Форум » Карьера и история повседневности » Морские офицеры-арестанты » Ответить

Морские офицеры-арестанты

ABP_TOR: Для ряда морских офицеров этапом или финалом их карьеры стало пребывание в тюрьме и на каторге по различным мотивам -от политических до уголовных. Среди них адмирал Чичагов, декабрист лейтенант Завалишин, народовольцы лейтенант барон Штромберг и мичман Ювачев, адмирал Небогатов и т.д. А вот такой персонаж. В 1785 г. в Ревельской крепости содержался некий капитан флота будто бы за пьянство, за ношение непристойной одежды и бороды и просьбу отпустить его за границу, где он собирался перейти в магометанство. После шестнадцатилетнего заточения и полной неудачи увещеваний священника он был переведен из башни крепости в монастырь. Не подскажете о ком идет речь?

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 5 All

ABP_TOR: Арбузов Антон Петрович лейтенант Гв.фл. экипаж 7.6.1812 гардемарин 27.7.1815 мичман 27.2.1820 лейтенант один из основателей "Общества Гвардейского экипажа" в 1824 г. арестован 14/15.12.1825, заключен в Алексеевский равелин 10.7.1826 приговорен в каторжную работу вечно 22.8.1826 срок сокращен до 20 лет каторгу отбывал в Читинском остроге, затем на Петровском заводе 8.11.1832 срок сокращен до 15 лет 14.12.1835 срок сокращен до 13 лет По окончании срока указом от 10.7.1839 обращен на поселение в с. Назаровское Ачинского округа Енисейской губ. где и умер в январе 1843 г.

lns: Но почему из моряков Вас интересуют именно офицеры? Один заключённый Шлиссельбургской тюрьмы в письме (3 августа 1908 года) сообщал: «<...> Вообще же я дружу больше с плебсом нашего корпуса, чем с верхами. Плебс — проще, искреннее и менее заносчив. <...> Теперь о местном плебсе. Бoльшая часть его — севастопольские солдаты и матросы. Они никак не предполагали, что придется застрять в Шлиссельбурге почти — для некоторых вполне — на всю жизнь. Они рассказывают, как во время суда прокурор и судьи, сознавая нелепость осуждения их, говорили: «Вас осудили не по фактам, а по личному усмотрению; но ведь это для вас совсем не важно — через год или даже раньше будет амнистия...» С этим убеждением они пошли на каторгу. А теперь всех нас самое положение наше заставляет думать о себе, как о действительных преступниках. Лучшая часть русского общества, несомненно, разделяла недоразумение гг. судей, а потому и старалась главным образом спасать от смертной казни. Теперь же вопрос стоит глубже, это — вопрос о правосудии вообще. Наши военные юристы, по-видимому, уже забыли свою странную, но самую обстоятельную часть мотивировки жестоких приговоров: «для острастки других...», иначе приходится выносить очень печальное понятие о их совести.» (Семенчиков Р. М. (Захаров С.). Моя тетрадь // На каторжном острове. Л., 1967. С. 66 — 67.) А "плебс" (т. е. матросы) разве менее интересен?

ABP_TOR: lns пишет: А "плебс" (т. е. матросы) разве менее интересен? Не менее интересно,но: 1) уже появилась ветка с матросами- каторжанами; 2) интересен момент влияния ареста на карьеру офицера у большинства декабристов это финал, но к примеру, мичманы Гвардейского экипажа братья Беляев 1-й Александр Петрович (в МКК 20.5.1815, гардемарин -2.7.1817, мичман-23.2.1820) Беляев 2-й Петр Петрович (в МКК 7.6.1817, гардемарин -7.7.1819, мичман-1.3.1822) были осуждены и по конфирмации 10.7.1826 приговорены в каторжную работу на 12 лет, срок сокращен до 8 лет 22.8.1826. Отправлены в Сибирь 2.2.1827 в Читинский острог, затем на Петровский завод. 8.11.1832 обращены на поселение в Илгинский винокуренный завод, 24.3.1833 высочайше повелено перевести в Минусинск. 8.12.1833 по ходатайству обер-шталмейстера кн. В.В. Долгорукова им разрешили поступить рядовыми на Кавказ, выехали в марте 1840 г. Определены в Кабардинский егерьский полк 27.10.1841-переведены в Навагинский пп 1842-за отличие произведены в унтер-офицеры, прикомандированы к Куринскому егер.п 18.10.1844-за отличие произведены в прапорщики со старшинством с 2.11.1843 21.1.1846 уволены от службы из подпоручиков Навагинского полка за болезнью, с позволением проживать в Самаре кстати Беляев 1-й похоронен на Ваганьковском кладбище, возможно нашим спецам по розыску могил она попадется при очередном походе 3) Офицеры, если позволите так выразиться "товар штучный", а в случае с матросами это чаще массовые бунты, волнения и восстания. Как следствие групповые процессы, расстрелы и т.д. Это отдельная тема, безусловная интересная и емкая. Что касается севастопольцев в новой Шлиссельбургской тюрьме то по первому процессу в феврале 1906 года к каторге и заключению в тюрьму было приговорено 27 человек, по второму процессу 4-16 июля 1906 года к каторге приговорили 32 матроса, по третьему процессу 3-13 ноября 1906 года - 61 человек. Из них каторгу в Шлиссельбурге отбывали только около 20 человек: Ф.Я. Баканов, М.С. Барышев, Б.М. Берг, И.П. Вороницын,И.И. Генкин, Е.С. Дорофеев, С.А. Жуков, Е.М. Журавлев, Ф.В. Калашников, Я. Кирхенштейн, Н.Л. Канторович, А.Х. Конуп, В.И. Клименко-Чекмарев, А.М. Мазин, И.В. Письменчук, М.В. Прудкой, Н.С. Симоненко, З.С. Циома, И.И. Штрикунов и др. Матрос Циома и унтер Барышев были смертниками, которым приговор заменили на бессрочную каторгу. В 1908 году среднесуточный состав заключенных по временной каторжной тюрьме в Шлиссельбурге составлял 197 человек достигнув максимума к концу года -340 человек (на начало года их было 83 человека). Таким образом севастопольцы в 1908 году не могли составлять большинства. ЗЫ. Всего за участие в Севастопольском восстании было осуждено 399 человек. Из них 219 матросов, 127 солдат Севастопольской саперной роты, 25 солдат 49-го Брестского пех. полка и зап. батальона, 5 солдат крепостной артиллерии и 23 гражданских лица.

