Форум » Новейшая история » Последний "маратовец". Капитан 1 ранга в отставке Вадим Германович Бенеманский » Ответить

Последний "маратовец". Капитан 1 ранга в отставке Вадим Германович Бенеманский

Andrey152: Вадим Германович Бенеманский родился 25 ноября 1916 года. Он служил на линкоре "Марат" с 1940 по 1943 г. Остался жив, когда взрывом немецкой бомбы 23.09.1941 г. кораблю оторвало нос и когда погибло 326 человек из экипажа, в т.ч. практически все командиры. Участвовал в восстановлении корабля, после чего линкор до конца блокады вел огонь по фашистам. После служил на линкоре "Октябрьская революция", лидере "Ленинград", эсминце "Проворный". Затем в 1 НИИВМФ возглавлял отдел паросиловых установок, занимался внедрением атомных силовых установок на кораблях и подводных лодках. Сейчас Вадим Германович живет в Санкт-Петербурге на Московском проспекте Курсант Бенеманский в 1940 г. Капитан 1 р. Бенеманский в 1985 г.

Ответов - 19

Andrey152: [26/01/2009] Атомная энергетика для подводного флота О взаимодействии специалистов Военно-морского флота с научно-техническими организациями и промышленными предприятиями при решении задачи создания атомного подводного флота и опыте единой организации при решении государственной стратегической задачи мы беседуем с участником обороны Ленинграда В.Г. Бенеманским, капитаном 1 ранга в отставке, многие годы проработавшим в 1 ЦНИИ МО военного кораблестроения. -Вадим Германович, каким образом студент Уральского политехнического института оказался в «Дзержинке» в Ленинграде? - После летних военных сборов по окончании 4 курса Уральского политехнического института по путёвке комсомола я был направлен в Высшее военно-морское училище им. Дзержинского. После его окончания в 1940 г. служил командиром трюмной группы механического подразделения БЧ-5 на флагмане Балтийского флота линкоре «Марат». В сентябре 1941 г. наш линкор находился на первой линии огня в Финском заливе в районе Петродворца. Первое ранение корабль получил 11 сентября при обстреле Кронштадта вражеской авиацией. Корабль остался в строю и продолжал вести сражение. 23 сентября после очередного налета авиации взрыв огромной силы надломил корабль. Повредил орудийные башни. Погиб командир корабля. Я был контужен и отправлен в госпиталь, но потом снова вернулся на корабль. После участия в наведении переправы на «Невском пятачке» в 1942 г. меня направили командиром дивизиона движения на линкор «Октябрьская революция», поддерживавший своим огнем части, оборонявшие Пулковские высоты. В 1944 г. в качестве командира БЧ-5, т.е. старшего механика корабля меня направили на лидер эскадренных миноносцев «Ленинград», где я и встретил День Победы. В 1946 г. вместо намеченного поступления в Военно-морскую академию меня направили в Германию (Росток) на ремонт корабля – эсминца «Проворный», доставшегося нам по репарации. И всё-таки ВМА я закончил и получил назначение в Военно-морской 5 НИИ эксплуатации кораблей ВМФ начальником отдела паротурбинных установок. Разработки, которые вел отдел, позволили обобщить опыт эксплуатации боевых кораблей в войну, дать рекомендации на будущее. Кроме того, мне довелось поработать флагманским инженером-механиком крепости Кронштадт. А через 4 года я снова вернулся в науку, к которой стремился со студенческих лет. Меня пригласили в 1 НИИ ВМФ начальником отдела паросиловых установок военных кораблей. Вот так более чем на полвека я связал свою жизнь с военным флотом. - Мог ли четверокурсник Уральского политехнического института, направленный по комсомольской путевке на учебу в Ленинград, предполагать, что станет одним из создателей ядерных энергетических установок для подводных кораблей? - Если учесть, что последние военные сборы в институте мы проходили в артиллерийской команде, оснащённой лошадиной тягой, метаморфозы в моей военной карьере были потрясающими. Об использовании атомной энергии в те годы не могло быть и речи. Как впоследствии показала история, события по атомному проекту развивались стремительно. Начатые в 1939 г. в Ленинградский физико-технический институте в лаборатории И.В.Курчатова исследования Г.Н.Флерова, попытавшегося вместе с Л.И.Русиновым запустить цепную реакцию деления урана, получили продолжение в 1943 г., когда Флеров, отозванный с фронта, был включен в группу ученых, занимавшихся созданием советского ядерного оружия. Именно в эти годы началась героическая атомная эпопея. Но я тогда служил на военных кораблях с котлотурбинными установками. Во второй половине 1940-х гг. советские ученые приступили к разработке первых проектов мирного использования атомной энергии, одним из направлений которых стала транспортная энергетика. Поскольку атомный реактор способен превращать воду, проходящую через него в пар, который может вращать турбину, появилась идея присоединить к валу турбины гребные винты и установить реактор на судне. Над решением этой технической задачи интенсивно работали и американские, и наши ученые. В марте 1947 г. Первое главное Управление Совета Министров СССР постановило приступить к НИР и подготовительным проектным работам по морским энергосиловым установкам, в первую очередь, для подводных лодок. Широким фронтом работы по корабельным АЭУ развернулись в конце 1949 г. По предложению И.В.Курчатова, А.П. Александрова, Н.А. Доллежаля., поддержанному зампредседателя СМ СССР В.А. Малышева, в сентябре 1952 г. вышло постановление за подписью И.В.Сталина о начале работ по сооружению опытной АПЛ. Программа создания первой АПЛ была возведена в ранг национальной задачи. В её создании приняло участие около 135 предприятий страны. Созданная под председательством А.