Форум » Новейшая история » Воспоминания участников "холодной войны" (продолжение) » Ответить

Воспоминания участников "холодной войны" (продолжение)

АВЩ: Ветеранов Великой Отечественной встретивших врага в 1941г. среди нас (в широком смысле) почти не осталось. Ветеранов Великой Отечественной войны последних военных призывов - всё меньше и меньше. Но ещё много тех, кто выводил ВМФ СССР в Мировой Океан и несших флотскую службу или служившими военными (военно-морскими) советниками (специалистами) за рубежом в годы холодной войны. Они - среди нас... Сохраним их воспоминания. Ну и -инициатива карается...исполнением. я и начну... "блин, что за ботва?" (с), всего 2 "страницы" исписал... а уже предыдущая ветка закрылась? начало здесь http://kortic.borda.ru/?1-3-0-00000051-000-30-0-1271906740

Ответов - 155, стр: 1 2 3 4 5 6 All

АВЩ: Буйный пишет: А можно ли узнать мнения ветеранов о флотах Польши, ГДР, ФРГ? сейчас пока только фото, как определюсь с прочим (и форматом "прочего") -будет продолжение Таллин. Передача рка пр. 205- эр финнам. Заход и швартовка рка пр. 205-эр в вмб Оксыве (ПНР) вмб Оксыве, ПНР передача рка пр.205-эр (слева направо – к3р Кашубовский, к2р Соборовский, к3р Ромева – будущий ком. рка) польские в. звания даны "по-русски" капитана 3 (в то время ) ранга И.А. Похотелова - единственного советского офицера на фото, думаю, представлять уже не надо. за фото огромное спасибо капитану 1 ранга в отставке И.А. Похотелову и нашему уважаемому Леониду "вельботу" с уважением, АВЩ

АВЩ: Построение перед передачей рка пр.205-эр немецким (ГДР, естественно) камрадам. Первая шеренга - моряки ДКБФ, вторая - НВМФ ГДР "а мы стояли на речетолкателе..."(с) на фото: Торжественное собрание выступает советский командир рка кап.-л-т И.А. Похотелов, третий слева - немецкий командир 6 (катерной) флотилии Т.Гофман, будущий последний министр Национальной Обороны ГДР Торжественное собрание, выступает Т. Гофман информация для размышления: Теодор Гофман (Theodor Hoffmann, родился 27 февраля 1935 года, Густевель, округ Висмар) морской офицер ГДР, последний министр Национальной Обороны ГДР, Адмирал (1989 год). В 1949-1950 годах Гофман работает в сельском хозяйстве.В 1951-1951 годах он - руководитель пионерского отряда. 12 мая 1952 года он поступает матросом на службу в Морскую Народную Полицию. В 1952-1955 годах он посещает Офицерскую Школу Морской Народной Полиции в Штральзунде. После её окончания в 1956 году Гофмана назначают офицером по боевой подготовке в 7-ой флотилии ВМС ГДР. В этом же году он вступает в СЕПГ. В 1956-1959 годах он командует торпедным катером в 7-ой , а затем в 6-ой флотилии. В 1960-1963 годах Гофман учится в Военно-Морской Академии в Ленинграде и заканчивает её в качестве дипломированного военного специалиста. После своего возвращения в ГДР он в 1964-1971 годах занимает различные руководящие должности в 6-ой флотилии Фольксмарине ( в том числе в 1968-1971 годах - заместитель командира и начальник штаба 6-ой флотилии). С 1 мая 1971 года по 30 ноября 1974 года Гофман в чине фрегатен-капитана командует 6-ой флотилией Фольксмарине После этого его переводят в штаб Командования Фольксмарине на должность заместителя наячальника штаба по оперативной работе. 7 октября 1977 года он получает звание контр-адмирала. Эту должность он занимает до 1985 года. С 10-го июля по 30 ноября 1985 года он - Заместитель Командующего и Начальник по Боевой Подготовке в Командовании Фольксмарине. С 1-го декабря 1985 года по 30 ноября 1987 года Гофман - Заместитель Командующего и Начальник Штаба Фольксмарине.1 марта 1987 года его повышают до вице-адмирала, а 1 декабря 1987 года он становится Заместителем Министра Национальной Обороны ГДР и Командующим Фольксмарине. В 1987-1989 годах Гофман также является членом Коллегии Министерства Национальной Обороны ГДР. 16 ноября 1989 года он получает чин адмирала и 18 ноября 1989 года сменяет Хайнца Кесслера на посту Министра Национальной Обороны и члена Комитета Министров Обороны Стран-Участниц Организации Варшавского Договора. Он занимает этот пост до 18 апреля 1990 года, когда Министерство Национальной Обороны упраздняется и ему на смену приходит Министерство Обороны и Разоружения во главе с Райнером Эппельманом. В этом министерстве Гофман с 18 апреля по 14 сентября 1990 года служит в качестве Командующего ННА ГДР. 24 сентября 1990 года его увольняют в отставку. В 1993 году выходят в свет мемуары Гофмана о последних днях существования ГДР и ННА ("Das letzte Kommando. Ein Minister erinnert sich"). В 1995 году публикуются мемуары ( Kommando Ostsee. Vom Matrosen zum Admiral). Награждён многими орденами и медалями ГДР , в том числе Орденом за Заслуги перед Отечеством в Бронзе и Орденом Шарнхорста. с уважением, АВЩ

АВЩ: к.3 р.(в то время) И.А. Похотелов в спасательном костюме (оранжевого цвета)НВМФ ГДР Из флотов и ВМС стран соцсотружества на Балтийском море самым большим по количеству нкнк и плпл, авиации и пр. ударным и обеспечивающим компонентам однозначно был ДКБФ. Но и задачи перед ним ставились соответствующие. Следующий, как по численности, так и по решаемым задачам, несомненно шёл НВМФ ГДР. Советские военные моряки достаточно часто общались с немецкими камрадами, немецкие офицеры учились в ВМА, курсанты – в КВВМУ им. С.М. Кирова, совместные учебно-боевые задачи решались в зоне ответственности ДКБФ и, как правило, в полигонах БП ДКБФ. В Заснице был наш пункт маневренного базирования, который мы долго, но малоуспешно пытались превратить в военно-морскую базу, частыми гостями в Балтийске и др. вмбвмб были и ГДР-вские военморы. Естественно, подобное притягивается подобным, потому противолодочники тяготели к противолодочникам, катерники – к катерникам и т.д., тем более что офицеров объединяла как совместная служба во всей своей специфике, так и личное знакомство, зачастую ещё с училища или с лейтенантства, или с приёма-передачи кораблей и катеров, которое со временем перерастало если не в дружбу, то в очень хорошие товарищеские отношения. Да и поляков не любили ни мы, ни они: хотя эту тему, как и тему хода и исхода Великой Отечественной войны, обоюдно старались в общении избегать (в отличие, скажем, от тех же моряков ВМС ПНР, там порой со стороны поляков доходило до откровенного хамства, причём в отношении не только немцев). Хотя (под настроение) могли вместе с немцами поорать и «Катюшу», и «Лили Марлен», или «Варяга» (на двух языках) и др. общеизвестные песни. «На дружбу» и связанные с этим мероприятия не скупилось ни наше, ни немецкое командование, и оно же закрывало глаза, когда «мероприятия дружбы» переходили в военно-морское братание. У нас немцы любили бывать ещё и потому, что продуктов (а они,- катерники по крайней мере-, ставились на все виды довольствия, кроме разве что финансового) у нас они получали и больше и разнообразнее. С обратным мы сталкивались в ГДР, как на мероприятиях совместной с НВМФ ГДР боевой подготовки, так и при приёме-передаче кораблей и катеров. Но - не хлебом единым, хотя это, конечно, тоже немаловажно… Организация корабельной службы и боевой подготовки в ВМФ стран Варшавского договора (по крайней мере на Балтике) была практически идентичной и опиралась на наши руководящие документы и наставления по боевой деятельности различных классов кораблей (катеров). При этом была и своя, т.с. национальная специфика: немцы обходились значительно меньшим кол-вом разного рода «бумажек» чем мы, поляки – наоборот. Касалось это и планирующих, и информационных, и отчётных документов. С другой стороны – тыловое и техническое обеспечение у немцев было «заточено» на максимально быстрое предоставление всех положенных видов и предметов довольствия кораблям (катерам) и плавсоставу, у нас, а ещё в большей степени у моряков ПНР – «родные» береговые базы жёстко держали первое место в списках противокорабельных (противокатерных) организаций. Особенно поражали сознание станочные парки немецких судоремонтных мастерских в соединениях (флотилиях) - номенклатуре инструментария и квалификации персонала которых мог позавидовать любой отечественный судоремонтный завод. Бригада уже ждала возвращающийся с моря катер и послепоходовый осмотр проводила вместе со штатным экипажем, после чего все механизмы и приборы, работа которых не соответствовала требованиям (про поломки мы просто скромно молчим) тут же «брались в оборот»: от ремонта на месте, до съёма, выгрузки и отправки в СРМ и, при необходимости, далее, причём отправка производилась только после того, как на место снятого прибора вставал вытребованный с тех же мастерских резервный. Причём всё, от выписки наряда до дефектации и последующего ремонта (кроме сложных его видов) делалось на месте, в пределах флотилии. Экипаж в обычных условиях ремонтом не занимался вообще: максимум – замена предохранителей (плавких вставок), агрегатная замена (из ЗИПа)…и всё. Комплектование личным составом (матросами) производилось из числа юношей прежде всего приморских районов имеющих морскую специальность и какой-никакой стаж работы по специальности, наиболее ценились, говоря по-нашему, судовые электрики и мотористы. Срок срочной службы в плавсоставе - 3 года, из них в «учебке» – в зависимости от специальности от 6 до 8 месяцев. Учебка не при флотилии, но для обучения на конкретную технику. Как это было устроено – не знаю/ потому и не скажу, но квалификация (классность) полученная матросом на срочной и срок службы засчитывались ему и в гражданской жизни. Потому на флот рвались, особенно те, кто по окончанию службы хотел продолжить работу в гражданском торговом или рыболовном флоте. Выбирать было из кого... Повседневной службой и работой на кораблях и личным составом руководили и занимались мааты, офицерский состав же почти всегда находился в тренажёрных залах, оборудованных так же как и командные пункты на катере (корабле) и отрабатывали КБР (корабельный боевой расчёт), подобные же тренажерная база была для всех категорий л/с, разнились только время работы на них. Курсовые задачи на катерах НВМФ ГДР принимались командованием флотилии люто: чтоб кто-то сдал «с первого предъявления» аналог нашей «К-1», такого, наверное, и не было. Но в подготовке морской части («К-2» и пр.) курсовых задач, - возможностей для творчества, фантазии и просто планового выхода в море у командира было фантастически много, такого нам и не снилось. Это всё о немцах ГДР. Поляки уже тогда потихоньку «делились» топливом с госхозами, колхозами и частными хозяйствами, в море ходить особо не любили (разве что на яхтах и прогулочных катерках), если морская подготовка одиночного корабля (катера) была так-сяк, то сплаванность тактических групп была просто никакая, что особо, как нам казалось, их командование не заботило. Содержание кораблей всё же, наверное, лучше было у поляков, но они же и превращали свои корабли в склад красивого пожароопасного барахла: от учебных и агитационных стендов до обивки/обшивки кают, кают-компаний и пр. Немецкий корабль в этом плане больше напоминал, наверное, танк – всё в тему, ничего лишнего, но как то и уюта в нём было маловато. Впрочем, немецкие катерные экипажи жили не на катерах (как наши), а на плавбазе, где всегда к их услугам было почти всё от душа (ванной) до телевизоров и пива (в т.ч. и матросам срочной службы). Злоупотребляющих последним, правда, не было или таковых не наблюдал. Впрочем, выходные и немцы, и поляки проводили почти одинаково: если не в море на б.дежурстве, то- «корабль – на замок», т.е. осталась только деж. служба, остальные – по домам (отдельные умудрялись даже в ФРГ к родственникам на выходные съездить). «-А вдруг что случится? А если, не дай бог, война?» «- А на это есть дежурная служба …и русские» Собственно, что-то подобное было и в ВМС ФРГ, просто там русских замещали американцы. Финны были очень сами по себе, но это – отдельная история… ... с уважением, АВЩ

АВЩ: В «Морском сборнике» (№№2,4 2010г.) вышла статья капитана 1 ранга в отставке И. Пахомова «3-я дивизия плпл КСФ в «холодной войне» на море» (1961-1969г.г.). В №2 – материал о начале боевой деятельности 3-й дпл КСФ, в №4 – о периоде освоения пла пр. 671 и его модификаций. с уважением, АВЩ

Буйный: АВЩ! Огромное спасибо - очень интересно!

АВЩ: Буйный пишет: спасибо - очень интересно! завтра буду в Калининграде, обязательно передам Ваши слова реальным авторам Воспоминания - вещь такая же специфическая как и память человека, но дело в том, что люди рассказывают то, что знали, видели, прошли сами лично. Ошибки - есть безусловно, но на то и др. инф. ресурсы - информацион. и отчётн. "официоз", который (со своей стороны )составлялся по свышезаданной формализованной основе, в которой не было места не только "эмоциям и впечатлениям", но и многому тому о чём может рассказать реальный участник. Пример: в решениях на применение сил немцы-моряки никогда и нигде не указывали силы ВМС ПНР, ни на граф. части, ни в поясниловках, ни в РСТ (получали за это замечания, и от своего, и от советского командования но ... продолжали союзника в упор не видеть. И нашим командирам приходилось "этот момент" учитывать... в каком официозе об этом узнаешь?, зато проверить (и именно по официозу) возможно. также не очень здорово и другое: далеко не все ветераны дают согласие на интернет-публикации (вообще или в полном объёме) и...на этой ветке пока я -почти (спасибо уважаемому Борису С.) "соло", а ведь через ВМФ СССР после войны прошли сотни тысяч и они - рядом с нами... с уважением, АВЩ

EFK: ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ ГЛУБИНЫ. ЛИШЬ ОДНА СУБМАРИНА В МИРЕ ОПУСТИЛАСЬ ПОД ВОДУ НА 1000 МЕТРОВ ИЗ ПЕРВЫХ РУК ________________________________________ Запомните эту дату: 4 августа 1984 года. Именно в этот день атомная подводная лодка К-278, ставшая через пять лет печально известной как «Комсомолец», совершила небывалое в истории мирового военного мореплавания погружение - стрелки ее глубиномеров сначала замерли на 1000-метровой отметке, а потом пересекли ее. Ни одна из боевых подводных лодок мира не могла укрываться на такой глубине - ее раздавило бы всмятку. Но экипаж К-278 находился под защитой сверхпрочного титанового панциря. О том, что это был за корабль, рассказывают ……………… http://www.vpk-news.ru/16-332/history/hozhdenie-za-tri-glubiny С уважением,

EFK: Полковник медицинской службы Евгений Никитин, автор книги «Холодные глубины», высказался на этот счет более определенно: - Вернувшийся с испытаний корабль посетил командующий Северным флотом адмирал Иван Матвеевич Капитанец. Он поздравил всех с успешным проведением главных испытаний, назвал экипаж перед строем «экипажем героев» и приказал представить всех его членов к государственным наградам. Наградные листы на членов экипажа были оформлены и переданы командующему флотом. Однако награждение героев-подводников не состоялось. Возразило политуправление флота, которое не увидело заслуги экипажа в покорении боевой подводной лодкой тысячеметровой глубины. Не увидело, возможно, потому, что кроме политработника В. Кондрюкова (штатного замполита К-278. - Н. Ч.) в списке представленных к наградам не было ни одного политотдельца. Не поняли работники политуправления, что рождался качественно новый подкласс подводных кораблей... А потом и вовсе никто не захотел говорить о наградах - «Комсомолец» навсегда ушел в ту бездну, в которой и поставил некогда свой мировой рекорд... Увы, о том уникальнейшем достижении ТАСС не сообщил. И фамилия командира, совершившего это немыслимое погружение, не стала достоянием широкой гласности. Назову ее как архивное открытие в надежде, что однажды она войдет во все учебники морской истории и монографии - капитан 1-го ранга Юрий Зеленский. К стыду своему, при нашей первой с ним встрече я не смог сказать ему слова, достойные его подвига. Мы спорили... Это было в первые дни после гибели «Комсомольца». В полном отчаянии от такой потери (там, в Норвежском море, погиб и мой добрый сотоварищ - капитан 1-го ранга Талант Буркулаков) подводники и инженеры, журналисты и спасатели сходились стенка на стенку. Спорили обо всем - виноват ли экипаж Ванина, надежно ли была спроектирована и построена лодка, вовремя ли пришли рыбаки, почему не сработала как надо спасательная служба ВМФ... Ломали копья точно так же, как спустя десять лет придется ломать их в дни трагедии «Курска». Копья ли? Скорее старые грабли, наступать на которые уж до бешенства больно и обидно... На такой вот ноте мы и расстались. «Безлошадный» Зеленский отбыл вскоре в Северодвинск, на его карьере был поставлен крест, поскольку он стал перечить выводам Правительственной комиссии и посмел не только иметь свое особое мнение, но и публично его высказывать. Тихо и безрадостно закончил он свою флотскую службу капитаном-диспетчером заводской гавани в Северодвинске... А имя его должно быть в Пантеоне подводного флота России. Национальный герой, увы, непризнанный и никому не известный, как и большинство героев нашего флота. Их постигла судьба героев Первой мировой войны. Тогда грянул октябрьский переворот и начался новый отсчет времени, новый счет заслугам и подвигам. Нечто подобное произошло и после августа 1991-го. До того - режим секретности, после того - режим ненужности... И все-таки капитан 1-го ранга Юрий Зеленский был первым в мире подводником, который увел свой корабль за километровую отметку глубины. Запомним это навсегда. http://www.vpk-news.ru/16-332/history/hozhdenie-za-tri-glubiny С уважением,

Борис С.: EFK пишет: Национальный герой, увы, непризнанный и никому не известный, как и большинство героев нашего флота. Да, слова В.И.Пикуля, были, есть и будут ещё долго актуальны для России: ..."Велика Россия, велик и многочисленен её отважный и талантливый народ... но так уже повелось на Руси, что подвиги забываются скоро, а награды героев находят редко... Человек на фоне таких величий совсем незаметен ". Жаль, что нет среди нас таковых, кто, подобно ПИКУЛЮ, написал бы о таких людях книгу...