архивист: ABP_TOR пишет: у большинства декабристов это финал, Декабристы были осуждены по разрядам. Похоже дальнейшая судьба и карьера зависела от номера этого разряда. Но как именно сказать не берусь. Кстати вспомнил что у меня без дела пылятся подробнейшие справки на декабристов, так что рискну Вас дополнить. В архивных шифрах указан еще ЦГАОР (Центральный Государственный архив Октябрьской революции), сейчас - ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Беляев 1-й, Александр Петрович (1803—28.12.1887). — Мичман Гв. экипажа. Из дворян. Отец — Петр Гавр. Беляев (ум. до 1826), отставной кол. сов., служил в Рязанском пех. полку (георгиевский кавалер), масон, друг Лабзина и Поздеева, по выходе в отставку управлял имениями гр. А. К. Разумовского в Пензенской и Рязанской губ. (через несколько лет после рождения сына П. Г. Беляев получил от Разумовского 6 душ), жил в с. Ершово Чембарского уезда Пензенской губ.; мать — Шарлотта Ив. (Андреевна?) Верениус, шведка, владела крестьянами в Пензенской губ. С 1813 жил в Петербурге у кн. В. В. Долгорукова, воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил 20.5.1815, гардемарин — 2.7.1817, мичман — 23.2.1820, определен в Гв. экипаж — 5.3.1820, с 1817 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1823 на фрегате "Проворный" плавал к Исландии и в Англию, а в 1824—во Францию и Гибралтар. Один из основателей тайного "Общества Гвардейского экипажа" (1824), автор его "статутов". В 1825 принят Д. И. Завалишиным (см.) в Орден восстановления, членом Северного общества не был. Участник восстания на Сенатской площади. Арестованы с братом П.. П. Беляевым 15.12.1825 вел. кн. Михаилом Павловичем и отправлены на гл. гауптвахту, переведены в Петропавловскую крепость — 3.1.1826, вначале содержались в одном из казематов куртины между баcт. Екатерины I и Трубецкого, 30.1 А. П. Беляев показан в № 14 Невской куртины. Осуждены по IV разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорены в каторжную работу на 12 лет, срок сокращен до 8 лет — 22.8.1826, в августе 1826 еще оставались в Петропавловской крепости, им было разрешено переписываться с матерью — 31.8.1826. Отправлены в Сибирь — 2.2.1827 (приметы А. П. Беляева: рост 2 арш. 6 верш., "лицо белое, чистое, продолговатое, глаза голубые, нос большой, широковат, остр, на левую сторону покрививши, волосы на голове и бровях светло-русые, на правой щеке природная бородавка"), доставлены в Читинский острог — 20.3.1827, прибыли в Петровский завод в сент. 1830. По указу 8.11.1832 освобождены от работ и обращены на поселение в Иглинский винокуренный завод Иркутского округа, Высоч. повелено перевести в Минусинск — 23.4.1833, по ходатайству обер-шталмейстера кн. В. В. Долгорукова им разрешено поступить рядовыми на Кавказ — 8.12.1839, выехали из Минусинска в марте 1840, определены в Кабардинский егер. полк, переведены в Навагинский пех. полк — 27.10.1841, за отличие произведены в унтер-офицеры — 1842, прикомандированы к Куринскому егер. полку для участия в делах против горцев и за отличие произведены в прапорщики — 18.10.1844 (со старшинством с 2.11.1843), А. П. Беляев уволен в отпуск для устройства домашних дел в Самару — 21.1.1846, уволены от службы из подпоручиков Навагинского пех. полка за болезнью с позволением проживать в Самаре — 19.6.1846, разрешены временные приезды по делам в Москву — 5.9.1846, разрешено повсеместное жительство, кроме Петербурга — 2.2.1848, с тем, чтобы на переезды испрашивалось разрешение местного начальства. А. П. Беляев заведовал делами тайн. сов. Анастасия Евстафьевича Жадовского в Оренбургской губ. (1848), с 1849 управлял имениями Кривцова и Эм. Дм. Нарышкина в Саратовской губ., по амнистии 26.8.1856 освобожден от надзора. Последние годы жизни провел в Москве (потерял зрение), похоронен на Ваганьковском кладбище. Мемуарист. Жены: первая — ум. 1854 в родах, вторая — с 17.2.1856 Елиз. Александровна Арнольди, от этого брака сын — Александр. В 1826 у Беляева было пять сестер. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 84.

архивист: Беляев 2-й, Петр Петрович (1805—1864). — Мичман Гв. экипажа. Из дворян. Род. в с. Ершово Чембарского уезда Пензенской губ. Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил 7.6.1819, гардемарин — 7.7.1819, мичман — 1.3.1822, определен в Гв. экипаж — 16.3.1822, с 1819 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1824 на линейном корабле "Эмгейтен" плавал до Ростока, награжден орденом Владимира 4 ст. за спасение людей во время наводнения 7.11.1824. Член тайного "Общества Гвардейского экипажа" (1824), в 1825 принят Д. И. Завалишиным в Орден восстановления, членом Северного общества не был. Участник восстания на Сенатской площади. Дальнейшая судьба совпадает с судьбой брата (30.1.1826 показан в № 22 Невской куртины). Приметы: рост 2 арш. 6⅝ верш., "лицо белое, чистое, круглое, глаза светло-серые, нос небольшой, остр, волосы на голове и бровях светло-русые". В 1849 построил и принял в свое управление частный буксирный пароход "Самара", совершал рейсы от Рыбинска до Астрахани, по зимам проживал в Саратове. По амнистии 26.8.1856 освобожден от надзора, впоследствии был управляющим конторою пароходного общества "Кавказ и Меркурий" в Саратове, где и умер. Был женат, имел сына. Матери Беляевых, жившей в имении гр. Разумовского в с. Ершово Чембарского уезда Пензенской губ., по ходатайству гр. Бенкендорфа по Высоч. повелению назначена в апр. 1828 полная пенсия мужа (600 р.) вместо половины. Сестра Беляевых, Елизавета, жившая в Ардатове Симбирской губ., просила 16.6.1835 разрешения поехать в Сибирь для свидания с братьями, но ей было отказано. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 9, 84.

