Форум » Новейшая история » Суда и люди космического флота » Ответить

Суда и люди космического флота

АВЩ: Возможно и на нашем форуме будут те, которые о Морском космическом флоте СССР узнают впервые. Его научно-исследовательские суда распроданы и отправлены в утиль, как почти вся космическая гордость нашей страны, и память о тех кто обеспечивал отечественную космонавтику в Мировом океане, постепенно стирается из памяти граждан "сувенирных государств" б. СССР. Целая эскадра экспедиционных судов АН СССР обеспечивала испытания ракет, участвовала в управлении полетами пилотируемых космических кораблей и орбитальных станций, контролировала старты космических аппаратов к Луне и планетам Солнечной системы. Начиная с первых шагов отечественной космонавтики и до развала Советского Союза, МКФ СССР не сорвал ни одного задания.

Ответов - 154, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Юрген: Ну и моя копеечка....

АВЩ: "Космонавт Юрий Гагарин" , май 1985г. с уважением, АВЩ

EFK: "Российская газета". 2010. 10 сентября. С уважением,

Буйный: Но говорят даже по нему пуляли: EFK пишет: На Таймыре??? Действительно, если верить городским легендам, бытующим в славном граде Норильске EFK пишет: В преддверие, так сказать появления спустя год с лишним первой ПЛ с БР. И потом ещё долго пришлось ждать на этом полигоне ракет с требуемой дальностью полёта. Нашел биографию, которая ставит все на свои места: "ФЕДОРОВ ЮРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ Род. 21.VI.1936 г. в г. Москва. Окончил артиллерийский факультет Высшего военно-морского училища инженеров оружия по специальности "Приборы управления стрельбой" (1959). Начальник станции, помощник начальника группы, начальник вычислительной лаборатории, ст. помощник начальника управления измерений и обработки результатов на 21 Государственном центральном морском полигоне (ГЦМП, 1959-1969). Ст. офицер, зам. начальника отдела Управления ракетного и артиллерийского вооружения ВМФ (1969-1989). Уволен в запас (1989). Ведущий специалист военного представительства МО РФ (с 1989). Принимал участие в испытаниях ракетных комплексов с БР Д-1, Д-2, Д-4, Д-5, Д-9, ракетных комплексов с противокорабельными крылатыми ракетами П-6 и П-35, ракетных комплексов с крылатыми ракетами для стрельбы по берегу П-5, П-5Д, П-7. Обеспечил реконструкцию монтажно-испытательного корпуса, развертывание и ввод в эксплуатацию новейшей вычислительной техники для впервые создаваемого на полигоне вычислительного центра (1962-1967). В качестве начальника экспедиции (1968-1969) обеспечивал развертывание экспедиционного боевого поля в р-не п. Хатанга Ямало-Ненецкого национального округа Красноярского края для проверки стрельбой: ракетного комплекса Д-5 при государственных испытаниях, ракетного комплекса Д-9 при совместных летных испытаниях этого комплекса с наземного стенда и подводной лодки проекта 667Б. На 21 ГЦМП обеспечивал испытания ракетных комплексов стратегического назначения Д-9, Д-9Д, Д-11, Д-19, Д-9Р, Д-9РМ с баллистическими ракетами; ракетных комплексов стратегического назначения "Гранат", "Метеорит-М" с крылатыми ракетами для стрельбы по берегу; ракетных комплексов "Прогресс" и "Гранит" с крылатыми противокорабельными ракетами. На этом полигоне обеспечил: проектирование, строительство и оборудование новых наземных стартовых комплексов и технических позиций, создание в районе г. Северодвинска системы высокоточных внешнетраекторных измерений "Вега-АПН"; оснащение измерительных пунктов полигона от п. Летний Новолок (Архангельская обл.) до г. Норильска новейшими средствами телеметрических измерений, выбор трасс стрельбы и определение зон безопасности при стрельбах на максимальную дальность в акваторию Тихого океана стратегических комплексов Д-9, Д-9Р и Д-19, а также выбор трасс для стрельбы баллистическими ракетами с подводных лодок из высокоширотных районов Арктики. На полигоне зенитных и крылатых ракет, комплексов специального вооружения ВМФ 31 НИЦ ВМФ обеспечил: создание и оснащение испытательной базы для экспериментальной отработки комплексов специального вооружения ВМФ "Айдор", "АиР" и "Аквилон"; проведение испытаний ракетных комплексов "Малахит" и "Рубеж" с противокорабельными ракетами; проведение летно-конструкторских и государственных испытаний зенитных ракетных комплексов "Ураган" и "С-300Ф". Во 2-м Управлении 31 НИЦ ВМФ обеспечил: отработку подводного старта ракет стратегического ракетного комплекса Д-19 и противокорабельной ракеты "Гранит"; создание двух плавучих погружаемых комплексов и переоборудование экспериментальной подводной лодки проекта 019; модернизацию морской стартовой позиции и наземных средств обеспечения ее работы для отработки подводного старта ракеты Р-39 комплекса Д-19; оснащение управления новыми средствами для полигонного измерительного и вычислительного комплекса; организацию обеспечения испытаний ракет Р-39 комплекса Д-19 плавучим краном большой грузоподъемности "Богатырь". Наряду с организацией обеспечения испытаний новейших ракетных комплексов ВМФ обеспечил оснащение ракетной базы ТОФ средствами телеметрических измерений и обработки при проведении стрельб баллистическими ракетами и крылатой ракетой "Гранит" при сдаче подводных лодок, строящихся в г. Комсомольск-на-Амуре. Ордена Трудового Красного Знамени (1981), "Знак Почета" (1975). Медаль "За трудовую доблесть" (1969) © 2005, Мелуа А.И., текст © 2006, Энциклопедия "Космонавтика", компьютерный дизайн"

