Форум » Новейшая история » Воспоминания участников "холодной войны" (продолжение) » Ответить

Воспоминания участников "холодной войны" (продолжение)

АВЩ: Ветеранов Великой Отечественной встретивших врага в 1941г. среди нас (в широком смысле) почти не осталось. Ветеранов Великой Отечественной войны последних военных призывов - всё меньше и меньше. Но ещё много тех, кто выводил ВМФ СССР в Мировой Океан и несших флотскую службу или служившими военными (военно-морскими) советниками (специалистами) за рубежом в годы холодной войны. Они - среди нас... Сохраним их воспоминания. Ну и -инициатива карается...исполнением. я и начну... "блин, что за ботва?" (с), всего 2 "страницы" исписал... а уже предыдущая ветка закрылась? начало здесь http://kortic.borda.ru/?1-3-0-00000051-000-30-0-1271906740

Ответов - 155, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Роберт: АВЩ указал на к/ф: Средиземноморский узел Прочитал страницу про участие флота в холодной войне. Идея чудесная, выше нас! Не понятно, однако, почему так мало участников в дисскуссии по теме. Потому и присоединяюсь и сразу же начну с южного фланга! А ведь были в Средиземном море совместные эскадры. И не раз! Хорошо бы об этом вспомнить! Советские офицеры в Варне. Праздник болгарского флота, лето 1967 г.

АВЩ: Роберт пишет: Потому и присоединяюсь и сразу же начну с южного фланга! А ведь были в Средиземном море совместные эскадры. И не раз! Хорошо бы об этом вспомнить! огромное спасибо! Думаю интересно будет узнать и о ВМФ НРБ, и Ваш взгляд на КЧФ СССР. Впрочем, автору - всегда виднее с уважением, АВЩ

АВЩ: Из книги Олега Куратова "Хроники русского быта. 1950-1990" «ЦЕЛЬ» и вот ещё фото корабль - радиоводитель "Блиц"-будущий р/водитель УЦ "Выстрел", а на втором плане - корабль-цель "Гессен" с уважением, АВЩ

АВЩ: и вот ещё фото как бы сказал Иван Иваныч К. - НачПО 36 бррка - звериный оскал империализЬма (с) Загрузка "Поларисов" с уважением, АВЩ

АВЩ: Советский флот в войнах и конфликтах "холодной войны". персональная страница Александра Розина http://alerozin.narod.ru/index.html с уважением, АВЩ