П. Александрова комиссия из четырёх вариантов реакторов: -с графитовым замедлителем и гелиевым охлаждением, -с бериллиевым замедлителем и гелиевым охлаждением, - с графитовым замедлителем и водяным охлаждением, -реактор корпусного типа с водой под давлением выбрала реактор корпусного типа в качестве основного, так как он был наиболее простым в исполнении, имел освоенный в энергетике теплоноситель и меньшую загрузку U235 . Также были продолжены работы по реактору с жидкометаллическим теплоносителем. Из-за повышенной секретности начального этапа работ по корабельной атомной энергетике технические задания на первые опытные корабельные АЭУ с представителями ВМФ не согласовывались. После подключения к этой проблеме специалистов ВМФ были решены такие задачи, как: • разработка требований флота к атомным энергетическим установкам для АПЛ, • обоснование мощности, типов и условий работы реакторов, • выбор типовых режимов работы АЭУ, • обеспечение ядерной и радиационной безопасности, • разработаны требования к компоновке и уровням биологической защиты. --Вы практически с самого начала работ стояли у истоков создания корабельной атомной энергетики? --С 1 ЦНИИ военного кораблестроения ВМФ я познакомился ещё, будучи флагманским инженером-механиком Кронштадтской крепости, в качестве представителя флота в составе НТС 1 ЦНИИ ВК. Начальником института тогда был Л.А.Коршунов. А уже после окончания академии я стал работать в институте сначала старшим научным сотрудником, а через полгода и начальником отдела паросиловых установок. 1 ЦНИИ военного кораблестроения был базовым институтом, правой рукой Главного управления кораблестроения (ГУК). Институт проводил собственные научно-технические работы, принимал от 5-го НИИ ВМФ результаты обобщений опыта эксплуатации военных кораблей и, анализируя проекты конструкторских бюро, вырабатывал тактико-технические требования к кораблям новых проектов. В нашем отделе, где были секторы: котлотурбинный, теплообменных аппаратов, вспомогательных механизмов и автоматики, после Постановления 1958 г. о разработке атомной энергетики для военно-морского флота сначала в рамках сектора теплообменных аппаратов начала развиваться тематика использования ядерных реакторов, затем выделившихся в специальный сектор. Позднее сектор преобразовался в самостоятельный отдел реакторных установок, который возглавил Ярослав Данилович Арефьев, очень серьёзный, с аналитическим складом ума человек. Остальной комплекс атомной энергетической установки продолжал находиться в отделе паросиловых установок. В постановлении 1958 г. о развитии атомной энергетики в интересах военно-морского флота были намечены абсолютно все направления развития ядерных реакторов: и водо-водяной, и с жидкометаллическим теплоносителем (ЖМТ), и газовый, и 1-контурный, и 2-контурный. Научными руководителями отдельных направлений были академики Н.А.Доллежаль, А.И.Лейпунский. Специальные КБ были представлены главными конструкторами В.Н.Перегудовым, А.К.Назаровым, С.Н.Ковалевым, П.П.Пустынцевым, Е.Н.Кормилицыным, М.Г.Русаноымв, Н.Н.Исаниным, И.Д.Спасским и многими другими. Научное руководство всем комплексом работ было поручено академику А.П.Александрову. Мне посчастливилось общаться с этой научно-технической элитой страны в качестве представителя ВМФ. Чтобы соответствовать их уровню, постоянно приходилось учиться, учиться, и учиться. Под председательством А.П.Александрова, наделённого большими полномочиями, была создана оперативная группа для решения всех вопросов, возникавших по ходу реализации проекта. А.П. мог принимать самостоятельные решения, и в правительстве его поддерживали. Всем конструкторам и строителям Анатолий Петрович Александров не раз рекомендовал внимательно прислушиваться к предложениям и замечаниям флота, которые формулировал 1 ЦНИИ ВК. --Как часто вам приходилось общаться с мэтрами атомной науки? -- Будучи постоянным членом оперативной группы, по 2-3 раза в месяц я встречался с Анатолием Петровичем Александровым, очень умным, выдержанным человеком, поражавшим способностью даже в самых критических ситуациях сохранять спокойствие и никогда не повышать голос. Его авторитет был непререкаем на всех уровнях. Дважды мне посчастливилось быть его прямым заместителем. На 675 проекте АПЛ (1961 г.), уже принятом флотом, из-за незавершенности экспериментов у А.П. (как все его называли не только заглаза) не было окончательной уверенности в надёжности активных зон. Лодку решили сдать флоту с 75 %-ным ограничением по мощности. После двух лет опытной эксплуатации, за время которой были проведены дополнительные ОКРы, Александров предложил «вернуть долг флоту», т.е. снять ограничения по мощности с 675 проекта. Для этого необходимо было собрать Государственную комиссию, которую и возглавил сам А.П. Меня же он назначил заместителем председателя комиссии от флота, хотя по рангу это должен был быть представитель ГУКа. Согласовав с ГУКом это назначение, А.П. настоял на своём решении. И в дальнейшем поддерживал наши предложения при работе комиссии по приёмке корабля. Головная лодка 670 проекта (1973 г.) на Адмиралтейском заводе шла тяжело. Не было у них ещё такого опыта, как у Севмашпредприятия. А по требованиям военной приёмки часто приходилось собирать оперативную группу, причём не по принципиальным физическим проблемам, а по чисто технологическим вопросам. И тогда для ускорения работ А.П. предложил организовать малую оперативную группу во главе со своим заместителем, т.