Форум » Новейшая история » Воспоминания участников "холодной войны" (продолжение) » Ответить

Воспоминания участников "холодной войны" (продолжение)

АВЩ: Ветеранов Великой Отечественной встретивших врага в 1941г. среди нас (в широком смысле) почти не осталось. Ветеранов Великой Отечественной войны последних военных призывов - всё меньше и меньше. Но ещё много тех, кто выводил ВМФ СССР в Мировой Океан и несших флотскую службу или служившими военными (военно-морскими) советниками (специалистами) за рубежом в годы холодной войны. Они - среди нас... Сохраним их воспоминания. Ну и -инициатива карается...исполнением. я и начну... "блин, что за ботва?" (с), всего 2 "страницы" исписал... а уже предыдущая ветка закрылась? начало здесь http://kortic.borda.ru/?1-3-0-00000051-000-30-0-1271906740

Ответов - 155, стр: 1 2 3 4 5 6 All

АВЩ: Буйный пишет: А можно ли узнать мнения ветеранов о флотах Польши, ГДР, ФРГ? сейчас пока только фото, как определюсь с прочим (и форматом "прочего") -будет продолжение Таллин. Передача рка пр. 205- эр финнам. Заход и швартовка рка пр. 205-эр в вмб Оксыве (ПНР) вмб Оксыве, ПНР передача рка пр.205-эр (слева направо – к3р Кашубовский, к2р Соборовский, к3р Ромева – будущий ком. рка) польские в. звания даны "по-русски" капитана 3 (в то время ) ранга И.А. Похотелова - единственного советского офицера на фото, думаю, представлять уже не надо. за фото огромное спасибо капитану 1 ранга в отставке И.А. Похотелову и нашему уважаемому Леониду "вельботу" с уважением, АВЩ

АВЩ: Построение перед передачей рка пр.205-эр немецким (ГДР, естественно) камрадам. Первая шеренга - моряки ДКБФ, вторая - НВМФ ГДР "а мы стояли на речетолкателе..."(с) на фото: Торжественное собрание выступает советский командир рка кап.-л-т И.А. Похотелов, третий слева - немецкий командир 6 (катерной) флотилии Т.Гофман, будущий последний министр Национальной Обороны ГДР Торжественное собрание, выступает Т. Гофман информация для размышления: Теодор Гофман (Theodor Hoffmann, родился 27 февраля 1935 года, Густевель, округ Висмар) морской офицер ГДР, последний министр Национальной Обороны ГДР, Адмирал (1989 год). В 1949-1950 годах Гофман работает в сельском хозяйстве.В 1951-1951 годах он - руководитель пионерского отряда. 12 мая 1952 года он поступает матросом на службу в Морскую Народную Полицию. В 1952-1955 годах он посещает Офицерскую Школу Морской Народной Полиции в Штральзунде. После её окончания в 1956 году Гофмана назначают офицером по боевой подготовке в 7-ой флотилии ВМС ГДР. В этом же году он вступает в СЕПГ. В 1956-1959 годах он командует торпедным катером в 7-ой , а затем в 6-ой флотилии. В 1960-1963 годах Гофман учится в Военно-Морской Академии в Ленинграде и заканчивает её в качестве дипломированного военного специалиста. После своего возвращения в ГДР он в 1964-1971 годах занимает различные руководящие должности в 6-ой флотилии Фольксмарине ( в том числе в 1968-1971 годах - заместитель командира и начальник штаба 6-ой флотилии). С 1 мая 1971 года по 30 ноября 1974 года Гофман в чине фрегатен-капитана командует 6-ой флотилией Фольксмарине После этого его переводят в штаб Командования Фольксмарине на должность заместителя наячальника штаба по оперативной работе. 7 октября 1977 года он получает звание контр-адмирала. Эту должность он занимает до 1985 года. С 10-го июля по 30 ноября 1985 года он - Заместитель Командующего и Начальник по Боевой Подготовке в Командовании Фольксмарине. С 1-го декабря 1985 года по 30 ноября 1987 года Гофман - Заместитель Командующего и Начальник Штаба Фольксмарине.1 марта 1987 года его повышают до вице-адмирала, а 1 декабря 1987 года он становится Заместителем Министра Национальной Обороны ГДР и Командующим Фольксмарине. В 1987-1989 годах Гофман также является членом Коллегии Министерства Национальной Обороны ГДР. 16 ноября 1989 года он получает чин адмирала и 18 ноября 1989 года сменяет Хайнца Кесслера на посту Министра Национальной Обороны и члена Комитета Министров Обороны Стран-Участниц Организации Варшавского Договора. Он занимает этот пост до 18 апреля 1990 года, когда Министерство Национальной Обороны упраздняется и ему на смену приходит Министерство Обороны и Разоружения во главе с Райнером Эппельманом. В этом министерстве Гофман с 18 апреля по 14 сентября 1990 года служит в качестве Командующего ННА ГДР. 24 сентября 1990 года его увольняют в отставку. В 1993 году выходят в свет мемуары Гофмана о последних днях существования ГДР и ННА ("Das letzte Kommando. Ein Minister erinnert sich"). В 1995 году публикуются мемуары ( Kommando Ostsee. Vom Matrosen zum Admiral). Награждён многими орденами и медалями ГДР , в том числе Орденом за Заслуги перед Отечеством в Бронзе и Орденом Шарнхорста. с уважением, АВЩ