АВЩ: АТЛАНТИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД - 70 года Воспоминания капитана 2 ранга в отставке Шульманна Игоря Олеговича Об авторе: Выпускник противолодочного факультета ВВМУ им. Фрунзе (1971г.), КБЧ-3 эм "Настойчивый", Ф-3 26 брплк, ЗНШ 64 брковр. Ушел в запас с должности ст. преподавателя кафедры БСФ (боевые средства флота) Калининградского ВВМУ. П Р Е Д И С Л О В И Е Недавно, роясь в старых бумагах, я ( пишет Шульманн Игорь Олегович - вставка АВЩ) наткнулся на свои училищные письма сорокалетней давности. Среди них оказалось письмо родителям, которое я составлял в ходе перехода и пребывания на о. Куба в 1970 году. Письмо получилось в форме дневника, который я, практически ничего не исправляя, решил напечатать и разослать, по возможности, друзьям по годам проведенным вместе в ВВМУ им. Фрунзе. Сохранились и фотографии, иллюстрирующие нашу тогдашнюю эпопею. Надеюсь, что кому –то это даст возможность вспомнить друзей молодости. В конце марта 1970 года стало известно, что каникулы после зимнего семестра отменяются, в связи с предстоящими крупномасштабными учениями «Океан», в ходе которых нам предстояла практика на кораблях Северного флота. Обидно было, что первый факультет отправляют на Черноморский флот. Накануне отъезда женатики ринулись в самоволку . Назад возвращались через окно на втором этаже. Володя Хромеев, будучи не вполне трезвым, сорвался вниз и сломал ногу. Друзья спустились и застропили товарища за ремень. Стали на веревках затаскивать тело. Однако, голова стукалась о выступающий наружу карниз. С трудом, но "операцию" удалось завершить. На утро доложили, что Володя запнулся и упал с лестницы. В Североморске нас распределили по кораблям. Часть нашей роты, в том числе я и Миша Шидловский, оказались на «Гремящем», пр.57. Остальные обосновались на плавбазе подводных лодок «Волга», во главе с начальником практики контр-адмиралом Дмитриевым. Было начало апреля. Погода стояла ясная, слегка морозная. На корабле полным ходом шла покраска и подготовка к походу. Миша Шидловский "Гремящий", апрель 1970г. В городе, между тем, праздновали «Проводы русской зимы». На площади Сафонова краснощекие тетки в сарафанах, надетых поверх шуб, с лотков торговали бубликами, пряниками и жареными цыплятами. Мгновенно была опустошена прибывшая машина с пивом. Как обычно, продажа спиртного прекратилась в 14 часов и потому, интерес граждан, в основном в военно-морской форме, сосредоточился на лотке, в котором открылась продажа водки в разлив, но источник быстро иссяк. Очень мило выглядели стройбатовцы, наряженные дураками, и выставленные на ходулях посреди площади. Матросы перетягивали канат и штурмовали снежную крепость. Из грузовика залихвацки звучало: «Ох, рано встает охрана!» в исполнении хора 33-х богатырей в блестящих шлемах и сетях, натянутых поверх шинелей. К 16 часам улицы обезлюдели и выглядели, словно по ним прошла орда Чингиз-хана. Выход в море состоялся 9 апреля. На причале помахивали руками члены семей экипажа. Заиграл оркестр и «Гремящий» отошел от стенки. С океана дул промозглый ветер со снегом. В голове появилась какая-то противная тяжесть. Через час все свободные от вахты уже лежали в койках. Гальюн затопило. Дежурить выпало Мише Шидловскому, но он лежал трупом. Бачковал и убирал за него. Вахту несли трехсменную. Дублером вахтенного офицера и помощником штурмана попеременно. Игорь Шульманн "Гремящий", апрель 1970г. Шли к Новой земле, затем повернули на север. В составе корабельной противолодочной группы производили поиск пл. Качало. Шел снег. Я заступил дублером вахтенного офицера, когда корабль начинал приемку топлива на ходу. Сближались с танкером. На баке построилась швартовая команда. Линь с проводником ракетой запустили на палубу судна-заправщика, стали выбирать швартовый конец. Внезапно налетел снежный заряд. Сплошной белой стеной закрыло все. Угол крена на качке достиг 40 градусов. На ходовом предметы и люди покатились по палубе. Линь порвался. Лишь через три часа удалось организовать передачу топлива. Командир, капитан второго ранга Пунтус, нервничал и ругал швартовую команду. Полночи просидел у гидроакустиков, наконец, установивших контакт с лодкой. Дублировал вахтенного офицера, когда на ходовой примчался взволнованный механик. С левого борта что-то стучит… Лейтенант, вахтенный офицер, поручил мне держать его за ноги, перевесился, как сосиска, с биноклем в руках с крыла мостика и…ничего не увидел. 