АВЩ: далеко не все ветераны дают согласие на интернет-публикации но, возможно, что-то расскажут фото их альбомов

АВЩ:

АВЩ:

АВЩ:

Dirk:

АВЩ:

АВЩ:

АВЩ:

АВЩ: [ (окончание следует)

velbot-067: АВЩ Саша

АВЩ: (окончание)

АВЩ: с уважением, АВЩ

АВЩ: Из книги Олега Куратова "Хроники русского быта. 1950-1990" «ЦЕЛЬ» Красноречивую картину военных норм и нравов поведал мне один из моих друзей, А. После окончания в 1954г Балтийского Высшего Военно-Морского Училища он получил необычное назначение. В составе кораблей Балтийского Флота находился трофейный линкор, построенный в кайзеровской Германии в 1905г. По понятиям времён первой мировой войны это было крупное судно: водоизмещение 13,5 тыс. тонн, длина 135м., ширина 24м., осадка 11м., высота борта над ватерлинией 4м. Два паровых двигателя обеспечивали крейсерскую скорость 22 узла, а броня толщиной 350мм – глухую защиту от обстрела. Линкор этот под гордым именем «Хессен» участвовал в историческом Ютландском сражении (1916г.) наряду с другими 64 линкорами. В 1936г. гитлеровское командование изменило назначение корабля: «Хессен» стал кораблём-мишенью при проведении военно-морских учений в условиях, максимально приближенным к боевым. Для этого немцы сняли с линкора вооружение и оснастили его системами телеуправления, позволявшими управлять его ходом и маневрами на расстоянии. После Победы корабль в качестве военного трофея достался Балтийскому флоту ВМФ СССР, который дал ему новое имя «Цель» и продолжил использование в качестве натуральной мишени. На этот-то корабль и получил назначение мой друг А. Двадцатидвухлетний лейтенант А. вошёл в состав экипажа в качестве командира радиотелемеханической группы. Кроме положенного по штату оклада 1100руб. и солидных надбавок («за звание», «плавающие», всего 830руб), ему, как и всем служащим на этом судне, причитались также дополнительные («смертные») льготы: двойной оклад, «год за два», и водолазный паёк (максимально калорийное, практически не съедаемое одним человеком питание). Не успел только что прибывший А. осмотреться в своём радиотелеметрическом хозяйстве, как по судну в соответствии с его статусом снова начали лупить из всевозможных видов оружия: береговая артиллерия из фортов, боевые корабли с моря, самолёты с воздуха (кроме торпед, - обшивка подводной части судна была всего 20мм). После войны наше командование решило усовершенствовать устаревшую телеметрию корабля, но в связи со сложностью этих работ их не дали довести до конца, и было принято решение остановиться на смешанной системе управления кораблём-мишенью. Эта система предусматривала присутствие экипажа или его части под защитой брони во время учебных обстрелов «Цели». Экипаж корабля состоял из 102 человек и в процессе учений должен был изменяться следующим образом: – при стрельбе по кораблю снарядами калибром до 152мм весь экипаж оставался на борту; – при применении снарядов калибром до 180мм часть экипажа с корабля должна была сниматься, оставались лишь две группы: управления и аварийно-спасательная; – при обстреле снарядами калибром свыше 180мм всем членам экипажа было положено оставлять борт. Последнее правило должно было действовать в том случае, когда нормально функционировал корабль-водитель – судно, находящееся в некотором удалении и управляющее манёврами «Цели» на расстоянии. Когда же корабль-водитель был на ремонте, во всех случаях экипаж оставался на борту, полагаясь на мощную броню и русский «авось», и отрабатывая этим свои «смертные» надбавки. «Цель» использовалась очень интенсивно: обстрелы из всех видов оружия и бомбёжки иногда продолжались неделями. Однажды неразорвавшийся снаряд пробил верхнюю палубу, пролетел в пространство жилой палубы, раскололся, пробил дверь в каюту А. и разнёс платяной шкаф (сам А. в этот момент находился на боевом посту). В другой раз случился недолёт, и снаряд под поверхностью воды пробил тонкую нижнюю часть обшивки; началась течь в трюм, корабль стал крениться, потребовалась помощь специальных спасательных подразделений по заделке пробоины. Наконец, во время «удачного» бомбометания произошло прямое попадание авиабомбы в крышу капитанской рубки; броня выдержала, но многие в рубке, в том числе и А., были контужены. Прослужив на корабле-мишени чуть менее года, А. продолжил службу на торпедных катерах. Бывший линкор «Цель» в 1960г был разрезан и утилизирован в процессе хрущёвских преобразований Советской Армии и Военно-Морского флота."(с) рассказ сознательно оставил без правки и комментариев - АВЩ, разве что фото прилепил...

VAS63: Уважаемый АВЩ, спасибо за отличные фото! Вы не знаете, что за бот в центре - пост 775?

АВЩ: VAS63 пишет: что за бот знаю только то, что конкретно это фото было сделано на Чёрном море. с уважением, АВЩ

АВЩ: пока на ветке оперативная пауза предлагаю взглянуть вот сюда Док. фильм"Средиземноморский узел" http://zoomby.ru/watch/4539-sredizemnomorskii-uzel с Черкашиным, конечно, но... "Що маемо, то маемо..."(с) интересного просмотра с уважением, АВЩ

vladre: АВЩ Уважаемый АВЩ! У меня есть несколько вопросов к Вам. Был бы очень признателен за помощь. С уважением Владимир vladre собака mail.primorye.ru

АВЩ: Уважаемый vladre, написал Вам в л.с. и е-mail с уважением, АВЩ

Vagabond: Служба СКР пр. 1135 «Беззаветный» Черное море 1988 г - http://weblinks.ru/blog/interest/1755.html

АВЩ: раньше такие фото шли в разделах "на румбах холодной войны" с уважением, АВЩ

АВЩ: Михаил Логинов Сегодня праздник у военных моряков, Наш первый тост- За наших в море! Вдали от дома, от родимых берегов, С волной в борьбе, со штормом в споре! За тех,кто вахту ратную несёт, Хоть полный штиль,хоть непогода. Дана команда им-Полный вперёд!, Служить на Флоте Своему Народу! с уважением, АВЩ

Роберт: АВЩ указал на к/ф: Средиземноморский узел Прочитал страницу про участие флота в холодной войне. Идея чудесная, выше нас! Не понятно, однако, почему так мало участников в дисскуссии по теме. Потому и присоединяюсь и сразу же начну с южного фланга! А ведь были в Средиземном море совместные эскадры. И не раз! Хорошо бы об этом вспомнить! Советские офицеры в Варне. Праздник болгарского флота, лето 1967 г.

АВЩ: Роберт пишет: Потому и присоединяюсь и сразу же начну с южного фланга! А ведь были в Средиземном море совместные эскадры. И не раз! Хорошо бы об этом вспомнить! огромное спасибо! Думаю интересно будет узнать и о ВМФ НРБ, и Ваш взгляд на КЧФ СССР. Впрочем, автору - всегда виднее с уважением, АВЩ

АВЩ: Из книги Олега Куратова "Хроники русского быта. 1950-1990" «ЦЕЛЬ» и вот ещё фото корабль - радиоводитель "Блиц"-будущий р/водитель УЦ "Выстрел", а на втором плане - корабль-цель "Гессен" с уважением, АВЩ

АВЩ: и вот ещё фото как бы сказал Иван Иваныч К. - НачПО 36 бррка - звериный оскал империализЬма (с) Загрузка "Поларисов" с уважением, АВЩ

АВЩ: Советский флот в войнах и конфликтах "холодной войны". персональная страница Александра Розина http://alerozin.narod.ru/index.html с уважением, АВЩ

АВЩ: АТЛАНТИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД - 70 года Воспоминания капитана 2 ранга в отставке Шульманна Игоря Олеговича Об авторе: Выпускник противолодочного факультета ВВМУ им. Фрунзе (1971г.), КБЧ-3 эм "Настойчивый", Ф-3 26 брплк, ЗНШ 64 брковр. Ушел в запас с должности ст. преподавателя кафедры БСФ (боевые средства флота) Калининградского ВВМУ. П Р Е Д И С Л О В И Е Недавно, роясь в старых бумагах, я ( пишет Шульманн Игорь Олегович - вставка АВЩ) наткнулся на свои училищные письма сорокалетней давности. Среди них оказалось письмо родителям, которое я составлял в ходе перехода и пребывания на о. Куба в 1970 году. Письмо получилось в форме дневника, который я, практически ничего не исправляя, решил напечатать и разослать, по возможности, друзьям по годам проведенным вместе в ВВМУ им. Фрунзе. Сохранились и фотографии, иллюстрирующие нашу тогдашнюю эпопею. Надеюсь, что кому –то это даст возможность вспомнить друзей молодости. В конце марта 1970 года стало известно, что каникулы после зимнего семестра отменяются, в связи с предстоящими крупномасштабными учениями «Океан», в ходе которых нам предстояла практика на кораблях Северного флота. Обидно было, что первый факультет отправляют на Черноморский флот. Накануне отъезда женатики ринулись в самоволку . Назад возвращались через окно на втором этаже. Володя Хромеев, будучи не вполне трезвым, сорвался вниз и сломал ногу. Друзья спустились и застропили товарища за ремень. Стали на веревках затаскивать тело. Однако, голова стукалась о выступающий наружу карниз. С трудом, но "операцию" удалось завершить. На утро доложили, что Володя запнулся и упал с лестницы. В Североморске нас распределили по кораблям. Часть нашей роты, в том числе я и Миша Шидловский, оказались на «Гремящем», пр.57. Остальные обосновались на плавбазе подводных лодок «Волга», во главе с начальником практики контр-адмиралом Дмитриевым. Было начало апреля. Погода стояла ясная, слегка морозная. На корабле полным ходом шла покраска и подготовка к походу. Миша Шидловский "Гремящий", апрель 1970г. В городе, между тем, праздновали «Проводы русской зимы». На площади Сафонова краснощекие тетки в сарафанах, надетых поверх шуб, с лотков торговали бубликами, пряниками и жареными цыплятами. Мгновенно была опустошена прибывшая машина с пивом. Как обычно, продажа спиртного прекратилась в 14 часов и потому, интерес граждан, в основном в военно-морской форме, сосредоточился на лотке, в котором открылась продажа водки в разлив, но источник быстро иссяк. Очень мило выглядели стройбатовцы, наряженные дураками, и выставленные на ходулях посреди площади. Матросы перетягивали канат и штурмовали снежную крепость. Из грузовика залихвацки звучало: «Ох, рано встает охрана!» в исполнении хора 33-х богатырей в блестящих шлемах и сетях, натянутых поверх шинелей. К 16 часам улицы обезлюдели и выглядели, словно по ним прошла орда Чингиз-хана. Выход в море состоялся 9 апреля. На причале помахивали руками члены семей экипажа. Заиграл оркестр и «Гремящий» отошел от стенки. С океана дул промозглый ветер со снегом. В голове появилась какая-то противная тяжесть. Через час все свободные от вахты уже лежали в койках. Гальюн затопило. Дежурить выпало Мише Шидловскому, но он лежал трупом. Бачковал и убирал за него. Вахту несли трехсменную. Дублером вахтенного офицера и помощником штурмана попеременно. Игорь Шульманн "Гремящий", апрель 1970г. Шли к Новой земле, затем повернули на север. В составе корабельной противолодочной группы производили поиск пл. Качало. Шел снег. Я заступил дублером вахтенного офицера, когда корабль начинал приемку топлива на ходу. Сближались с танкером. На баке построилась швартовая команда. Линь с проводником ракетой запустили на палубу судна-заправщика, стали выбирать швартовый конец. Внезапно налетел снежный заряд. Сплошной белой стеной закрыло все. Угол крена на качке достиг 40 градусов. На ходовом предметы и люди покатились по палубе. Линь порвался. Лишь через три часа удалось организовать передачу топлива. Командир, капитан второго ранга Пунтус, нервничал и ругал швартовую команду. Полночи просидел у гидроакустиков, наконец, установивших контакт с лодкой. Дублировал вахтенного офицера, когда на ходовой примчался взволнованный механик. С левого борта что-то стучит… Лейтенант, вахтенный офицер, поручил мне держать его за ноги, перевесился, как сосиска, с биноклем в руках с крыла мостика и…ничего не увидел. 19 апреля подошли к Шетландским островам. Вокруг корабля делают облеты самолеты ВВС Великобритании. Сблизившись со спасательным буксиром, ждем результаты водолазного осмотра. Здесь же произошел трагический случай. Старшина команды гидроакустиков, проверяя станцию, коснулся анодных контактов. Выругался и, шагая по резиновому покрытию, оперся рукой о переборку. Заряд 2500 вольт вышел из него, как из конденсатора. Погиб на месте. Подоспевшие врачи со спасательного судна помочь ни чем не смогли. На корабле приспустили флаг. Хоронить собирались по морскому обычаю – тело, обернутое морским флагом предать океанской воде. В последний момент поступило приказание: передать покойника на спасательный буксир. С ракетной установки к мачте буксира протянули швартовые концы. К одному из них привязали мешок с телом моряка. Экипаж построился на вертолетной площадке. Грянул прощальный залп, и тело медленно потянулось на концах в сторону спасательного буксира. На качке мешок накренился, и покойник начал медленно выползать ногами вперед. Старпом тихо материл боцмана, крепившего груз, остальные замерли в ожидании. Наконец последний рывок, и тело благополучно плюхнулось на палубу спасателя. На закате снялись с якоря, и пошли в точку встречи с эскадрой. Над морем дождь, чувствуется близость Англии. Что здесь самое вкусное, это завтрак. Выпекался чудесный мягкий хлеб и давали какао. Снова появился аппетит и даже, стал поправляться. В ночь на 23 одному из матросов отрезали апендикс. Качало прилично. Не хотелось бы оказаться на его месте и пополнить практику судового врача. Волнение усилилось до 6-7 баллов. С коек сбрасывает. На ночь пришлось пристегнуться ремнем. Всю ночь ловил подушку. Днем несколько матросов чуть не вылетели за борт. Одному разбило лицо и выбило зубы. Командир ругался матом по трансляции и запретил выход на верхнюю палубу. И это совпало с моим дежурством. Для поднятия духа по трансляции крутят одну и туже пленку с записями. Дня два шли на юг, затем повернули для заправки топливом у Фарерских островов. «Южных» громили где-то без нас. Учения закончились. После заправки должны, наконец, взять курс на Кубу. 25 го утром, впервые, день начался ясной солнечной погодой и повеяло чем-то теплым, весенним. И тут же нас задавили астрономической практикой. Задачи решаем в основном обратным ходом. Корабельные офицеры вьются возле нас, оспаривая право присвоить решенный материал (у них тоже норма – 25 задач). Выйти в точку встречи с плавбазой и двумя подводными лодками, которых она обеспечивала, помешали трагические события, о которых мы узнали несколько позже. Атомная подлодка «К-8» возвращалась с боевой службы в Средиземном море. После прохода Гибралтара она взяла курс в точку встречи с плавбазой «Волга», на которой шел сменный экипаж. Внезапно, сразу в двух отсеках вспыхнула регенерация, начался пожар. По законам подводников, отсеки были загерметизированы. Люди напрасно пытались вырваться через раскаленную кремальеру. Командир дал команду на всплытие и передачу сигнала бедствия открытым текстом. Поблизости оказалось болгарское судно, которое и оказало помощь нашим подводникам. Оказалось, что многие из экипажа не умели правильно пользоваться аппаратами для автономного дыхания. Те, кто не сгорел и не задохнулся, выползали наверх. Последним вытащили матроса, которому корабельный врач только что сделал операцию по удалению апендикса. Зашить рану доктор не успел так, как отдал пациенту свой дыхательный аппарат, и задохнулся, дыша через подушку. За матросом тянулись вылезшие кишки, но их вовремя заправили, и человек остался жив. К месту трагедии подошла плавбаза. Оставшиеся в живых перешли на ее борт, а в аварийную лодку вернулись командир и несколько членов из сменного экипажа. «Волга» взяла «К-8» на буксир и начала движение. Ночью раздалось два взрыва, лодка исчезла, за кормой провис буксирный конец…В довершение всего, начался восьмибальный шторм... «Гремящий», между тем пересекал Саргасово море. Поверхность воды пестрела рыжими клубками водорослей похожих на небольшие мочалки. Водоросли располагались с востока на запад ровными длинными бороздами, как вспаханное поле. Над водой порхали летучие рыбки, повисая против ветра, похожие на ласточек или стрижей. 9 мая вошли в Карибское море. Слева о. Пуэрто-Рико, справа о. Гаити. Жарища ужасная. Старпом упразднил вахту и мобилизовал всех на покраску. Плечи болят, кожа на груди в нескольких местах слезла, и от соленой воды жжет. Пытаемся закрыть экзаменационные листы на вахтенного штурмана и на вахтенного офицера, пока безуспешно. Вокруг корабля кружат американские самолеты. Рядом пристроился их фрегат . Вчера прошли тропик. В ознаменование события, я плюнул с мостика за борт. На минувшей политинформации командир огласил два волнующих сообщения: - С «Волги» за борт вывалился курсант, а второй прыгнул за ним и спас... – На «Дрозде» поймали трехметровую акулу! Последнее сообщение вызвало бурную зависть экипажа «Гремящего». Тот час была сооружена снасть, использована банка тушенки, поддерживалась непрерывная связь ют-ГКП. Однако, тщеславным замыслам не суждено было осуществиться. Идем к Ямайке. У Ямайки встретилась вся армада: «Дрозд», «Волга», две лодки, транспорт, эм. «Гремящий» и два американских корабля. На радостях нам почти закрыли экзаменационные листы. 14 мая, утром на горизонте выступили очертания о.Эспаньелла. …Я вижу Землю!- Крикнул бородач, …и Христофор взлетел к нему по вантам… С острова веяло таким ароматом земли, что с непривычки кружилась голова. Вскоре подошел катер с лоцманом и старый сторожевой корабль с выстроившимися в приветствии кубинскими моряками. (продолжение следует)