АВЩ: к.3 р.(в то время) И.А. Похотелов в спасательном костюме (оранжевого цвета)НВМФ ГДР Из флотов и ВМС стран соцсотружества на Балтийском море самым большим по количеству нкнк и плпл, авиации и пр. ударным и обеспечивающим компонентам однозначно был ДКБФ. Но и задачи перед ним ставились соответствующие. Следующий, как по численности, так и по решаемым задачам, несомненно шёл НВМФ ГДР. Советские военные моряки достаточно часто общались с немецкими камрадами, немецкие офицеры учились в ВМА, курсанты – в КВВМУ им. С.М. Кирова, совместные учебно-боевые задачи решались в зоне ответственности ДКБФ и, как правило, в полигонах БП ДКБФ. В Заснице был наш пункт маневренного базирования, который мы долго, но малоуспешно пытались превратить в военно-морскую базу, частыми гостями в Балтийске и др. вмбвмб были и ГДР-вские военморы. Естественно, подобное притягивается подобным, потому противолодочники тяготели к противолодочникам, катерники – к катерникам и т.д., тем более что офицеров объединяла как совместная служба во всей своей специфике, так и личное знакомство, зачастую ещё с училища или с лейтенантства, или с приёма-передачи кораблей и катеров, которое со временем перерастало если не в дружбу, то в очень хорошие товарищеские отношения. Да и поляков не любили ни мы, ни они: хотя эту тему, как и тему хода и исхода Великой Отечественной войны, обоюдно старались в общении избегать (в отличие, скажем, от тех же моряков ВМС ПНР, там порой со стороны поляков доходило до откровенного хамства, причём в отношении не только немцев). Хотя (под настроение) могли вместе с немцами поорать и «Катюшу», и «Лили Марлен», или «Варяга» (на двух языках) и др. общеизвестные песни. «На дружбу» и связанные с этим мероприятия не скупилось ни наше, ни немецкое командование, и оно же закрывало глаза, когда «мероприятия дружбы» переходили в военно-морское братание. У нас немцы любили бывать ещё и потому, что продуктов (а они,- катерники по крайней мере-, ставились на все виды довольствия, кроме разве что финансового) у нас они получали и больше и разнообразнее. С обратным мы сталкивались в ГДР, как на мероприятиях совместной с НВМФ ГДР боевой подготовки, так и при приёме-передаче кораблей и катеров. Но - не хлебом единым, хотя это, конечно, тоже немаловажно… Организация корабельной службы и боевой подготовки в ВМФ стран Варшавского договора (по крайней мере на Балтике) была практически идентичной и опиралась на наши руководящие документы и наставления по боевой деятельности различных классов кораблей (катеров). При этом была и своя, т.с. национальная специфика: немцы обходились значительно меньшим кол-вом разного рода «бумажек» чем мы, поляки – наоборот. Касалось это и планирующих, и информационных, и отчётных документов. С другой стороны – тыловое и техническое обеспечение у немцев было «заточено» на максимально быстрое предоставление всех положенных видов и предметов довольствия кораблям (катерам) и плавсоставу, у нас, а ещё в большей степени у моряков ПНР – «родные» береговые базы жёстко держали первое место в списках противокорабельных (противокатерных) организаций. Особенно поражали сознание станочные парки немецких судоремонтных мастерских в соединениях (флотилиях) - номенклатуре инструментария и квалификации персонала которых мог позавидовать любой отечественный судоремонтный завод. Бригада уже ждала возвращающийся с моря катер и послепоходовый осмотр проводила вместе со штатным экипажем, после чего все механизмы и приборы, работа которых не соответствовала требованиям (про поломки