е. мной. Тогда мы помучились «по полной». Ситуация была сложная. Для исправления нарушений, замеченных военпредами, иногда чуть ли не полкорабля требовалось разобрать. А у завода план, и сроки горят. Пришлось испить сию чашу до дна. Но главное испытание выпало мне ещё в самом начале моей деятельности в 1 ЦНИИ ВК, когда меня, ещё «не умевшего плавать» в море атомной проблематики, бросили «на самую глубину». В начале 1960 г. проводилось рассмотрение эскизных проектов, подготовленных контрагентами по постановлению СМ СССР 1958 г., когда и наш институт активно включился в эту программу. 1 ЦНИИ ВК ВМФ был помощником ГУКа, главным консультантом по всем научно-техническим вопросам этого проекта. После выступления главных конструкторов по направлениям необходимо было представить замечания-предложения флота. Более чем по десятку тем надо было подготовить замечания и кратко изложить их на этом совещании. Мои надежды, что выступать от флота перед атомным научно-техническим бомондом поручат Ивану Дмитриевичу Дорофееву, ещё с 1952 г. бывшего в курсе данной тематики, много поездившему по всем институтам, не оправдались. Начальство1 ЦНИИ ВК решило, что выступать должен начальник отдела АЭУ, т.е. я. За две недели с помощью четырёх толковых молодых специалистов, неплохо разбиравшихся в физике реакторных установок, мы подготовили свои замечания-предложения. Своё выступление на совещании я построил в виде пожеланий, по тем вопросам, по которым мы чего-то не знали. А с точки зрения эксплуатации, наши требования были чётко сформулированы. Закрывая совещание, А.П. Александров отметил: «Обратите внимание на ценные замечания, представленные флотом. И подготовьте ответы на все поставленные вопросы». После этого выступления я действительно приобрёл вес в этой элитной научной среде. И.Д. Дорофеев, которого называли "русским Риковером", на том совещании выступал с докладом о строительстве первой атомной подводной лодки «К-3», в котором он участвовал с самого начала: от «чистого листа» до сдачи лодки. И был участником сдаточного похода первенца атомного подводного флота. -- Какие функции возлагались на представителей ВМФ в лице 1 ЦНИИ ВК при создании корабельной атомной энергетики? -- За 1 ЦНИИ ВК было закреплено научно-техническое руководство от ВМФ. По оперативно-тактическим заданиям ГУК 1 ЦНИИ ВК ВМФ выдавал тактико-технические требования (ТТТ) и сопровождал все работы с момента проектирования, строительства, испытания до сдачи корабля, включительно, а также осуществлял контроль над опытной эксплуатацией. Это позволяло нацеливать всех исполнителей на достижение конечного результата. Кроме того, было организовано техническое сопровождение всех военных предприятий-участников и соисполнителей проекта. Руководство этой работой в 1 ЦНИИ ВК ВМФ было поручено И.Д.Дорофееву. Такая организация работ позволила реализовать поставленные задачи в намеченные сроки. Создание новой корабельной энергетики потребовало разработки прорывных научно-технических решений не только в области собственно энергетических установок, но и в развитии электроэнергетических систем, систем управления энергетикой и техническими средствами кораблей в целом. Разработка требований ВМФ к типажу, оптимизации характеристик энергетических установок, обеспечению их унификации и стандартизации, созданию базы для разработки, производства, отработки, испытаний и эксплуатации установок и всего комплектующего оборудования, вот далеко не полный перечень работ, которыми приходилось заниматься специалистам нашего института. Объём решаемых проблем определялся большим количеством научно-технических направлений в различных отраслях от теплофизики и гидродинамики до создания и разработки процессов производства новых конструкционных материалов и технологий их обработки. В решении этих задач серьёзная роль отводилась специалистам-энергетикам из 1 ЦНИИ ВК. На нас возлагалось исследование перспектив развития, выбор типов энергетики, обоснование их внедрения на корабли, разработка требований флота к ним, разработка планов НИР и ОКР, ТТЗ, научно-технический контроль над разработкой и созданием образцов АЭУ по результатам НИОКР, выполняемых НИИ и КБ. Диапазон тематики по корабельной энергетике был очень широк и насчитывал десятки новых направлений, таких как, термоядерный синтез, МГД двигатели, двигатели с прямым преобразованием ядерной энергии в электрическую и др. Процесс создания атомной энергетики принципиально отличался от процесса создания энергетических установок на органическом топливе. Результатом совместных усилий ученых, инженеров, военных специалистов стало создание типовой корабельной энергетической установки. --На первоначальном этапе разрабатывалось два варианта реакторов? --Да, по результатам проведённых исследований было решено создавать два типа реакторов для опытных атомных подводных лодок (АПЛ): водо-водяной реактор под давлением (установка ВМА, наземный прототип-стенд 27ВМ) и реактор с жидкометаллическим Pb-Bi теплоносителем (установка 645ВТ, наземный стенд 27ВТ). Первая корабельная ППУ ВМА была разработана НИКИЭТ под руководством Н.А.Доллежаля, паротурбинная часть на базе главного турбозубчатого агрегата ГТЗА-ТВ9 разрабатывалась турбинным КБ Ленинградского Кировского завода (ЛКЗ) под руководством М.А.Казака, парогенераторы для установки ВМА разрабатывались СКБК Балтийского завода под руководством Г.А.Гасанова. В создании первых корабельных АЭУ принимало участие несколько десятков специализированных НИИ, КБ, заводов. На все предприятия были назначены представители военной приёмки (ВП), осуществлявшие научно-техническое сопровождение создания образцов новой техники, начиная с технических проектов. При создании первой АЭУ для атомных подводных лодок корабельным энергетикам была поставлена чрезвычайно сложная задача. В весьма ограниченных объёмах, выделенных для паропроизводящей (ППУ) и паротурбинной установки (ПТУ), требовалось разместить две установки с удельной массой около 40 кгл.