АВЩ: (продолжение) КУБИНСКИЕ ЗАПИСКИ Порт Сьенфуэгос расположен на берегу залива, скорее большой лагуны, в которую ведет узкий пролив, берега которого покрыты тропической зеленью и экзотическими постройками.Справа возвышается горный хребет, окутанный голубой дымкой. Над водой носятся пеликаны и еще какие-то твари, похожие на птеродактелей. Заход был спланирован, не как официальный визит, а для отдыха личного состава. Ранее таких мероприятий не проводилось, и кубинские товарищи, недолго думая, решили организовать отдых по программе отработанной ещё при Батисте (а то и ранее) на американских моряках. Командованию и политическим органам отряда Советских кораблей была предложена схема, по которой весь личный состав пропускался через отели, из которых предварительно уже были изгнаны все иностранцы и прочие контрреволюционные элементы. По замыслу - советского моряка ожидали кубинка, бутылка рома и ароматные сигары. Кроме того, в целях профилактики из Сьенфуэгоса были депортированы 700 женщин легкого поведения. Отныне их родиной становился остров Пинос, где заблудшие могли приобрести профессию возделывательниц сахарного тростника. Против сахарного тростника наши лысые политработники ничего не имели, но остальная программа ввела их в состояние ступора. Почесав затылки и учтя международную обстановку, (недавняя высадка «контрас» на Плайя- Хирон), порешили : максимально развлекать, но в коллективе и под охраной. Ошвартовались к «Дрозду» (бпк «Адмирал Дрозд»). На пирсе толпа кубинцев, духовой оркестр. Встречал Командующий Кубинским флотом. Жарко, но в общем-то, как у нас на Кавказе. На инструктаже нам сообщили, что у кубинцев ценится одеколон и «Столичная». Время проводят на пляжах и в ночных клубах (в настоящее время закрытых в связи с грандиозной сафрой (уборка сахарного тростника), фрукты есть не рекомендуется (а если уж придется, полоскать … в растворе хлорной извести), ни под каким предлогом не пить ром. Самоволка приравнивается к нарушению Государственной границы и измене Родине. С плавбазы, выдав себя за участников художественной самодеятельности, пробрались Валера Заводенко и Сережа Лысенков. Делились впечатлениями. Пролился свет на факт падения за борт курсанта из роты минеров. «Группа неформалов» занималась изготовлением зелья, в просторечии известного, как брага. Будучи застигнутым на месте преступления, один из них не выдержал морально-психологического давления со стороны адмирала Дмитриева, и сиганул за борт, решив, что ему там будет комфортнее. Но комсомольцы были начеку, и один из сокурсников предотвратил безобразие. Начальство такого оборота не ожидало, и дело было замято. Вечером того же дня нас посадили в автобусы и повезли в местный театр на концерт. Темнеет здесь рано. Вместе с темнотой приходит прохлада. Дома в городе в основном двухэтажные. Двери и окна распахнуты вся обстановка и жизнь как на экране. Зачастую, между телевизором и кровать можно увидеть мотоцикл. Нас бурно приветствовали, особенно дети (на Кубе семьи человек по 12). После концерта они облепили автобусы, прося расчески, значки и сигареты( Амиго! Уна сигарета пара-мама!). В концерте участвовал квартет «Лос Папинос» – Четверо здоровых негров, одетых в красные штиблеты, кремовые брюки, желтые рубашки и зелено-малиновые куртки, виртуозно стучали на длинных маленьких барабанах с импровизацией и пантомимой. Затем пела знойная женщина в красном и выступил ряд артистов. (продолжение следует)

Роберт: В годы холодной войны болгарским офицерам не разрешалось фотографироватся на фоне своих болгарских кораблей. Потому они это делали на фоне советских, о чем свидетельствует и эта фотография на фоне черноморского "полтинника" с времен когда не ощущалось потепление на планете. http://s61.radikal.ru/i171/1009/67/82b9e5ada030.jpg С уважением! Роберт

Юрген: Роберт пишет: не разрешалось фотографироватся на фоне своих Зато наши часто снимали - это "Смелый" С уважением Ю.

Роберт: Юрген пишет: это "Смелый" Третий на счету "Смелый" в болгарском флоте, да уже после холодной войны. А вообще вы прав - странный, мягко говоря, запрет времен холодной войны! Калитка в поле. Советские моряки и тогда не раз фотографировали болгарские корабли. Им это никто не запрещал делать. С уважением! Роберт

АВЩ: (продолжение) КУБИНСКИЕ ЗАПИСКИ 16 мая подъем состоялся в 05.40. А в 6 часов, нас, одетых в робы, уже рассадили по английским автобусам и повезли на плантации. В тот год правительство Фиделя поставило задачу собрать 10 миллионов тонн сахарного тростника.(в итоге собрали восемь с половиной), пошли на невиданные жертвы. На период сафры были закрыты ночные бары, публичные дома и другие увеселительные заведения. Свою лепту должны были внести и мы, как молодежь Страны Советов. За городом ландшафт самый экзотический – пальмы, горы, плантации. Дома в большинстве ветхие, часть стен заменяют решетки. У дверей стоят целыми семьями. Часто члены семьи имеют различные оттенки кожи (некоторые девушки белее нас). На плантации каждому выдали мачете (китайского производства), самбреро, очки из проволочной сетки и перчатки. Тростник имеет длину метра 2-3, причем, половина стелется по земле. Ствол и листья покрыты какой-то очень не приятной стекловатой, листья режутся. Как ни жарко, приходится терпеть. Короче, неграм на плантации не позавидуешь. Через 2 часа перерыв. Девушки разносят пиво и кока-колу. Еще час работы. Раздают плоды манго и кокосовые орехи. Едем в сторону горного хребта, к морю. Работой на полях заняты исключительно мужчины. Женщины стоят возле домов с целой ватагой ребятишек. Останавливаемся на небольшом пляже. Волны пенятся у коралловых рифов. Лезу в воду, она плотная от соли и хорошо держит, но соль разъедает глаза. Под водой ветвятся кораллы. Многие обдирают ноги и лбы, но в маске нырять здесь отлично. На берегу современные павильоны, где нам уже приготовлен небольшой банкет. В дальнейшем, куда бы мы ни ездили, повсюду нас сопровождали ребята в форме «барбудос» со здоровенными пистолетами у пояса. Они представлялись нам, как чекисты. Многих уже знаю в лицо. На Кубе карточная система, хлеба выдают по 100 грамм в сутки, сигареты тоже ограничены, идут на экспорт. На банкете последовательно подавали: стакан воды, стакан красного вина, салат из огурцов, салат из омаров, что-то типа галет, бифштекс, сыр в соусе из манго, кофе с пачкой сигарет и по две сигары. На обратном пути обращаем внимание на участки с обгорелым кустарником. Рядом зеленые заросли - переплетение из колючек и листьев. Нам объясняют, что это национальное бедствие для Кубы. Одной богатой женщине при поездке в Австралию понравилась изгородь из этого кустарника. Она вывезла несколько саженцев, моментально распространившихся по всему острову. Вечером на пирсе концерт. Артисты подъезжают на мотоциклах, такси, пожарных машинах под вой сирен. На следующий день с утра, часть наших ребят – спортсмены, едут на встречу с местными командами по волейболу, футболу и плаванию. Я записан как представитель судейской коллегии по плаванию(вышел в международные арбитры). Подъезжаем к красивому белому зданию на берегу залива, вокруг которого раскинулись спортивные комплексы. Это - бывшая вилла Рузвельта. Бассейн открытый, с морской водой. Часть залива отгорожена, там вышка для прыжков. Здесь же зал для настольного тенниса, для шахмат, холл с баром, в котором угощают пивом типа «портера» и бутербродами. Команда наша заранее обречена на поражение. Против нее выставили ребят из студенческого центра в Санта – Кларе. Плаванием они занимаются с 4х лет, и такого чистого «дельфина» я еще не видел. Подходит группа студентов. Девушка спрашивает, нет ли духов (Здесь все просят духи и расчески – страшный дефицит). Ребята указывают на одного из наших, барахтающегося за изгородью в заливе в поисках крабов. Рядом здоровенная медуза, может обжечь. Поздно. Любитель экзотики выскакивает с красными ожогами. Волейболисты наши тоже проиграли. (продолжение следует)

АВЩ: (продолжение) КУБИНСКИЕ ЗАПИСКИ Вечером того же дня человек 400 моряков везут на танцы. Уже стемнело. Подъезжаем к павильонам на берегу моря. Здесь нас уже ждут 600 студенток из университета «Санта – Клара». Участок огорожен. В двух павильонах играют 2 оркестра. Рядом бассейн с битым льдом, заполненный бутылками с чешским пивом. Здоровенный негр, улыбаясь из ямы, раздает выпивку по потребностям. Девушки очень симпатичные. Вообще их манера держаться, одежда, мода – все очень похоже на наше. Один из кубинских моряков (они в качестве распорядителей), подводит ко мне девушку, предлагая танцевать. Она совсем белая, с испанским типом лица. Девушки танцуют темпераментно, совсем загоняли наших ребят. Идем с Мигелиной к берегу лагуны. Рядом забор и одинокая пальма. Вдруг с забора скатывается целая ватага мальчишек. Облепили со всех сторон, требуют значки, расческу, сигареты. Внезапно с пальмы соскакивает «барбудос» в хаки, пинками разгоняет толпу, дружески подмигнув, снова лезет на пальму. Возвращаемся на веранду, где кубинские гардемарины, раздобыв бутылку рома, угощают наших. Кубинцев развезло, наши - закаленнее. Собираемся обратно. По кустам мичмана и сверхсрочники отлавливают и вытаскивают советских моряков. На следующий день подъем в 5 часов. Везут на Плайя Херон, это километров 250 от Сьенфуэгоса. По дороге останавливаемся возле крокодильего питомника. Территория огорожена сеткой. Из под воды пучат глаза будущие портфели. Для иностранных туристов на заказ могут проволочной петлей отловить небольшого «кокадриллу», освежевать и зажарить. Часа через два останавливаемся на оборудованном пляже. Ныряем, ищем раковины. На берегу в лотках пиво и фрукты. Как нам объяснили, сами кубинцы эти фрукты едят редко, даже в нашем посольстве они не в изобилии. Снова часа два езды. Плайя Херон. Музей, площадь, домики для туристов, плавательный бассейн. В 1961 году здесь высадился десант, 1500 человек – бывшие помещики, домовладельцы, капиталисты и человек 100 наемников. Целью было захватить плацдарм, перевезти эмигрантское правительство и утвердиться на территории Кубы. В музее фотография парня, лет семнадцати с ручным пулеметом. Один из сопровождающих нас лейтенантов ВМФ, говорит, что это он. Учился в Союзе. Рассказывает, что первым делом выучил ругательства. Проходим торжественным маршем мимо памятника погибшим защитникам. Обед в открытом павильоне. Играет ансамбль гитаристов. Едем обратно, попутно разучиваем кубинские песни. Следующий день проводим в спорткомплексе на вилле Рузвельта. Беседуем с кубинским лейтенантом. Все, учившиеся в СССР хорошо говорят по- русски. Существует приказ министра, по которому они должны непрерывно совершенствовать знания языка. В ходе беседы узнаем, что первое время в кубинской армии имелось громадное количество высших и старших офицеров, в то время, как сама армия была весьма не значительна. Фидель оригинально покончил с этой проблемой. Все чины, выше майора были упразднены и должны были вновь дослужиться до майора. Майоры же остались майорами. Продвинуться по службе очень трудно. Этот парень уже десять лет служит, из них 6 лет лейтенантом, но зато теперь он командует другими лейтенантами. В первый день встречал нас тоже лейтенант – начальник тыла флота. Вечером, пожалуй, самое экзотическое из всех предложенных нам мероприятий. Везут в ночное кабаре. Вчера здесь были офицеры, сегодня привозят нас. Отель «ЯГУА» остался от проклятых «янки». Пальмы, бассейн, кондишн. Столики на четверых. Официанты разносят напитки, закуски, сигареты. Полумрак. Перед нами звезды кубинского варьете. Все в испанском стиле с американским акцентом. Никакой вульгарности. Интересный номер показывает мим. Под записи из известных опер исполняется ряд сцен. Дирижер, у которого при исполнении увертюры, спадают брюки. Сивильский цирюльник, С громадными деревянными ножницами, под вопли из «Фигаро», долго выбирает жертву, через столы прыгает в зал, где выбирает самого лохматого офицера и обхватив беднягу, стремительно орудует ножницами. В зал летят клочья волос. Та же манипуляция с бритвой. Жертвы минут десять приходят в себя. Затем что то испанское, надрывное под гитару. В заключение девушки в бикини танцуют между столиками. Отовсюду летят ленты серпантина. Все в паутине бумажных лент. В пол шестого подъем. Едем на автобусах в горы, в университетский центр. По дороге пересадка. У английских автобусов тормоза слабоваты. Рассаживаемся по старым, маленьким. Такую дорогу встречаю первый раз. Вместо знаков поворота, стоило бы рисовать восьмерки, или спирали. Горы самых резких очертаний, сплошь покрыты пальмами и прочей тропической зеленью. Здесь шли бои. Дорожные знаки прострелены. Подъезжаем. Нас встречают выстроившиеся вдоль дороги студенты и школьники. Суют сомбреро, флажки. Главное здание на вершине, напоминает Московский университет, но без шпиля. Здесь готовят преподавателей. Учатся дети, начиная с класса пятого, и выпускаются, имея законченное высшее образование. Места чудесные. Спальные корпуса и спортплощадки внизу. В русле реки выложен бассейн. Во время обеда угощают национальным блюдом. Свинина, жареная в углях с гречневой кашей и черной фасолью, сок какого то растения. Что то исполняют гитаристы. Под кофе пытаемся с Мишей выкурить по сигаре. Сперва голова кружиться, как от бутылки водки, затем внезапно зеленеем, вскакиваем и бежим за угол. Нас не просто тошнит, а выворачивает под дружный смех кубинских малолеток. Девушки показывают нам классы, пишут автографы на воротниках форменок. Фотографируемся. Возвращаемся вечером. (окончание следует)

Юрген: Роберт пишет: болгарским офицерам не разрешалось Зато труд моряка в Болгарии очень и очень ценился, в СССР такого не было... С уважением Ю,

Серж: Юрген пишет: в СССР такого не было... ...а это что болгарские медали за "песок"? С ув, С.

