Форум » Карьера и история повседневности » Морские офицеры-арестанты » Ответить

Морские офицеры-арестанты

ABP_TOR: Для ряда морских офицеров этапом или финалом их карьеры стало пребывание в тюрьме и на каторге по различным мотивам -от политических до уголовных. Среди них адмирал Чичагов, декабрист лейтенант Завалишин, народовольцы лейтенант барон Штромберг и мичман Ювачев, адмирал Небогатов и т.д. А вот такой персонаж. В 1785 г. в Ревельской крепости содержался некий капитан флота будто бы за пьянство, за ношение непристойной одежды и бороды и просьбу отпустить его за границу, где он собирался перейти в магометанство. После шестнадцатилетнего заточения и полной неудачи увещеваний священника он был переведен из башни крепости в монастырь. Не подскажете о ком идет речь?

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 5 All

ABP_TOR: Арбузов Антон Петрович лейтенант Гв.фл. экипаж 7.6.1812 гардемарин 27.7.1815 мичман 27.2.1820 лейтенант один из основателей "Общества Гвардейского экипажа" в 1824 г. арестован 14/15.12.1825, заключен в Алексеевский равелин 10.7.1826 приговорен в каторжную работу вечно 22.8.1826 срок сокращен до 20 лет каторгу отбывал в Читинском остроге, затем на Петровском заводе 8.11.1832 срок сокращен до 15 лет 14.12.1835 срок сокращен до 13 лет По окончании срока указом от 10.7.1839 обращен на поселение в с. Назаровское Ачинского округа Енисейской губ. где и умер в январе 1843 г.

lns: Но почему из моряков Вас интересуют именно офицеры? Один заключённый Шлиссельбургской тюрьмы в письме (3 августа 1908 года) сообщал: «<...> Вообще же я дружу больше с плебсом нашего корпуса, чем с верхами. Плебс — проще, искреннее и менее заносчив. <...> Теперь о местном плебсе. Бoльшая часть его — севастопольские солдаты и матросы. Они никак не предполагали, что придется застрять в Шлиссельбурге почти — для некоторых вполне — на всю жизнь. Они рассказывают, как во время суда прокурор и судьи, сознавая нелепость осуждения их, говорили: «Вас осудили не по фактам, а по личному усмотрению; но ведь это для вас совсем не важно — через год или даже раньше будет амнистия...» С этим убеждением они пошли на каторгу. А теперь всех нас самое положение наше заставляет думать о себе, как о действительных преступниках. Лучшая часть русского общества, несомненно, разделяла недоразумение гг. судей, а потому и старалась главным образом спасать от смертной казни. Теперь же вопрос стоит глубже, это — вопрос о правосудии вообще. Наши военные юристы, по-видимому, уже забыли свою странную, но самую обстоятельную часть мотивировки жестоких приговоров: «для острастки других...», иначе приходится выносить очень печальное понятие о их совести.» (Семенчиков Р. М. (Захаров С.). Моя тетрадь // На каторжном острове. Л., 1967. С. 66 — 67.) А "плебс" (т. е. матросы) разве менее интересен?