с., что примерно вдвое жестче по требованиям, чем в американских установках. В составе корабельного варианта АЭУ предусматривались две ППУ, с одним ядерным водо-водяным реактором ВМА в каждой, парогенератором, состоящим из 4 секций, главным и вспомогательным насосами первого контура, а также системами газа высокого давления, подпитки и аварийной проливки первого контура, воздухоудаления и отбора проб. Для охлаждения оборудования ППУ предусматривались третий и четвёртый контуры на пресной и забортной воде, соответственно. В каждой из двух ПТУ предусматривался ГТЗА с обслуживающими системами. К процессу создания опытной АЭУ на стадии технического проекта была подключена большая группа специалистов ВМФ. Группу военпредов-атомщиков возглавил И. Д. Дорофеев. Одновременно он являлся председателем энергетической секции комиссии по приёмке АПЛ. По результатам опытной эксплуатации АЭУ специалисты 1 ЦНИИ ВК ВМФ готовили предложения по её усовершенствованию. Главной задачей было выявить недостатки АЭУ для их последующего устранения при строительстве серии АПЛ. -- Какие главные недостатки были присущи первым корабельным реакторам? --Среди наиболее существенных недостатков ядерного реактора ВМ-А для первого поколения АПЛ следует отметить: • недостаточную надёжность работы активных зон, • малый ресурс (около 1000 часов) первых конструкций прямоточных парогенераторов, • отказы в работе отсечной арматуры по первому контуру, • неудовлетворительное качество водоподготовки по контурам, • частые отказы ГЦН и ВЦН. По результатам испытаний опытных образцов было разработано несколько программ доведения основного оборудования АЭУ до уровня требований заказчика. С участием специалистов ВМФ были разработаны требования к активным зонам, методики и программы их испытаний, усовершенствованы конструкции АЗ. Большой объём работ был проделан для повышения надёжности парогенераторов и совершенствования систем водоподготовки. Было опробовано около двух десятков различных конструкций ПГ, испытаны различные материалы для трубных систем – от углеродных сталей до титановых сплавов. Лабораторией водоподготовки, организованной в нашем отделе под руководством А.В.Кожевникова, были созданы конструкция и технология изготовления ионно-обменных фильтров, разработаны сорбенты для обессоливания и обескислороживания воды второго контура реакторной установки. Важно отметить также вклад сотрудников нашего института в разработку режима разогрева АЭУ, который позволил обеспечить эксплуатацию атомной установки до заводского ремонта, что невозможно было сделать ранее из-за недостаточной надёжности рубашек корпусов реакторов ВМ-А. Для обоснования решений сложных научно-технических проблем корабельной атомной энергетики потребовалось создание мощной экспериментальной базы, в том числе, полномасштабных стендов и установок, исследовательских реакторов и критсборок. -- Для первой атомной лодки частично использовалось оборудование, разработанное для котлотурбинных установок. АЭУ собиралась «с бору по сосенке», по так называемой технологии «россыпью», а оптимизация конструкции и технологии началась позднее, на следующих проектах? --Сроки были очень жёсткими. Где возможно, использовались уже имевшиеся наработки. Так, Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ) для первой АПЛ предоставил главный турбозубчатый агрегат ГТЗА ТВ-9, который он делал для надводных сторожевых кораблей. За создание всего комплекса паротурбинной установки, включающего кроме турбины, редуктора и двигателя вала ещё и генераторы и вспомогательное оборудование, необходимое для обслуживания корабля, ЛКЗ не взялся. Для первой АПЛ это оборудование поставлялось другими предприятиями, а объединением их в единую систему занималось СКБ-143 (сегодняшний СПМБМ «Малахит»). Да и ресурс ГТЗА, который гарантировал Кировский завод, составлял всего 100 часов, хотя на те же установки для надводных кораблей гарантийный ресурс достигал 2000 часов. Изготовление паротурбинной установки в блочном варианте стало одной из важнейших задач дальнейшего развития корабельной атомной энергетики. Значительная пространственная распределённость и большой объём первого контура, наличие трубопроводов большого диаметра, соединяющих основное оборудование стали основными недостатками АЭУ первого поколения. Это создавало проблемы в организации защиты при аварийной разгерметизации I контура и при разрыве импульсных трубок, соединяющих I контур с контрольно-измерительными приборами. Недостаточная надёжность оборудования и большие массогабаритные характеристики (особенно электрооборудования на постоянном токе) при высоких технологических и эксплуатационных параметрах (давлении в I контуре 200 атм., температуре пара 3000 С) при почти полном отсутствии автоматизации управления АЭУ, недостаточные прочность третьего барьера безопасности надёжность системы контроля за ядерными процессами в ЯР, всё это могло послужить причиной аварии. Пусковая аппаратура позволяла контролировать ядерные процессы в ЯР во время пуска только при выходе на определённый минимально контролируемый уровень мощности. Малое пусковое положение компенсирующих решёток с учётом несовершенства перегрузочного оборудования также могли привести к авариям. Не была предусмотрена возможность расхолаживания АЭУ в условиях полного обесточивания лодки. -- На следующем поколении АПЛ эти замечания уже были устранены? Чем второе поколение АПЛ отличалось по энергетической части от лодок проектов 627, 658, 659, 675? -- Из опыта эксплуатации ППУ I поколения, где главные неприятности приносили течи воды из I контура во II (в основном через