АВЩ: (окончание) фото-по готовности Наши корабли уходят в Гавану, а мы остаемся на плавбазе до их возвращения. По просьбе Фиделя, наш визит продлен еще на неделю. Кокосовые орехи для нас привозят на грузовиках и сваливают у трапа. Вечером в отеле всем демонстрируют документальные фильмы и хронику. Извержение вулкана, рождение теленка, американский деятель, забрасываемый тухлыми яйцами, клуклусклановцы, жгущие негров в Алабаме, все под Хайла- Нагиллу. Разносят сигареты, бутерброды, напитки. За тем концерт местных гитаристов. Утром следующего дня едем на ранчо «Луна». Загораем, ловим крабов в рифах, а на берегу в кустах залегли наши телохранители со своими кольтами и смитт-вэссонами. В баре для жаждущих , пиво в неограниченном количестве В дали видны горы. Уголок почти девственный, если не считать павильонов, в которых нам накрывают обед. К обеду, как всегда вино и кофе с сигарой. Едем в ботанический сад. Это не сад, а скорее, лесопарк с завезенными сюда в начале века экзотическими растениями. У Кота (Сережи Самохина) пропал фотоаппарат . Бродим под бамбуками и бананами. Кот переживает, и время от времени орет: фотоаппарат сперли! Духота. Жуем плоды манго и вытираемся одним платком на троих (моим). Самохин, с горя залез в дебри и потерялся, а Миша нашел какие то плоды на дереве, похожем на акацию и попробовал их. К счастью доза оказалась не смертельная. Гастрономические достоинства этих фруктов эксцентрично описали кубинцы при помощи вытаращенных глаз и выразительных жестов. На другой день, по дороге в университетский центр в Санта Кларе, посетили сахарный завод. Оборудование конца 19 века. С разной скоростью вращаются громадные шестеренки и маховики. Кругом паровозные поршни и регуляторы Уайта. В громадных чанах закипает густая черная жижа. Техники безопасности абсолютно никакой. На пирсе расстелили ковровую дорожку, выставили пальмы в кадках. Должен прибыть Рауль Кастро. Никто не приехал.У Лыси вспухла щека, имеет жалостливый вид. Вечером каждому моряку вручили подарок от Кубинского правительства: открытки с видами, флакон лосьона, бусы из раковин, коробка сигар, маленький сувенирчик и бутылка рома. Ром тут же был конфискован в пользу кают-компании. Как только стемнело, прямо на пирсе организовали концерт. Артисты подъезжают по ходу действия. Подошли семьи и персонал нашего представительства. Уже знакомого нам мима вытаскивают из скорой помощи. К причалу подлетают катера и устраивают фейерверк. Артистов приглашают на ужин в офицерскую кают-кампанию. До трех ночи слышен визг и топот. Офицеры гоняются за девицами из мюзик-холла. Домой будем возвращаться на «Дрозде». 29 мая начато приготовление к бою и походу. На пирсе масса провожающих. Девушки машут руками и флажками. Наши ребята бросают с борта все, что осталось: Гюйсы, значки, звездочки. В ботаническом саду мы с Мишей оставили запись: «Прекрасная страна, прекрасная природа, прекрасные девушки». Сьенфуэгос скрывается за кормой. Весь переход вели штурманскую прокладку, так, что практику получили хорошую. В Североморск вернулись в середине июня и, пробыв там неделю, отправились в Питер. (А ребята с первого факультета с Черного моря совершили переход на Север, где и проторчали до лета). ... с уважением, АВЩ З.Ы. За сканирование и обработку фотографий традиционное спасибо Леониду "вельбот-у"

Борис С.: Юрген пишет: Зато труд моряка в Болгарии очень и очень ценился, в СССР такого не было... Думаю, это ТИПА за ратный труд во время службы или служебное отличие без учёта годов прослуженного... Серж пишет: ...а это что болгарские медали за "песок"? Вряд ли... Болгары хоть и МЛАДШИЕ БРАТЬЯ, но МУДРЕЕ и труд ценили побольше, чем ТОВАРИЩИ КРЕМЛЁВСКИЕ... Хотя их понять тоже можно: если бы нас награждали такими же медалями, как болгары, то не из чего было бы строить корабли и ПЛ ПЛ...

Роберт: Уважаемые коллеги, Не знаю как быть в этой ситуации. Думаю, что служили тогда на флотах ВД далеко не за те или иные "побрякушки". С другой стороны все это уже история. И холодная война, слава Богу, кончилась! Правда теперь на повестке дня другая война: война с террором. За интерес - спасибо! С уважением! Роберт

АВЩ: Роберт пишет: Не знаю как быть в этой ситуации. может быть: рассказать нам, что это за медали, каков их статус и отношение к ним (и др. наградам) тогда (и сейчас). Роберт пишет: Думаю, что служили тогда на флотах ВД далеко не за те или иные "побрякушки". как, порой, и в настоящее время С уважением, АВЩ

Серж: АВЩ пишет: рассказать нам

Роберт: АВЩ пишет: рассказать нам, что это за медали, каков их статус и отношение к ним (и др. наградам) тогда (и сейчас). Уважаемый АВЩ, Я не фалерист по специальности и кроме того не знаю почему почитаемый Юрген все это сбросил на форум, но попробую ответить на Ваши вопросы. Все три отличия (это значки, а не медали) являются отличиями порта г. Варна. С учетом лет работы в порту. Короче это не военные нагрудные знаки и отношение к военно-морской службе почти не имеют. Потому не понятно почему они появились на форуме. Они никак не связаны с окладом и продвижением по службе офицеров флота! Впрочем медали и ордена эпохи Холодной войны, включая и советские, не очень помогали болгарским офицерам. С ними почти никак не считались. Дам пример: в 1949 г. Нач щаба Морских войск (так назывался тогда болгарский флот) каперанга Валентина Паспалеева (полукровка кстати, мать - русская), кавалера советских орденов "За Победу над Фашисткой Германии..." и "Красного знамени" (за траление р. Дунай в 1945 г.), замучали досмерти в Софии в застенках Государственной безопасности. Обвиняли его, что до 1944 г. получал ордена от немцев, а это полный бред. Его награждали только болгарскими и советскими орденами, но ни те, ни другие в той ситуации ему не смогли подсобить. С уважением! Роберт

АВЩ: Буйный пишет: А можно ли узнать мнения ветеранов о флотах Польши, ГДР, ФРГ? из воспоминаний капитана 2 ранга в отставке Шульманна Игоря Олеговича : Для выполнения торпедных стрельб, иногда заходили «братья по оружию», поляки и немцы. Глубины не позволяли им отрабатывать противолодочные задачи у себя дома. Поначалу, союзников запускали скопом, потом строго последовательно. Вызвана такая сегрегация была тем обстоятельством, что между немцами и поляками возникал ужасный мордобой. И, после того как в Балтийский госпиталь доставили польского моряка с тяжелой травмой промежности, совместные заходы были прекращены. Да, это теперь мы знаем цену катушке ниток, утюгу или механической мясорубке, а в то время иностранные моряки сметали с прилавков весь этот ширпотреб, включая детские игрушки. Для обучения экипажей новых немецких мпк, на отработку задач выходили наши флагмана и командиры кораблей. Что характерно, если у нас на кораблях сигнал «произвести приборку» звучал раз пять в сутки, то у немцев я его не слышал ни разу, как не видел и моряка со шваброй. Между тем все закутки были вылизаны, на всех поверхностях пыль отсутствовала. Как - то на выходе мы сильно проголодались и с нетерпением ожидали обеда. Когда проглотили закуски, оказалось, что это и был обед. Между тем немецкие моряки отличались розовыми физиономиями и толстыми задницами. Где они наверстывали свои калории? Может прятали пищу под подушкой? Гена Ковырчев однажды весь день провел на выходе с немцами. При себе он имел сушеную тараньку ( то ли кто то угостил, а скорее прихватил с собой). Покидая союзников, он забыл деликатес на одном из приборных ящиков, находящихся на командном пункте мпк. Сильно расстроился, когда по дороге домой оказалось, что пиво выпить не с чем. Каково же было его изумление, когда, (через трое суток!) он обнаружил рыбу на том же месте, где оставил ее. ... с уважением, АВЩ

АВЩ: Об участии в несении боевых служб подразделений морской пехоты ДКБФ и ряд других интересностей здесь http://belostokskaya.ru/BS/f_service/ с уважением, АВЩ

Vlad: Четыре стр. из маленького журнала "ОКОЕМ".

Юрген: Любопытный эпизод http://fishki.net/comment.php?id=43848

Роберт: О том, как учились иностранцы в советских академиях, читайте воспоминания тех же иностранцев на: http://morskivestnik.com/spomeni/ybybybybyb.html Написано с юмором, кто понимает, конечно. Кстати, автор - отставной капитан І ранга Янчо Бакалов (он же и воспитанник советской академии) в чем-то напоминает Покровского, но несомненно он никого не копирует. Самобытный автор. Его книги и короткие рассказы - это особый взгляд на болгарский флот эпохи холодной войны. Ну, и на советский, тоже. С уважением! Роберт

Роберт: АВЩ пишет: КУБИНСКИЕ ЗАПИСКИ Куба, конечно далеко от меня, но хотелось помочь по теме. [img src=/gif/smk/sm36.gif] И тут попалась интересная фотография тех лет. Ленинград, слушатели Военно-морской академии - кубинский и болгарский офицеры в компании прекрасных дам: Какие были времена! С уважением! Роберт

АВЩ: Юрген пишет: Любопытный эпизод с уважением, АВЩ

АВЩ: "и службу срочную несём отлично мы..."(с) ТОФ, Татарский пролив, июнь 1959 г. с уважением, АВЩ

ВАР: На "Волге" служил в это время в БЧ-2.

Роберт: Колебался где опубликовать эту групповую фотографию с далекого 1973 г.: Севастополь, 1973 г., на фотографии: І ряд, с право на лево: к/а Владимир Христофорович Саакян, кап. І р. (далее болг. к/а) Й. Георгиев, сов. полит. деятель, вицеадмирал Борис Ефремович Ямковой (тогда НШ ЧФ), кап. І р. (далее болг. к/а) Иван Фиданчев, к/а Иван Кузьмич Хурс. Тут советские адмиралы, а так же много будущих болгарских адмиралов. Можно было это сделать в ветке "Брежневские адмиралы", но в конечном итоге все же решил доставить праздник души коллеге АВЩ. [img src=/gif/smk/sm52.gif] С уважением! Роберт

АВЩ: вот... стоило пару дней отсутствовать на форуме... Роберт большое спасибо, коллега ВАР пишет: На "Волге" служил в это время в БЧ-2. дык...ёлы-палы... может быть расскАжите как это было... а если ещё и с фотографиями и пр. - будет вообще замечательно... с уважением, АВЩ

АВЩ: а если ещё и с фотографиями и пр. - будет вообще замечательно... например, такими тема "Наяда": один из вариантов переоборудования "рыбака" в малый противолодочный корабль с уважением, АВЩ

Роберт: АВЩ пишет: один из вариантов переоборудования "рыбака" в малый противолодочный корабль "Рыбак" хорошо смотрится с 2М3М. С уважением! Роберт

АВЩ: Роберт пишет: "Рыбак" хорошо смотрится с 2М3М. в данном случае - таки да... у меня есть ещё несколько фот переоборудованных в боевые нкнк гр. судов, в т.ч. и по теме "Наяда", смотрятся иной раз далеко не эстетно. Кстати, помнится, и паромы линии Ильичёвск-Варна использовали как дес. корабли в период проведения учений стран Варшавского договора. Но я в то время "был мал и глуп..."(с) с уважением, АВЩ

Роберт: АВЩ пишет: в период проведения учений стран Варшавского договора. Точнее "Щит 82" Роберт

Роберт: В годы холодной войны были весьма "горячие" моменты. Например в Синайской пустыне. И ех-советские и вообще из стран Соцблока офицеры и инженеры далеко не всегда воевали против Израиля, а наоборот. Может и об этом следует написать тем, кто об этом знает. С уважением! Роберт

АВЩ: Роберт пишет: И ех-советские и вообще из стран Соцблока офицеры и инженеры далеко не всегда воевали против Израиля, а наоборот. Может и об этом следует написать тем, кто об этом знает. Роберт это было бы вообще замечательно , тем паче "ведь там на четверть бывший наш народ"(с) с уважением, АВЩ

Серж: АВЩ пишет: это было бы вообще замечательно В третьем Сборнике "Покровский и Братья" о тех днях поделился воспоминаниями замечательный командир ПЛПЛ Володя Крыштоб (под редакцией Валеры Ширяева) - по-моему, это есть где-то и в тырнете... Посмотрите через поисковики... С уважением, Серж.

АВЩ: Серж пишет: о тех днях поделился воспоминаниями замечательный командир ПЛПЛ Володя Крыштоб (под редакцией Валеры Ширяева) - по-моему, это есть где-то и в тырнете... огромное спасибо! собственно прежде всего имелось ввиду поделиться здесь, на форуме, что возможно было задать вопросы , уточнить и т.д... с уважением, АВЩ

АВЩ: новогодний подарок форуму от капитана 1 ранга запаса Павла Ивановича Бородачика, последняя должность на ДКБФ - начальник службы корабельной ПВО флота лёгкий крейсер проекта 68бис «Орджоникидзе» З.Ы. уважаемые любители флота и кор. фотографии: давайте будем взаимно вежливыми и не будем портить друг другу новогоднее настроение - при перепащивании фото на параллельные, перпендикулярные и пр. форумы будьте любезны указывать не только необъятные просторы всемирной паутины, но и вполне конкретный http://kortic.borda.ru/, где можно в т.ч. найти много всякого-разного-интересного, нового и передового. с надеждой что буду правильно понят... с уважением, АВЩ

velbot-067: Друзья! Как говорится, Новый Год "на носу" и хочется всех чем-то порадовать. АВЩ выложил интересное фото "Орджоникидзе", который входил в состав 12 дивизии надводных кораблей БФ. Саша - респект! С вашего позволения выложу воспоминания офицеров, служивших на кораблях 12 динк.

velbot-067:

velbot-067: Продолжение следует... Все-таки Новый год скоро

velbot-067:

velbot-067:

velbot-067:

velbot-067:

velbot-067:

velbot-067: Вот в принципе и все. Приятного чтения [img src=/gif/smk/sm109.gif] Пы.Сы. Есть очень интересный материал по истории 12 ДиНК: образование, состав, несение службы в различные годы, кому интересно - пишите.

АВЩ: 1960. Космонавты и водолазы на Кремлевской Ёлке. с уважением, АВЩ

Роберт: С Новым годом всех! Успехов на поле военно-морской истории! Роберт

АВЩ: Роберт огромное спасибо! с уважением, АВЩ

АВЩ: velbot-067 пишет: Есть очень интересный материал по истории 12 ДиНК: образование, состав, несение службы в различные годы Лёня, огромное спасибо! Давай только добавим, что такое счастье как эта очень редкая даже на ДКБФ книга нам свалилась от щедрот капитана 2 ранга в отставке Шульманна Игоря Олеговича, чьи воспоминания о курсантской молодости уже были опубликованы на ветке. с уважением, АВЩ

Сумрак: Замечательно!

АВЩ: ну, то ли ещё будет... если не неизбежные на море случайности... в смысле: тьфу (3 разА) с уважением, АВЩ

АВЩ: velbot-067 пишет: очень интересный материал по истории 12 ДиНК: образование, состав, несение службы в различные годы 12-я дивизия надводных кораблей ДКБФ в "холодной войне" тут http://kortic.borda.ru/?1-3-0-00000066-000-0-0-1293965547 с уважением, АВЩ

АВЩ: Советский флот в войнах и конфликтах "холодной войны", персональная страница Александра Розина http://alerozin.narod.ru/index.html с уважением, АВЩ

АВЩ: boxer пишет: кто представит ссылку о В. Пархоменко после Ком. ЧФ ? Пархоменко Виктор Александрович, родился в 1905 году. Вице-адмирал. Окончил параллельные курсы при Высшем Военно-морском училище имени М.В. Фрунзе в 1931 году. В 1931-1932 годах служил на кораблях Балтийского флота. Окончил специальные курсы начальствующего состава Военно-морского флота в 1933 году. С 1933 года помощник командира эскадренного миноносца «Дальневосточный комсомолец» Амурской военной флотилии. Окончил Военно-морскую академию в 1941 году. С 1941 года командир дивизиона канонерских лодок Черноморского флота, исполняющий должность старшего помощника командира крейсера «Червона Украина», командир эскадренного миноносца «Беспощадный». В 1943 году командир дивизиона эскадренных миноносцев Черноморского флота. В 1944-1948 годах командир крейсера «Молотов». С 1948 года начальник штаба, командующий эскадрой Черноморского флота. С 1951 года начальник штаба Черноморского флота. Звание вице-адмирал присвоено в 1953 году. С 12 июля 1955 года Командующий Черноморским флотом. 8 декабря 1955 года после гибели линейного корабля «Новороссийск» снят с должности и понижен в звании до контр-адмирала. С 1956 года 1-й заместитель Командующего Тихоокеанским флотом. С 1960 года начальник Высших специальных классов офицерского состава Военно-морского флота. Восстановлен в звании вице-адмирала. В 1964 году старший группы от ВМФ при продаже кораблей в Индонезию. С 1968 года начальник вспомогательного флота и аварийно-спасательной службы ВМФ. С 1969 года в отставке. и поконкретней с датами: 1 зам ком. ТОФ - МАРТ 1956-май 1960г. начальник ВСОК ВМФ - май 1960 - май 1964г. с уважением, АВЩ

boxer: Саша , спасибо! Мне Пархоменко не в тему, просто на *Цусиме * поправил Аркадия (Волка) , а он выдвинул свою версию.. Я то же знаю , что летом -осенью 56г , ему (Пархоменко ) было не до АСС - у него была задача перегнать по СМП ЭОН-65 в 45 вымпелов, т.ч. 2 крейсера и 12 пл... Привет, с ув. А.М.