архивист: Арбузов, Антон Петрович (1797 или 1798 — январь 1843). — Лейтенант Гвардейского экипажа. Из дворян. Отец — Петр Арбузов (видимо, ум. до 1826, за ним в Тихвинском уезде Новгородской губ. было 50 душ), мать — урожденная Завьялова. Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил 12.2.1810, гардемарин — 7.6.1812, мичман — 27 (или 21).7.1815, лейтенант — 27.2.1820, определен в Гв. экипаж — 20.11.1819, с 1812 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1823 на фрегате "Проворный" плавал к Исландии и в Англию, в 1824 на шлюпе "Мирный" — в Росток. Один из основателей тайного "Общества Гвардейского экипажа" (1824), автор его "статутов". В 1825 принят Завалишиным (см.) в Орден восстановления, член Северного общества (декабрь 1825), активный участник восстания на Сенатской площади. Арестован в ночь с 14.12 на 15.12.1825 и заключен в № 11 дома Алексеевского равелина Петропавловской крепости ("посадить в Алексеевский равелин"), Высоч. повелено 21.1.1826 заковать в железа, которые сняты 30.4. Осужден по I разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу вечно, срок сокращен до 20 лет — 22.8.1826. Отправлен в Роченсальм — 17.8.1826, отправлен в Сибирь — 5.10.1827 (приметы: рост 2 арш. 7 верш., "лицо смугловатое, чистое, продолговатое, глаза темно-карие, нос остр, волосы на голове и бровях темно-русые"), доставлен в Читинский острог — 24.12.1827, прибыл в Петровский завод в сент. 1830, срок сокращен до 15 лет — 8.11.1832 и до 13 лет — 14.12.1835. По окончании срока указом 10.7.1839 обращен на поселение в с. Назаровское Ачинского округа Енисейской губ., где и умер. Брат — Егор, отставной лейтенант, тихвинский помещик (ум. 8.1.1845); сестры: Прасковья (ум. 10.4.1835, замужем за лаишевским уездным предв. дворянства Петром Андр. Манасеиным) и Ирина (замужем за капитаном Петром Ив. Филипповичем); в 1826 они владели 83 душами в Тихвинском и Белозерском уездах. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 42.

архивист: Завалишин, Дмитрий Иринархович (13.6.1804—5.2.1892). — Лейтенант 8 флотского экипажа. Род. в Астрахани. Отец — Иринарх Ив. Завалишин (1762—1821), генерал-майор, шеф Астраханского гарнизонного полка, впоследствии генерал-инспектор путей сообщения; мать — Мария Никитична Черняева (ум. 1810); отец вторым браком был женат на Над. Львовне Толстой (за ней в Казанской губ. 280 душ). Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил кадетом — 2.6.1816, гардемарин — 10.6.1816, унтер-офицер — 12.2.1819. Выпущен мичманом — 3.3.1819, определен преподавателем в Морской корп. — 28.5.1820, с 17.8.1822 по 10.5.1824 в кругосветном плавании на фрегате "Крейсер" под командой М. П. Лазарева от Кронштадта до о. Ситха и Калифорнии и обратно до порта Ново-Архангельск, лейтенант — 12.12.1824 (со старшинством с 21.4), поступил по расписанию в 8 фл. экипаж и находился "при береге" — 25.1.1825. Пытался создать организацию под названием "Орден восстановления", написал его устав и принял в него несколько членов (русских и иностранцев). Осенью 1822 написал из Лондона письмо Александру I с просьбой призвать его к себе, вследствие чего по возвращении в Россию по Высоч. повелению доставлен 3.11.1824 в Петербург, по рассмотрении составленной им записки, в которой речь шла об "Ордене восстановления", А. С. Шишков объявил 3.12.1824, что Александр I признает идею Завалишина "неудобоисполнимою". Вопрос о членстве Завалишина в Северном обществе оспаривается рядом исследователей и до сих пор окончательно не решен. 14.12.1825 находился в Симбирской губ. в отпуске. Приказ об аресте — 30.12.1825, арестован в Симбирске, доставлен в Петербург, допрошен и 18.1.1826 освобожден. В январе — феврале 1826 начальник "модель-каморы" и модельной мастерской при музее Адмиралтейского деп. Вновь арестован у дежурного ген. Гл. штаба — 2.3.1826 и содержался в Гл. штабе, переведен в Петропавловскую крепость — 4.4.1826. Прошением на Высоч. имя, "изъясняя о своей невинности, просил лично быть представленным его величеству для открытия всей истины и доказать неприкосновенность свою к какому-либо преступлению", на что 13.4 Высоч. повелено объявить Завалишину: "Что если он действительно невинен, то должен тем более желать, чтобы законным и подробным образом исследованы были все имеющиеся против него показания" (письмо председателя Следственного комитета А. И. Татищева А. Я. Сукину 13.4, № 610). 9.6.1826 Татищев уведомил А. Я. Сукина для объявления Завалишину в ответ на его просьбу к Николаю I сослать его в монастырь в Тобольскую губ., что "он должен ожидать решения суда". Осужден по I разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу вечно, срок сокращен до 20 лет — 22.8.1826. Отправлен из Петропавловской крепости в Сибирь — 18.1.1827 (приметы: рост 2 арш. 4⅛ верш., "лицо смугловатое, глаза серые, нос посредственный, туповат, волосы на голове и бровях темно-русые"), доставлен в Читинский острог — 24.2.1827, прибыл в Петровский завод в сент. 1830, срок сокращен до 13 лет — 8.11.1832 и до 13 лет — 14.12.1835. По окончании срока указом 10.7.1839 обращен на поселение в Читу. После амнистии 26.8.1856 остался в Сибири, разоблачал злоупотребления местной власти и ген.-губ. Вост. Сибири гр. H. H. Муравьева-Амурского, печатал статьи в "Морском сборнике" и "Вестнике промышленности", затем печатание статей было запрещено. По представлению Муравьева Высоч. повелено выслать из Читы в Казань "под бдительный полицейский надзор" — 9.2.1863, отправлен из Читы — 14.8.1863, по прибытии в Казань разрешен перевод в Москву, отправлен из Казани — окт. 1863. Жил в Москве, где и умер, похоронен в Даниловом мон. Мемуарист, публицист, этнограф, автор антиправительственных стихотворений. Жены: первая — Аполлинария Сем. Смольянинова (5.1.1812—лето 1847, похоронена в Чите), дочь горного чиновника Семена Ив. Смольянинова; вторая — с 1871 Зин. Павл. Сергеева (ум. 1890). Дети: Иринарх (20.8.1874—20.4.1875), Мария (1872—1919), Вера (1873—1924), Дмитрий (17.8.1884—18.8.1885), Зинаида (1876—1956, в замужестве Еропкина), Екатерина (1882—1919). Братья: Ипполит (р. 1809—ум. после 1879, доносчик, сослан на каторгу и отбывал ее с декабристами), Николай, Александр; сестры: Екатерина (26.5.1803—10.2.1880) и Надежда. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 43.

