть! И что в России Черёд настанет судных дней И под родимым небом синим Для всех не хватит фонарей. И гарь родного пепелища (Её в изгнаньи вспоминать...) И на родимом на кладбище Не быть. Не плакать. Не лежать! Мертво, голо и запустело Где был здесь сад и где был дом? И будто вымерли пределы На много сотен вёрст кругом... Недвижно, холодно, уныло Лежит разбитая страна. И тишь великая застыла... Горька в России тишина! Владимир ГРЕЧУХИН

Серж: Немного современности, господа! Разговор с Павлом Степановичем (исполнитель Соболев) - http://nts-tv.com/Razgovor_s_Pavlom_Stepanovichem.html - С ув, С.

Серж: Погиб ли тот фрегат, седой волной разбитый? А может быть, пират пустил его ко дну? Но капитана ждет красотка Маргарита... А вдруг не утонул? А вдруг не утонул? А как же страшно ждать в неведенье нелепом, Песок со дна швырять в зеленую волну. Зачем вы зеркала прикрыли черным крепом? А вдруг не утонул? А вдруг не утонул? А вдруг он жив-здоров, вдруг рано ставить свечи? А вдруг он в Санта-Круз за ромом завернул? А вдруг случился штиль иль просто ветер встречный? А вдруг не утонул? А вдруг не утонул? И вот когда беда покажет глаз совиный И безнадежный мрак затянет все вокруг, Когда приспустят флаг в порту до половины - Но вдруг не утонул? А вдруг не утонул? Останется одно, последнее "А вдруг?..." (так правильнее - Dirk) московские барды А. Иващенко и Г. Васильев.

Cornet: Dmitry_N пишет: Запросто подскажу Нажисаете Alt и не отпуская ее на правой цифровой клавиатуре набираете 0128 (обязательно 0128 - все четыре цифры)... И от меня спасибо. А сто-то для остальных "ижицей" и "фетей" есть?

fugatto: Замечательные песни. стихи. Столько душевной стойкости. тепла. мужества. Только РУССКИЕ могут быть так отважны. И мне вдвойне больно. что эта мерзкая перестройка ввергла мою РОДИНУ в бесконечный хаос.Встаньте все. кто сейчас водку пьёт и поёт! Встаньте молча и выпейте стоя! Наш ракетный подводный. наш атомный флот.отдаёт честь погибшим ГЕРОЯМ.

Dmitry_N: Из недавно выписанных в архиве РГА ВМФ материалов дневника Ю.В.Васильева в Порт-Артуре Васильев приводит два стихотворения квартирмейстера крейсера 2 ранга "Новик" Александра Галятина По книге кавалерам ЗОВО - 4 ст. № 95641, Галятин (Гулятин) Александр, матрос 1 статьи, крейсер 2 ранга "Новик". Отличие не установлено, оборона крепости Порт-Артур Оба прекрасно ложатся на мотив "По полю танки грохотали" (он же - мотив "Глухой неведомой тайгою..."). Наивно, но хорошо. Итак, матросские стихи: Минная атака 26-27 января Еще вели переговоры С Россией подлые враги, Когда подкравшись в ночь, как воры Взорвали наши корабли Исполнив замысел коварный, Объятый страхом враг бежит Сомнений нет - удар ужасен Но русских он не устрашит Настанет час возмездья скоро Для вас, коварные враги Мы в честной битве грудью встанем Отмстим за наши корабли Вы мнили - хитростью победу Легко над русскими свершить Нет, не надейтесь слишком скоро России вам не устрашить Бой под Артуром Взвилась сигнальная ракета Раздался выстрел роковой Сыны Японии неверной Вступили с нами в грозный бой Поднявши флаги стеньговые Пошли навстречу мы врагу И очутилися мгновенно Как в заколдованном кругу Летит картечь, шипит граната И бомбы сыпятся как дождь Эскадра наша наступает Ее ведет наш славный вождь В дыму и под огнем жестоким Идет эскадра грозно в бой Чтоб доказать врагам кичливым Что близок час их роковой Наш славный "Новик" ураганом Несется, мужеством горя Чтоб победить врагов Отчизны Или погибнуть за царя Конечно - не вершина стихотворного слога, но все-таки - культурный уровень матроса показывает. Человек писал стихи.

Автроилъ: «Le brave "Novik"!...» “Атака! Атака! Атака!”, - Взрывает крейсер сигнал. От юта гуляет до бака Полундрой по судну аврал. Сигнальщики, флаги - на стеньги. Нас меньше - тем больше почёт. Здесь счёт идёт не на деньги, Здесь счёт на секунды идёт. Ход - полный. Давай право на борт. Плутонги, орудия - товсь! “Фугасным!..”, -дистанция, рапорт, И время вскачь понеслось. Визиры прицелов уткнулись В кильватер чужих крейсеров, И судьбы людские замкнулись Щелчком орудийных замков...

KK: а в записи это есть



полная версия страницы