19 апреля подошли к Шетландским островам. Вокруг корабля делают облеты самолеты ВВС Великобритании. Сблизившись со спасательным буксиром, ждем результаты водолазного осмотра. Здесь же произошел трагический случай. Старшина команды гидроакустиков, проверяя станцию, коснулся анодных контактов. Выругался и, шагая по резиновому покрытию, оперся рукой о переборку. Заряд 2500 вольт вышел из него, как из конденсатора. Погиб на месте. Подоспевшие врачи со спасательного судна помочь ни чем не смогли. На корабле приспустили флаг. Хоронить собирались по морскому обычаю – тело, обернутое морским флагом предать океанской воде. В последний момент поступило приказание: передать покойника на спасательный буксир. С ракетной установки к мачте буксира протянули швартовые концы. К одному из них привязали мешок с телом моряка. Экипаж построился на вертолетной площадке. Грянул прощальный залп, и тело медленно потянулось на концах в сторону спасательного буксира. На качке мешок накренился, и покойник начал медленно выползать ногами вперед. Старпом тихо материл боцмана, крепившего груз, остальные замерли в ожидании. Наконец последний рывок, и тело благополучно плюхнулось на палубу спасателя. На закате снялись с якоря, и пошли в точку встречи с эскадрой. Над морем дождь, чувствуется близость Англии. Что здесь самое вкусное, это завтрак. Выпекался чудесный мягкий хлеб и давали какао. Снова появился аппетит и даже, стал поправляться. В ночь на 23 одному из матросов отрезали апендикс. Качало прилично. Не хотелось бы оказаться на его месте и пополнить практику судового врача. Волнение усилилось до 6-7 баллов. С коек сбрасывает. На ночь пришлось пристегнуться ремнем. Всю ночь ловил подушку. Днем несколько матросов чуть не вылетели за борт. Одному разбило лицо и выбило зубы. Командир ругался матом по трансляции и запретил выход на верхнюю палубу. И это совпало с моим дежурством. Для поднятия духа по трансляции крутят одну и туже пленку с записями. Дня два шли на юг, затем повернули для заправки топливом у Фарерских островов. «Южных» громили где-то без нас. Учения закончились. После заправки должны, наконец, взять курс на Кубу. 25 го утром, впервые, день начался ясной солнечной погодой и повеяло чем-то теплым, весенним. И тут же нас задавили астрономической практикой. Задачи решаем в основном обратным ходом. Корабельные офицеры вьются возле нас, оспаривая право присвоить решенный материал (у них тоже норма – 25 задач). Выйти в точку встречи с плавбазой и двумя подводными лодками, которых она обеспечивала, помешали трагические события, о которых мы узнали несколько позже. Атомная подлодка «К-8» возвращалась с боевой службы в Средиземном море. После прохода Гибралтара она взяла курс в точку встречи с плавбазой «Волга», на которой шел сменный экипаж. Внезапно, сразу в двух отсеках вспыхнула регенерация, начался пожар. По законам подводников, отсеки были загерметизированы. Люди напрасно пытались вырваться через раскаленную кремальеру. Командир дал команду на всплытие и передачу сигнала бедствия открытым текстом. Поблизости оказалось болгарское судно, которое и оказало помощь нашим подводникам. Оказалось, что многие из экипажа не умели правильно пользоваться аппаратами для автономного дыхания. Те, кто не сгорел и не задохнулся, выползали наверх. Последним вытащили матроса, которому корабельный врач только что сделал операцию по удалению апендикса. Зашить рану доктор не успел так, как отдал пациенту свой дыхательный аппарат, и задохнулся, дыша через подушку. За матросом тянулись вылезшие кишки, но их вовремя заправили, и человек остался жив. К месту трагедии подошла плавбаза. Оставшиеся в живых перешли на ее борт, а в аварийную лодку вернулись командир и несколько членов из сменного экипажа. «Волга» взяла «К-8» на буксир и начала движение. Ночью раздалось два взрыва, лодка исчезла, за кормой провис буксирный конец…В довершение всего, начался восьмибальный шторм... «Гремящий», между тем пересекал Саргасово море. Поверхность воды пестрела рыжими клубками водорослей похожих на небольшие мочалки. Водоросли располагались с востока на запад ровными длинными бороздами, как вспаханное поле. Над водой порхали летучие рыбки, повисая против ветра, похожие на ласточек или стрижей. 9 мая вошли в Карибское море. Слева о. Пуэрто-Рико, справа о. Гаити. Жарища ужасная. Старпом упразднил вахту и мобилизовал всех на покраску. Плечи болят, кожа на груди в нескольких местах слезла, и от соленой воды жжет. Пытаемся закрыть экзаменационные листы на вахтенного штурмана и на вахтенного офицера, пока безуспешно. Вокруг корабля кружат американские самолеты. Рядом пристроился их фрегат . Вчера прошли тропик. В ознаменование события, я плюнул с мостика за борт. На минувшей политинформации командир огласил два волнующих сообщения: - С «Волги» за борт вывалился курсант, а второй прыгнул за ним и спас... – На «Дрозде» поймали трехметровую акулу! Последнее сообщение вызвало бурную зависть экипажа «Гремящего». Тот час была сооружена снасть, использована банка тушенки, поддерживалась непрерывная связь ют-ГКП. Однако, тщеславным замыслам не суждено было осуществиться. Идем к Ямайке. У Ямайки встретилась вся армада: «Дрозд», «Волга», две лодки, транспорт, эм. «Гремящий» и два американских корабля. На радостях нам почти закрыли экзаменационные листы. 14 мая, утром на горизонте выступили очертания о.Эспаньелла. …Я вижу Землю!- Крикнул бородач, …и Христофор взлетел к нему по вантам… С острова веяло таким ароматом земли, что с непривычки кружилась голова. Вскоре подошел катер с лоцманом и старый сторожевой корабль с выстроившимися в приветствии кубинскими моряками. (продолжение следует)