мы просто скромно молчим) тут же «брались в оборот»: от ремонта на месте, до съёма, выгрузки и отправки в СРМ и, при необходимости, далее, причём отправка производилась только после того, как на место снятого прибора вставал вытребованный с тех же мастерских резервный. Причём всё, от выписки наряда до дефектации и последующего ремонта (кроме сложных его видов) делалось на месте, в пределах флотилии. Экипаж в обычных условиях ремонтом не занимался вообще: максимум – замена предохранителей (плавких вставок), агрегатная замена (из ЗИПа)…и всё. Комплектование личным составом (матросами) производилось из числа юношей прежде всего приморских районов имеющих морскую специальность и какой-никакой стаж работы по специальности, наиболее ценились, говоря по-нашему, судовые электрики и мотористы. Срок срочной службы в плавсоставе - 3 года, из них в «учебке» – в зависимости от специальности от 6 до 8 месяцев. Учебка не при флотилии, но для обучения на конкретную технику. Как это было устроено – не знаю/ потому и не скажу, но квалификация (классность) полученная матросом на срочной и срок службы засчитывались ему и в гражданской жизни. Потому на флот рвались, особенно те, кто по окончанию службы хотел продолжить работу в гражданском торговом или рыболовном флоте. Выбирать было из кого... Повседневной службой и работой на кораблях и личным составом руководили и занимались мааты, офицерский состав же почти всегда находился в тренажёрных залах, оборудованных так же как и командные пункты на катере (корабле) и отрабатывали КБР (корабельный боевой расчёт), подобные же тренажерная база была для всех категорий л/с, разнились только время работы на них. Курсовые задачи на катерах НВМФ ГДР принимались командованием флотилии люто: чтоб кто-то сдал «с первого предъявления» аналог нашей «К-1», такого, наверное, и не было. Но в подготовке морской части («К-2» и пр.) курсовых задач, - возможностей для творчества, фантазии и просто планового выхода в море у командира было фантастически много, такого нам и не снилось. Это всё о немцах ГДР. Поляки уже тогда потихоньку «делились» топливом с госхозами, колхозами и частными хозяйствами, в море ходить особо не любили (разве что на яхтах и прогулочных катерках), если морская подготовка одиночного корабля (катера) была так-сяк, то сплаванность тактических групп была просто никакая, что особо, как нам казалось, их командование не заботило. Содержание кораблей всё же, наверное, лучше было у поляков, но они же и превращали свои корабли в склад красивого пожароопасного барахла: от учебных и агитационных стендов до обивки/обшивки кают, кают-компаний и пр. Немецкий корабль в этом плане больше напоминал, наверное, танк – всё в тему, ничего лишнего, но как то и уюта в нём было маловато. Впрочем, немецкие катерные экипажи жили не на катерах (как наши), а на плавбазе, где всегда к их услугам было почти всё от душа (ванной) до телевизоров и пива (в т.ч. и матросам срочной службы). Злоупотребляющих последним, правда, не было или таковых не наблюдал. Впрочем, выходные и немцы, и поляки проводили почти одинаково: если не в море на б.дежурстве, то- «корабль – на замок», т.е. осталась только деж. служба, остальные – по домам (отдельные умудрялись даже в ФРГ к родственникам на выходные съездить). «-А вдруг что случится? А если, не дай бог, война?» «- А на это есть дежурная служба …и русские» Собственно, что-то подобное было и в ВМС ФРГ, просто там русских замещали американцы. Финны были очень сами по себе, но это – отдельная история… ... с уважением, АВЩ