EFK: Ув. Буйный! Надо же. Книга эта под рукой, при её солидном объеме докопаться до этой био не сумел. Поздравляю! С уважением,

EFK: ЛЕСОВОЗ, СЛАВЕ КОТОРОГО ЗАВИДОВАЛ ПЕЛЕ Судно построили на судостроительном заводе в Выборге в 1966 году. Предполагалось, что его будут использовать в качестве лесовоза с припиской к порту Архангельск. Даже название подобрали не случайно: Кегостров – это остров, расположенный в устье Северной Двины. Однако судьба распорядилась иначе: партия велела пароходу отправиться на покорение космоса, и он ответил: «есть!» На Ждановском заводе (теперь «Северная Верфь») «Кегостров» перестраивают, и в 1967 году он входит в состав «Морского космического флота» в звании научно-исследовательского судна (НИС) с правом носить вымпел научно-экспедиционного флота Академии Наук СССР. Таким же образом поступают ещё с тремя однотипными судами: «Боровичи», «Невель» и «Моржовец». Далее см.: Морской Профсоюзный Телеграф № 5 - 6 (58 - 59), 2010 // http://maritimeuniontelegraph.narod2.ru/2010/tele05_58.pdf

Юрген: EFK пишет: «Кегостров» перестраивают

EFK: «Космическим мостам нужны океанские опоры!» О.Павленко специально для «Новостей космонавтики» Слова, вынесенные в заголовок, принадлежат второму космонавту Земли Герману Титову. Он произнес их, впервые поднявшись на борт научно-исследовательского судна (НИС). 11 сентября 2010 г. Герману Степановичу исполнилось бы 75 лет, а 20 сентября минуло 10 лет, как его не стало. Так распорядилась судьба: одновременно отмечать итоги жизненного пути и память о нем. Наш рассказ посвящен роли и значимости Г.С.Титова в создании плавучих измерительных (ПИП) и командно-измерительных пунктов (ПКИП) и кораблей измерительных комплексов (КИК) уникального морского космического флота (МКФ), внесшего большой вклад в достижения СССР в начале Космической эры (1959–1991 гг.). В 1967 г., будучи инструктором-космонавтом второго отряда космонавтов, Герман Степанович получил специальность летчика-испытателя 3-го класса в ГК НИИ ВВС и готовился летать не только на всех истребителях, но и по программе воздушно-космического самолета «Спираль». 21 марта 1969 г. он был назначен начальником IV отдела (программа «Спираль»), однако после гибели Ю.А.Гагарина полеты для него прекратились – и он ушел из проекта. Позднее он говорил: «Мне никто не запрещал и никто не разрешал летать». В июне 1970 г. Титов поступил в Военную академию Генерального штаба Вооруженных сил СССР и окончил ее в августе 1972 г. Когда он подал рапорт с просьбой разрешить поступить в академию, Главком П.С.Кутахов активно содействовал удовлетворению его просьбы. Как вспоминал Герман Степанович, «позже он признался, что его вызывали в ЦК и попросили принять все возможные меры, чтобы не допустить меня к полетам». Начальник ГУКОСа А.Г.Карась предложил Титову должность заместителя начальника Центра командно-измерительных комплексов искусственных спутников Земли и космических объектов (КО) по управлению КО и КА военного назначения №153 (153-й ЦКИК ИСЗ и КО). Нужно было приобретать хорошие знания наземных, морских и самолетных комплексов, реально обеспечивающих надежное управление объектами. Имея за плечами две академии, Герман Степанович приступил к изучению организации наземного командно-измерительного комплекса (НКИК) и наземных измерительных пунктов (НИП). 1 июня 1973 г. Г.С.