АВЩ: boxer пишет: Я то же знаю , что летом -осенью 56г , ему (Пархоменко ) было не до АСС - у него была задача перегнать по СМП ЭОН-65 в 45 вымпелов, т.ч. 2 крейсера и 12 пл... Алексей Михайлович, я - так даже не сомневался... поэтому просто на всякий случай: командование и походный штаб ЭОН-65 - это временные органы управления, как и сам ЭОН-65 - временное соединение кораблей. Т.е. назначенные приказом нач.ЭОН, НШ и офицеры походного штабы остаются "при своих" постоянных должностях: т.о. постоянная должность Пархоменко на boxer пишет: лето -осень 56г 1 зам ком. ТОФ, а временная - нач.ЭОН с уважением, АВЩ

АВЩ: Валентин Антонов Дрейф баржи Т-36 - подвиг четырех советских парней. http://vilavi.ru/sud/251008/251008.shtml с уважением, АВЩ

АВЩ: Охота на "Энтерпрайз" http://feldgrau.info/index.php?option=com_content&view=article&id=1230:--qq&catid=34:2010-09-01-06-28-34&Itemid=64 а кап-раз Мурашёв в моём училище преподавал, да... и про него не токмо это рассказывали с уважением, АВЩ

Роберт: А, что можно добавить по случаю с утопленной советской ПЛ в Корейскую войну? http://www.rg.ru/2008/09/29/korea-lodka-anons.html Корейская война - горячий период холодной войны! С уважением! Роберт

АВЩ: "Страж Балтики" от 15 апреля 2011 г большое спасибо Ю.А. Ликину с уважением, АВЩ

Роберт: Ув. форумчане, Вот воспоминание о холодной войны: противопожарный катер, построенный в ГДР. Думаю и в СССР были такие на вооружении: http://morskivestnik.com/compass/news/2011/092011/092011_104.html Интересный кораблик! Роберт

Роберт: Ув. форумчане, Этот небезызвестный памятник в Варне воздвинут во времена холодной войны, потому и публикую фотографии с него и с его парка именно в этой ветке. Должен сказать, что мэр города знаток русского языка (лично в этом убедился) и любит русских. Потому и при нем памятник несколько реставрировали, парк привели в порядок, регулярно подметают. Некоторые двери замуровали, чтобы укрепить сооружение: Но кто знает кто 23 октября станет новым мэром и будет ли жаловать этот памятник. С другой стороны замечу, что памятник построен на Журавлинном холме. Место прекрасное, в чем можете сами убедится. Это вид с холма на город: но там оползень, и рано или поздно этот ЖБ гигант распадется. Вот и фотографии с теперешнего состояния монумента: От надписи о дружбе почти ничего не осталось: Зато кое-где все еще можно найти графиты: Парк, правда, привели в порядок какой-то мере: Я не уверен, что будущее памятника безметежно. Ведь циклопическое сооружение построено на холме где оползень, о политических ветрах не стану писать. При чем художественные качества монумента желают лучшего (Скульптор Алеша Кафеджийский). Хотя кто знает, что кому понравится. Вот например так представлены советские солдаты и моряки, которые высаживались в Варну в сентябре 1944 г. Но ведь Журавлинной холм не только связан с Советской армией. В 1828 г. на нем был русский император при осаде Варны. Место приметное, так сказать. С уважением! Роберт

АВЩ: Роберт , огромное спасибо!!! с уважением, АВЩ

Юрген: Роберт пишет: В 1828 г. на нем был русский император при осаде Варны. И сие увековечили, но тоже графити резвятся...

Роберт: Юрген пишет: но тоже графити резвятся... Вы прав! Графиты - всемирная боль, Геростратовая известность! Роберт

АВЩ: Б. Ярмолюк. Окончил ракетно-артиллерийский факультет Калининградского ВВМУ. Служил на Северном флоте, из них 18 лет на кораблях 7-й Оперативной эскадры: на бпк пр. 61М "Смышлёный", а также на такр "Киров" (переимен. в "Адмирал Ушаков") и "Калинин" (переимен. в "Адмирал Нахимов") Балтийск После первого курса в июне 1978 года из Балтийска мы впервые попали на серьезный военный корабль – учебный крейсер проекта 68-бис "Комсомолец" (бывший когда-то "Чкалов"). Всё на крейсере вначале было в диковинку, а потом мы втянулись в корабельный распорядок, узнали, кто такие на флоте "годки", что такое "бачковая" система питания, побегали по тревогам: в носовую часть корабля - по правому борту, а в корму – по левому, окунулись, одним словом, в корабельную службу. Облазили все палубы, отсеки и мачты крейсера, даже из боевого информационного поста (БИП), расположенного в мачте, спускались в пост энергетики и живучести (ПЭЖ) по длиннющему вертикальному трапу. Мы были очень удивлены сохранившимся на корабле медным переговорным трубам между боевыми постами крейсера (аварийная связь). При стоянке на рейде г. Лиепая увидели своими глазами и начали опознавать наши военные корабли по внешнему силуэту. Было очень интересно. В Лиепае ведь стояла (была жива еще в то время) известная бригада эскадренных миноносцев – 36-я брэм, а также находились сторожевые корабли (скр) проекта 50 ("полтинники"), подводные лодки и т.п. Очень хорошо запомнилась в июле 1978 года практика в полку морской пехоты под Балтийском, высадка нашего курсантского десанта и атака с пулеметом наперевес с холостыми патронами на о. Саарема после перехода на десантных кораблях т. "Джейран" из Балтийска в порт Вентспилс (потом сутки в голове продолжался гул самолетных турбин этих десантных кораблей). Осенью 1978 году мы, курсанты второго курса на флагмане Балтийского флота - крейсере "Октябрьская революция" (во флотской среде - "Октябрине"), совершили свой первый корабельный поход за границу: из Балтийска в г. Варнемюнде (ГДР – Германская Демократическая республика). Впервые мы побывали за рубежом в том числе на экскурсии в г. Росток, где нам выдали даже немецких денежек, на которые мы накупили копеечных сувениров. Запомнился вход в бухту порта Варнемюнде, когда нас построили на верхней палубе и заставляли приветствовать немецкое население взмахами рук. Кое-кто из наших курсантов не удержался и, вспомнив Великую Отечественную войну, махал немцам кулаком. Старпом крейсера, увидев такую картину, периодически орал в "матюгальник" по верхней палубе: "Кто там машет, е...а мать, кулаком? Население приветствовать рукой!" Именно из этого небольшого городка Балтийска мы после второго курса в 1979 году уходили в свой первый дальний поход на учебном корабле (ук) "Смольный" вокруг Европы с проходом Ла-Манша и Па-де-Кале - мимо вехи, обозначающей нулевой Гринвичский меридиан, через знаменитый штормовой Бискайский залив, с проходом Гибралтара, Средиземного моря, Босфора и Дарданелл и с заходом в солнечную Болгарию (п. Бургас). Очень впечатлил нас пролив Ла-Манш тем, что судов в этом проливе примерно как автомобилей на Ленинградском шоссе, такое там исключительно интенсивное движение – для судоводителей это сущее наказание. Однако тогда для нас – курсантов, окончивших всего лишь второй курс, это было определенное развлечение, так как были мы на учебном корабле гостями. Вспомнил я эти прекрасные дни, проведенные в роли пассажира на УК "Смольный", через несколько лет – в сентябре 1985 года, когда большой противолодочный корабль (бпк) "Смышленый" (наш "поющий фрегат", прозванный так американцами за характерный звук авиационных турбин), на котором я служил, после ремонта в Кронштадте, ходовых испытаний и сдачи курсовых задач в Балтийске начал переход на Северный флот. Тогда после прохода Балтийских проливов (Зунд, Скаггерак, Большой и Малый Бельт и т.д.) наш корабль вместо движения вверх и вправо по карте через Северное море в сторону Норвежского и Баренцева изменил курс и пошел влево через Ла-Манш и Па-де-Кале. Вот здесь я, будучи вахтенным офицером, в полной мере ощутил сложность движения через эти проливы, тем более, что наш переход сопровождала характерная английская погода - туман. После 4-х часов вахты на ходовом мостике в этих проливах китель можно было выжимать от пота. А изменение курса было вызвано тем, что на борту нашего собрата - БПК "Стройный", шедшего в длительный поход в Средиземное море, находился командующий Северным флотом, совершавший деловой визит в порт Корк (Англия) и нам необходимо было его забрать для доставки в Североморск. Встретились корабли в Атлантике в назначенной точке и с большими трудностями и поломанными леерными стойками пересадили адмирала к нам на борт, после чего опять полезли в игольное ушко проливов уже в обратном направлении на север. А в том 1979 году на ук "Смольный" при заходе в Болгарию мы побывали на Златых песках г. Бургаса, куда стремились многие отдыхающие из нашей страны, где нас угостили обедом и огромными очень вкусными персиками. Не думал и не гадал я при входе в Средиземное море через Гибралтар, что много раз мне здесь придется проходить на разных не учебных, а уже боевых кораблях, и что именно здесь в 1990 году с борта тяжелого атомного ракетного крейсера "Калинин" (впоследствии - "Адмирал Нахимов"), несмотря на закрытые двери и люки на верхнюю палубу и дежурство "особиста" и политработников на верхней палубе, вооруженных пистолетами, у нас сбежит (спустится за борт через иллюминатор) матрос из боевой части связи (БЧ-4) и вплавь доберется до Испании, где попросит политического убежища. Перед переходом наш курс (четыре класса, кстати, скомпонованные после поступления в ВУЗ необычно - по росту) разделили пополам и тех, кто был выше ростом (1-й и 2-й классы) отправили на учебном корабле (ук) "Гангут" из Балтийска вокруг Скандинавии - в Североморск, а более мелким 3-му и 4-му классам повезло больше - на ук "Смольный" из того же Балтийска мы пошли на юг вокруг Европы в Севастополь, откуда в Калининград возвращались на поезде. Особое впечатление в этом походе оставил Стамбул (бывший Константинополь) – столица Турции; пролив Босфор делит его на две части, и всем кораблям приходится проходить под мостами, соединяющими обе половины города. Расстояние до берега совсем небольшое, и это очень впечатляет. Естественно, было сделано очень много фотоснимков. В этом походе у меня случился конфуз, который вспоминать не очень приятно, но, как говорится, слов из песни не выбросишь. Дело в том, что весь поход мы отнюдь не прохлаждались, а интенсивно занимались штурманской подготовкой (определяли место корабля по солнцу с помощью секстана – "качали солнышко"), вели прокладку курса корабля с учетом ветра и течения, несли корабельные вахты и дежурства. В один из дней в конце похода уже в Черном море при производстве прокладки в учебном классе я минут за 10-15 до окончания занятия рассчитал по скорости корабля и времени конечную точку и завершил прокладку, потом залез в нишу для карт прокладочного стола (места довольно много) и решил там немного прикорнуть. В это время зашел преподаватель и поймал меня спящим. Закончилось это красочным буклетом (боевым листком) с цветным рисунком моего сна, который выпустили местные активисты, и определенными разборками (рисунок храню до сих пор!) Не забыть и то, как в один из дней похода в Ионическом море нам устроили шлюпочные соревнования и старший нашей шлюпки старший преподаватель кафедры артиллерийского оружия капитан 1 ранга Медведев (по кличке "е...ь так": эти слова он очень любил повторять) разрешил нам искупаться с борта шлюпки, что категорически запрещалось руководством похода, но, правда, при этом пришлось прыгать за борт без плавок, чтобы на корабле не обнаружили наше купание. Кстати, соревнования шлюпок для курсантов 2-го курса Калининградского ВВМУ закончились благополучно, а вот курсанты 4-го курса ВВМУ им С. О. Нахимова (Севастополь), шедшие вместе с нами на "Смольном", "сумели" перевернуть шлюпку, и ее пришлось буксировать к кораблю. С окончанием плавания на учебном корабле "Смольный" мы основательно "оморячились", побывали, кроме Болгарии, во многих памятных и исторических местах города славы русских моряков - Севастополя и с полным правом и определенной гордостью начали носить на суконках знак "За дальний поход". Помнятся тяжелые шлюпочные походы на 2-м курсе из Балтийска в поселок Мамоново к границе с Польшей и в Клайпеду с кровяными мозолями на руках от тяжелых весел и ловля рыбы прямо у причала в Клайпеде с помощью "телевизора" на свет прожектора катера "Ярославец". Не забыть и обучение на ПОКах (учебных катерах) умению управлять катером (кораблем) – воспитание будущих вахтенных офицеров с параллельным ловом рыбы (угрей и т.п.) воровским способом из чужих сетей. В 1981 году в том же Балтийске на 4-м курсе я проходил практику на сторожевом корабле (скр) "Неукротимый", участвовал в роли дублера командира батареи зенитно-ракетного комплекса "Оса" в ракетной стрельбе. Все мы тогда оказались свидетелями больших и очень серьезных учений ВМФ "Запад-81", когда в Балтийское море на рейд Балтийска пришли корабли с нескольких флотов, в том числе тяжелый авианесущий крейсер Северного флота "Киев". Жаль, что скр "Неукротимый" на данный момент умирает у причала Балтийской ВМБ - и тонул в последние годы, и горел! А его побратим скр "Дружный" стоит у стенки Портхладокомбината в районе Химок под Москвой и тоже ждет своей участи: быть музеем после косметического ремонта или превратиться в утиль. Кстати, с этим кораблем у меня ассоциируются давние курсантские воспоминания. На нашем курсе в моём третьем взводе или классе на ракетно-артиллерийском факультете Калининградского ВВМУ в 1977 году начинал учиться бывший старший матрос из экипажа скр "Дружный" Леня Клопотовский. Так как Леня к тому времени прослужил на флоте уже около 2-х лет, он изображал из себя умудренного опытом "моремана" - на флотском языке "годка". Однако система обучения в военном училище никоим образом не была подвержена флотскому делению на салаг, годков и т.п. Здесь все равны, кроме командиров отделений и заместителей командиров взводов со старших курсов факультета. И вот однажды сразу же после отбоя командир одного из наших отделений с 4-го курса, ложась в постель, негромко сам себе проговорил: "спи, годок, спокойной ночи, ДМБ на день короче". На эту реплику, лежащий на соседней койке Леня Клопотовский сказал: "спасибо, товарищ старшина 2 статьи!" Командир отделения не выдержал такой наглости и тут же поднял Леню и отправил драить палубу в гальюне. А Леня Клопотовский впоследствии не выдержал училищных нагрузок в плане обучения и на втором курсе был отчислен на свой бывший СКР "Дружный", откуда был уволен в запас и уехал в г. Львов . В Балтийске же я оказался опять уже через несколько месяцев поле окончания училища. Корабль наш "Смышленый" из Североморска отправили в ноябре 1982 года в Кронштадский ордена Ленина морской завод (КМОЛЗ) на ремонт , а Балтийская военно-морская база была как бы "перевалочным пунктом" перед постановкой в завод, где корабли разгружались от всех видов боезапаса (в завод с боезапасом корабли не становились). Разгрузиться необходимо было быстро, так как сроки постановки в завод поджимали и весь экипаж пахал с утра до вечера. Замполит корабля "сосватал" меня в то время исполнять обязанности секретаря комсомольской организации корабля, и я как гончая собака носился по кораблю и причалу, вынюхивая, где прячутся "годки", отлынивающие от разгрузки снарядов, и объявлял их фамилии по корабельной трансляции. Надо сказать, не всем это нравилось, в том числе и командирам подразделений, но эффект кое-какой был, прятавшихся разгильдяев становилось все меньше. В один из дней разгрузки ко мне приехала из Калининграда моя знакомая девушка Надя, как потом ее назвали матросы – "красная шапочка" (приехала в головном уборе красного цвета). Причем пришла непосредственно к кораблю к месту разгрузки боеприпасов, как ее пропустили на строгом КПП - непонятно! Это была девушка, с которой у нас все шло к женитьбе, и во время выпуска из училища я познакомил с ее семьей даже свою маму. Маме очень понравились родители Нади – очень простые и открытые люди, корни у которых были в Украине. Впоследствии у нас с Надей не сложились отношения по моей воле, так как мне не понравилась недостаточная ее искренность о своем прошлом. Она скрыла, что была до знакомства со мной замужем, и только моя настойчивость и внутреннее чувство ее неискренности заставили ее все рассказать мне в письме. Я этого не простил. А первым серьезным мотивом, который заставил меня задуматься о характере моей знакомой, был один эпизод, когда мы гуляли в один из вечеров в начале 1982 года рядом с ее домом, и на нас накинулся здоровенный пес, которого выгуливала одна из собачниц. Это была не очень страшная ситуация, в которой я защитил Надю, при этом зубами псины был разорван всего лишь рукав моей форменной одежды - суконки. Меня очень поразила реакция девушки Нади на это событие: она моментально преобразилась из спокойной и нежной дамы в злую и агрессивную фурию с большим обилием непечатных слов в адрес хозяйки собаки. Это меня очень насторожило, мне показалось, что моя знакомая дама прикидывается мирной овечкой до поры до времени, а дальше меня ждут неприятные сюрпризы. В итоге после Балтийска я не вызвал её в Кронштадт и мы разошлись как в море корабли! (продолжение следует)