АВЩ: В «Морском сборнике» (№№2,4 2010г.) вышла статья капитана 1 ранга в отставке И. Пахомова «3-я дивизия плпл КСФ в «холодной войне» на море» (1961-1969г.г.). В №2 – материал о начале боевой деятельности 3-й дпл КСФ, в №4 – о периоде освоения пла пр. 671 и его модификаций. с уважением, АВЩ

Буйный: АВЩ! Огромное спасибо - очень интересно!

АВЩ: Буйный пишет: спасибо - очень интересно! завтра буду в Калининграде, обязательно передам Ваши слова реальным авторам Воспоминания - вещь такая же специфическая как и память человека, но дело в том, что люди рассказывают то, что знали, видели, прошли сами лично. Ошибки - есть безусловно, но на то и др. инф. ресурсы - информацион. и отчётн. "официоз", который (со своей стороны )составлялся по свышезаданной формализованной основе, в которой не было места не только "эмоциям и впечатлениям", но и многому тому о чём может рассказать реальный участник. Пример: в решениях на применение сил немцы-моряки никогда и нигде не указывали силы ВМС ПНР, ни на граф. части, ни в поясниловках, ни в РСТ (получали за это замечания, и от своего, и от советского командования но ... продолжали союзника в упор не видеть. И нашим командирам приходилось "этот момент" учитывать... в каком официозе об этом узнаешь?, зато проверить (и именно по официозу) возможно. также не очень здорово и другое: далеко не все ветераны дают согласие на интернет-публикации (вообще или в полном объёме) и...на этой ветке пока я -почти (спасибо уважаемому Борису С.) "соло", а ведь через ВМФ СССР после войны прошли сотни тысяч и они - рядом с нами... с уважением, АВЩ

EFK: ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ ГЛУБИНЫ. ЛИШЬ ОДНА СУБМАРИНА В МИРЕ ОПУСТИЛАСЬ ПОД ВОДУ НА 1000 МЕТРОВ ИЗ ПЕРВЫХ РУК ________________________________________ Запомните эту дату: 4 августа 1984 года. Именно в этот день атомная подводная лодка К-278, ставшая через пять лет печально известной как «Комсомолец», совершила небывалое в истории мирового военного мореплавания погружение - стрелки ее глубиномеров сначала замерли на 1000-метровой отметке, а потом пересекли ее. Ни одна из боевых подводных лодок мира не могла укрываться на такой глубине - ее раздавило бы всмятку. Но экипаж К-278 находился под защитой сверхпрочного титанового панциря. О том, что это был за корабль, рассказывают ……………… http://www.vpk-news.ru/16-332/history/hozhdenie-za-tri-glubiny С уважением,