Титова назначили заместителем начальника ГУКОС МО по НИР и ОКР. Все текущие разработки, испытания техники, перспективные работы во многом зависели от его организаторских способностей и умения эффективно использовать накопленные знания. Он участвовал в инспекторских проверках подразделений и частей, подчиненных ГУКОСу, способствовал оптимальной организации управления наземными средствами обеспечения космических полетов. Творчески участвуя в деятельности госкомиссий по испытаниям, активно влиял на отношения между Минобороны и предприятиями-разработчиками, поставщиками космической техники. В 1973 г. Герман Степанович воспользовался предложением Фиделя Кастро советским космонавтам: в любое время прилетать для отдыха на остров Свободы. В посольстве Кубы ему сказали, что в порту стоит НИС «Космонавт Владимир Комаров» (КВК), которое с 1967 г. заходит сюда для обеспечения советской космической программы. Он нашел время познакомиться с ПКИПом. Г.С.Титов знал, что именно КВК убедительно доказал возможность использования НИСов, оборудованных техническими средствами передачи и приема информации через спутники связи, для управления полетами аппаратов на витках, невидимых с территории СССР. Таких «глухих» витков в сутках было шесть. К 1973 г. в состав Службы космических исследований Отдела морских экспедиционных работ Академии наук СССР (СКИ ОМЭР АН СССР) входили семь ПИПов – НИСы «Боровичи», «Кегостров», «Моржовец», «Невель», «Бежица», «Долинск», «Ристна» – и три ПКИПа – НИСы «Космонавт Владимир Комаров», «Академик Сергей Королёв» (АСК), «Космонавт Юрий Гагарин» (КЮГ). Под легендой этой Службы 9-й отдельный плавучий измерительный комплекс (9-й ОПИК) Министерства обороны СССР использовал ПИПы и ПКИПы в Мировом океане во времена «холодной войны». На борту «Комарова» В порту Германа Степановича встречали начальник экспедиции Владимир Геннадьевич Никифоров и капитан НИСа Вениамин Александрович Кононов. Это был девятый рейс судна, вышедшего из Феодосии 6 марта 1973 г. Задачами рейса было обеспечение полетов орбитальной пилотируемой станции (ОПС) «Алмаз», созданной в ЦКБМ В.Н.Челомея, и долговременной орбитальной станции (ДОС) «Салют» разработки ЦКБЭМ В.П.Мишина. Оба запуска оказались неудачными: у «Алмаза» произошло падение давления в гермоблоке и отказ телеметрии, отмечалось изменение параметров орбиты по неизвестным причинам; у «Салюта» из-за ошибки управленцев за первый виток был израсходован весь запас топлива в системе ориентации. ТАСС объявил его «Космосом-557». НИС оказался без работы и ожидал в Гаване указаний по дальнейшим задачам на рейс. Космонавт-2 признался, что хотел познакомиться с плавучим командно-измерительным пунктом, носящим имя его друга и коллеги, но «произвести стыковку с НИСом на территории СССР не получилось». «Ныне программа полетов орбитальных станций – основное направление в пилотируемой космонавтике, – говорил он. – Она имеет большое значение в укреплении обороноспособности страны и всего лагеря социализма. Это направление будет развиваться и оснащаться современными измерительными и командно-измерительными комплексами, несмотря на неудачи. «Комаров» имеет опыт работ по «Союзам» и «Салюту», и мне необходимо увидеть существующие ПИПы, ПКИПы и людей, которые обслуживают океанские опоры космических мостов». Осмотрев лаборатории, антенны под радиопрозрачными укрытиями («шары»), ходовую рубку, главную машину, электростанции, жилые и бытовые помещения, Герман Степанович поделился первыми впечатлениями и сказал, что НИС ему понравился и он впервые видит командно-измерительный пункт в судовой компоновке. Еще работая в Академии Генштаба над дипломной работой об использовании космических средств во время военных действий, он заинтересовался ПИПами как средствами, имеющими потенциальные возможности для применения на этапе испытаний военных космических систем. Тогда, во время поездки в Ленинград в январе 1971 г., обком партии организовал Титову посещение НИС «Боровичи». К тому времени это судно уже было известно широкой общественности: в сентябре 1968 г. оно обеспечило прием телеметрической информации с корабля «Зонд-5» на участке спуска до плотных слоев атмосферы Земли и обнаружило в Индийском океане его спускаемый аппарат. «Пригласили в обком партии согласовать мероприятия в партийной работе, – рассказывал Герман Степанович членам экспедиции и экипажа КВК, собравшимся на баке. – Зашел разговор об участии Ленинграда в освоении космического пространства. В 1967 г. город сдал покорителям космоса пять НИСов («Боровичи», «Кегостров», «Моржовец» «Невель», и КВК), в июле 1971 г. – НИС «Космонавт Юрий Гагарин». Можно съездить и посмотреть. В порту стоит НИС «Боровичи», знаменитый спаситель лунных черепах. На «Гагарин» я отказался поехать, чтобы не мешать работе корабелов, а вот «Боровичи» посмотреть согласился. Позвонили в пароходство, узнали номер телефона на борту судна и связались с вахтенным штурманом. В сопровождении дежурного по экспедиции И.Д.Гусева они встретили нас и сообщили, что капитан и заместитель начальника экспедиции должны скоро вернуться. Я попросил, если можно, показать судно. Пошептавшись с вахтенным помощником, Гусев сказал, что судно они показать могут, а чтобы вскрыть лаборатории, нужно разрешение начальника экспедиции Кизьякова, который должен вот-вот подойти. Нас провели по судну, показали все, что вызывало интерес, а вот самое главное – лаборатории измерительного комплекса – увидеть не было возможности. Мое желание осмотреть лаборатории было так выразительно, что дежурный по экспедиции вскрыл опечатанный шкафчик, взял ключи от телеметрической лаборатории и показал ее. Гусев очень толково рассказывал о работе экспедиционного комплекса, в то время как в лабораторию тихо вошел руководитель и представился: «Заместитель начальника экспедиции НИС «Боровичи» Владимир Семёнович Кизьяков… На судне идет подготовка к рейсу. Начальник экспедиции – Владимир Михайлович Понамарёв. Выход в рейс назначен на 27 августа 1971 г.» В.М.Кизьяков строго посмотрел в сторону Гусева, на связку ключей в его руке и уже готов был произнести что-то сурово. Мне стало понятно: нарушены правила режима и за вскрытие лаборатории без разрешения кого-то могут наказать. Пришлось смягчить обстановку. Сказал: «Времени у меня мало, вот и попросил изыскать возможность показать мне хоть что-то. Ваш дежурный, товарищ Гусев, убедительно мне продемонстировал, что вашу технику обслуживают знающие и находчивые люди». На это Кизьяков ответил, что за правильно принятое решение и высокую оценку знания техники, полученную от второго космонавта Земли, объявляет Игорю Дмитриевичу Гусеву благодарность». Дальнейшее знакомство с лабораториями проводил Кизьяков. Вскоре подошел капитан Николай Андреевич Бурковский. По окончании осмотра лабораторий капитан пригласил Титова в свою каюту и рассказал о поиске «Зонда-5». «Рассказ очевидца всегда интересен, – продолжал Г.С.Титов. – Потом я интересовался, какие проблемы приходится решать пароходству при организации выполнения условий договора между арендатором и пароходством. Прощаясь, я сказал, что, может быть, удастся поработать вместе. Но уже тогда у меня было предчувствие, что в космонавты я не вернусь». Так оно и случилось. В Гаване на КВК Герман Степанович прибыл уже как заместитель начальника ГУКОСа. В космосе в то время успехов у нас было мало: ракета-носитель Н-1 так и не научилась летать, ДОСы после гибели экипажа Добровольского в 1971 г. либо не выходили на орбиту по вине носителя, либо отказывали. Герман Степанович говорил: «Каждый удачный запуск должен использоваться с максимальной эффективностью, а