АВЩ: продолжение Лето 1985 года. Большой противолодочный корабль "Смышленый" после ремонта в течение 2-х с половиной лет в Кронштадском заводе, сияя свежей краской, пришвартовался к причальной стенке в военно-морской базе Балтийск. Опять Балтийск! Кораблю предстояла загрузка всеми видами боезапаса, много выходов в полигоны Балтийского флота (к мысу Таран) для сдачи курсовых задач, переход в Североморск и дальние походы (боевые службы). Командир Сергей Владимирович и старший перехода на Север заместитель начальника штаба 7-й Оперативной эскадры Северного флота капитан 1 ранга Пыков (исключительно уважаемый офицер в среде офицеров Северного флота, неординарная и, я бы сказал, легендарная личность) на построении экипажа на вертолетной площадке поставили задачи на ближайшие недели и месяцы. В конце командир оставил офицеров и мичманов и предупредил, что смене, которая пойдет на берег, надо быть очень внимательными и осторожными, особенно при посещении "Ржавого якоря" (ресторана "Золотой якорь"), так как в Балтийске "свирепствует" военный комендант (какой то капитан-лейтенант). Мы все прониклись поставленной задачей и вечером, кому положено, пошли на берег. Большинство офицеров и мичманов корабля, несмотря ни на что, оказались именно в этом самом злачном на то время ресторане Балтийска (а их там было всего два – "Золотой якорь" и "Дружба" в местном Доме офицеров). Сошел и командир, но значительно позже и, тем не менее, тоже оказался в "Ржавом якоре". Офицеры и мичманы корабля не преминули упустить такой случай (с командиром выпить!) и начали его угощать от каждого стола. В итоге "капитан" вышел из ресторана в тяжелом состоянии, и качало его примерно как при переходе Северной Атлантикой, а этот гад военный комендант уже подогнал за угол комендантскую машину и запихивал в неё всех, кто появлялся в нетрезвом состоянии в военной форме из ресторана. Командира возмутила попытка какого то капитан-лейтенанта забрать и его – командира корабля в комендатуру. Диалог в сторону коменданта был примерно такой: "Ты кто такой? Что из себя представляешь? Да у меня у причала фрегат веревками привязан! Ты карась еще, чтобы меня учить и сажать на гауптвахту!" Тем не менее, нашего командира "загребли", и он оказался до утра в комендатуре. Офицеры и мичманы, которые не были в "Ржавом якоре", на следующий день возмущались тем, что наши сослуживцы не смогли защитить командира и "отбить" его у комендантского взвода. А капитан 1 ранга Пыков утром съездил в военную комендатуру и привез командира на своей белой "Волге", которую охранял на причале наш корабельный дурачок – старлей Леха Филиппов (был такой "офицер" в ракетно-артиллерийской боевой части). На следующем утреннем построении при подъеме Флага командир опять оставил офицеров и мичманов и сказал: "Товарищи офицеры и мичманы! Я еще раз напоминаю о комендатуре г. Балтийска и посещении "Ржавого якоря", это не слухи, в комендатуру точно забирают!" Лето 1985 года выдалось для офицеров, мичманов и матросов "Смышленого" довольно жарким, так как после завода (тихого болота) боевая подготовка на корабле велась очень интенсивно. Для перехода на север корабль должен был загрузиться всеми видами запасов, сдать курсовые задачи, выполнить большое количество боевых упражнений (стрельб) в полигонах Балтийского моря у исторического мыса Таран. В это время в акватории Балтийской военно-морской базы находилось очень много кораблей не только Балтийского флота, но и тех, которые готовились к переходам на другие флоты, в том числе и на Тихоокеанский. У противоположного от нас причала стоял новенький эскадренный миноносец (ЭМ) "Осмотрительный" под командованием бывшего командира "Смышленого" Александра Ивановича Бражника, будущего нашего командира бригады и дивизии в Североморске. Кстати, закончил военно-морскую службу этот очень уважаемый человек и адмирал в должности начальника штаба Балтийского флота. А тогда эсминец под его руководством также отрабатывал курсовые задачи перед переходом на Тихоокеанский флот. Здесь же рядом у причалов стояли новейшие по тем временам большие противолодочные корабли первого ранга "Адмирал Трибуц", "Маршал Шапошников", "Адмирал Виноградов", "Таллин" и другие, готовившиеся к межфлотским переходам, и флагман Балтийского флота, сменивший крейсер "Октябрьская революция" - ракетный крейсер "Адмирал Головко". Однажды в Балтийске произошел удивительный случай, который в моей дальнейшей службе больше не повторялся. Я заступил дежурным по кораблю (с 19-00 одних суток до 19-00 следующих), "додежурил" до утра, а утром рано на корабле начали приготовление к бою и походу, и я, будучи первым вахтенным офицером, снял повязку "Рцы" - синюю с белым, обозначающую дежурство ( то есть "Рцы" "до колена") и одел красную с белой полосой внутри ("Како") – до места (до локтя), обозначающую корабельную вахту, и полез в ходовой пост готовить корабль на выход из базы. В тот день в полигоне боевой подготовки у мыса Таран мы необычайно быстро выполнили стоящие перед кораблем задачи, и к 17-00 "Смышленый" возвратился в Балтийск. Каково же было мое удивление, когда старпом сказал мне, что надо дежурить дальше! Я проделал с повязками утреннюю процедуру, однако теперь наоборот: "Како" до колена, а "Рцы" до места - и продолжил дежурить до развода суточного наряда корабельной вахты и дежурства (до 19-00). Вот такие метаморфозы бывали на небольших кораблях, где офицеры исполняли по несколько штатных и внештатных должностей, а уж членами всевозможных комиссий были сразу в нескольких, причем одновременно! Кстати, с Балтийском связана была у меня встреча еще с одной моей бывшей девушкой, с которой я встречался на 4-м курсе училища. В связи с длительным отрывом от семей нас, офицеров и мичманов, на очень короткое время в конце лета 1985 года отпускали слетать домой к семьям (в нашей среде – "на случку"). И вот мне и Андрюхе Кудрявцеву – офицеру боевой части управления (БЧ-7), который вез с собой какую-то корабельную железяку для ремонта в Ленинграде, удалось оказаться в аэропорту Калининграда, где я и встретил свою бывшую пассию Галю Омлеву, которая была уже не Омлева, так как была с мужем – офицером авиации и маленьким ребенком. Поговорить нам не удалось, но вспомнились встречи и поцелуи у нее дома в п. Чкаловск под Калининградом, и прогулки под луной, и танцы в Доме культуры рыбаков и у нас в училище, и многое другое. Она закончила Калининградский государственный университет и к моменту нашей встречи уже работала и, как все молодые девушки, мечтала выйти замуж, желательно за офицера, так как выросла в военном городке, да и отец был офицером запаса, да и престижно это было в то время. Однако мне было рано жениться на 4-м курсе, так как я должен был после окончания училища помогать матери выплачивать долг за квартиру, да и по своему сознанию я к созданию семьи еще не был готов. А она была принципиальна и готова на все только после обещания жениться на ней, а я не мог ей этого обещать. В общем, я стал встречаться с ее подругой Галей Ухиной, которая была проще и сговорчивее, но потом что-то у нас и с ней не сложилось. Вот такие воспоминания навеяла встреча в аэропорту. Кстати, улететь нам в Ленинград не удалось из-за отсутствия билетов, пришлось добираться через столицу Литвы – Вильнюс. В Вильнюсе мы с Андрюхой и его железякой (охладителем секретной радиолокационной станции), обвязанной тряпкой, на такси доехали до аэропорта. При попытке купить билет до Ленинграда выяснилось, что я, видимо, в такси, потерял удостоверение личности. Надо отдать должное литовским таксистам – офицеров флота они уважали и по рациям от машины к машине выяснили, кто вез только что моряков, нашли этого таксиста, и он привез мое удостоверение, получив за это червонец (по тем временам неплохие деньги). В общем, "на случку" мы долетели успешно. Не могу в своем повествовании обойти такую фигуру как капитан 1 ранга Пыков, встречу с которым и общение, как я уже упоминал выше, подарил нам тоже город Балтийск. Удивительный офицер, который нам, молодым офицерам "Смышленого", очень импонировал за огромный опыт корабельной службы, спортивный внешний вид, отличные накачанные мышцы, решительность и смелость в принятии решений при расхождении кораблей, совместном плавании, подходе к причалу и т.д. и т.п. А началось все с офицерского душа, в который мы, офицеры – "годки" БЧ-2, вломились, увидели там моющегося Пыкова и ожидали услышать в свой адрес всякие нелицеприятные выражения, однако мы приятно ошиблись, так как нас не не просто не выгнали, а пригласили мыться в соседней кабине без всяких стеснений. На следующий день я встретил Пыкова на утренней физической зарядке, на которой офицера из штаба эскадры корабельные офицеры никогда ни до того, ни после больше не видели. Ну а покорил он нас окончательно, когда в один из дней "Смышленый" возвращался из полигона боевой подготовки, а впереди нас шел БПК "Адмирал Трибуц" - почти в два раза больше нас по водоизмещению - и Пыков приказал командиру увеличить скорость и обойти его для того, чтобы зайти в базу первым. "Трибуца" мы обошли, а по пути догнали еще три ракетных катера и тоже не совсем корректно, не по Международным правилам предупреждения столкновения судов обошли их так, что один из катеров шарахнулся от нас, как угорелый. Когда наш корабль обошел ракетные катера на рее одного из них я, будучи вахтенным офицером на ходовом мостике, увидел вымпел командира бригады с тремя звездами и доложил командиру, который проинформировал об этом Пыкова на что тот только отмахнулся, а зря. Местный командир бригады ракетных катеров (кораблей) , которого неаккуратно обошли, видимо, обиделся и доложил оперативному дежурному Балтийской военно-морской базы о хулиганстве "Смышленого". Итог: при подходе к базе командиру на запрос о разрешении на вход было отказано! Видимо, руководство базы решило проучить дерзкий корабль Северного флота и пропустить в базу свои балтийские ракетные катера, "Адмирала Трибуца" и только потом "Смышленый". То, что случилось дальше, я встречал только в военных рассказах и романах Новикова-Прибоя, Пикуля или военной хронике о Маринеско! Пыков приказал командиру входить в узкое горло канала самостоятельно, а на запрос оперативного дежурного Балтийской ВМБ ответил: "Я, Пыков, вхожу в базу самостоятельно!" На командном пункте базы случился сильнейший переполох, а большой противолодочный корабль водоизмещением 3,5 тысячи тонн вошел в узкую гавань с кораблями вдоль стенки и начал маневрирование для швартовки без единого человека на причале: швартовые концы принять было некому! А дело в том, что это была суббота после обеда, когда на кораблях помывка и отдых личного состава, а так как оперативный дежурный добро на вход не дал, значит, ни одна швартовая команда от кораблей базы не была отправлена для приема и швартовки "Смышленого". Пыков на входе в базу, проходя мимо эсминца "Осмотрительный", по верхней трансляции несколько раз проорал: "эй вы, дол...бы на "Осмотрительном", примите концы!", однако народ ничего не расслышал - или им запретили - но ни один человек не откликнулся. Чтобы взбодрить экипаж и всю вахту, особенно вахту поста энергетики и живучести для четкой и быстрой отработки машинами в узкой гавани, Пыков сам взял микрофон, сам передвигал ручки телеграфа (в основном "полный вперед" и "полный назад") и так крыл весь экипаж, что команды отрабатывались мгновенно, в том числе и двигателями корабля. Командир корабля, старпом и вахтенный офицер в моем лице, были лишь наблюдателями беспрецедентной швартовки корабля к причалу, когда матросы, как с какого-нибудь маленького катерка, после отработки кораблем "полного назад" соскочили с борта на причал и сами завели свои швартовы на палы причала. Это было лихо! От крика Пыкова проснулся даже старлей Леха Филиппов (наш юродивый ракетно-артиллерийской боевой части), спавший в качестве охранника в белой "Волге" Пыкова, и с испугу начал изображать помощь матросам в заводке швартовых концов. Швартовка закончилась прозаически: Пыков сразу же сошел на причал и уехал на своей "Волге" по делам, из-за которых он и спешил в базу, а командира корабля тут же вызвали к оперативному дежурному Балтийской ВМБ на "разбор полетов"! Разбор был, видимо, серьезный, досталось потом, я полагаю, и Пыкову от командира военно-морской базы Балтийска, так как в следующий выход "Смышленого" в полигоны боевой подготовки нас начали регулярно "мурыжить" не рейде Балтийска и даже заставляли становиться на якорь. В один из таких дней нас поставили на "яшку" и запретили даже спускать плавсредства. Тем не менее, Пыков приказал спустить рабочий катер, укомплектовать его командой с командиром катера (назначили старшего лейтенанта Серегу Жаркова, моего соседа по каюте) и рванул на этом катере в Балтийск. На входе в базу катер, конечно же, засекли, и при подходе к причалу к нему уже бежал военный патруль. Капитана 1 ранга, естественно, никто не посмел тронуть, и Пыков, выбравшись с катера, сел в белую "Волгу" и уехал, а моему соседу по каюте пришлось спасаться бегством. Итог: Пыков уехал, Серега Жарков сбежал на один из кораблей базы ("Дружный" или "Неукротимый"), а матросов и катер - арестовали! Командира же корабля после постановки к причалу на следующий день опять вызывали к командиру базы, явно не за "поощрением". Вот такой был у нас старший перехода на север. Очень уверенный в себе, авантюрный и созданный для войны человек и офицер. В мирное время он после командования тяжелым авианесущим крейсером "Киев" и окончания Военно-морской академии был задвинут на второстепенную по его масштабу должность заместителя начальника штаба 7-й оперативной эскадры Северного флота! А в войну он бы однозначно стал Героем Советского Союза, может, и не единожды. На кораблях в Североморске долгие годы ходил один анекдот. Некоторые утверждают, что это быль о том, как в длительном плавании (боевой службе) в Средиземном море Пыков, будучи командиром "Киева", боролся с "годковщиной". Якобы построил весь экипаж на полетной палубе, а напротив поставил десять самых "ярых годков", набранных из всех боевых частей крейсера, и десять караульных матросов, вооруженных автоматами с полными рожками патронов. Потом зачитал приказ, что именем Советского Союза и данным ему правом в отдельном походе, он принял решение расстрелять 10 нарушителей воинской дисциплины. Потом грянул залп, и часть "годков" описалась и обкакалась несмотря на то, что патроны были холостыми. Результат: дисциплина улучшилась, а Пыкова после возвращения с дальнего похода якобы понизили в воинском звании на одну ступень. Так ли это – не утверждаю. В Балтийске же в 1985 году закончилось все тем, что в сентябре старшим на переход из Североморска приехал только что назначенный начальник штаба 120-й бригады ракетных кораблей из Североморска капитан 2 ранга (в то время) В. Кондрашов, а капитан 1 ранга Пыков поехал в Североморск или в отпуск в Сочи на белой "Волге". Через несколько лет через кого-то из знакомых мы узнали, что наш кумир со временем уволился в запас и осуществил свою мечту - стал руководить одним из санаториев в городе Сочи! Цели, которые ставит перед собой этот удивительный человек, он обычно достигает! Здоровья ему и удачи! Скрепя душу, надо рассказать и о том неприятном, что связано лично у меня с Балтийском. Больше трех месяцев "Смышленый" находился в Балтийской военно-морской базе. Народ на корабле был молодой, горячий, и развлекались мы не только футболом на причале с командой сторожевого корабля "Неукротимый" и командами других кораблей. Бывали представители экипажа и в других, в том числе "злачных", как в то время они назывались, местах, а кое-кто общался и с давними своими знакомыми. В один из редких выходных дней мне пришлось идти с корабля в город по какому-то служебному вопросу к своему начальнику командиру ракетно-артиллерийской боевой части (БЧ-2), который снимал в городе квартиру. Открыла дверь мне очень миловидная молодая женщина, видимо, хозяйка съемной квартиры. После решения служебного вопроса я отправился обратно на корабль. В общем, на этом все могло и закончиться. Но продолжение, к моему большому сожалению, было. После прихода корабля в Североморск я встретился в городе со знакомой моей жены по Кронштадту (жила в доме напротив) Ириной, женой нашего сослуживца по кораблю Вовы Кукова. Она сняла квартиру в Мурманске и попросила в ближайшие выходные подъехать и помочь вставить замок во входную дверь. Через несколько дней я оказался в Мурманске и попытался выполнить просьбу Ирины. Уже точно не помню, вставил ли я замок или нет, но напился я у нее изрядно и под "пьяную лавочку" ляпнул, что мой начальник снимал квартиру с красивой хозяйкой. Оказалось, что эта самая Ирина - очень большая сплетница и очень хорошо знакома с женой командира БЧ-2, и через некоторое время после приезда его жены в Североморск наплела последней с три короба того, чего на самом деле не было. Я очень сильно провинился перед своим начальником. И долгое время не знал, что ему из-за меня досталось, а через длительное время мне кто-то передал об имевшей место ситуации, мне было очень стыдно и стыдно до сих пор! Я уже служил на другом корабле и как-то пытался даже извиниться перед этим человеком, но он мне ничего не сказал, видимо, не простил. Это мой крест, с которым я продолжаю жить, несу его на себе. Уважаемый Виктор Яковлевич, простите меня еще раз за глупость и болтливость. А с этой сволочной Ириной у меня и раньше были недоразумения. Было это в конце 1984 года. Я уже полгода был женат на Марине Викторовне. И вот как-то в субботу в Ленинград для игры в футбол с Зенитом приехал ЦСКА. Мой сосед по дому напротив – муж Ирины Вова Куков предложил мне съездить на этот футбольный матч. При этом он просил не звонить своей жене, так как его жена Ирина очень ревнивая (Вова у нее был второй муж), регулярно созванивается с моей, узнает и не пустит его на футбол. Я пошел ему навстречу и инкогнито поехал с ним в Ленинград на футбольный матч. Вернулись мы поздновато, так как до Кронштадта в то время было добираться довольно долго (метро, электричка, паром и автобус). Открываю я дверь в свою квартиру, а передо мною появляется жена в позе "руки в боки" с вопросом: где был? Я отвечаю честно – на футболе! А, так это ты так на футболе "нафутболился"? А я ведь был трезвый как стеклышко, так как мы с Вовой часов пять назад еще перед матчем выпили по стакану вина, которое давно выветрилось. В общем, она меня обнюхала, а потом я рассказал Марине о причине отъезда без телефонного звонка, мы оба посмеялись и назревающий конфликт был улажен. А после нашего отъезда, оказывается, Вовина жена Ирина созвонилась с моей и, пользуясь какими-то непроверенными слухами, определила, что мы с Вовой и другими корабельными офицерами "сходной" смены находимся в одном из ресторанов или кафе Кронштадта и там развлекаемся. Будучи старше и опытнее моей Марины, предложила ее проверить эти самые рестораны и кафе. Так как Марина была беременна, Ирина одна пошла в поход по всем злачным местам Кронштадта и с каждого отзванивалась Марине по телефону и делилась результатами. Увы, найти нас не удалось! После этого были обзвонены все сослуживцы и командиры в поисках пропавших мужей, но тщетно. Вова же, уезжая на футбол, таким способом надеялся прикрыться мной от ревности и бешенства своей супруги, однако царапины на его лице, которые мы увидели в понедельник на построении, сказали нам обратное. С женой Вове Кукову сильно повезло, стерва попалась еще та! И меня подвела так, что всю жизнь буду помнить. В том же 1985 году в наш уже родной Балтийск с дружественным визитом зашел флагман ВМФ Польской народной республики крейсер (фактически это был наш эскадренный миноносец проекта 56) "Варшава". Польские "панове офицеры" нас сильно удивили тем, что тащили с магазинов Балтийска и Калининграда на свой корабль всякую всячину и в большей степени радиотехнику для перепродажи в Польше и двигались с корабля по базе и Балтийску на велосипедах! Настоящие поляки! Везде находили выгоду.