EFK: Полковник медицинской службы Евгений Никитин, автор книги «Холодные глубины», высказался на этот счет более определенно: - Вернувшийся с испытаний корабль посетил командующий Северным флотом адмирал Иван Матвеевич Капитанец. Он поздравил всех с успешным проведением главных испытаний, назвал экипаж перед строем «экипажем героев» и приказал представить всех его членов к государственным наградам. Наградные листы на членов экипажа были оформлены и переданы командующему флотом. Однако награждение героев-подводников не состоялось. Возразило политуправление флота, которое не увидело заслуги экипажа в покорении боевой подводной лодкой тысячеметровой глубины. Не увидело, возможно, потому, что кроме политработника В. Кондрюкова (штатного замполита К-278. - Н. Ч.) в списке представленных к наградам не было ни одного политотдельца. Не поняли работники политуправления, что рождался качественно новый подкласс подводных кораблей... А потом и вовсе никто не захотел говорить о наградах - «Комсомолец» навсегда ушел в ту бездну, в которой и поставил некогда свой мировой рекорд... Увы, о том уникальнейшем достижении ТАСС не сообщил. И фамилия командира, совершившего это немыслимое погружение, не стала достоянием широкой гласности. Назову ее как архивное открытие в надежде, что однажды она войдет во все учебники морской истории и монографии - капитан 1-го ранга Юрий Зеленский. К стыду своему, при нашей первой с ним встрече я не смог сказать ему слова, достойные его подвига. Мы спорили... Это было в первые дни после гибели «Комсомольца». В полном отчаянии от такой потери (там, в Норвежском море, погиб и мой добрый сотоварищ - капитан 1-го ранга Талант Буркулаков) подводники и инженеры, журналисты и спасатели сходились стенка на стенку. Спорили обо всем - виноват ли экипаж Ванина, надежно ли была спроектирована и построена лодка, вовремя ли пришли рыбаки, почему не сработала как надо спасательная служба ВМФ... Ломали копья точно так же, как спустя десять лет придется ломать их в дни трагедии «Курска». Копья ли? Скорее старые грабли, наступать на которые уж до бешенства больно и обидно... На такой вот ноте мы и расстались. «Безлошадный» Зеленский отбыл вскоре в Северодвинск, на его карьере был поставлен крест, поскольку он стал перечить выводам Правительственной комиссии и посмел не только иметь свое особое мнение, но и публично его высказывать. Тихо и безрадостно закончил он свою флотскую службу капитаном-диспетчером заводской гавани в Северодвинске... А имя его должно быть в Пантеоне подводного флота России. Национальный герой, увы, непризнанный и никому не известный, как и большинство героев нашего флота. Их постигла судьба героев Первой мировой войны. Тогда грянул октябрьский переворот и начался новый отсчет времени, новый счет заслугам и подвигам. Нечто подобное произошло и после августа 1991-го. До того - режим секретности, после того - режим ненужности... И все-таки капитан 1-го ранга Юрий Зеленский был первым в мире подводником, который увел свой корабль за километровую отметку глубины. Запомним это навсегда. http://www.vpk-news.ru/16-332/history/hozhdenie-za-tri-glubiny С уважением,

Борис С.: EFK пишет: Национальный герой, увы, непризнанный и никому не известный, как и большинство героев нашего флота. Да, слова В.И.Пикуля, были, есть и будут ещё долго актуальны для России: ..."Велика Россия, велик и многочисленен её отважный и талантливый народ... но так уже повелось на Руси, что подвиги забываются скоро, а награды героев находят редко... Человек на фоне таких величий совсем незаметен ". Жаль, что нет среди нас таковых, кто, подобно ПИКУЛЮ, написал бы о таких людях книгу...

АВЩ: далеко не все ветераны дают согласие на интернет-публикации но, возможно, что-то расскажут фото их альбомов

АВЩ:

АВЩ:

АВЩ:

Dirk:

АВЩ:

АВЩ:

АВЩ:

АВЩ: [ (окончание следует)

velbot-067: АВЩ Саша

АВЩ: (окончание)