архивист: Бестужев, Николай Александрович (13.4.1791—15.5.1855). — Капитан-лейтенант 8 фл. экипажа. Род. в Петербурге. Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил — 22.3.1802, гардемарин — 7.5.1807, мичман — 29.12.1809, зачислен в штат Морского корп. подпоручиком — 7.1.1810, переведен во флот мичманом — 14.6.1813, лейтенант — 22.7.1814, с 1820 в Кронштадте, назначен пом. смотрителя Балтийских маяков — 15.6.1820, в 1821—1822 организовал литографию при Адмиралтейском деп., за что 7.2.1823 награжден орденом Владимира 4 ст., весной 1822 прикомандирован к Адмиралтейскому деп. ("без выключки из флота") для написания истории русского флота, за отличие по службе произведен в капитан-лейтенанты — 12.12.1824, в июле 1825 назначен директором Адмиралтейского музея, с 1807 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1815 плавал в Голландию, в 1817—во Францию, в 1824 на фрегате "Проворный" в качестве историографа — во Францию и Гибралтар. Прозаик, критик. Член-сотрудник Вольного общества любителей российской словесности — 28.3.1821, действительный член — 31.5, в 1822 избран членом Цензурного комитета, был гл. редактором прозаических произведений и кандидатом в помощники президента общества, член Вольного общества учреждения училищ по методике взаимного обучения (1818), член Вольного экономического общества — 12.9.1825, член Общества поощрения художников (1825), с 1818 сотрудничал в журналах ("Сын отечества", "Полярная звезда", "Благонамеренный", "Соревнователь просвещения и благотворения" и др.). Масон, член ложи "Избранного Михаила" — 1818. Член Северного общества (1824), написал проект "Манифеста к русскому народу", активный участник восстания на Сенатской площади. Арестован 16.12.1825 в с. Косном в 8 верстах от Кронштадта в доме фейерверкера Белорусова, в тот же день в 10 час. вечера доставлен в Петропавловскую крепость, закован в "ручные железа" и помещен в № 15 дома Алексеевского равелина ("присылаемого при сем сего Николая Бестужева посадить в Алексеевский равелин под строгий арест. дав писать, что хочет"). Осужден по II разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу вечно. Дальнейшая судьба совершенно совпадает с судьбой брата Михаила (см.). Приметы: рост 2 арш. 6½ верш., "лицом чист, смугловат, волосы на голове и бровях темно-русые, глаза серые, нос посредственный, острый, на бороде и бакенбардах волосы рыжеватые, на шее на левой стороне ниже уха был ранен, бородавки природные на лбу и на левой стороне на шее". Умер в Селингинске, где и похоронен. Художник-акварелист, создавший портретную галерею декабристов. Изобретатель. Гражданская жена бурятка Сабилаева, у них двое детей: Алексей (1838—1900), крупный сибирский купец и промышленник, выполнял дипломатические поручения, и Екатерина (в замужестве Гомбоева, ум. в 1929—1930 в Харбине в возрасте около 90 лет); жили в семье селенгинского купца Д. Д. Старцева и носили его фамилию. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 8, 49.

архивист: Бестужев, Петр Александрович (март 1804—22.8.1840). — Мичман 27 фл. экипажа, ад. командира Кронштадтского порта и военного губ. Кронштадта Ф. В. Моллера 1-го. Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил в 1812, гардемарин — 1817, мичман — 22.2.1820, с 1817 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1824 на фрегате "Легком" плавал к Исландии и Англии. Член Северного общества (1825). Участник восстания на Сенатской площади. Привезен из своей квартиры в Морскую коллегию в 6 час. утра 15.12.1825, где и арестован; из Морской коллегии доставлен в Зимний дворец для допроса, в тот же день помещен в № 9 дома Алексеевского равелина Петропавловской крепости ("присылаемого при сем Бестужева посадить в Алексеевский равелин"), откуда переведен в № 27 Невской куртины — 27.1.1826. Осужден по XI разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен к разжалованию в солдаты в дальний гарнизон с выслугой. Отправлен из Петропавловской крепости в Кизильский гарнизонный бат. — 22.7.1826, на основании указа 22.8.1826 переведен в Ширванский пех. полк — 1.2.1827, участник русско-персидской (1826—1828) и русско-турецкой (1828—1829) войн, унтер-офицер — 21.5.1828, ранен при штурме крепости Ахалцих, переведен в Куринский пех. полк — 9.11.1829, в мае 1832 уволен "за ранами" от службы унтер-офицером (в действительности заболел тяжелым психическим расстройством) и отдан на попечение своей матери с воспрещением въезда в столицы. Жил под надзором в имении Сольцы Новоладожского уезда Новгородской губ. В июле 1840 П. М. Бестужева через предв. дворянства просила поместить заболевшего сына Петра в дом умалишенных, по освидетельствовании в петербургском губ. правлении он был помещен в больницу Всех скорбящих, где и умер. Мемуарист. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 126.

архивист: Торсон, Константин Петрович (27.9.1793—4.12.1851). — Капитан-лейтенант, адъютант начальника Морского штаба. Отец — Петр Давыд. Торсон, майор Ген. штаба, затем подполковник в свите по квартирмейстерской части; мать — Шарлотта Христина Тиман (около 1764 — около 19.8.1852), лютеране и, вероятно, выходцы из Швеции; мать в 1826 находилась "в бедном положении". Воспитывался в Морском кадет. корп., зачислен "сверх комплекта на казенное содержание" — 4.9.1803, гардемарин — 23.5.1806, участвовал в сражении со шведским гребным флотом у о. Пальво и о. Судсало — 6.9.1808, "за отличие в сражении" раньше срока произведен в мичманы — 1.4.1809, отличился в сражении фрегата "Богоявление Господне" с шведским фрегатом — 30.7.1809, ранен в ногу при попытке высадиться в Либаве, занятой прусскими войсками — 9.7.1812, награжден орденом Анны 3 ст. — 31.7.1812, а позднее серебряной медалью в память 1812 года (первый морской офицер, награжденный за участие в Отечественной войне 1812 года), лейтенант — 26.7.1814. В 1819—1821 на шлюпе "Восток" участвовал в антарктическом кругосветном плавании под руководством Ф. Ф. Беллинсгаузена (его именем был назван остров в южной части Тихого океана, после восстания декабристов переименован в остров Высокий), за участие в плавании награжден орденом Владимира 4 ст., назначен ад. нач. Морского штаба — 22.7. 1823, с марта 1824 член учрежденной по его предложению "Комиссии для составления сметных исчислений на построение кораблей, фрегатов и других судов", капитан-лейтенант — 30.8.1824. Действительный член Вольного общества любителей российской словесности — 15.12. 1824. Член Северного общества (с конца 1824—начала 1825). Участия в восстании не принимал. Арестован 15.12.1825, допрошен и отправлен в Свеаборг, распоряжение о переводе в Петропавловскую крепость — 26.4.1826, 6.5.1826—разрешено писать "о разных собранных им полезных сведениях касательно флота". Осужден по II разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу на 20 лет, срок сокращен до 15 лет — 22.8.1826. После приговора оставлен в Петропавловской крепости, отправлен в Сибирь — 10.12.1826 (приметы: рост 2 арш. 6 верш., "лицо белое, круглое, глаза голубые, нос средний, остр, волосы на голове и бровях светло-русые"), доставлен в Читинский острог — 28.1.1827, прибыл в Петровский завод в сент. 1830, срок сокращен до 10 лет — 8.11.1832. По указу 1835 обращен на поселение в Акшинскую крепость Иркутской губ., разрешено перевести в г. Селенгинск — 15.1.1837, куда прибыл — 21.5.1837, по ходатайству матери и сестры им разрешено переехать в Селенгинск (уведомление ген.-губ. Вост. Сибири 12.1.1838, № 129), куда прибыли — 14.3.1838, в июне 1838 и в 1847 ездил для лечения на Туркинские мин. воды. Умер в Селенгинске (бумаги его были в 1859 у барона А. Е. Розена — см.). Сестра — Екатерина, ей разрешено вернуться в Россию — 11.2.1855, причем на обратный проезд выдано от казны пособие в 150 руб., в 1858 жила в Москве и получала помощь от малой артели декабристов. По данным А. Б. Шешина, К. П. Торсон состоял в гражданском браке с Прасковьей Кондратьевой, в 1841 у них родилась дочь Елизавета, которая получила отчество Петровна (по имени крестного отца) и фамилию Кондратьева. В литературе имеются также сведения о сыне К. П. Торсона — Петре. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 69. Больше, навскидку моряков-декабристов не вспомнил, но если напомните, обязательно выложу справки, у меня чуть ли не на всех проходивших по делу оказывается есть. ABP_TOR пишет: кстати Беляев 1-й похоронен на Ваганьковском кладбище, возможно нашим спецам по розыску могил она попадется при очередном походе Уже попадалась.