ABP_TOR: lns пишет: А "плебс" (т. е. матросы) разве менее интересен? Не менее интересно,но: 1) уже появилась ветка с матросами- каторжанами; 2) интересен момент влияния ареста на карьеру офицера у большинства декабристов это финал, но к примеру, мичманы Гвардейского экипажа братья Беляев 1-й Александр Петрович (в МКК 20.5.1815, гардемарин -2.7.1817, мичман-23.2.1820) Беляев 2-й Петр Петрович (в МКК 7.6.1817, гардемарин -7.7.1819, мичман-1.3.1822) были осуждены и по конфирмации 10.7.1826 приговорены в каторжную работу на 12 лет, срок сокращен до 8 лет 22.8.1826. Отправлены в Сибирь 2.2.1827 в Читинский острог, затем на Петровский завод. 8.11.1832 обращены на поселение в Илгинский винокуренный завод, 24.3.1833 высочайше повелено перевести в Минусинск. 8.12.1833 по ходатайству обер-шталмейстера кн. В.В. Долгорукова им разрешили поступить рядовыми на Кавказ, выехали в марте 1840 г. Определены в Кабардинский егерьский полк 27.10.1841-переведены в Навагинский пп 1842-за отличие произведены в унтер-офицеры, прикомандированы к Куринскому егер.п 18.10.1844-за отличие произведены в прапорщики со старшинством с 2.11.1843 21.1.1846 уволены от службы из подпоручиков Навагинского полка за болезнью, с позволением проживать в Самаре кстати Беляев 1-й похоронен на Ваганьковском кладбище, возможно нашим спецам по розыску могил она попадется при очередном походе 3) Офицеры, если позволите так выразиться "товар штучный", а в случае с матросами это чаще массовые бунты, волнения и восстания. Как следствие групповые процессы, расстрелы и т.д. Это отдельная тема, безусловная интересная и емкая. Что касается севастопольцев в новой Шлиссельбургской тюрьме то по первому процессу в феврале 1906 года к каторге и заключению в тюрьму было приговорено 27 человек, по второму процессу 4-16 июля 1906 года к каторге приговорили 32 матроса, по третьему процессу 3-13 ноября 1906 года - 61 человек. Из них каторгу в Шлиссельбурге отбывали только около 20 человек: Ф.Я. Баканов, М.С. Барышев, Б.М. Берг, И.П. Вороницын,И.И. Генкин, Е.С. Дорофеев, С.А. Жуков, Е.М. Журавлев, Ф.В. Калашников, Я. Кирхенштейн, Н.Л. Канторович, А.Х. Конуп, В.И. Клименко-Чекмарев, А.М. Мазин, И.В. Письменчук, М.В. Прудкой, Н.С. Симоненко, З.С. Циома, И.И. Штрикунов и др. Матрос Циома и унтер Барышев были смертниками, которым приговор заменили на бессрочную каторгу. В 1908 году среднесуточный состав заключенных по временной каторжной тюрьме в Шлиссельбурге составлял 197 человек достигнув максимума к концу года -340 человек (на начало года их было 83 человека). Таким образом севастопольцы в 1908 году не могли составлять большинства. ЗЫ. Всего за участие в Севастопольском восстании было осуждено 399 человек. Из них 219 матросов, 127 солдат Севастопольской саперной роты, 25 солдат 49-го Брестского пех. полка и зап. батальона, 5 солдат крепостной артиллерии и 23 гражданских лица.