АВЩ: (продолжение) КУБИНСКИЕ ЗАПИСКИ Порт Сьенфуэгос расположен на берегу залива, скорее большой лагуны, в которую ведет узкий пролив, берега которого покрыты тропической зеленью и экзотическими постройками.Справа возвышается горный хребет, окутанный голубой дымкой. Над водой носятся пеликаны и еще какие-то твари, похожие на птеродактелей. Заход был спланирован, не как официальный визит, а для отдыха личного состава. Ранее таких мероприятий не проводилось, и кубинские товарищи, недолго думая, решили организовать отдых по программе отработанной ещё при Батисте (а то и ранее) на американских моряках. Командованию и политическим органам отряда Советских кораблей была предложена схема, по которой весь личный состав пропускался через отели, из которых предварительно уже были изгнаны все иностранцы и прочие контрреволюционные элементы. По замыслу - советского моряка ожидали кубинка, бутылка рома и ароматные сигары. Кроме того, в целях профилактики из Сьенфуэгоса были депортированы 700 женщин легкого поведения. Отныне их родиной становился остров Пинос, где заблудшие могли приобрести профессию возделывательниц сахарного тростника. Против сахарного тростника наши лысые политработники ничего не имели, но остальная программа ввела их в состояние ступора. Почесав затылки и учтя международную обстановку, (недавняя высадка «контрас» на Плайя- Хирон), порешили : максимально развлекать, но в коллективе и под охраной. Ошвартовались к «Дрозду» (бпк «Адмирал Дрозд»). На пирсе толпа кубинцев, духовой оркестр. Встречал Командующий Кубинским флотом. Жарко, но в общем-то, как у нас на Кавказе. На инструктаже нам сообщили, что у кубинцев ценится одеколон и «Столичная». Время проводят на пляжах и в ночных клубах (в настоящее время закрытых в связи с грандиозной сафрой (уборка сахарного тростника), фрукты есть не рекомендуется (а если уж придется, полоскать … в растворе хлорной извести), ни под каким предлогом не пить ром. Самоволка приравнивается к нарушению Государственной границы и измене Родине. С плавбазы, выдав себя за участников художественной самодеятельности, пробрались Валера Заводенко и Сережа Лысенков. Делились впечатлениями. Пролился свет на факт падения за борт курсанта из роты минеров. «Группа неформалов» занималась изготовлением зелья, в просторечии известного, как брага. Будучи застигнутым на месте преступления, один из них не выдержал морально-психологического давления со стороны адмирала Дмитриева, и сиганул за борт, решив, что ему там будет комфортнее. Но комсомольцы были начеку, и один из сокурсников предотвратил безобразие. Начальство такого оборота не ожидало, и дело было замято. Вечером того же дня нас посадили в автобусы и повезли в местный театр на концерт. Темнеет здесь рано. Вместе с темнотой приходит прохлада. Дома в городе в основном двухэтажные. Двери и окна распахнуты вся обстановка и жизнь как на экране. Зачастую, между телевизором и кровать можно увидеть мотоцикл. Нас бурно приветствовали, особенно дети (на Кубе семьи человек по 12). После концерта они облепили автобусы, прося расчески, значки и сигареты( Амиго! Уна сигарета пара-мама!). В концерте участвовал квартет «Лос Папинос» – Четверо здоровых негров, одетых в красные штиблеты, кремовые брюки, желтые рубашки и зелено-малиновые куртки, виртуозно стучали на длинных маленьких барабанах с импровизацией и пантомимой. Затем пела знойная женщина в красном и выступил ряд артистов. (продолжение следует)