парогенераторы) и течи наружу в насосные, аппаратные и парогенераторные выгородки, для II поколения была изменена компоновочная схема АЭУ. Она осталась петлевой, но существенно были сокращены пространственная распределённость и объём I контура. Сокращено количество трубопроводов большого диаметра, соединяющих основное оборудование. Увеличилось количество дистанционно-управляемой аппаратуры. АПЛ II поколения перешли на источники переменного тока. Турбогенераторы стали автономными. Результаты эксплуатации значительного количества атомных подводных лодок первого поколения вскрыли целый ряд особенностей АЭУ, не свойственных традиционным энергетическим установкам с точки зрения надёжности, безотказности, управления. Требования по надёжности, безотказности, ремонтопригодности, долговечности, безопасности, в том числе, ядерной, по ударостойкости, малошумности необходимо было ужесточать. С учётом циклической эксплуатации, были определены требования флота к долговечности, конструктивной прочности, работоспособности изделий в условиях предельных нагружений в переходных процессах. Все эти требования были включены в общие технические требования ВМФ, в нормы и правили проектирования АЭУ, обязательные для всех проектантов корабельных реакторных установок. Стало очевидным, что на традиционных материалах требования по габаритам и надёжности выполнить не возможно. Для создания ПТУ в блочном варианте необходимо было переходить на новые более прочные материалы, в том числе титановые сплавы. Кировский завод от освоения новых материалов отказался. За создание ПТУ в блочном варианте взялся Калужский турбинный завод, на котором главным конструктором работал Владимир Иванович Кирюхин, возглавивший этот проект. Завод взялся за освоение титановых конструкций. Завод начал создавать паротурбинные установки для АПЛ. И до сих пор они остаются главными проектировщиками ПТУ для подводного флота. На втором поколении лодок до конца не удалось справиться с такими проблемами ППУ, как недостаточная надёжность основного оборудования: АЗ, парогенераторов, систем автоматики. Аварии, в основном, происходили из-за разгерметизации оболочек тепловыделяющих элементов, течи воды из I контура во II через парогенераторы, выхода из строя автоматики или работы её в режиме, при котором происходил несанкционированный пуск ЯР. Остались не до конца решенными проблемы ЯБ, связанные с аварийным расхолаживанием ЯР при полном обесточивании корабля, с обеспечением контроля над ядерными процессами в ЯР, когда он находится в подкритическом состоянии. --Как организовывались работы по разработке последующих поколений АЭУ для подводного флота? -- 4 июля 1958 г. была начата эксплуатация первой корабельной АЭУ на АПЛ «К-3». В том же году было принято постановление о создании корабельных АЭУ второго поколения. В зависимости от типа АПЛ, в первую очередь, от скоростных характеристик требовалось создать АЭУ различной мощности: от 20 до 100 тыс. л.с. Была поставлена задача обеспечить основные корабли второго поколения проектов 670, 671, 667 единой унифицированной установкой на базе реактора ВМ-4. При этом решались следующие проблемы: - повышение агрегатной мощности примерно в 1,5 раза по сравнению с АЭУ первого поколения, - улучшение массогабаритных показателей на 20-30 % , - повышение герметичности систем и сокращение протяжённости трубопроводов I контуров с применением патрубков «труба в трубе» и размещением ГЦНПК на парогенераторах, - исключение отсечной арматуры I контура и использование специальных конструктивных и схемных решений по недопущению переопрессовок I и II контуров, - разработка ремонтопригодных конструкций, повышение их надёжности, удвоение ресурса для комплектующих и установок в целом, - обеспечение надёжного расхолаживания ППУ с помощью естественной циркуляции с возможно более высоких уровней мощности установок, - оптимизация систем автоматического управления и контроля АЭУ. Были созданы две модификации ППУ, отличающихся количеством унифицированных парогенераторов с насосами первого контура. Необходимые мощности ППУ набирались за счёт двух реакторов ОК-300 для АПЛ проекта 671 и двух реакторов ОК-700 для проекта 667. Для АПЛ 670 проекта впервые было решено использовать однореакторную установку с ППУ ОК-350. Большую роль в принятии этого решения сыграл 1 ЦНИИ ВК МО. Паротурбинные установки для 670 и 671 проектов были одновальными (с ГТЗА 615 и 631), для 667 проекта – двухвальными (с ГТЗА 635). В каждой ПТУ проекта 667 оставался один из двух турбогенераторов, предусмотренных в одновальном варианте. Несмотря на все сложности поставленных задач, они были выполнены. На втором поколении АЭУ были повышены безопасность, надёжность, живучесть, технологичность, маневренность. Многие сотрудники института были отмечены государственными наградами, в том числе и мне за участие в создании ПТУ для АПЛ II поколения была присуждена Государственная премия. -- Какие инициативные научные исследования проводились специалистами вашего института для повышения надёжности эксплуатация атомных энергетических установок? -- В 1 ЦНИИ ВК МО проводились серьёзные работы по использованию естественной циркуляции теплоносителя для повышения надёжности, живучести и безотказности АЭУ под руководством А.Я.Благовещенского. По инициативе специалистов 1 ЦНИИ ВК были также проведены работы по повышению ударостойкости оборудования корабельных АЭУ, что позволило в дальнейшем избежать тяжёлых последствий для АПЛ и окружающей среды при авариях. Параллельно с созданием АЭУ II поколения решалась ещё одна сложная задача создания значительно превышающей по мощности АЭУ для самой скоростной в мире опытной АПЛ проекта 661.