архивист: ABP_TOR пишет: у большинства декабристов это финал, Декабристы были осуждены по разрядам. Похоже дальнейшая судьба и карьера зависела от номера этого разряда. Но как именно сказать не берусь. Кстати вспомнил что у меня без дела пылятся подробнейшие справки на декабристов, так что рискну Вас дополнить. В архивных шифрах указан еще ЦГАОР (Центральный Государственный архив Октябрьской революции), сейчас - ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Беляев 1-й, Александр Петрович (1803—28.12.1887). — Мичман Гв. экипажа. Из дворян. Отец — Петр Гавр. Беляев (ум. до 1826), отставной кол. сов., служил в Рязанском пех. полку (георгиевский кавалер), масон, друг Лабзина и Поздеева, по выходе в отставку управлял имениями гр. А. К. Разумовского в Пензенской и Рязанской губ. (через несколько лет после рождения сына П. Г. Беляев получил от Разумовского 6 душ), жил в с. Ершово Чембарского уезда Пензенской губ.; мать — Шарлотта Ив. (Андреевна?) Верениус, шведка, владела крестьянами в Пензенской губ. С 1813 жил в Петербурге у кн. В. В. Долгорукова, воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил 20.5.1815, гардемарин — 2.7.1817, мичман — 23.2.1820, определен в Гв. экипаж — 5.3.1820, с 1817 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1823 на фрегате "Проворный" плавал к Исландии и в Англию, а в 1824—во Францию и Гибралтар. Один из основателей тайного "Общества Гвардейского экипажа" (1824), автор его "статутов". В 1825 принят Д. И. Завалишиным (см.) в Орден восстановления, членом Северного общества не был. Участник восстания на Сенатской площади. Арестованы с братом П.. П. Беляевым 15.12.1825 вел. кн. Михаилом Павловичем и отправлены на гл. гауптвахту, переведены в Петропавловскую крепость — 3.1.1826, вначале содержались в одном из казематов куртины между баcт. Екатерины I и Трубецкого, 30.1 А. П. Беляев показан в № 14 Невской куртины. Осуждены по IV разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорены в каторжную работу на 12 лет, срок сокращен до 8 лет — 22.8.1826, в августе 1826 еще оставались в Петропавловской крепости, им было разрешено переписываться с матерью — 31.8.1826. Отправлены в Сибирь — 2.2.1827 (приметы А. П. Беляева: рост 2 арш. 6 верш., "лицо белое, чистое, продолговатое, глаза голубые, нос большой, широковат, остр, на левую сторону покрививши, волосы на голове и бровях светло-русые, на правой щеке природная бородавка"), доставлены в Читинский острог — 20.3.1827, прибыли в Петровский завод в сент. 1830. По указу 8.11.1832 освобождены от работ и обращены на поселение в Иглинский винокуренный завод Иркутского округа, Высоч. повелено перевести в Минусинск — 23.4.1833, по ходатайству обер-шталмейстера кн. В. В. Долгорукова им разрешено поступить рядовыми на Кавказ — 8.12.1839, выехали из Минусинска в марте 1840, определены в Кабардинский егер. полк, переведены в Навагинский пех. полк — 27.10.1841, за отличие произведены в унтер-офицеры — 1842, прикомандированы к Куринскому егер. полку для участия в делах против горцев и за отличие произведены в прапорщики — 18.10.1844 (со старшинством с 2.11.1843), А. П. Беляев уволен в отпуск для устройства домашних дел в Самару — 21.1.1846, уволены от службы из подпоручиков Навагинского пех. полка за болезнью с позволением проживать в Самаре — 19.6.1846, разрешены временные приезды по делам в Москву — 5.9.1846, разрешено повсеместное жительство, кроме Петербурга — 2.2.1848, с тем, чтобы на переезды испрашивалось разрешение местного начальства. А. П. Беляев заведовал делами тайн. сов. Анастасия Евстафьевича Жадовского в Оренбургской губ. (1848), с 1849 управлял имениями Кривцова и Эм. Дм. Нарышкина в Саратовской губ., по амнистии 26.8.1856 освобожден от надзора. Последние годы жизни провел в Москве (потерял зрение), похоронен на Ваганьковском кладбище. Мемуарист. Жены: первая — ум. 1854 в родах, вторая — с 17.2.1856 Елиз. Александровна Арнольди, от этого брака сын — Александр. В 1826 у Беляева было пять сестер. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 84.

архивист: Беляев 2-й, Петр Петрович (1805—1864). — Мичман Гв. экипажа. Из дворян. Род. в с. Ершово Чембарского уезда Пензенской губ. Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил 7.6.1819, гардемарин — 7.7.1819, мичман — 1.3.1822, определен в Гв. экипаж — 16.3.1822, с 1819 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1824 на линейном корабле "Эмгейтен" плавал до Ростока, награжден орденом Владимира 4 ст. за спасение людей во время наводнения 7.11.1824. Член тайного "Общества Гвардейского экипажа" (1824), в 1825 принят Д. И. Завалишиным в Орден восстановления, членом Северного общества не был. Участник восстания на Сенатской площади. Дальнейшая судьба совпадает с судьбой брата (30.1.1826 показан в № 22 Невской куртины). Приметы: рост 2 арш. 6⅝ верш., "лицо белое, чистое, круглое, глаза светло-серые, нос небольшой, остр, волосы на голове и бровях светло-русые". В 1849 построил и принял в свое управление частный буксирный пароход "Самара", совершал рейсы от Рыбинска до Астрахани, по зимам проживал в Саратове. По амнистии 26.8.1856 освобожден от надзора, впоследствии был управляющим конторою пароходного общества "Кавказ и Меркурий" в Саратове, где и умер. Был женат, имел сына. Матери Беляевых, жившей в имении гр. Разумовского в с. Ершово Чембарского уезда Пензенской губ., по ходатайству гр. Бенкендорфа по Высоч. повелению назначена в апр. 1828 полная пенсия мужа (600 р.) вместо половины. Сестра Беляевых, Елизавета, жившая в Ардатове Симбирской губ., просила 16.6.1835 разрешения поехать в Сибирь для свидания с братьями, но ей было отказано. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 9, 84.