значит управление их полетом должно быть надежным». Он точно подметил слабые места КВК: командно-измерительный комплекс «Кретон» выполняет задачи через приемную и передающую антенны, а комплекс спутниковой связи «Горизонт КВ» обеспечивает связь с ЦУПом после переключения антенн «Кретона» на него. ЦУП каждый раз должен выбирать: или разговор с космонавтами, или «Кретоном» выдавать на борт управляющие команды и программы. На ПИПах имеется радиосвязь с ЦУПом только по КВ-каналам. «Нужна спутниковая связь! – заключил он. – И еще, мы имеем ее только в Северном полушарии, а необходимо иметь ее и в Южном». Начальник экспедиции Никифоров сообщил, что этот недостаток отсутствует на новых ПКИПах КЮГ и АСК. Правда, из Южного полушария и они не могут использовать спутниковую связь, так как у них нет аппаратуры, работающей со связными спутниками на стационарной орбите. Последовал вопрос: «А ваш полет ПИПы обеспечивали?» – «Точно сказать сейчас не могу, но знаю, что в полетном задании сеансов с ПИПами не было. Связь по «Заре» была только над территорией СССР. Все остальное время я два раза за один час полета должен был вызывать наш радиоцентр по КВ-каналу связи и сообщать свое состояние. Впервые на «Востоке-2» была установлена КВ-система связи «Сигнал-3», по которой передавалось 15 параметров, в том числе пульс, температура тела, ритм дыхания и давление в скафандре». Впервые большой начальник так верно и грамотно назвал недостатки, которые мы обсуждали в экспедициях. Герман Степанович подчеркнул, что несмотря на это 9-й ОМПИК успешно решает поставленные задачи. Был задан вопрос: почему американцы сообщили о предстоящем запуске орбитальной стации Skylab 14 мая 1973 г. и о трех экспедициях к ней, называют астронавтов, а наша печать ничего о «Союзах», «Салютах» и экипажах не говорит? Герман Степанович ответил, что до настоящего времени партия и правительство считают, что космические программы СССР не должны быть известны западным разведкам. Они – лакмусовая бумажка для раскрытия военного потенциала нашей страны. Однако в ближайшее время информации о наших космических делах будет больше, это вытекает из ведущихся переговоров с NASA о совместном полете «Союза» и «Аполлона». Вопросы следовали один за другим: мог ли Г.С.Титов быть первым? Есть ли у нас экипажи для облета Луны? На первый вопрос он ответил так: «Каждому из космонавтов достался свой успех, а вместе мы делали общее дело. Как чувствовал себя, когда услышал решение Государственной комиссии? Плохо… Теперь это прошлое». По поводу второго пояснил: «Экипажи есть только на бумаге. Алексей Леонов пытается что-то делать. Вам результаты облета известны – наши черепахи были первыми живыми существами, облетевшими Луну, и перенесли полет хорошо. Вот и делайте выводы…» В июне 1974 г. Г.С.Титов заслушал начальника 4-го отдела 3-го управления ГУКОС В.И.Спирина, председателя Государственной комиссии по защите технического проекта 1929 «Селена-М» – ПИПа, разработанного ленинградским ЦКБ «Балтсудопроект». Титов утвердил акт приемки проекта и поддержал предложение отдела и начальника 3-го управления М.Ф.Кузнецова: сформировать военное представительство при Судостроительном заводе имени А.А.Жданова для осуществления военного контроля переоборудования судов и поручить ему наблюдение за созданием проектно-конструкторской документации в «Балтсудопроекте». Он помог осуществить инициативу присвоения ПИПам имен космонавтов, погибших на «Союзе-11», и космонавта П.И.Беляева. Продолжение статьи см. в журнале "Новости космонавтики - 2010, № 11. http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/content/numbers/334/05.shtml С уважением,