Andrey152: --Перевооружение лодок на баллистические ракеты большой дальности потребовало, по-видимому, и модернизации АЭУ АПЛ? -- К концу 1960-х гг. резко возросла мощь авианосных ударных ВМС США. В авианосные ударные соединения включались атомные крейсеры и многоцелевые АПЛ. Для борьбы с этими соединениями нужна была новая высокоскоростная лодка, вооруженная крылатыми ракетами, которая могла бы наносить массированные удары из-под воды по кораблям с большой дистанции. В 1969 г. флотом было выдано ТТЗ на создание крейсерской АПЛ III поколения, вооруженной крылатыми ракетами комплекса «Гранит». Проектирование АПЛ проекта 949 осуществлялось в ЦКБ «Рубин» под руководством П.П.Пустынцева, с 1977 г. этот проект продолжил И.Л.Баранов. Главным идеологом лодок III поколения в ЦКБ «Рубин» являлся С.Н.Ковалёв. АЭУ АПЛ 949 проекта, состоявшая из 2 ВВР и 2 ПТУ, работающих на 2 гребных вала, была выполнена в блочном варианте. Для АПЛ проекта 941 КБ ЛКЗ была разработана паротурбинная установка БПТУ-675. Для проектов 949, 945, 971 Калужским турбинным заводом была создана БПТУ типа ОК-9, для уменьшения массогабаритных характеристик которой был использован титан. В ходе испытаний этих установок с участием специалистов 1 ЦНИИ ВК МО было внедрено более ста конструктивных наработок, в том числе высокоэффективной низкочастотной амортизации уникальных резинокордных патрубков циркуляционной трассы. Создание БПТУ ОК-9 наряду с ППУ ОК-650Б обеспечило создание самой малошумной АПЛ III поколения. Планом подводного кораблестроения на 1969-1980 гг. предусматривалось создание устойчивой стратегической ракетно-ядерной подводной системы с оружием большой дальности. Для размещения новой межконтинентальной БР было решено модифицировать АПЛ 667А проекта (Главный конструктор С.Н.Ковалёв). Разработка всех последующих модернизаций проекта 667 (Б, БД, БДР, БДРМ) с увеличенным количеством ракет была направлена на сохранение основного комплектующего оборудования. При постройке лодок этого проекта был реализован целый комплекс мер по снижению шумности. Ряд механизмов ПТУ монтировались на специальных вибропоглощающих фундаментах с улучшенной системой амортизации. С 1973 г. в ЦКБ «Рубин» начались работы по созданию АПЛ для БР с разделяющимися боевыми блоками индивидуального наведения. По боекомплекту ракет АПЛ проекта 667 БДР в 3 раза превосходила аналогичные корабли II поколения. Создание этого корабля послужило началом строительства АПЛ III поколения, вооруженных крылатыми ракетами. Тяжелый подводный крейсер 941 проекта представлял собой дальнейшее развитие подводных кораблей с БР большой мощности. Создание тяжелых ракетных крейсеров стратегического назначения (ТРКСН) явилось ответной мерой на строительство в США АП ракетоносцев типа «Огайо», вооруженных 24 МБР типа «Трайдент». Многокорпусная АПЛ «Акула» внутри легкого корпуса имела 5 прочных обитаемых корпусов, два из которых (главные) были расположены параллельно друг другу. АЭУ состояла из 2 эшелонов (по одному в каждом главном корпусе), в каждый из которых входили ВВР и ТЗА блочного исполнения. Блочное исполнение, помимо технологических преимуществ, позволило применить более эффективные меры виброизоляции для снижения подводной шумности корабля. В СПМБМ «Малахит» под руководством ГК Г.Н.Чернышева в июле 1976 г. началось создании многоцелевой АПЛ проекта 971, отличительной конструктивной особенностью которой стало применение развитой системы двухкаскадной амортизации. Все оборудование и боевые посты были размещены на амортизаторах в зональных блоках, которые изолировались от корпуса корабля резинокордными пневматическими амортизаторами. АЭУ проекта 971 состояла из 1 ВВР и блочной одновальной ПТУ с широким резервированием механизмов и оборудования. Подводные корабли этого проекта стали самыми малошумными отечественными многоцелевыми АПЛ. --Какие усовершенствования по сравнению с предыдущими энергетическими установками были внесены в АЭУ IV поколения? -- При создании установок III поколения решалась задача двукратного повышения их мощности без существенного изменения массы и габаритов при одновременном обеспечении более высоких параметров по безопасности, надёжности, ремонтопригодности, акустической скрытности, маневренности. Для этого были повышены энергонапряжённость активной зоны и энергонапряжённость парогенератора, применено агрегатирование основного оборудования. Габариты созданной установки позволяли транспортировать её по железной дороге. Такое уникальное решение дало возможность изготавливать весь блок, включавший корпуса реакторов, парогенераторов, насосов и фильтров очистки I контура, на машиностроительном заводе, что повышало качество изготовления ППУ. Для повышения надёжности, безопасности и скрытности лодки установка имела высокий уровень (30 % полной мощности) естественной циркуляции теплоносителя I контура. Для повышения скрытности по акустическому полю была поставлена задача определения виброакустической характеристики (ВАХ) и вклада в акустическое поле АПЛ шумоизлучения ППУ. По результатам исследований специалистов ВМФ, в которых большую роль сыграл ЦНИИ 45, были предложены технические решения, позволившие ОКБМ создать новую модификацию установки с существенным снижением ВАХ ППУ. Последние модификации АПЛ III поколения превосходили по показателям шумности американские лодки того периода постройки. -- Ваш институт участвовал и в организации натурных стендов для испытания АЭУ? -- Не только участвовал, но и инициировал их создание. В начале 1960-х гг.1 ЦНИИ ВК ВМФ выступил с предложением о строительстве испытательного центра ВМФ для испытания корабельных АЭУ и подготовки личного состава АПЛ в Сосновом Бору, где позднее была построена ЛАЭС. -- А разработкой требований к активным зонам реакторов занимался ваш институт? -- Для всех поколений корабельных АЭУ создание надёжных активных зон являлось одной из наиболее сложных проблем. В реакторах паропроизводящих установок использовалось множество типов активных зон, отличавшихся по типу теплоносителя, составу и конструктивному исполнению элементов. Был проведён комплекс исследований влияния на работоспособность АЗ энергонапряжённости реакторов, глубины выгорания топлива, различных