АВЩ: с уважением, АВЩ

АВЩ: Из книги Олега Куратова "Хроники русского быта. 1950-1990" «ЦЕЛЬ» Красноречивую картину военных норм и нравов поведал мне один из моих друзей, А. После окончания в 1954г Балтийского Высшего Военно-Морского Училища он получил необычное назначение. В составе кораблей Балтийского Флота находился трофейный линкор, построенный в кайзеровской Германии в 1905г. По понятиям времён первой мировой войны это было крупное судно: водоизмещение 13,5 тыс. тонн, длина 135м., ширина 24м., осадка 11м., высота борта над ватерлинией 4м. Два паровых двигателя обеспечивали крейсерскую скорость 22 узла, а броня толщиной 350мм – глухую защиту от обстрела. Линкор этот под гордым именем «Хессен» участвовал в историческом Ютландском сражении (1916г.) наряду с другими 64 линкорами. В 1936г. гитлеровское командование изменило назначение корабля: «Хессен» стал кораблём-мишенью при проведении военно-морских учений в условиях, максимально приближенным к боевым. Для этого немцы сняли с линкора вооружение и оснастили его системами телеуправления, позволявшими управлять его ходом и маневрами на расстоянии. После Победы корабль в качестве военного трофея достался Балтийскому флоту ВМФ СССР, который дал ему новое имя «Цель» и продолжил использование в качестве натуральной мишени. На этот-то корабль и получил назначение мой друг А. Двадцатидвухлетний лейтенант А. вошёл в состав экипажа в качестве командира радиотелемеханической группы. Кроме положенного по штату оклада 1100руб. и солидных надбавок («за звание», «плавающие», всего 830руб), ему, как и всем служащим на этом судне, причитались также дополнительные («смертные») льготы: двойной оклад, «год за два», и водолазный паёк (максимально калорийное, практически не съедаемое одним человеком питание). Не успел только что прибывший А. осмотреться в своём радиотелеметрическом хозяйстве, как по судну в соответствии с его статусом снова начали лупить из всевозможных видов оружия: береговая артиллерия из фортов, боевые корабли с моря, самолёты с воздуха (кроме торпед, - обшивка подводной части судна была всего 20мм). После войны наше командование решило усовершенствовать устаревшую телеметрию корабля, но в связи со сложностью этих работ их не дали довести до конца, и было принято решение остановиться на смешанной системе управления кораблём-мишенью. Эта система предусматривала присутствие экипажа или его части под защитой брони во время учебных обстрелов «Цели». Экипаж корабля состоял из 102 человек и в процессе учений должен был изменяться следующим образом: – при стрельбе по кораблю снарядами калибром до 152мм весь экипаж оставался на борту; – при применении снарядов калибром до 180мм часть экипажа с корабля должна была сниматься, оставались лишь две группы: управления и аварийно-спасательная; – при обстреле снарядами калибром свыше 180мм всем членам экипажа было положено оставлять борт. Последнее правило должно было действовать в том случае, когда нормально функционировал корабль-водитель – судно, находящееся в некотором удалении и управляющее манёврами «Цели» на расстоянии. Когда же корабль-водитель был на ремонте, во всех случаях экипаж оставался на борту, полагаясь на мощную броню и русский «авось», и отрабатывая этим свои «смертные» надбавки. «Цель» использовалась очень интенсивно: обстрелы из всех видов оружия и бомбёжки иногда продолжались неделями. Однажды неразорвавшийся снаряд пробил верхнюю палубу, пролетел в пространство жилой палубы, раскололся, пробил дверь в каюту А. и разнёс платяной шкаф (сам А. в этот момент находился на боевом посту). В другой раз случился недолёт, и снаряд под поверхностью воды пробил тонкую нижнюю часть обшивки; началась течь в трюм, корабль стал крениться, потребовалась помощь специальных спасательных подразделений по заделке пробоины. Наконец, во время «удачного» бомбометания произошло прямое попадание авиабомбы в крышу капитанской рубки; броня выдержала, но многие в рубке, в том числе и А., были контужены. Прослужив на корабле-мишени чуть менее года, А. продолжил службу на торпедных катерах. Бывший линкор «Цель» в 1960г был разрезан и утилизирован в процессе хрущёвских преобразований Советской Армии и Военно-Морского флота."(с) рассказ сознательно оставил без правки и комментариев - АВЩ, разве что фото прилепил...

VAS63: Уважаемый АВЩ, спасибо за отличные фото! Вы не знаете, что за бот в центре - пост 775?

АВЩ: VAS63 пишет: что за бот знаю только то, что конкретно это фото было сделано на Чёрном море. с уважением, АВЩ

АВЩ: пока на ветке оперативная пауза предлагаю взглянуть вот сюда Док. фильм"Средиземноморский узел" http://zoomby.ru/watch/4539-sredizemnomorskii-uzel с Черкашиным, конечно, но... "Що маемо, то маемо..."(с) интересного просмотра с уважением, АВЩ

vladre: АВЩ Уважаемый АВЩ! У меня есть несколько вопросов к Вам. Был бы очень признателен за помощь. С уважением Владимир vladre собака mail.primorye.ru

АВЩ: Уважаемый vladre, написал Вам в л.с. и е-mail с уважением, АВЩ

Vagabond: Служба СКР пр. 1135 «Беззаветный» Черное море 1988 г - http://weblinks.ru/blog/interest/1755.html

АВЩ: раньше такие фото шли в разделах "на румбах холодной войны" с уважением, АВЩ

АВЩ: Михаил Логинов Сегодня праздник у военных моряков, Наш первый тост- За наших в море! Вдали от дома, от родимых берегов, С волной в борьбе, со штормом в споре! За тех,кто вахту ратную несёт, Хоть полный штиль,хоть непогода. Дана команда им-Полный вперёд!, Служить на Флоте Своему Народу! с уважением, АВЩ



полная версия страницы