архивист: Арбузов, Антон Петрович (1797 или 1798 — январь 1843). — Лейтенант Гвардейского экипажа. Из дворян. Отец — Петр Арбузов (видимо, ум. до 1826, за ним в Тихвинском уезде Новгородской губ. было 50 душ), мать — урожденная Завьялова. Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил 12.2.1810, гардемарин — 7.6.1812, мичман — 27 (или 21).7.1815, лейтенант — 27.2.1820, определен в Гв. экипаж — 20.11.1819, с 1812 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1823 на фрегате "Проворный" плавал к Исландии и в Англию, в 1824 на шлюпе "Мирный" — в Росток. Один из основателей тайного "Общества Гвардейского экипажа" (1824), автор его "статутов". В 1825 принят Завалишиным (см.) в Орден восстановления, член Северного общества (декабрь 1825), активный участник восстания на Сенатской площади. Арестован в ночь с 14.12 на 15.12.1825 и заключен в № 11 дома Алексеевского равелина Петропавловской крепости ("посадить в Алексеевский равелин"), Высоч. повелено 21.1.1826 заковать в железа, которые сняты 30.4. Осужден по I разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу вечно, срок сокращен до 20 лет — 22.8.1826. Отправлен в Роченсальм — 17.8.1826, отправлен в Сибирь — 5.10.1827 (приметы: рост 2 арш. 7 верш., "лицо смугловатое, чистое, продолговатое, глаза темно-карие, нос остр, волосы на голове и бровях темно-русые"), доставлен в Читинский острог — 24.12.1827, прибыл в Петровский завод в сент. 1830, срок сокращен до 15 лет — 8.11.1832 и до 13 лет — 14.12.1835. По окончании срока указом 10.7.1839 обращен на поселение в с. Назаровское Ачинского округа Енисейской губ., где и умер. Брат — Егор, отставной лейтенант, тихвинский помещик (ум. 8.1.1845); сестры: Прасковья (ум. 10.4.1835, замужем за лаишевским уездным предв. дворянства Петром Андр. Манасеиным) и Ирина (замужем за капитаном Петром Ив. Филипповичем); в 1826 они владели 83 душами в Тихвинском и Белозерском уездах. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 42.