АВЩ: Балтийск, декабрь 1954 года на заднем плане - эскадренный миноносец пр. 30-бис. ИМХО, - "Свободный" с уважением, АВЩ

Роберт: АВЩ пишет: эскадренный миноносец пр. 30-бис. ИМХО, - "Свободный" Хороший корабль. А сколько он стоил? Роберт

АВЩ: Стоимость строительства головного корабля проекта составила 24,2 млн рублей в ценах 1961 года, а уже четвёртого корабля серии — 11,4 млн рублей. Сравнительно высокая стоимость головного корабля объяснялась представителями ВПК СССР его принципиальной новизной. пр.30-К – «Озорной», передан ВМФ Болгарии в 1949 г. и перешёл из Севастополя в Варну 21 февраля 1950 г. В первой половине 1950-х гг. планировалась также поставка ВМФ НРБ одной «тридцатки-бис». Для корабля заблаговременно приготовили название – «Васил Коларов», для приемки в СССР выслали экипаж, однако сделка и не состоялась. и вряд ли из-за стоимости скорее всего, командование ВМФ Болгарии, предпочло вместо одного эм получить пару скр пр.50, и пару пл пр.613., что в принципе, ИМХО сугубое, было логично. с уважением, АВЩ

Сумрак: Насчет 30/30К можно почитать здесь :)

АВЩ: хочется верить , что глобально я не ошибся... с уважением, АВЩ

АВЩ: ещё один "артефакт" того времени с уважением, АВЩ

АВЩ: Военно-морской музей в Варне (Болгария) http://mil-history.livejournal.com/893731.html фото Михаила Кожемякина в музее много экспонатов времен "холодной войны" с уважением, АВЩ

АВЩ: Оленья Губа, 1969г. похороны членов экипажа "С-80" с уважением, АВЩ

АВЩ: 11 января 1962 года в Екатериненской гавани военного порта Полярный взорвалась и затонула большая дизель-электрическая подводная лодка Б-37. http://foto-history.livejournal.com/1717428.html http://svpressa.ru/society/article/51635/ с уважением, АВЩ

ркр065: АВЩ пишет: взорвалась и затонула большая дизель-электрическая подводная лодка Б-37. Фотография, правда, в обеих ссылках - не в тему. На снимке обычный осмотр винто-рулевой группы на ДЭПЛ, каковой проводился у причала путем дифферентовки лодки на нос. Чтобы не было сомнений - укрупните снимок и посмотрите действия и позы людей в кадре. Особенно убедительно выглядит сидящая группа матросов на причале.

АВЩ: ркр065 пишет: Фотография, правда, в обеих ссылках - не в тему. ну, уж вопросы к фото - это к редакции "Свободной прессы" с уважением, АВЩ

ркр065: АВЩ пишет: ну, уж вопросы к фото - это к редакции "Свободной прессы" Понимаю. Поэтому Вам их и не задаю ))) ПыСы Надо, правда, отметить, что и на многих в-м ресурсах эта фотография также атрибутируется неправильно (как подъем Б-37). Так что, газетчики тут не сильно виноваты.

Буйный: АВЩ пишет: учебный крейсер проекта 68-бис "Комсомолец" (бывший когда-то "Чкалов"). Вообще, это КРЛ ещё довоенного проекта 68-К, т.е. более древний, чем пр. 68-бис. Спасибо за интересные воспоминания! А есть-ли "живые" воспоминания о главкоме Феликсе Громове, а то у меня какое-то нехорошее мнение о нём складывается?

АВЩ: Уважаемый коллега Буйный , большое спасибо за указание ошибки. Буйный пишет: "живые" воспоминания о главкоме Феликсе Громове обязательно поинтересуюсь с уважением, АВЩ

ркр065: Буйный пишет: а то у меня какое-то нехорошее мнение о нём складывается Если о периоде его командирства какие-то позитивные оценки встречаются, то о годах его адмиральства... - Какой? - Никакой. Вот это - "никакой" - слышал от очень многих, кому с ним приходилось выходить в море. или решать какие-то важные вопросы Но, видимо, именно поэтому он тогда и стал главкомом.

Роберт: Тут про СКР "Кобчик"/"Бодри" (№13 в болгарском флоте) и немного про матроскую службу барда Владимира Высоцкого: http://morskivestnik.com/compass/news/2012/022012/022012_69.html С уважением! Роберт

АВЩ: г. Балтийск, 1976 год. День ВМФ, естественно с уважением, АВЩ

АВЩ: крепость Akershus, Осло. (Норвегия) Зал «холодной войны» "я наших планов люблю громадьё"(с), но столько не выкурю. с уважением, АВЩ

Роберт: Тут вот про "железо" времен холодной войны, пр. 254: http://morskivestnik.com/mor_kolekcii/mor_post/21062012kater.html Может кому интересно. С уважением! Роберт

Юрген: Самым ярким моментом из боевой службы «Буревестников» стал навал СКР «Беззаветный» на крейсер ВМС США «Йорктаун» 12 февраля 1988 г. при вытеснении американской группировки из советских территориальных вод у берегов Крыма. Командовал кораблем капитан 2-го ранга Богдашин Владимир Иванович. Решительные действия командира СКР оказались неожиданными для американских моряков. На «Йорктауне» сыграли аварийную тревогу, личный состав ринулся с палуб и площадок вниз. Удар пришелся в район вертолетной площадки, - высокий острый форштевень с полубаком СКР, образно говоря, влез на крейсерскую вертолетную палубу и с креном 15-20 град на левый борт стал крушить своей массой, а также вывешенным из клюза якорем все, что ему попадалось, постепенно сползая в сторону крейсерской кормы: порвал обшивку борта надстройки, срубил все леера вертолетной площадки, разломал командирский катер, далее сполз на палубу юта (на корму) и тоже снес все леера со стойками. Затем зацепил пусковую установку ПКР "Гарпун", - казалось, что еще немного и пусковая установка будет сдернута с ее крепежа к палубе. Но в этот момент, зацепившись за что-то, якорь оторвался от якорь-цепи и, как мячик (3,5 тонн весом!), перелетев через кормовую палубу крейсера с левого борта, рухнул в воду уже за его правым бортом, чудом не зацепив никого из находившихся на палубе матросов аварийной партии крейсера. Из четырех контейнеров пусковой установки ПКР "Гарпун" два были разломаны пополам вместе с ракетами. Через сутки американская группировка в составе крейсера УРО «Йорктаун» и эсминца «Кэрон» покинула негостепреимное для нее Черное море.

ветер79: командир скр "Беззаветный" капитан 2 ранга БОГДАШИН Владимир Иванович командир "СКР-6" капитан 3 ранга ПЕТРОВ Анатолий Иванович . http://www.youtube.com/watch?v=rpMrgBTLx3I К моменту подхода к тер.водам СССР американские корабли следовали как бы в строю пеленга с расстоянием между ним примерно 15-20 кабельтовых (2700-3600 м.), — при этом крейсер впереди и мористее, эсминец ближе к береговой черте на курсовом угле крейсера 140-150 град. левого борта. СКР "Беззаветный" и "СКР-6" в позициях слежения соответственно за крейсером и эсминцем на их курсовых углах левых бортов 100-110 град. в дистанции 90-100 м. Позади этой группы маневрировали два наших пограничных корабля. http://fotki.yandex.ru/users/more7007/view/89136/?page=3

АВЩ: фильм о ркр "Грозный" ДКБФ http://my.mail.ru/community/activnuigorod/75BE11C17B389208.html продолжительность фильма 16минут 41 сек. с уважением, АВЩ

АВЩ: мрзк "Курсограф" Корабль , как средний рыболовный траулер-морозильщик (сртм) проекта 502, построен в 1966 году в Ярославле Получил название "Гирорулевой" (через непродолжительное время переименованный в «Курсограф»). В декабре 1966 года – январе 1967 года однотипные корабли, получившие название «Анероид» и «Гирорулевой» , южным морским путем из Балтийска, через Датские проливы, пролив Ла-Манш, Бискайский залив, Атлантику, вокруг Африки, м. Доброй Надежды, Индийский океан, Малаккский пролив, Японское море под общим командованием капитана 2 ранга А.Б. Козьмина совершили переход на КТОФ. 28 января 1967 года корабли прибыли во Владивосток. Первым командиром рзк «Курсограф» был назначен капитан-лейтенант Тульчинский Олег Дмитриевич. с уважением, АВЩ

Юрген: Много слухов на сей предмет ходит, но "сие есть тайна великая" http://www.daokedao.ru/2012/01/30/kak-medvedev-potopil-kitajskuyu-podvodnuyu-lodku/#more-20027

boxer: Пуркуа па ? 50/50 %.

АВЩ: пл "Б-49" - боевая служба в зоне конфликта 1973 г. с сайта 336 гвбрмп БФ с уважением, АВЩ

Юрген: Однако.... В январе 1982 года президент Рональд Рейган одобрил план ЦРУ по организации диверсии против экономики Советского Союза через тайную передачу технологии, в которой содержались скрытые дефекты. В нее входила компьютерная программа, которая впоследствии спровоцировала взрыв сибирского газопровода, говорится в новых мемуарах сотрудника Белого дома времен Рейгана. Томас Рид, работавший в то время в Совете национальной безопасности, описывает этот эпизод в книге "Над бездной. История холодной войны, рассказанная ее участником". Рид пишет, что взрыв газопровода был лишь одним примером "хладнокровной экономической войны" против СССР, которую ЦРУ вело при Вильяме Кейси, в последние годы холодной войны. В те годы США пытались помешать Западной Европе импортировать советский газ. Были признаки того, что СССР пытается украсть многие западные технологии. Один из сотрудников КГБ передал список этих технологий, и ЦРУ снабдило СССР компьютерной программой с дефектами, которые получатели не сумели обнаружить. Чтобы сорвать поставки советского газа, не дать СССР заработать твердую валюту и подорвать экономику, программа, которая должна была управлять насосами, турбинами и клапанами, через достаточный промежуток времени изменила настройки скорости работы насосов и клапанов, создав давление намного большее, чем могли выдержать швы и стыки газопровода", – пишет Рид. "Результатом стал мощнейший неядерный взрыв и пожар, видимый даже из космоса", – вспоминает он. В интервью Рид сказал, что взрыв произошел летом 1982 года. http://anticomprador.ru/publ/34-1-0-416

АВЩ: и ещё о Кубе http://mil-history.livejournal.com/1238327.html к сожалению, только фото, но всё равно спасибо ув.477768 с уважением, АВЩ

ветер79: Юрген пишет: Самым ярким моментом из боевой службы «Буревестников» стал навал СКР «Беззаветный» на крейсер ВМС США «Йорктаун» 12 февраля 1988 г. при вытеснении американской группировки из советских территориальных вод у берегов Крыма. Командовал кораблем капитан 2-го ранга Богдашин Владимир Иванович. вот ещё об этом событии http://av-seliverstov.livejournal.com/343406.html

АВЩ: Справочник по иностранным флотам Авторы: Коваленко В.А. и Остроумов М.Н. Издательство: Воениздат, Москва Год: 1971

Юрген: Любопытно... http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/45191-%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D1%8F-%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BB-%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%B0-%D0%BA%D1%80%D1%8D%D0%B1%D0%B1%D0%B0/

ветер79: Несколько фотографий сделанных во время и после пожара на атомном авианосце USS "Enterprise" (CVN-65) http://foto-history.livejournal.com/5620962.html

Юрген: http://www.submarines.narod.ru/Books/Pasko_G_txt_01.html

АВЩ: Учебно-информационные фильмы Бундесвера начиная с 50-х гг. и по наши дни, посвящённые различным прикладным и воинским дисциплинам, а также чуть-чуть пропаганды, полит. информации.