ABP_TOR: архивист Спасибо за подробные справки. А на барона Штромберга у Вас подробности имеются?

архивист: Есть, только не особенная, такие подробные только на декабристов. Штромберг, барон Александр Павлович фон (1854—1884) — народоволец; сын помещика. Будучи лейтенантом флота, примкнул (1878) к Кронштадтскому кружку революционных моряков (H. E. Суханов и др.) и был одним из инициаторов слияния кружка с военной организацией Народной Воли. Вместе с Желябовым, Сухановым и Колодкевичем выработал устав военной организации, членом комитета которой был избран в 1880. Арестован 28/IV 1881; по высочайшему приказу от 7/VII исключен со службы с лишением чинов и сослан на 4 г. в Верхоленск. После выдачи Дегаевым военной организации Народной Воли выяснилась активная роль в ней Штромберга, он был возвращен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость. Привлеченный по "делу 14-ти", Штромберг был приговорен к смертной казни и в Шлиссельбургской крепости, вместе с Н. М. Рогачевым, расстрелян. Лит.: Селиванов В., Моряки-народовольцы, 2 издание, Москва, 1931; Ашенбреннер М., Военно-революционная организация партии "Народной воли", 2-е издание, Москва, 1928; Фигнер В., Полное собрание сочинений, том I, 3-е издание, Москва, 1932, гл. X; Прибылев А., Процесс 14-ти народовольцев в 1884, в сборнике "Народная воля" перед царским судом, Москва, 1930.

архивист: Вдогонку еще на Ювачева, но тоже не очень хорошая. Ювачев, Иван Павлович (р. 1850) — морской офицер, народоволец; сын придворного полотера. В 1878 окончил Морское техническое училище. В 1881 в Николаеве Ю. познакомился с М. Ю. Ашенбреннером (см.) и организовал народовольческий кружок морских офицеров. В 1883 по оговору С. Дегаева Ю. был арестован и после годичного заключения как организатор морского кружка по процессу 14-ти 23—28 сентября 1884 был приговорен к смертной казни, замененной 15 годами каторги. В 1887 Ю. был отправлен на Сахалин. В 1897 вернулся в Европейскую Россию. Ю. сотрудничал в "Историческом вестнике" и др. изд. Из отдельных книжек Ю. ценны: Восемь лет на Сахалине, СПб, 1921 (под псевдонимом: И. П. Миролюбов); Шлиссельбургская крепость, М., 1907.

lns: ...Ф.Я. Баканов, М.С. Барышев, Б.М. Берг, И.П. Вороницын,И.И. Генкин, Е.С. Дорофеев, С.А. Жуков, Е.М. Журавлев, Ф.В. Калашников, Я. Кирхенштейн, Н.Л. Канторович, А.Х. Конуп, В.И. Клименко-Чекмарев, А.М. Мазин, И.В. Письменчук, М.В. Прудкой, Н.С. Симоненко, З.С. Циома, И.И. Штрикунов и др... Не все из них военные, есть и штатские... А про большинство было же в письме заключённого написано о большистве "нашего корпуса", а не всей тюрьмы. В тюрьме матросы и солдаты не были в большинстве, но в одном корпусе, видимо, были. Впрочем, всё выше сказанное невполне соответсвует теме, ведь темы о офицерах и матросах здесь сочли удобным разделить.

lns: Тут на мой пост ещё что-то наложилось, попробую на всякий случай повторить. И сразу же продолжу... ...Ф.Я. Баканов, М.С. Барышев, Б.М. Берг, И.П. Вороницын,И.И. Генкин, Е.С. Дорофеев, С.А. Жуков, Е.М. Журавлев, Ф.В. Калашников, Я. Кирхенштейн, Н.Л. Канторович, А.Х. Конуп, В.И. Клименко-Чекмарев, А.М. Мазин, И.В. Письменчук, М.В. Прудкой, Н.С. Симоненко, З.С. Циома, И.И. Штрикунов и др... Не все из них военные, есть и штатские... А про большинство было же в письме заключённого написано о большистве "нашего корпуса", а не всей тюрьмы. В тюрьме матросы и солдаты не были в большинстве, но в одном корпусе, видимо, были. Ну, это не свосем по теме, ведь здесь тема о офицерах. Итак, перейдём к офицерам... А. В. Немитц (капитан 1-го ранга или контр-адмирал, или вице-адмирал - смотря какую власть признавать) не слишко ясно излагает обстоятельства, приведшие его к аресту. Может кто-то знает подробности его дела? И почему арест не помешал его назначению в Морской Генеральный штаб? "Помощь друзей," - поясняет сам Александр Васильевич. Но что же это за такие влиятельные друзья? "Вскоре я защищал сам себя в качестве подсудимого. Связи с предыдущим процессом в том не было. Я этого не хочу сказать. Тем не менее суд был несколько похож на расправу с чересчур своевольным человеком. Меня вызвал на дуэль мой прямой начальник, командир канонерской лодки. Я вызов принял. От дуэли вызвавший уклонился, но дело дошло до суда. По точному закону должны были сурово отвечать оба, вызвавший и принявший вызов. Между тем меня судили и приговорили к исключению со службы и заключению на 1,5 года в крепости, а капитан выступал лишь в качестве свидетеля. Таков был тогда наш военно-морской суд: так мнили поддерживать авторитет командования. [298] Приговор был опротестован прокурором, который счел наказание в отношении меня чрезмерным. У меня нашлись (без какой бы то ни было моей инициативы) горячие защитники среди моих товарищей. О действенной и бескорыстной помощи некоторых из них я навсегда сохраняю глубокую благодарность. Некоторые из них были со связями в столице. Дело было пересмотрено; я оказался обвиненным лишь в «непочтительном отношении к начальнику» и был посажен лишь на гауптвахту на 4 месяца. Тем не менее неоправдание по суду влекло за собой тяжелые следствия по службе: отныне я не мог быть произведен в следующий чин, иначе как с «высочайшего» повеления, не мог получить высшего военно-морского образования, поступить в академию, другими словами, военная карьера была закрыта. Но я не успел отсидеть своих 4 месяцев на гауптвахте, как уже вышел приказ о моем назначении в Морской Генеральный штаб. Это тоже была помощь друзей. В Морском Генеральном штабе собирали инициативу. Начальником его был контр- адмирал Брусилов, брат полководца, талантливый офицер." «Военная литература»: militera.lib.ru Издание: Гражданская война в России: Черноморский. — М.: ACT, 2002. Книга на сайте: militera.lib.ru/h/civilwar_blacksea/index.html Иллюстрации: militera.lib.ru/h/civilwar_blacksea/ill.html