нагрузок, наклонений корабля, выполненных по ТЗ, подготовленным 1 ЦНИИ ВК МО, что повысило энергоресурс и срок службы корабельных АЗ более чем на порядок (в 7-15 раз). -- А проблемы ядерной безопасности корабельных реакторов также курировались вашим институтом? -- Конечно. Обеспечение ядерной безопасности корабельных АЭУ на всех стадиях жизненного цикла, а также при хранении и транспортировке ядерного топлива всегда имеет приоритет среди остальных проблем корабельной атомной энергетики. Научно-техническое руководство работами по созданию надёжной защиты, формированию культуры обеспечения безопасности, ответственности проектантов, заводов-изготовителей АЭУ, производственного персонала судостроительных и судоремонтных заводов, личного состава кораблей, использованию апробированных конструкторских и технологических решений, выполнению требований проектной, технологической и эксплуатационной документации, оценке безопасности и анализу информации о создании и эксплуатации корабельных АЭУ постоянно проводилось 1 ЦНИИ МО. На основании собственных работ и результатов, полученных отраслевыми НИИ, выдавались тактико-технические требования по новым установкам, проводился научно-технический контроль над разработкой технических проектов и строительством головных кораблей. Организация работ была предельно чёткой, позволявшая осуществлять действенный контроль над всем процессом. Схема работала следующим образом: после рассмотрения технического проекта все организации-исполнители, контрагенты вносили свои замечания, которые сводились в единую сводку. Разрабатывались соответствующие предложения конструкторов, изготовителей образца, на основании чего вырабатывалось решение межведомственной комиссии. Порой перечень предложений – дополнений, которые должен был реализовать завод по уже принятому проекту, был огромен. При создании рабочего проекта все эти предложения должны были быть учтены. Выполненный заказ принимала Госкомиссия по приёмке. Роль 1 ЦНИИ ВК МО в организации всех этих работ была значительной. Учиться приходилось до самого последнего дня профессиональной деятельности. --Какие проблемы, с которыми вам пришлось столкнуться на трудовом пути, запомнились как самые тяжелые? -- По части реакторной установки решение проблемы устранения течи парогенераторов. К подготовке охладителя предъявлялись очень высокие требования по очистке от хлоридов и других примесей. В нашем отделе была создана химическая лаборатория (человек 16) под руководством Ивана Алексеевича Кожевникова. Он предложил систему ионно-обменных фильтров (и конструкцию, и всю химическую начинку), состав сорбентов. Больше года вся страна мучилась с решением этой проблемы. Главным конструктором парогенераторов на Балтийском заводе был Генрих Алиевич Алиев, прозванный «железным Генрихом». ЦК трясло его нещадно. Пока не перешли на титановые сплавы, решить вопрос не удавалось. На титане эти проблемы прекратились. Г.А.Алиеву за эту работу присвоили Ленинскую премию. Большие проблемы были и с отработкой самих активных зон, созданием которых занималось Министерство среднего машиностроения: Института атомной энергии, НИИ 8. Позднее у нас появились собственные испытательные стенды в Обнинске, в Сосновом Бору. В Палдиске был создан натурный стенд для учёбы. Все эти стенды в Палдиске, Дзержинке, Пушкине создавались по согласованию с 1 ЦНИИ МО. Вопросов с активной зоной, с автоматикой всегда хватало. Очень серьёзным вопросом, без решения которого обеспечить скрытность ПЛ невозможно, стала акустика. Из-за требовательности по акустике к ГТЗА, изготовленному ЛКЗ, я нажил себе «врага» в лице Кировского завода. Не смотря на то, что ГТЗА, по всем параметрам, кроме акустики, соответствовал ТТТ, я как председатель межведомственной комиссии отказался его принимать. Директор завода И.С.Исаев, начальник КБ ЛКЗ А.Г.Старостенко, главный конструктор М.А.Казак даже жаловались в ГУК. Но пока ни был разработан план мероприятий по снижению шумности ГТЗА, выполнение плана заводу не было подписано, что впоследствии позволило реализовать важные мероприятия. Кировский завод создал современный редукторный цех и стал делать на порядок более точные колёса редукторов. Другим серьёзным достижением стало создание стенда для сдачи АПЛ «Акула». На Кировском заводе было начато строительство мощного стенда с огромным количеством оборудования и соответствующей инфраструктурой. Большой процент работ уже был выполнен, когда ЛКЗ вышел из проекта. Современный цех, на сооружение которого были затрачены огромные средства, превратился в склад. -- По мнению ряда специалистов судостроительной отрасли и флота для эффективного реформирования отечественной промышленности необходимо помимо института «Единого заказчика» возродить и систему «Единого исполнителя», для сосредоточения в одних руках всей координации проекта, не только финансовой. Для сокращения затрат и сроков создания конечного продукта имеет смысл вернуться к положению о генеральном конструкторе (директоре программы), который бы единолично отвечал за создание всего корабля. Государство же юридическим закреплением должно поддержать создание кооперационных структур на весь период строительства корабля, а также последующего сервисного и гарантийного его обслуживания. -- Эту роль, по сути, и выполнял 1 ЦНИИ ВК МО, специалисты которого и сегодня имеют все возможности и желание для выполнения новых проектов военного кораблестроения. К сожалению, одного их желания не достаточно. Нужна ещё и политическая воля нашего высшего руководства, чтобы эффективно взяться за восстановления всего промышленного комплекса, и военно-морского в том числе. -- Когда соотношение «русских риковеров» и желающих порулить финансовыми потоками изменится в пользу первых, вопрос о кризисах отпадёт сам собой. И вместо заклинаний о стабильности российской экономики можно будет без оглядки на нефтедоллары смотреть в завтрашний день. Дождёмся ли провозглашённой смены приоритетов? Справка: В.Г.Бенеманский награжден 3 орденами Красной Звезды, орденами Великой Отечественной войны 1 и 2 степени, лауреат Государственной премии СССР, имеет 34 медали, в том числе, «За боевые заслуги», «За доблестный труд», звание «Почётный подводник».