Юрген: СПАСЕНИЕ "ОРИОНА" В конце октября 1978 года российские моряки, рискуя жизнью, сумели спасти 10 американских летчиков с разведывательного самолета "Альфа-Фокстрот 586" (Р-3С Orion), затонувшего в северной части Тихого океана. То, что это было неординарное событие, которое не вписывалось в психологию противостояния, идеологию тех лет, знает каждый, кто служил на флоте и в авиации. Ведь наши моряки боролись за жизни "потенциальных противников" - они собирали о нас секретные сведения, перехватывали радиопереговоры и т. д. На дворе был разгар "холодной войны". Подводники люто ненавидели этот летательный аппарат за то, что он частенько не давал нам докурить сигарету, подышать свежим воздухом. Один из активных участников спасения экипажа такого же "Ориона", попавшего в беду в 78-м, капитан 1 ранга в отставке Михаил Петрович Храмцов был тогда командиром 173-й бригады противолодочных кораблей на Камчатке. Ему тогда довелось руководить силами поиска и спасения. - Ночью меня подняли по тревоге. Капитан 1 ранга Штыров приказал по телефону: "Экстренно приготовить к бою и походу стоявший в дежурстве сторожевой корабль "Ретивый". Пойдете спасать американских летчиков". Только я успел подняться на борт, как на связь вышел командующий Камчатской флотилией вице-адмирал Клитный. Он уточнил, что потерпел аварию самолет ВМС США типа "Орион". Оказалось, правительство США экстренно обратилось к Советскому Союзу с просьбой оказать помощь в спасении экипажа. Начинаем разбираться у карты. Ближайший американский спасательный катер "Джарвис" более чем в 24 часах пути от места крушения, американская военная база Адака на Алеутских островах - почти в 700 милях, Петропавловск-Камчатский - в 600 милях. Ближе всех к месту аварии вел промысел советский большой морозильный траулер (БМРТ) "Мыс Сенявина" - в 70 милях. В завершение вице-адмирал по радио добавил: "Операцией руководит сам Дмитрий Федорович. Понимаешь?" Признаться, я тогда не сразу понял, что речь шла о министре обороны СССР маршале Устинове. Прошла ровно неделя после того, как СССР и США подписали договор о спасении терпящих бедствие на воде... Через 30 минут "Ретивый", мой флагманский корабль, вышел в море. Мы взяли на борт еще двух офицеров-медиков, среди них - опытный хирург. Подъехавшую было с ними к трапу медсестру я отправил обратно на той же машине. Решил не нарушать морских традиций. Обстановка была - врагу не пожелаешь: ночь, штормовой ветер, проливной дождь. Пирс ходил ходуном, через него перекатывались волны. Буксиров, под которыми в таких случаях положено выходить из базы, нам не дали - они в такой шторм не рискнули выйти. Зато мы крепко рисковали - в мирное время в такую погоду без крайней нужды корабли не выходят в море... Но нужда-то действительно была крайняя. Помогли выдержка и подготовка командира корабля Юрия Максимовича Рыжкова и четкая работа экипажа. "Ретивый" полным ходом вышел в море. Я тут же связался с пограничным сторожевым кораблем "Дунай", большим морозильным траулером "Мыс Сенявина" и нашей атомной подводной лодкой, которая тоже оказалась в районе падения самолета, - все эти средства были отданы в мое распоряжение. Переход до района поиска занял почти 8 часов. В том, что "Орион" утонул, мы не сомневались. Понимали также, что вероятность спасения экипажа чрезвычайно мала. И в штилевом-то море ночью обнаружить людей сложно, а в шторм... У меня есть вырезка с интервью второго пилота "Ориона" Эдварда Кэйлора, которое он давал зарубежной прессе. "Когда мы увидели, что загорелся левый двигатель самолета, а справиться с пожаром не было возможности, у нас оставалось два варианта: либо продолжить полет, и тогда последует взрыв, либо приводниться. Мы выбрали второе, - рассказывал он. - Самолет продержался на плаву несколько минут и затонул. Высота волн достигала 8 метров, был штормовой ветер, температура воды где-то 4-5 градусов по Цельсию. Проливной дождь. Мы на аварийных плотах ждали спасения 12 часов..." И даже в таких невероятно сложных условиях мы американцев спасли. Первыми их обнаружили сахалинские рыбаки с БМРТ "Мыс Сенявина", который в этом районе вел промысел под командованием капитана А. Арбузова. Как только с него заметили американцев, капитан вышел с ними на связь. Затем рыбаки произвели сложный маневр, чтобы мощным корпусом судна закрыть от ветра терпящих бедствие летчиков. Спустили на воду 30-футовый моторизованный плот, на который и подобрали посиневших от холода американцев. Вот как описывал эту историю в своем письме советским спасителям член экипажа погибшего "Ориона" Говард Мур. "Невозможно передать радость, которую я испытал, когда увидел ваше судно. Доблесть и профессионализм моряков были совершенно исключительными. Не укладывается в голове, как можно было нас спасти ночью в океане. Когда меня поднимали на борт, я не чувствовал ни рук, ни ног. Мне оказали медицинскую помощь, и я пришел в себя... С чувством глубокой благодарности я думаю о вас, русских, чьи усилия позволили нам выжить". Капитан 3 ранга ВМС США в отставке Джон Болл пишет, что "риск, которому подвергли себя капитан и команда судна "Мыс Сенявина", намного превосходит риск, которому они обязаны были подвергнуть себя по долгу службы. Ситуация осложнялась погодными условиями на месте крушения нашего самолета. Но русские рисковали своими жизнями, чтобы спасти наши! Я ясно помню те чувства, которые охватили меня, когда я увидел огни приближавшегося к нам в ночи "Мыса Сенявина". Я никогда не забуду этого зрелища! Начиная с 1978 года каждое 28 октября я праздную как свой второй день рождения". С двух американских плотов экипаж рыболовного траулера "Мыса Сенявина" снял десять живых и трех мертвых членов экипажа. Двое, в том числе и командир "Ориона", ушли на дно с самолетом. Судовой врач оказал спасенным первую помощь, их переодели в сухие робы, укрыли одеялами. - Связь с "Мысом Сенявина" была очень короткой, - продолжает Михаил Храмцов, - мы с ним говорили в открытом эфире, а с командованием я общался по засекреченной связи. Но как только операция завершилась, второй американский самолет "Орион", который все это время "вел" нас к месту трагедии, начал подавать сигналы, чтобы мы повернули на восток и следовали к американской военно-морской базе. Тут же подоспел и их сторожевой корабль "Чермиз". С него тоже потребовали: "Поворачивайте на восток!" Тогда я был вынужден призвать на подмогу свой пограничный сторожевой корабль "Дунай" и "поднять" с глубины нашу атомную подводную лодку. Лишь после этого нас оставили в покое, и мы принялись конвоировать БМРТ "Мыс Сенявина" в родной порт. На базе "Мыс Сенявина" уже ждали сотрудники госбезопасности. Летчиков перевезли в военный госпиталь, поместили их, как потом рассказывали, в двухместные палаты, поставили им цветные телевизоры, кормили до отвала. (Особенно американцам понравился борщ). А уже через несколько дней, приодев летчиков в советские теплые летные куртки, переправили самолетом сначала в Хабаровск, а затем через Японию в США. Я их так и не увидел. Из моряков "Ретивого" к ним близко никого не подпустили. Да что там, даже слова доброго экипажу никто не сказал. В те времена, впрочем, мы другого и не ждали. Два года назад в адрес Михаила Храмцова, других моряков все же пришли три письма от спасенных американских летчиков со словами благодарности. Михаил Петрович, выйдя в отставку, занялся писательством. Недавно у него вышла книга "От Камчатки до Африки", где он рассказал и об этой истории 25-летней давности

ветер79: 13 августа исполняется 45 лет пограничному конфликту у озера Жаланашколь, в ходе которого между советскими пограничниками и китайскими солдатами произошел бой. Конфликт явился продолжением советско-китайского противостояния 1969 года http://partizzan1941.ucoz.ru/load/sovetsko_kitajskaja_vojna_124_v_shage_ot_tretej_mirovoj/3-1-0-20099

ветер79: Утром 28 октября 1981 года в фиорде, ведущем к главной базе ВМС Швеции в Карлскруне, была обнаружена севшая на скалы дизельная подлодка с бортовым номером 137. http://feldgrau.info/index.php/other/10601-shvedskij-komsomolets

ветер79: Джон Ньюлин (John Newlin) Лицом к лицу с «Медведем» ("Air & Space", США) http://www.airspacemag.com/military-aviation/eye-eye-bear-bomber-180953363/?no-ist В марте 1966 года я был офицером-оператором эскадрильи (VF-74) на борту авианосца Forrestal. После похода в Средиземном море наш корабль взял курс на свою родную базу в Норфолке, штат Виргиния. Как только мы вышли из Гибралтарского пролива, было объявлено «наблюдение за медведем». «Медведь» — натовское название советского самолета конструктора Туполева Ту-95. Это крупный стратегический бомбардировщик, иногда несущий на борту ракеты, но в основном используемый для радиоэлектронного наблюдения. На нем установлены четыре двигателя НК-12 конструктора Кузнецова с винтами противоположного вращения, из-за чего Ту-95 — необычайно шумный самолет. Кончики лопастей у этих винтов вращаются со сверхзвуковой скоростью, создавая дьявольский шум. «Медведь» был принят на вооружение в 1956 году, и ВВС России используют этот самолет по сей день. «Наблюдение за медведем» требовало вылета двух «Фантомов» F-4 из состава эскадрильи VF-74, двух истребителей палубного базирования F-8 Crusader из состава эскадрильи морской пехоты VMF-451, самолета аэрофотосъемки F-8 из эскадрильи VFP-62 и самолета-заправщика А-3 из эскадрильи VAH-11. Все они в дневное время находились в готовности и стояли на летной палубе. «Фантомы» и «Крусейдеры» были прикреплены к катапультам, готовые взлететь в течение пяти минут после получения приказа. Другие экипажи несли дежурство в своих машинах на катапультах, меняя друг друга каждый час. Я каждый вечер должен был составлять и доводить до летчиков график дежурства по боевой тревоге на следующие сутки. Как-то раз я сидел в помещении для дежурных экипажей и составлял график на следующий день, когда туда зашел старший офицер совершенно секретной боевой части резервной радиосвязи авианосца. Мы оба были лейтенантами-холостяками и подружились, колеся по барам и кафе испанской Барселоны. Он сказал мне, что завтра около полудня вблизи авианосца ожидается появление двух советских «Медведей». Они вылетят из российского Мурманска перед рассветом, совершат дозаправку над Фарерскими островами, а затем проследуют на юг, чтобы пролететь над авианосцем Forrestal. Я не мог упустить шанс увидеть Ту-95 собственными глазами, а поэтому записал себя и одного из лучших в эскадрилье операторов радиолокационного перехвата Ника Эстабрука (Nick Estabrook) на дежурство с 12 до часу дня. На следующий день мы с Ником забрались в кабину F-4B незадолго до полудня. «Фантом» был вооружен двумя ракетами с тепловым самонаведением AIM-9 Sidewinder и двумя ракетами с радиолокационным наведением AIM-7 Sparrow. Время в кабине на палубе тянулось медленно. Я начал беспокоиться, что Ту-95 могут опоздать, или что сведения об их полете окажутся неточными. Когда до окончания смены оставалось 10 минут, к самолету подошел наш командир. Начальник авиационной боевой части авианосца сказал по громкой связи на всю палубу: «У должности есть свои преимущества, Джон!» Командир посмотрел на меня и спросил: «Досрочно смениться не желаешь?» Как же! Наверное, ему не хватило наглости выгнать меня из кабины. Что-то назревало. Я вежливо отказался, и следующие 60 секунд запомнил на всю жизнь. Командир не знал, как поступить. Он стоял на палубе, переминаясь с ноги на ногу. Когда по громкой связи прозвучала команда «Дежурная смена, на взлет», мы с Ником закрыли свои фонари, я завел оба двигателя, и мы взлетели. Пока, командир! Правила были очень строгие. Мы должны были перехватить ведущий Ту-95 на расстоянии 100 миль от корабля. Ник включил РЛС, и мы немедленно засекли «Медведей». Засветки на экране у Ника были такие большие, что выглядели как бананы, сказал он мне. Он умело провел нас перехватывающим курсом, и мы вышли на правый борт ведущего Ту-95 в 98 милях от авианосца. Наша ведомая машина нацелилась на второго «Медведя», который шел в полутора милях от лидера. F-8 держались на удалении. А вот летчик самолета-заправщика А-3 решил посмотреть на бомбардировщик поближе. У Ту-95 сзади под горизонтальными стабилизаторами есть кормовая установка с пушками и люками из плексигласа. Когда мы приблизились к нему и пошли параллельными курсами, я заметил в кабине члена экипажа с большим складным фотоаппаратом на треноге. Он начал жестикулировать — было понятно, что летчик хочет, чтобы мы расположили свой самолет в удобной точке для съемки. Я пошел ему навстречу, и когда наш F-4 занял оптимальное для съемки положение, этот член экипажа прилип к камере. Спустя несколько секунд он поднялся и радостно показал мне два больших пальца. Пока русский летчик снимал наш самолет, Ник снимал его машину. Начальник разведки авианосца выдал ему современную 35-миллиметровую камеру, которая делала 72 снимка на обычной кассете на 36 кадров. Ник использовал все кадры до единого. Ведущий самолет был известен как Ту-95К. За ним шел Ту-95РЦ, разведчик-целеуказатель, отличающийся двумя длинными обтекателями прямо перед хвостовой частью. Было понятно, что задача Ту-95РЦ состоит в анализе радио- и радиолокационных сигналов с авианосца и с его самолетов в небе. После съемки я приблизился и пошел рядом с внешним двигателем самолета. Я этого не знал, но А-3 пристроился рядом по нашему правому борту. Это сняли на пленку, и я назвал фотографию «сэндвич». Ник был встревожен тем, что наша машина плотно зажата между двумя очень крупными и не очень маневренными самолетами. Меня это беспокоило меньше, поскольку мне приходилось следить за тем, чтобы держаться рядом с «Медведем», и я не видел, насколько близко к нам летит А-3. Всякий раз, когда я смотрю на сделанную в тот момент фотографию, у меня возникает вопрос: если бы я потерял управление и столкнулся с Ту-95, вызвало бы это третью мировую войну? Шансов на такой инцидент на самом деле было очень мало. Я набрался немало опыта, летая крыло к крылу с другими самолетами. Я четко помню, как сильно дрожал фонарь кабины, когда я поравнялся с двигателями Ту-95. Примерно в 20 милях от авианосца Ту-95 начали медленно снижаться со своей крейсерской высоты полета в 10 тысяч километров. Эта пара пролетела над авианосцем на высоте 500 метров, а затем начала медленно набирать высоту, уходя на север. Мы следовали за ведущим «Медведем», пока он снова не удалился от авианосца на 100 миль. Когда я просигнализировал второму пилоту, что мы уходим, он широко, по-русски улыбнулся и поднял вверх большой палец. В тот день в течение часа мы не были врагами в холодной войне, а были просто летчиками, которые наслаждались тем, на каких грозных самолетах летаем.

ветер79: 11 декабря 1954 года, спущен на воду авианосец USS Forrestal (CV-59). http://foto-history.livejournal.com/6509139.html

ветер79: Подборка фотографий, сделанных во время учений войск Организации Варшавского договора "Щит-82" проходивших на территории Болгарии с 25-го по 27-е сентября 1982-го года. http://mil-history.livejournal.com/1374777.html

ветер79: Серия фотографий, сделанных Марком Кауффманом в июле 1951-го года в одном из лагерей базовой подготовки морской пехоты США http://477768.livejournal.com/1476274.html Учебка USMC 1951 http://477768.livejournal.com/1993989.html http://mikle97.livejournal.com/45352.html

Georg G-L: Юрген пишет: Много слухов на сей предмет ходит, например про К-10 со "Штурма глубины" - 1979 год 1 июня Вышла из базы для перехода в Приморье к новому месту базирования в залив Владимира. КрПЛ следовала в подводном положении, шла зарядка аккумуляторной батареи. Командир 2 дивизиона БЧ-5, который должен был руководить зарядкой аккумуляторной батареи, напился и лёг спать. Шла зарядка током четвёртой ступени, остановились вентиляторы (сгорели предохранители по какой-то причине), далее из-за неправильных действий командира электро-технической групп произошёл взрыв аккумуляторной батареи № 1, в результате было частично повреждено 25 аккумуляторных баков. Взрывом разбило двери в каюту доктора, осколком выбило правый глаз начальнику медицинской службы старшему лейтенанту Ястребову, несколько членов экипажа получили легкие ушибы и царапины. КрПЛ всплыла в надводное положение и вернулась в базу. Собственно по столкновению с "китайцами" 1983 год 21 января В результате столкновения с иностранной ПЛ повредила носовую оконечность. КрПЛ совершала в подводном положении межбазовый переход из ПМТО Камрань. Внезапно КрПЛ столкнулась с подводным объектом. Всплыв на поверхность, подводники ничего, кроме пятен соляра, не обнаружили. По прибытии в бухту Павловского КрПЛ поставили в док. Представители особого отдела из частично разрушенной носовой оконечности извлекли кусочки не принадлежащего К-10 металла. Никто из стран тихоокеанского региона не заявлял о катастрофе своей ПЛ. Но через два года в китайской прессе был опубликован некролог по поводу гибели в море в 1983 году группы китайских ученых, которые погибли на ПЛ по низвестной причине во время испытаний баллистической ракеты собственной разработки. Официально эти обстоятельства не соотносились. Поставлена в ремонт на ДВЗ "Звезда" (п.Большой Камень)

Georg G-L: К-19 1970 год 30 марта Второй экипаж АПЛ К-40 (командир - кап.1р. Шабанов В.А. старший на борту - кап.1р. Лебедько В.Г.) на АПЛ К-19 находился в Мотовском заливе по плану БП. Под утро было получено "добро" на возвращение. ПЛ всплыла в надводное положение, дала ход двумя турбинами. Обстановка была неважная - туман. Скоро он сгустился настолько, что видимость уменьшилась почти до нуля. Перед входом в Кольский залив на экране РЛС была обнаружили цель - какое-то судно в глубине залива. Было непонятно - выходит оно или, наоборот, входит. По командам старшего на борту ПЛ меняла то курс, то скорость, но тем не менее отметка цели вошла в "мертвую зону" РЛС. Вскоре ПЛ столкнулась с целью (сейнер "Нива"). Был застопорен ход, легли в дрейф. Рядом с ПЛ с приличным креном находился рыбацкий сейнер. На нем метались еще не вполне протрезвевшие люди. Позже выяснилось, что на "рыбаке" и не думали менять курс. На руле у них стоял единственный трезвый матрос и держал заданный курс до тех пор, пока не прозошло столкновение. Вскоре сейнер был уведен на буксире к месту стоянки, где он, и затонул. Командир ПЛ был снят с должности.

ветер79: а вот размещу сюда Тольятти: история детского морского центра в фотографиях 1970-1980 годов http://chronograph.livejournal.com/210851.html

ветер79: крейсер Saint Paul (CA-73) проходит под мостом Золотые Ворота, Сан-Франциско, сентябрь 1951 года.

ветер79: Интервью с А. Алиевым, инженером-конструктором по судовой автоматике в ЦКБ им. Алексеева http://www.nord-news.ru/news/2015/03/02/?newsid=71010

Роберт: Тут вот такое болгарское воспоминание с времен холодной войны. Точнее с 1988 г. Может кому будет интересно: http://morskivestnik.com/compass/news/2015/042015/042015_62.html Роберт

Роберт: И еще вот дополнение ко всему: http://morskivestnik.com/compass/news/2015/042015/042015_66.html Роберт

НВГ:

Юнга: В дембельских альбомах встречаются иногда интересные фото. Средиземка семидесятые... http://shot.qip.ru/00RK81-5mqQ2hGUd/

Юнга: http://shot.qip.ru/00RK81-3mqQ2hGUe/ там же

Юнга: http://shot.qip.ru/00RK81-6mqQ2hGUf/ еще

Юнга: Фотографировали матросы, значит совсем близко подошли, можно определить - кто это напротив?

Змей: бортовой 62й - авианосец CV-62 Independence, а вот по пароходу 1080, который у него под правым бортом, нужны знатоки



полная версия страницы