Dirk: архивист пишет: Штромберг, барон Александр Павлович фон А вот другой вариант из какой-то Интернет-энциклопедии: Штромберг Александр Павлович [5(17).9.1854 - 10(22).10.1884], барон, революционер-народоволец, лейтенант флота. В 1875 окончил Петербургское морское училище, служил на Балтийском море и Тихом океане. В 1880 один из организаторов революционного кружка моряков в Кронштадте, вместе с А. И. Желябовым, Н. Н. Колодкевичем, Н. М. Рогачёвым и Н. Е. Сухановым руководил Центральной военной организацией "Народной воли". Арестован в конце апреля 1881, за отсутствием улик сослан в Верхоленск. В 1883 в результате предательства С. П. Дегаева возвращен из ссылки, по "процессу 14-ти" приговорён к смерти. Повешен вместе с Рогачёвым в Шлиссельбургской крепости.

Dirk: архивист пишет: Ювачев, Иван Павлович Сын: Ювачев Даниил Иванович (17/30.12.1905-02.02.1942), псевдоним Хармс, поэт, детский писатель.

Dirk: lns пишет: Может кто-то знает подробности его дела? Сколь помню, офицеры лодки "Терец" высказали командиру (А.К. Цвингману) обвинение, кажется, в склонении к мужеложеству. Так как доказательств не было, их вышибли (среди прочих - небезизвестного М.М. Ставраки). Немитц был упорнее остальных - так как в лицо командиру заявил, что верить обвинениям.

ABP_TOR: контр-адмирал Чичагов Павел Васильевич 21 июня 1799 года был отставлен от службы без ношения мундира и заключен в Петропавловскую крепость. Чичагов был вызван к императору Павлу. Предварительно переговоривший с ним генерал-адъютант Кушелев доложил императору что Чичагов намерен перейти на английскую службу. Разгневанный царь приказал уволить его в отставку, затем вызвал в кабинет и после горячего объяснения приказал арестовать. Чичагов сослался на права кавалера ордена Св. Георга, однако по приказу Павла флигель-адъютант сорвал с мундира крест и знаки различия, а мундир Чичагов сбросил сам. Так полуодетым он был отправлен в крепость. Но пробыл там недолго. Указом от 2 июля он был принят на службу, назначен командовать эскадрой и уже 5-го июля был в Ревеле. Арест не помешал блестящей карьере Чичагова ставшего морским министром в 1807 г.

lns: Сколь помню, офицеры лодки "Терец" высказали командиру (А.К. Цвингману) обвинение, кажется, в склонении к мужеложеству. Так как доказательств не было, их вышибли (среди прочих - небезизвестного М.М. Ставраки). Немитц был упорнее остальных - так как в лицо командиру заявил, что верить обвинениям. Благодарю за эту информаницию. Но, если она и вполне верна, всё равно много неясного. Где можно узнать подробнее? Это было где-то опубликовано или Вы узнали это прямо из архивных документов?

архивист: Dirk пишет: Сколь помню, офицеры лодки "Терец" высказали командиру (А.К. Цвингману) обвинение, кажется, в склонении к мужеложеству. Так как доказательств не было, их вышибли (среди прочих - небезизвестного М.М. Ставраки). Немитц был упорнее остальных - так как в лицо командиру заявил, что верить обвинениям. Только сегодня (ей-Богу не вру), обсуждали это случай. "Донос" (не в уничижительном смысле, а как тип документа) сохранился в фонде Военно-Походной канцелярии ЕИВ. Среди совращенных фигурировал вестовой, а среди обвинителей еще и корабельный священник. Обвинителям (кроме священника) была предложена дуэль, либо отставка. Похоже, дело оставлено без последствий. На днях постараюсь посмотреть подлинник.

wind: архивист пишет: Среди совращенных фигурировал вестовой, Совращенных, или совращаемых ? С уважением, В.

архивист: wind пишет: Совращенных, или совращаемых ? Похоже, именно, совращенных. Для уточнения требуется время (документ в другом хранилище). С уважением, Олег.

АЗАРД: архивист пишет: контр-адмирал Чичагов Павел Васильевич 21 июня 1799 года был отставлен от службы без ношения мундира и заключен в Петропавловскую крепость. Неприятности Контр-Адмирала П. В. Чичагова были из за женщины (жены – Элизабет Проби, дочери английского морского офицера), но главным образом из за связи с "грязным заговорщиком" и англоманом графом С. Р. Воронцовым. В электронной версии журнала "Наше Наследие" помешена статья Елизаветы Ренне "Love story Элизабет Проби и адмирала Чичагова" click here