Роберт: В годы холодной войны болгарским офицерам не разрешалось фотографироватся на фоне своих болгарских кораблей. Потому они это делали на фоне советских, о чем свидетельствует и эта фотография на фоне черноморского "полтинника" с времен когда не ощущалось потепление на планете. http://s61.radikal.ru/i171/1009/67/82b9e5ada030.jpg С уважением! Роберт

Юрген: Роберт пишет: не разрешалось фотографироватся на фоне своих Зато наши часто снимали - это "Смелый" С уважением Ю.

Роберт: Юрген пишет: это "Смелый" Третий на счету "Смелый" в болгарском флоте, да уже после холодной войны. А вообще вы прав - странный, мягко говоря, запрет времен холодной войны! Калитка в поле. Советские моряки и тогда не раз фотографировали болгарские корабли. Им это никто не запрещал делать. С уважением! Роберт

АВЩ: (продолжение) КУБИНСКИЕ ЗАПИСКИ 16 мая подъем состоялся в 05.40. А в 6 часов, нас, одетых в робы, уже рассадили по английским автобусам и повезли на плантации. В тот год правительство Фиделя поставило задачу собрать 10 миллионов тонн сахарного тростника.(в итоге собрали восемь с половиной), пошли на невиданные жертвы. На период сафры были закрыты ночные бары, публичные дома и другие увеселительные заведения. Свою лепту должны были внести и мы, как молодежь Страны Советов. За городом ландшафт самый экзотический – пальмы, горы, плантации. Дома в большинстве ветхие, часть стен заменяют решетки. У дверей стоят целыми семьями. Часто члены семьи имеют различные оттенки кожи (некоторые девушки белее нас). На плантации каждому выдали мачете (китайского производства), самбреро, очки из проволочной сетки и перчатки. Тростник имеет длину метра 2-3, причем, половина стелется по земле. Ствол и листья покрыты какой-то очень не приятной стекловатой, листья режутся. Как ни жарко, приходится терпеть. Короче, неграм на плантации не позавидуешь. Через 2 часа перерыв. Девушки разносят пиво и кока-колу. Еще час работы. Раздают плоды манго и кокосовые орехи. Едем в сторону горного хребта, к морю. Работой на полях заняты исключительно мужчины. Женщины стоят возле домов с целой ватагой ребятишек. Останавливаемся на небольшом пляже. Волны пенятся у коралловых рифов. Лезу в воду, она плотная от соли и хорошо держит, но соль разъедает глаза. Под водой ветвятся кораллы. Многие обдирают ноги и лбы, но в маске нырять здесь отлично. На берегу современные павильоны, где нам уже приготовлен небольшой банкет. В дальнейшем, куда бы мы ни ездили, повсюду нас сопровождали ребята в форме «барбудос» со здоровенными пистолетами у пояса. Они представлялись нам, как чекисты. Многих уже знаю в лицо. На Кубе карточная система, хлеба выдают по 100 грамм в сутки, сигареты тоже ограничены, идут на экспорт. На банкете последовательно подавали: стакан воды, стакан красного вина, салат из огурцов, салат из омаров, что-то типа галет, бифштекс, сыр в соусе из манго, кофе с пачкой сигарет и по две сигары. На обратном пути обращаем внимание на участки с обгорелым кустарником. Рядом зеленые заросли - переплетение из колючек и листьев. Нам объясняют, что это национальное бедствие для Кубы. Одной богатой женщине при поездке в Австралию понравилась изгородь из этого кустарника. Она вывезла несколько саженцев, моментально распространившихся по всему острову. Вечером на пирсе концерт. Артисты подъезжают на мотоциклах, такси, пожарных машинах под вой сирен. На следующий день с утра, часть наших ребят – спортсмены, едут на встречу с местными командами по волейболу, футболу и плаванию. Я записан как представитель судейской коллегии по плаванию(вышел в международные арбитры). Подъезжаем к красивому белому зданию на берегу залива, вокруг которого раскинулись спортивные комплексы. Это - бывшая вилла Рузвельта. Бассейн открытый, с морской водой. Часть залива отгорожена, там вышка для прыжков. Здесь же зал для настольного тенниса, для шахмат, холл с баром, в котором угощают пивом типа «портера» и бутербродами. Команда наша заранее обречена на поражение. Против нее выставили ребят из студенческого центра в Санта – Кларе. Плаванием они занимаются с 4х лет, и такого чистого «дельфина» я еще не видел. Подходит группа студентов. Девушка спрашивает, нет ли духов (Здесь все просят духи и расчески – страшный дефицит). Ребята указывают на одного из наших, барахтающегося за изгородью в заливе в поисках крабов. Рядом здоровенная медуза, может обжечь. Поздно. Любитель экзотики выскакивает с красными ожогами. Волейболисты наши тоже проиграли. (продолжение следует)