архивист: Завалишин, Дмитрий Иринархович (13.6.1804—5.2.1892). — Лейтенант 8 флотского экипажа. Род. в Астрахани. Отец — Иринарх Ив. Завалишин (1762—1821), генерал-майор, шеф Астраханского гарнизонного полка, впоследствии генерал-инспектор путей сообщения; мать — Мария Никитична Черняева (ум. 1810); отец вторым браком был женат на Над. Львовне Толстой (за ней в Казанской губ. 280 душ). Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил кадетом — 2.6.1816, гардемарин — 10.6.1816, унтер-офицер — 12.2.1819. Выпущен мичманом — 3.3.1819, определен преподавателем в Морской корп. — 28.5.1820, с 17.8.1822 по 10.5.1824 в кругосветном плавании на фрегате "Крейсер" под командой М. П. Лазарева от Кронштадта до о. Ситха и Калифорнии и обратно до порта Ново-Архангельск, лейтенант — 12.12.1824 (со старшинством с 21.4), поступил по расписанию в 8 фл. экипаж и находился "при береге" — 25.1.1825. Пытался создать организацию под названием "Орден восстановления", написал его устав и принял в него несколько членов (русских и иностранцев). Осенью 1822 написал из Лондона письмо Александру I с просьбой призвать его к себе, вследствие чего по возвращении в Россию по Высоч. повелению доставлен 3.11.1824 в Петербург, по рассмотрении составленной им записки, в которой речь шла об "Ордене восстановления", А. С. Шишков объявил 3.12.1824, что Александр I признает идею Завалишина "неудобоисполнимою". Вопрос о членстве Завалишина в Северном обществе оспаривается рядом исследователей и до сих пор окончательно не решен. 14.12.1825 находился в Симбирской губ. в отпуске. Приказ об аресте — 30.12.1825, арестован в Симбирске, доставлен в Петербург, допрошен и 18.1.1826 освобожден. В январе — феврале 1826 начальник "модель-каморы" и модельной мастерской при музее Адмиралтейского деп. Вновь арестован у дежурного ген. Гл. штаба — 2.3.1826 и содержался в Гл. штабе, переведен в Петропавловскую крепость — 4.4.1826. Прошением на Высоч. имя, "изъясняя о своей невинности, просил лично быть представленным его величеству для открытия всей истины и доказать неприкосновенность свою к какому-либо преступлению", на что 13.4 Высоч. повелено объявить Завалишину: "Что если он действительно невинен, то должен тем более желать, чтобы законным и подробным образом исследованы были все имеющиеся против него показания" (письмо председателя Следственного комитета А. И. Татищева А. Я. Сукину 13.4, № 610). 9.6.1826 Татищев уведомил А. Я. Сукина для объявления Завалишину в ответ на его просьбу к Николаю I сослать его в монастырь в Тобольскую губ., что "он должен ожидать решения суда". Осужден по I разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу вечно, срок сокращен до 20 лет — 22.8.1826. Отправлен из Петропавловской крепости в Сибирь — 18.1.1827 (приметы: рост 2 арш. 4⅛ верш., "лицо смугловатое, глаза серые, нос посредственный, туповат, волосы на голове и бровях темно-русые"), доставлен в Читинский острог — 24.2.1827, прибыл в Петровский завод в сент. 1830, срок сокращен до 13 лет — 8.11.1832 и до 13 лет — 14.12.1835. По окончании срока указом 10.7.1839 обращен на поселение в Читу. После амнистии 26.8.1856 остался в Сибири, разоблачал злоупотребления местной власти и ген.-губ. Вост. Сибири гр. H. H. Муравьева-Амурского, печатал статьи в "Морском сборнике" и "Вестнике промышленности", затем печатание статей было запрещено. По представлению Муравьева Высоч. повелено выслать из Читы в Казань "под бдительный полицейский надзор" — 9.2.1863, отправлен из Читы — 14.8.1863, по прибытии в Казань разрешен перевод в Москву, отправлен из Казани — окт. 1863. Жил в Москве, где и умер, похоронен в Даниловом мон. Мемуарист, публицист, этнограф, автор антиправительственных стихотворений. Жены: первая — Аполлинария Сем. Смольянинова (5.1.1812—лето 1847, похоронена в Чите), дочь горного чиновника Семена Ив. Смольянинова; вторая — с 1871 Зин. Павл. Сергеева (ум. 1890). Дети: Иринарх (20.8.1874—20.4.1875), Мария (1872—1919), Вера (1873—1924), Дмитрий (17.8.1884—18.8.1885), Зинаида (1876—1956, в замужестве Еропкина), Екатерина (1882—1919). Братья: Ипполит (р. 1809—ум. после 1879, доносчик, сослан на каторгу и отбывал ее с декабристами), Николай, Александр; сестры: Екатерина (26.5.1803—10.2.1880) и Надежда. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 43.