ssergey x 100: НИС "Академик Сергей Королев". Фото Е.Света 1978-79 г.

АВЩ: а ведь этот год юбилейный- 50 лет как человек полетел в Космос с уважением, АВЩ

Юрген: Довольно редкое фото, Гагарина и его дублера Титова везут на стартовую площадку, кто стоит сзади, думаю все тоже узнают... С уважением Ю.

EFK: Увеличить

Pharaon: Юрген пишет: Довольно редкое фото, Гагарина и его дублера Титова везут на стартовую площадку, Я бы не стал писать, что оно редкое. В советское время не было ни одного фотоальбома, посвященного космонавтике, где бы не публиковалось это фото, даже с Г.Г.Нелюбовым за его спиной. Только не было никакой аннотации, кто этот человек. Кроме того, это кинокадр, снятый уже после посадки, когда все эти события были еще раз сыграны для истории, т.к. в день старта С.П.Королев посадил всех киношников на автобус и отправил со съемочной площадки куда подальше, чтобы "не сглазили".

Pharaon: АВЩ пишет: а ведь этот год юбилейный- 50 лет как человек полетел в Космос Картинка сделана красиво и календарь красочный, но кто его из майоров, которым он был, при этом иконостасе, сделал полковником? И получилось, что Ю.А.Гагарин одет в тот вариант формы и наград, которые в этом сочетании никогда не носил.

EFK: АВЩ пишет: этот год юбилейный- 50 лет как человек полетел в Космос В связи с этим 2011 год объявлен в России Годом космонавтики. С уважением,

Pharaon: EFK пишет: В связи с этим 2011 год объявлен в России Годом космонавтики. Да это-то понятно. Главное то, что рисуя первого космонавта, художник перепутал все, что только возможно.

EFK: АВЩ пишет: потому, что он (Ю.А. Гагарин) в космосе был Первым Я полагаю, что Первым в космосе был бы все равно наш гражданин. Но выбор - надо признать: уникальный по точности - пал именно на него. Юрий Алексеевич как-то весьма образно выразился примерно так: что он оказался на вершине пирамиды лишь благодаря тем, кто торил дорогу в космос. Посему это событие - полет первого землянина в космос - прекрасный повод вспомнить всех тех, кто дал ему такую возможность. С уважением,

АВЩ: EFK пишет: Я полагаю, что Первым в космосе был бы все равно наш гражданин. не сомневаюсь... жаль, конечно, что художник допустил ошибки в изображении (на что справедливо обратил внимание уважаемый коллега Pharaon )- возможно, именно таким образом художник пытался выразить своё собственное уважение и к Ю.А. Гагарину и EFK пишет: тем, кто торил дорогу в космос. с уважением, АВЩ

Pharaon: АВЩ пишет: возможно, именно таким образом художник пытался выразить своё собственное уважение и к Ю.А. Гагарину и остальным)))) Да, я понимаю, но ошибок бы лучше избежать, а то, он взял его фотографию конца мая - начала июня 1961 г. и пририсовал на нее еще две звезды, тогда как полковником он стал только 1963 г. АВЩ пишет: на что справедливо обратил внимание уважаемый коллега Pharaon ) Благодарю Вас, уважаемый АВЩ

АВЩ: Pharaon пишет: но ошибок бы лучше избежать вне всякого сомнения... с уважением, АВЩ

Юрген: Pharaon пишет: о кто его из майоров, которым он был, при этом иконостасе, сделал полковником? И получилось, что Ю.А.Гагарин одет в тот вариант формы и наград, которые в этом сочетании никогда не носил. Вот подлинные фото

Pharaon: Юрген пишет: Вот подлинные фото Это фото майора - второй половины июня 1961, а там за основу была взята более ранняя фотография. А второе - открытка, а не фотография. Извините, уважаемый Юрген.

Юрген: Pharaon пишет: , а там за основу была взята более ранняя фотография. А второе - открытка, Вот вам самое самое раннее - 12 апреля 1961 г., Гагарин сразу после приземления, снимок из личного архива члена поисковой группы...