АВЩ: (продолжение) КУБИНСКИЕ ЗАПИСКИ Вечером того же дня человек 400 моряков везут на танцы. Уже стемнело. Подъезжаем к павильонам на берегу моря. Здесь нас уже ждут 600 студенток из университета «Санта – Клара». Участок огорожен. В двух павильонах играют 2 оркестра. Рядом бассейн с битым льдом, заполненный бутылками с чешским пивом. Здоровенный негр, улыбаясь из ямы, раздает выпивку по потребностям. Девушки очень симпатичные. Вообще их манера держаться, одежда, мода – все очень похоже на наше. Один из кубинских моряков (они в качестве распорядителей), подводит ко мне девушку, предлагая танцевать. Она совсем белая, с испанским типом лица. Девушки танцуют темпераментно, совсем загоняли наших ребят. Идем с Мигелиной к берегу лагуны. Рядом забор и одинокая пальма. Вдруг с забора скатывается целая ватага мальчишек. Облепили со всех сторон, требуют значки, расческу, сигареты. Внезапно с пальмы соскакивает «барбудос» в хаки, пинками разгоняет толпу, дружески подмигнув, снова лезет на пальму. Возвращаемся на веранду, где кубинские гардемарины, раздобыв бутылку рома, угощают наших. Кубинцев развезло, наши - закаленнее. Собираемся обратно. По кустам мичмана и сверхсрочники отлавливают и вытаскивают советских моряков. На следующий день подъем в 5 часов. Везут на Плайя Херон, это километров 250 от Сьенфуэгоса. По дороге останавливаемся возле крокодильего питомника. Территория огорожена сеткой. Из под воды пучат глаза будущие портфели. Для иностранных туристов на заказ могут проволочной петлей отловить небольшого «кокадриллу», освежевать и зажарить. Часа через два останавливаемся на оборудованном пляже. Ныряем, ищем раковины. На берегу в лотках пиво и фрукты. Как нам объяснили, сами кубинцы эти фрукты едят редко, даже в нашем посольстве они не в изобилии. Снова часа два езды. Плайя Херон. Музей, площадь, домики для туристов, плавательный бассейн. В 1961 году здесь высадился десант, 1500 человек – бывшие помещики, домовладельцы, капиталисты и человек 100 наемников. Целью было захватить плацдарм, перевезти эмигрантское правительство и утвердиться на территории Кубы. В музее фотография парня, лет семнадцати с ручным пулеметом. Один из сопровождающих нас лейтенантов ВМФ, говорит, что это он. Учился в Союзе. Рассказывает, что первым делом выучил ругательства. Проходим торжественным маршем мимо памятника погибшим защитникам. Обед в открытом павильоне. Играет ансамбль гитаристов. Едем обратно, попутно разучиваем кубинские песни. Следующий день проводим в спорткомплексе на вилле Рузвельта. Беседуем с кубинским лейтенантом. Все, учившиеся в СССР хорошо говорят по- русски. Существует приказ министра, по которому они должны непрерывно совершенствовать знания языка. В ходе беседы узнаем, что первое время в кубинской армии имелось громадное количество высших и старших офицеров, в то время, как сама армия была весьма не значительна. Фидель оригинально покончил с этой проблемой. Все чины, выше майора были упразднены и должны были вновь дослужиться до майора. Майоры же остались майорами. Продвинуться по службе очень трудно. Этот парень уже десять лет служит, из них 6 лет лейтенантом, но зато теперь он командует другими лейтенантами. В первый день встречал нас тоже лейтенант – начальник тыла флота. Вечером, пожалуй, самое экзотическое из всех предложенных нам мероприятий. Везут в ночное кабаре. Вчера здесь были офицеры, сегодня привозят нас. Отель «ЯГУА» остался от проклятых «янки». Пальмы, бассейн, кондишн. Столики на четверых. Официанты разносят напитки, закуски, сигареты. Полумрак. Перед нами звезды кубинского варьете. Все в испанском стиле с американским акцентом. Никакой вульгарности. Интересный номер показывает мим. Под записи из известных опер исполняется ряд сцен. Дирижер, у которого при исполнении увертюры, спадают брюки. Сивильский цирюльник, С громадными деревянными ножницами, под вопли из «Фигаро», долго выбирает жертву, через столы прыгает в зал, где выбирает самого лохматого офицера и обхватив беднягу, стремительно орудует ножницами. В зал летят клочья волос. Та же манипуляция с бритвой. Жертвы минут десять приходят в себя. Затем что то испанское, надрывное под гитару. В заключение девушки в бикини танцуют между столиками. Отовсюду летят ленты серпантина. Все в паутине бумажных лент. В пол шестого подъем. Едем на автобусах в горы, в университетский центр. По дороге пересадка. У английских автобусов тормоза слабоваты. Рассаживаемся по старым, маленьким. Такую дорогу встречаю первый раз. Вместо знаков поворота, стоило бы рисовать восьмерки, или спирали. Горы самых резких очертаний, сплошь покрыты пальмами и прочей тропической зеленью. Здесь шли бои. Дорожные знаки прострелены. Подъезжаем. Нас встречают выстроившиеся вдоль дороги студенты и школьники. Суют сомбреро, флажки. Главное здание на вершине, напоминает Московский университет, но без шпиля. Здесь готовят преподавателей. Учатся дети, начиная с класса пятого, и выпускаются, имея законченное высшее образование. Места чудесные. Спальные корпуса и спортплощадки внизу. В русле реки выложен бассейн. Во время обеда угощают национальным блюдом. Свинина, жареная в углях с гречневой кашей и черной фасолью, сок какого то растения. Что то исполняют гитаристы. Под кофе пытаемся с Мишей выкурить по сигаре. Сперва голова кружиться, как от бутылки водки, затем внезапно зеленеем, вскакиваем и бежим за угол. Нас не просто тошнит, а выворачивает под дружный смех кубинских малолеток. Девушки показывают нам классы, пишут автографы на воротниках форменок. Фотографируемся. Возвращаемся вечером. (окончание следует)

Юрген: Роберт пишет: болгарским офицерам не разрешалось Зато труд моряка в Болгарии очень и очень ценился, в СССР такого не было... С уважением Ю,

Серж: Юрген пишет: в СССР такого не было... ...а это что болгарские медали за "песок"? С ув, С.