архивист: Бестужев, Николай Александрович (13.4.1791—15.5.1855). — Капитан-лейтенант 8 фл. экипажа. Род. в Петербурге. Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил — 22.3.1802, гардемарин — 7.5.1807, мичман — 29.12.1809, зачислен в штат Морского корп. подпоручиком — 7.1.1810, переведен во флот мичманом — 14.6.1813, лейтенант — 22.7.1814, с 1820 в Кронштадте, назначен пом. смотрителя Балтийских маяков — 15.6.1820, в 1821—1822 организовал литографию при Адмиралтейском деп., за что 7.2.1823 награжден орденом Владимира 4 ст., весной 1822 прикомандирован к Адмиралтейскому деп. ("без выключки из флота") для написания истории русского флота, за отличие по службе произведен в капитан-лейтенанты — 12.12.1824, в июле 1825 назначен директором Адмиралтейского музея, с 1807 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1815 плавал в Голландию, в 1817—во Францию, в 1824 на фрегате "Проворный" в качестве историографа — во Францию и Гибралтар. Прозаик, критик. Член-сотрудник Вольного общества любителей российской словесности — 28.3.1821, действительный член — 31.5, в 1822 избран членом Цензурного комитета, был гл. редактором прозаических произведений и кандидатом в помощники президента общества, член Вольного общества учреждения училищ по методике взаимного обучения (1818), член Вольного экономического общества — 12.9.1825, член Общества поощрения художников (1825), с 1818 сотрудничал в журналах ("Сын отечества", "Полярная звезда", "Благонамеренный", "Соревнователь просвещения и благотворения" и др.). Масон, член ложи "Избранного Михаила" — 1818. Член Северного общества (1824), написал проект "Манифеста к русскому народу", активный участник восстания на Сенатской площади. Арестован 16.12.1825 в с. Косном в 8 верстах от Кронштадта в доме фейерверкера Белорусова, в тот же день в 10 час. вечера доставлен в Петропавловскую крепость, закован в "ручные железа" и помещен в № 15 дома Алексеевского равелина ("присылаемого при сем сего Николая Бестужева посадить в Алексеевский равелин под строгий арест. дав писать, что хочет"). Осужден по II разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу вечно. Дальнейшая судьба совершенно совпадает с судьбой брата Михаила (см.). Приметы: рост 2 арш. 6½ верш., "лицом чист, смугловат, волосы на голове и бровях темно-русые, глаза серые, нос посредственный, острый, на бороде и бакенбардах волосы рыжеватые, на шее на левой стороне ниже уха был ранен, бородавки природные на лбу и на левой стороне на шее". Умер в Селингинске, где и похоронен. Художник-акварелист, создавший портретную галерею декабристов. Изобретатель. Гражданская жена бурятка Сабилаева, у них двое детей: Алексей (1838—1900), крупный сибирский купец и промышленник, выполнял дипломатические поручения, и Екатерина (в замужестве Гомбоева, ум. в 1929—1930 в Харбине в возрасте около 90 лет); жили в семье селенгинского купца Д. Д. Старцева и носили его фамилию. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 8, 49.

архивист: Бестужев, Петр Александрович (март 1804—22.8.1840). — Мичман 27 фл. экипажа, ад. командира Кронштадтского порта и военного губ. Кронштадта Ф. В. Моллера 1-го. Воспитывался в Морском кадет. корп., куда поступил в 1812, гардемарин — 1817, мичман — 22.2.1820, с 1817 совершал плавания по Балтийскому морю, в 1824 на фрегате "Легком" плавал к Исландии и Англии. Член Северного общества (1825). Участник восстания на Сенатской площади. Привезен из своей квартиры в Морскую коллегию в 6 час. утра 15.12.1825, где и арестован; из Морской коллегии доставлен в Зимний дворец для допроса, в тот же день помещен в № 9 дома Алексеевского равелина Петропавловской крепости ("присылаемого при сем Бестужева посадить в Алексеевский равелин"), откуда переведен в № 27 Невской куртины — 27.1.1826. Осужден по XI разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен к разжалованию в солдаты в дальний гарнизон с выслугой. Отправлен из Петропавловской крепости в Кизильский гарнизонный бат. — 22.7.1826, на основании указа 22.8.1826 переведен в Ширванский пех. полк — 1.2.1827, участник русско-персидской (1826—1828) и русско-турецкой (1828—1829) войн, унтер-офицер — 21.5.1828, ранен при штурме крепости Ахалцих, переведен в Куринский пех. полк — 9.11.1829, в мае 1832 уволен "за ранами" от службы унтер-офицером (в действительности заболел тяжелым психическим расстройством) и отдан на попечение своей матери с воспрещением въезда в столицы. Жил под надзором в имении Сольцы Новоладожского уезда Новгородской губ. В июле 1840 П. М. Бестужева через предв. дворянства просила поместить заболевшего сына Петра в дом умалишенных, по освидетельствовании в петербургском губ. правлении он был помещен в больницу Всех скорбящих, где и умер. Мемуарист. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 126.