Анатолий II: Уважаемые друзья! Спасибо вам за внимание к интересной теме. Но хочу внести ясность. Существует значительная путаница в понятии "Морской космический флот". Существовало два больших организационных соединения: суда службы космических исследований отдела морских экспедиционных работ АН СССР (СКИ ОМЭР) и корабли измерительного комплекса Тихоокеанской океанографической экспедиции (ТОГЭ-4, затем ТОГЭ-5, затем Объединённой (уже) гидрографической экспедиции ОГЭ-5 и, наконец, 35 бригады кораблей измерительного комплекса Тихоокеанской флота. Общее между этими соединениями только одно - их идеологический создатель - НИИ-4 МО СССР. Но у них никогда не было общего руководства, у них были разные задачи: суда ОМЭР, "атлантов", никогда не работали по головным частям МБР. Корабли ТОФа комплекстовались исключительно военными и всегда носили форму. Никаких гражданских экипажей на них не было. И последний корабль "Маршал Крылов" только в современное время переведён на смешанный экипаж. За всю историю эти соединения пересекались лишь несколько раз: запуск БОРа и запуск "Бурана". Конечно, корабли ТОГЭ-4 (в её последующем развитии) участвовали практически во всех космических проектах, но их основная задача ставилась ГК РВСН и ГК ВМФ. Из-за своей засекреченности ТОГЭ-4, ТОГЭ-5 оказалась "затёрта" в историю МКФ. Но никогда моряки ТОГЭ не называли себя морским космическим флотом. Лишь иногда: "ракетно-космическим", да и то - это просто дань для журналистов. Многое в постах этой ветки хотел бы поправить, например, "Маршал Крылов" на фотографии не "в отстое", а на своём месте постоянного базирования, там, где эти корабли стояли всегда. Он в "добром здравии" и сейчас является одним из самых ходовых кораблей (по современной классификации, с 1994 года - Ссв).

Анатолий II: "Вчера с Константином посетили могилу члена первого отряда космонавтов, лётчика первого класса, 2-го дублёра Ю. Гагарина капитана Нелюбова Григория Григорьевича. Он похоронен на сельском кладбище с. Кремово Михайловского района Приморья." С сайта click here

EFK: Взято отсюда: http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/news/kosmos/news0050.html?print=true Приветствуем инициативу фонд «Русский мир» по организации празднования юбилея полёта Ю.А. Гагарина! То, что произошло 50 лет назад, является ярчайшим событием двадцатого века! Хотел бы сообщить следующее. Я представляю Союз ветеранов кораблей измерительного комплекса имени адмирала Ю.И. Максюты. Это соединение, созданное на Тихоокеанском флоте, на Камчатке, под личным контролем С.П. Королёва, имело важнейшую задачу: обеспечение полётов советских ракет, космических кораблей и спутников за пределами нашей Родины – над акваторией Тихого океана. Четыре корабля («Сибирь», «Сахалин», «Сучан» и «Чукотка») взяли на себя весь гагаринский полёт, начиная с 25 минуты. С тех пор наши корабли провели работы со всеми пилотируемыми и автономными объектами, включая знаменитый «Буран» в 1988 году. В 1994 году соединение расформировано. Остался один корабль – красавец «Маршал Крылов». Для вашего виртуального музея высылаю вам записку командира штурманской боевой части корабля «Сучан» Владимира Константиновича Гаранина, адресованную матросам перед запуском Ю.А. Гагарина, а также реконструкцию штурманского журнала с расположения кораблей перед стартом. Анатолий Курочкин, председатель межрегиональной общественной организации «Союз ветеранов кораблей измерительного комплекса имени адмирала Ю.И. Максюты» С уважением,

АВЩ: "Космонавт Владимир Комаров" фото а это - из журнала "Судостроение" за 04.1996 г. и "Техники - молодёжи" за 1971г с уважением, АВЩ

Юрген: Ролик, посвященный 5-летию плавучего КИК. http://video.yandex.ru/search.xml?text=%D0%9F%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B9%20%D0%9A%D0%98%D0%9A%20%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE&where=all&id=117087843-00#search?text=%D0%9F%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B9%20%D0%9A%D0%98%D0%9A%20%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE&where=all&filmId=118047561-00 Статья - Судостроение № 11—12, 1996 г. История строительства кораблей ТОГЭ и СКИ ОМЭР -http://vpro24.narod.ru/fleet/odessa/kvk/index2.htm С уважением Ю.

АВЩ: С юбилеем! Мы помним и гордимся! http://www.pobeda-kosmos.ru/Pages/Default.aspx с уважением, АВЩ

Юдин: Vagabond пишет: Статья о судне ,,Космонавт Юрий Гагарин,, http://nnm.ru/blogs/stimpac/morskoy_kosmicheskiy_flot_kosmonavt_yuriy_gagarin_-_nauchno-issledovatelskoe_sudno/ Прошел на НИС"Космонавт Юрий Гагарин" два последних рейса. Замечательное было судно! Таких в мире больше не было.Бывало нас обходили антлантические лайнеры с туристами,с любопытсвом взерающее и фотографирующе Гагарин.Весь плав состав были отличными людьми.Сколько надо столько и работали на благо своей Родины.Это было замечательное время! Строили орбитальную станцию"МИР"Ю.А.П



полная версия страницы