Andrey152: Альбом о "Марате" конца 1970-х гг. Тогда многие из "маратовцев" еще были живы. Есть в альбоме и Вадим Германович Бенеманский

Andrey152:

Andrey152:

Andrey152:

Andrey152: Наградные листы

Andrey152: Альбом Бенеманского В.Г., выпускника ленинградского Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского

Andrey152:

Dirk: Многоуважаемый Андрей, огромное спасибо за потрясающие альбомы и интересный рассказ!

Andrey152: Альбом большой, продолжаю

Andrey152:

Andrey152:

Andrey152: Вот и весь альбом

тёма: Уважаемый Андрей, большое спасибо за историю Вадима Германовича, здоровья ему!!! Отдельная благодарность за фотоотчет, особенно по однокурсникам и преподавателям ВМИУ. С уважением, тёма.

Andrey152: Моя беседа с Вадимом Германовичем 30 июля 2016 г. Слегка экспромтом. Однако голос Вадима Германовича вполне слышно. https://drive.google.com/file/d/0B3z_xeSoUGU3VmdhQzd4R2hDQ1k/view?pref=2&pli=1

Andrey152: Из книги "Великой Победы венец" про военные годы

Andrey152:

Andrey152: Вадиму Германовичу 23 ноября исполнилось сто лет! Живой пример для всех нас... Вчера я смог его очно поздравить в Питере. От "Малахита" От "Рубина" От "Росатома" От Александровского центра От Курчатовского института Было и письмо с поздравлениями от В.В.Путина. С Днем рождения!



полная версия страницы