АВЩ: (окончание) фото-по готовности Наши корабли уходят в Гавану, а мы остаемся на плавбазе до их возвращения. По просьбе Фиделя, наш визит продлен еще на неделю. Кокосовые орехи для нас привозят на грузовиках и сваливают у трапа. Вечером в отеле всем демонстрируют документальные фильмы и хронику. Извержение вулкана, рождение теленка, американский деятель, забрасываемый тухлыми яйцами, клуклусклановцы, жгущие негров в Алабаме, все под Хайла- Нагиллу. Разносят сигареты, бутерброды, напитки. За тем концерт местных гитаристов. Утром следующего дня едем на ранчо «Луна». Загораем, ловим крабов в рифах, а на берегу в кустах залегли наши телохранители со своими кольтами и смитт-вэссонами. В баре для жаждущих , пиво в неограниченном количестве В дали видны горы. Уголок почти девственный, если не считать павильонов, в которых нам накрывают обед. К обеду, как всегда вино и кофе с сигарой. Едем в ботанический сад. Это не сад, а скорее, лесопарк с завезенными сюда в начале века экзотическими растениями. У Кота (Сережи Самохина) пропал фотоаппарат . Бродим под бамбуками и бананами. Кот переживает, и время от времени орет: фотоаппарат сперли! Духота. Жуем плоды манго и вытираемся одним платком на троих (моим). Самохин, с горя залез в дебри и потерялся, а Миша нашел какие то плоды на дереве, похожем на акацию и попробовал их. К счастью доза оказалась не смертельная. Гастрономические достоинства этих фруктов эксцентрично описали кубинцы при помощи вытаращенных глаз и выразительных жестов. На другой день, по дороге в университетский центр в Санта Кларе, посетили сахарный завод. Оборудование конца 19 века. С разной скоростью вращаются громадные шестеренки и маховики. Кругом паровозные поршни и регуляторы Уайта. В громадных чанах закипает густая черная жижа. Техники безопасности абсолютно никакой. На пирсе расстелили ковровую дорожку, выставили пальмы в кадках. Должен прибыть Рауль Кастро. Никто не приехал.У Лыси вспухла щека, имеет жалостливый вид. Вечером каждому моряку вручили подарок от Кубинского правительства: открытки с видами, флакон лосьона, бусы из раковин, коробка сигар, маленький сувенирчик и бутылка рома. Ром тут же был конфискован в пользу кают-компании. Как только стемнело, прямо на пирсе организовали концерт. Артисты подъезжают по ходу действия. Подошли семьи и персонал нашего представительства. Уже знакомого нам мима вытаскивают из скорой помощи. К причалу подлетают катера и устраивают фейерверк. Артистов приглашают на ужин в офицерскую кают-кампанию. До трех ночи слышен визг и топот. Офицеры гоняются за девицами из мюзик-холла. Домой будем возвращаться на «Дрозде». 29 мая начато приготовление к бою и походу. На пирсе масса провожающих. Девушки машут руками и флажками. Наши ребята бросают с борта все, что осталось: Гюйсы, значки, звездочки. В ботаническом саду мы с Мишей оставили запись: «Прекрасная страна, прекрасная природа, прекрасные девушки». Сьенфуэгос скрывается за кормой. Весь переход вели штурманскую прокладку, так, что практику получили хорошую. В Североморск вернулись в середине июня и, пробыв там неделю, отправились в Питер. (А ребята с первого факультета с Черного моря совершили переход на Север, где и проторчали до лета). ... с уважением, АВЩ З.Ы. За сканирование и обработку фотографий традиционное спасибо Леониду "вельбот-у"

Борис С.: Юрген пишет: Зато труд моряка в Болгарии очень и очень ценился, в СССР такого не было... Думаю, это ТИПА за ратный труд во время службы или служебное отличие без учёта годов прослуженного... Серж пишет: ...а это что болгарские медали за "песок"? Вряд ли... Болгары хоть и МЛАДШИЕ БРАТЬЯ, но МУДРЕЕ и труд ценили побольше, чем ТОВАРИЩИ КРЕМЛЁВСКИЕ... Хотя их понять тоже можно: если бы нас награждали такими же медалями, как болгары, то не из чего было бы строить корабли и ПЛ ПЛ...

Роберт: Уважаемые коллеги, Не знаю как быть в этой ситуации. Думаю, что служили тогда на флотах ВД далеко не за те или иные "побрякушки". С другой стороны все это уже история. И холодная война, слава Богу, кончилась! Правда теперь на повестке дня другая война: война с террором. За интерес - спасибо! С уважением! Роберт

АВЩ: Роберт пишет: Не знаю как быть в этой ситуации. может быть: рассказать нам, что это за медали, каков их статус и отношение к ним (и др. наградам) тогда (и сейчас). Роберт пишет: Думаю, что служили тогда на флотах ВД далеко не за те или иные "побрякушки". как, порой, и в настоящее время С уважением, АВЩ

Серж: АВЩ пишет: рассказать нам

Роберт: АВЩ пишет: рассказать нам, что это за медали, каков их статус и отношение к ним (и др. наградам) тогда (и сейчас). Уважаемый АВЩ, Я не фалерист по специальности и кроме того не знаю почему почитаемый Юрген все это сбросил на форум, но попробую ответить на Ваши вопросы. Все три отличия (это значки, а не медали) являются отличиями порта г. Варна. С учетом лет работы в порту. Короче это не военные нагрудные знаки и отношение к военно-морской службе почти не имеют. Потому не понятно почему они появились на форуме. Они никак не связаны с окладом и продвижением по службе офицеров флота! Впрочем медали и ордена эпохи Холодной войны, включая и советские, не очень помогали болгарским офицерам. С ними почти никак не считались. Дам пример: в 1949 г. Нач щаба Морских войск (так назывался тогда болгарский флот) каперанга Валентина Паспалеева (полукровка кстати, мать - русская), кавалера советских орденов "За Победу над Фашисткой Германии..." и "Красного знамени" (за траление р. Дунай в 1945 г.), замучали досмерти в Софии в застенках Государственной безопасности. Обвиняли его, что до 1944 г. получал ордена от немцев, а это полный бред. Его награждали только болгарскими и советскими орденами, но ни те, ни другие в той ситуации ему не смогли подсобить. С уважением! Роберт