lns: ABP_TOR, Ответ про П. П. Шмидта постараюсь помесить в Вашу же тему об «офицерах-арестантах», он больше к той теме подходит. Все -приплыли. Остальное софистика. Соответствие поступков действующему закону вот мерило виновности. Есть юридическое понятие крайней необходимости. Устранение опасности интересам государства, общества, граждан путём совершения действий, содержащих признаки преступного деяния. Если вред причинённый этими действиями явно меньше того вреда, который угрожает, то уголовная ответственность за эти действия не наступает. Это не софистика, это юриспруденция. Тогда любопытно к какому направлению социализма принадлежал Шмидт? И в чем же научность его взглядов? Пётр Петрович был народником. С точки зрения РСДРП народнический социализм – утопический, ненаучный. Но я лично не смотрю на историю только лишь с эсдековской точки зрения. В общем, вопрос о научности его социализма – вопрос о терминах. Но это не морские термины… К тактике эсеров Шмидт относился отрицательно, причём особенно не соглашался с использованием террора для агитации и пропаганды… Но по своему народническому мировоззрению он был всё же близок к эсерам. Вероятно, партия энесов, образовавшаяся в 1906 году, была бы ему ближе, чем эсеры. У энесов к тому же не было тогда в программе требования республики, оно стало появляться уже в 1917 году. Как бы то ни было, П. П. Шмидт был беспартийным и таковым остался в истории. И еще почему со Шмидтом случались припадки и во время митингов в Севастополе и на "Очакове", почему некая знакомая упорно именует Шмидта "странным офицером"? «Во время митингов»? Этого не помню. Откуда информация? Или мне уже память изменяет?.. На «Очакове» – неудивительно. Усталость, перенапряжение, если трое суток не спать, как это у него было, то и со вполне здоровым человеком может подобное случиться. «Некая знакомая» – это, видимо, Зинаида Ивановна Ризберг. Не помню, в каком контексте она, кажется, назвала как-то Петра Петровича «странным офицером», но её воспоминаний сейчас под рукой нет. Но почему Вы говорите «упорно именует»? Разве она это повторяла много раз? Насколько помню, нет. Надо перечитать её воспоминания. А пока не могу точно ответить. Почему, к примеру, Советская Военная Энциклопедия называет Шмидта кавторангом? П. П. Шмидт был призван в 1904 году из запаса (он окончил в 1886 году МК, именовавшийся тогда Морским училищем, но к 1904 году уже несколько лет служил в торговом флоте, а не в военном). За несколько дней до восстания (восстание обычно ограничивают 11 – 15 ноября 1905 года, а Шмидт участвовал в нём 14 – 15 ноября) он был уволен в отставку, известие об этом шло из Петербурга в Севастополь почему-то слишком долго. Телеграф ли бастовал немого или ещё что, не столь важно… Как правило, в таких увольняли в отставку следующим чином, капитаном второго ранга. Помнится, в каком-то жандармском донесении, составленном сразу после восстания, Пётр Петрович именуется капитаном 2-го ранга. А потом было заявлено, что он был уволен в отставку без мундира лейтенантом. Часто многие историки утверждали, что на самом деле он был всё же сначала уволен капитаном 2-го ранга, а потом, задним числом, вновь сделан лейтенантом. Но никаких архивных документов или их публикаций, подтверждающих это, мне видеть не приходилось. А потому не могу точно сказать, был ли он превращён в лейтенанты задним числом, или оставался лейтенантом по недоразумению называвшимся некоторое время капитаном 2-го ранга. Расследование по этому поводу мной не проводилось, ибо в любом случае это не влияет значительно на оценку действий и убеждений П. П. Шмидта. Текст телеграммы привел по Гернету, а он , как правило в цитировании весьма точен. «История царской тюрьмы», видимо? А ссылка на источник там была?

aden13: lns пишет: Часто многие историки утверждали, что на самом деле он был всё же сначала уволен капитаном 2-го ранга, а потом, задним числом, вновь сделан лейтенантом. Но никаких архивных документов или их публикаций, подтверждающих это, мне видеть не приходилось. № 645. Дополнение к Высочайшему приказу, отданному по флоту 7-го ноября 1905 года. Лейтенант Петр Шмидт увольняется от службы.

ABP_TOR: Лейтенант Шмидт перед увольнением был командиром номерного миноносца, и у него произошла некая история с казенными деньгами, которые он будто-бы потерял, а недостачу покрыл дядя-сенатор. Известно ли Вам что-либо по этому поводу? Еще несколько вопросов, если позволите, для обозначения вех По какой причине лейтенант Шмидт вернулся из Суэца и т.о. избежал участия в Цусимском сражении? Проходил ли Шмидт лечение в психиатрической клинике? Род занятий жены Шмидта? Какой последний сигнал Шмидт поднял на "Очакове"? lns пишет: Есть юридическое понятие крайней необходимости. Устранение опасности интересам государства, общества, граждан путём совершения действий, содержащих признаки преступного деяния. Ну и каков результат? Что перевесило? С одной стороны убиты сотни людей, повреждены боевые корабли своей страны. С другой трудящиеся массы и их неудачливый поводырь получили бесценный опыт вооруженного восстания, правда Шмидту он не пригодился. Опасность (даже по революционным понятиям) кому -либо была устранена, нет. Т.о. реально зло причиненное Шмидтом сотоварищи налицо, а добро осталось неосуществленным. Можно ссылаться на обстоятельства, но не можешь- не берись. ЗЫ. Как Вы относитесь к творению Пастернака о Шмидте?