АВЩ: Буйный пишет: А можно ли узнать мнения ветеранов о флотах Польши, ГДР, ФРГ? из воспоминаний капитана 2 ранга в отставке Шульманна Игоря Олеговича : Для выполнения торпедных стрельб, иногда заходили «братья по оружию», поляки и немцы. Глубины не позволяли им отрабатывать противолодочные задачи у себя дома. Поначалу, союзников запускали скопом, потом строго последовательно. Вызвана такая сегрегация была тем обстоятельством, что между немцами и поляками возникал ужасный мордобой. И, после того как в Балтийский госпиталь доставили польского моряка с тяжелой травмой промежности, совместные заходы были прекращены. Да, это теперь мы знаем цену катушке ниток, утюгу или механической мясорубке, а в то время иностранные моряки сметали с прилавков весь этот ширпотреб, включая детские игрушки. Для обучения экипажей новых немецких мпк, на отработку задач выходили наши флагмана и командиры кораблей. Что характерно, если у нас на кораблях сигнал «произвести приборку» звучал раз пять в сутки, то у немцев я его не слышал ни разу, как не видел и моряка со шваброй. Между тем все закутки были вылизаны, на всех поверхностях пыль отсутствовала. Как - то на выходе мы сильно проголодались и с нетерпением ожидали обеда. Когда проглотили закуски, оказалось, что это и был обед. Между тем немецкие моряки отличались розовыми физиономиями и толстыми задницами. Где они наверстывали свои калории? Может прятали пищу под подушкой? Гена Ковырчев однажды весь день провел на выходе с немцами. При себе он имел сушеную тараньку ( то ли кто то угостил, а скорее прихватил с собой). Покидая союзников, он забыл деликатес на одном из приборных ящиков, находящихся на командном пункте мпк. Сильно расстроился, когда по дороге домой оказалось, что пиво выпить не с чем. Каково же было его изумление, когда, (через трое суток!) он обнаружил рыбу на том же месте, где оставил ее. ... с уважением, АВЩ

АВЩ: Об участии в несении боевых служб подразделений морской пехоты ДКБФ и ряд других интересностей здесь http://belostokskaya.ru/BS/f_service/ с уважением, АВЩ

Vlad: Четыре стр. из маленького журнала "ОКОЕМ".

Юрген: Любопытный эпизод http://fishki.net/comment.php?id=43848

Роберт: О том, как учились иностранцы в советских академиях, читайте воспоминания тех же иностранцев на: http://morskivestnik.com/spomeni/ybybybybyb.html Написано с юмором, кто понимает, конечно. Кстати, автор - отставной капитан І ранга Янчо Бакалов (он же и воспитанник советской академии) в чем-то напоминает Покровского, но несомненно он никого не копирует. Самобытный автор. Его книги и короткие рассказы - это особый взгляд на болгарский флот эпохи холодной войны. Ну, и на советский, тоже. С уважением! Роберт

Роберт: АВЩ пишет: КУБИНСКИЕ ЗАПИСКИ Куба, конечно далеко от меня, но хотелось помочь по теме. [img src=/gif/smk/sm36.gif] И тут попалась интересная фотография тех лет. Ленинград, слушатели Военно-морской академии - кубинский и болгарский офицеры в компании прекрасных дам: Какие были времена! С уважением! Роберт

АВЩ: Юрген пишет: Любопытный эпизод с уважением, АВЩ

АВЩ: "и службу срочную несём отлично мы..."(с) ТОФ, Татарский пролив, июнь 1959 г. с уважением, АВЩ

ВАР: На "Волге" служил в это время в БЧ-2.

Роберт: Колебался где опубликовать эту групповую фотографию с далекого 1973 г.: Севастополь, 1973 г., на фотографии: І ряд, с право на лево: к/а Владимир Христофорович Саакян, кап. І р. (далее болг. к/а) Й. Георгиев, сов. полит. деятель, вицеадмирал Борис Ефремович Ямковой (тогда НШ ЧФ), кап. І р. (далее болг. к/а) Иван Фиданчев, к/а Иван Кузьмич Хурс. Тут советские адмиралы, а так же много будущих болгарских адмиралов. Можно было это сделать в ветке "Брежневские адмиралы", но в конечном итоге все же решил доставить праздник души коллеге АВЩ. [img src=/gif/smk/sm52.gif] С уважением! Роберт



полная версия страницы