lns: ABP_TOR, Не сходя с места не могу на всё сразу ответить. Для начала маленькое замечание. Вы, как видно, знакомы с книгой левого кадета Обнинского «Последний самодержец». У Обнинского много фактических ошибок и много ошибочных интерпретаций фактов. Обнинский во многом неверно понял действия, убеждения и личность П. П. Шмидта. У В. П. Обнинского в книге, впервые изданной в Берлине в 1912 году, есть о Шмидте, между прочим, такие слова: «<...> лейтенант флота Шмидт, имя которого известно теперь всякому европейцу.» (Обнинский В. П. Последний самодержец. М., 1992. С. 129.) Это, конечно, определённое преувеличение, но это мелочи… Но там вообще всё напутано так напутано!.. Профессор П. Н. Милюков, как и Обнинский член конституционно-демократической партии, понял Шмидта, по моему мнению, хотя и тоже, что называется, в меру своей испорченности, но значительно лучше, чем Обнинский. Хотя вроде бы по политическому спектру не Милюков, а Обнинский, принадлежавший к левому крылу кадетов, был ближе к Шмидту. Лейтенант Шмидт перед увольнением был командиром номерного миноносца, и у него произошла некая история с казенными деньгами, которые он будто-бы потерял, а недостачу покрыл дядя-сенатор. Известно ли Вам что-либо по этому поводу? Дядя в эту историю вроде бы не вмешивался, об этой истории сам Пётр Петрович писал в своих письмах, они опубликованы, но у меня сейчас нет под рукой их. Если начну пересказывать всё своими словами, могу какие-то детали перепутать. Постараюсь позже ответить точнее. По какой причине лейтенант Шмидт вернулся из Суэца и т.о. избежал участия в Цусимском сражении? Вроде бы по состоянию здоровья, хотя, Г. К. Графу (он со Шмидтом на «Иртыше» вместе служил), насколько помню, казалось, что по возрасту. А ещё было опубликовано письмо офицеров «Иртыша» (без указания фамилий), где утверждалось, что настоящей причиной (а не поводом) были напряжённые отношения с командиром. Проходил ли Шмидт лечение в психиатрической клинике? Подобное утверждение мне встречалось, верно ли оно, не знаю. Да это и не имеет существенного значения. Род занятий жены Шмидта? Вероятно, Вы намекаете на её род занятий до того, как она стала его женой. Уточните вопрос. Какой последний сигнал Шмидт поднял на "Очакове"? Надо посмотреть, что написано об этом в обвинительном акте (найти его в принципе легко, он неоднократно публиковался, но под рукой его у меня нет), акт, конечно, много врёт, а врал ли в этом случае, не помню, постараюсь уточнить. Ну и каков результат? Что перевесило? С одной стороны убиты сотни людей, повреждены боевые корабли своей страны. С другой трудящиеся массы и их неудачливый поводырь получили бесценный опыт вооруженного восстания, правда Шмидту он не пригодился. Опасность (даже по революционным понятиям) кому -либо была устранена, нет. Т.о. реально зло причиненное Шмидтом сотоварищи налицо, а добро осталось неосуществленным. Можно ссылаться на обстоятельства, но не можешь- не берись. Подробно отвечать слишком долго. Количество жертв точно не известно, но точно известно, что орудия "Очакова" никого не убили. Пока могу дать одну цитату… Но там, конечно, по меньшей мере изменена орфография подлинника. Из письма П. П. Шмидта 1905 года, датированного «24 декабря. Сочельник». В письме Шмидт кратко рассказывает о своём участии в событиях в течение 13, 14 и 15 ноября. Митинг, о котором идёт речь в письме проходит 13 ноября. «<…> Я говорил на этом митинге очень долго, нарисовал рабочим всю историю нашей русской борьбы за народное счастье, умолял, заклинал, громил их за малодушие и доказал им необходимость бросить все экономические требования и перейти исключительно к политическим забастовкам с требованием Учредительного Собрания, при чем, конечно, соединить свои действия с центральными советами рабочих в столицах и со стачечными комитетами железных дорог. Я этою речью прощался со своими севастопольскими рабочими, чтобы уехать на другой день с тою же пропагандою в Одессу, к коммерческим матросам <…> Я мечтал после Киева объехать и другие фабричные районы. И вот в тот же день пришли матросы флота с решением, что они выбрали меня своим вожаком. Я измучился в усилиях доказать им несвоевременность такого, не связанного со всею Россией матросского мятежа, но они, как стихия, как толпа, не могли уже отступать, так как много уже беды натворили под влиянием социал-демократов, бессмысленно поднявших их на преждевременную, неорганизованную стачку. Бросить этих несчастных матросов я не мог, и я согласился руководить ими только в том случае, если они отбросят все требования, кроме Учредительного Собрания. Поддержать их могла только эскадра, а эскадра далеко не была еще готова к этому. Решено было подождать несколько дней. Но вот 14-го ко мне прибегает депутат матросов и еще разные лица с известием, что Чухнин разоружил броненосцы и что казармы, где собралась мятежная команда, окружают артиллерией, чтобы завтра 15-го начать бойню. Тогда я, совершенно сознавая, что все погибло, решил ехать на «Очаков» и открыто поднять эскадру в защиту казарм. В 2 часа дня 14-го я переехал на «Очаков», а к 3 часам дня 15-го уже 10 судов присоединилось ко мне и подняло красное знамя свободы, тогда я послал телеграмму государю и считал, что если теперь и погибнем, то дело сделано, движенью дан смысл и значение. Потом началась бойня <…> Вот общая картина происшедшего, все это свалилось на меня совершенно негаданно <…> …я мог принести гораздо больше существенной пользы революции, если бы бросил матросов и уехал как предполагал по фабрикам, но все-таки я ни минуты не сожалею о случившимся. Если каждый из нас будет отворачиваться от дела, думая, что оно недостаточно велико для него, то никто не будет ничего делать. Это самая опасная для дела точка зрения. <…>» (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 208 —209. В некоторых изданиях это письмо даётся немного в другой редакции, но различия несущественны. Скорее всего, более точная редакция в Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004.) З. Ы. К творению Пастернака отношусь положительно. Естественно, поэма — литературное произведение, а не научное историческое исследование, а потому, конечно, Шмидт из поэмы Пастернака совсем не тождественен тому Шмидту, который был на самом деле. Но герой поэмы, по моему мнению, во многом похож на свой реальный, исторический прототип, автор изучил немало исторических источников. Поэма Пастернака была изначально посвящена М. И. Цветаевой, автор рассказал о поэме следующее: ««Посвященье» в дальнейшем не воспроизводилось и может даже считаться снятым. Лейтенант Шмидт около 1905 года был предметом детского и юношеского поклонения Марины Цветаевой. Это вызвало посвященье. Автор, пользуясь материалами того времени для своей поэмы, подходил к ним без романтики и реалистически, видя в задаче обеих поэм («Девятьсот пятый год» и «Лейтенант Шмидт») картину времени и нравов, хотя бы и в разрезе историко-революционном. <...>» Рильке Р. М., Пастернак Б., Цветаева М. Письма 1926 года. М., 1990. С. 175.

lns: Сейчас ещё нашлась цитата из социал-демократа Ивана Петровича Вороницына, который был во время восстания председателем Совета, речь идёт о событиях 13 ноября 1905 года. И пока всё. Дальше уже нужно время, поискать точные данные… «До сих пор Шмидт никакого касательства к восстанию не имел. Он совершенно был поглощен своими широкими планами и восстанию определенно не сочувствовал. Немедленно по возникновении мятежа он хотел прекратить его и с этой целью, как рассказывает он сам, отправился к градоначальнику и предложил ему свои услуги. Понятно, это не было прислуживанием к власти. Просто Шмидт считал, что восстание несвоевременно, и в этом отношении он был прав, и думал, что для осуществления его собственных планов необходимо приостановить начавшееся движение во что бы то ни стало. Для этого, не обратившись предварительно к совету депутатов, образовавшемуся в дивизии, он предложил властям «успокоить» людей на том условии, что «не будут искать зачинщиков и что пострадает один Петров», матрос, убивший штабс-капитана и ранивший адмирала.» (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 69.) Правда, есть некоторые расхождения между воспоминаниями Вороницына и Петрова. Вороницын утверждает, что Петорова не было уже в городе, а, судя по воспоминаниям Петрова, был он в городе... Но это детали не столь важные... З. Ы. Можно ссылаться на обстоятельства, но не можешь- не берись. Это Вы лучше И. П. Вороницыну скажите. Впрочем, и он не виноват. Революция – стихия…

ABP_TOR: Уважаемыйaden13 нет ли у Вас сведений о должностях занимаемых Шмидтом в период службы на Тихоокеанской эскадре



полная версия страницы