архивист: Торсон, Константин Петрович (27.9.1793—4.12.1851). — Капитан-лейтенант, адъютант начальника Морского штаба. Отец — Петр Давыд. Торсон, майор Ген. штаба, затем подполковник в свите по квартирмейстерской части; мать — Шарлотта Христина Тиман (около 1764 — около 19.8.1852), лютеране и, вероятно, выходцы из Швеции; мать в 1826 находилась "в бедном положении". Воспитывался в Морском кадет. корп., зачислен "сверх комплекта на казенное содержание" — 4.9.1803, гардемарин — 23.5.1806, участвовал в сражении со шведским гребным флотом у о. Пальво и о. Судсало — 6.9.1808, "за отличие в сражении" раньше срока произведен в мичманы — 1.4.1809, отличился в сражении фрегата "Богоявление Господне" с шведским фрегатом — 30.7.1809, ранен в ногу при попытке высадиться в Либаве, занятой прусскими войсками — 9.7.1812, награжден орденом Анны 3 ст. — 31.7.1812, а позднее серебряной медалью в память 1812 года (первый морской офицер, награжденный за участие в Отечественной войне 1812 года), лейтенант — 26.7.1814. В 1819—1821 на шлюпе "Восток" участвовал в антарктическом кругосветном плавании под руководством Ф. Ф. Беллинсгаузена (его именем был назван остров в южной части Тихого океана, после восстания декабристов переименован в остров Высокий), за участие в плавании награжден орденом Владимира 4 ст., назначен ад. нач. Морского штаба — 22.7. 1823, с марта 1824 член учрежденной по его предложению "Комиссии для составления сметных исчислений на построение кораблей, фрегатов и других судов", капитан-лейтенант — 30.8.1824. Действительный член Вольного общества любителей российской словесности — 15.12. 1824. Член Северного общества (с конца 1824—начала 1825). Участия в восстании не принимал. Арестован 15.12.1825, допрошен и отправлен в Свеаборг, распоряжение о переводе в Петропавловскую крепость — 26.4.1826, 6.5.1826—разрешено писать "о разных собранных им полезных сведениях касательно флота". Осужден по II разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу на 20 лет, срок сокращен до 15 лет — 22.8.1826. После приговора оставлен в Петропавловской крепости, отправлен в Сибирь — 10.12.1826 (приметы: рост 2 арш. 6 верш., "лицо белое, круглое, глаза голубые, нос средний, остр, волосы на голове и бровях светло-русые"), доставлен в Читинский острог — 28.1.1827, прибыл в Петровский завод в сент. 1830, срок сокращен до 10 лет — 8.11.1832. По указу 1835 обращен на поселение в Акшинскую крепость Иркутской губ., разрешено перевести в г. Селенгинск — 15.1.1837, куда прибыл — 21.5.1837, по ходатайству матери и сестры им разрешено переехать в Селенгинск (уведомление ген.-губ. Вост. Сибири 12.1.1838, № 129), куда прибыли — 14.3.1838, в июне 1838 и в 1847 ездил для лечения на Туркинские мин. воды. Умер в Селенгинске (бумаги его были в 1859 у барона А. Е. Розена — см.). Сестра — Екатерина, ей разрешено вернуться в Россию — 11.2.1855, причем на обратный проезд выдано от казны пособие в 150 руб., в 1858 жила в Москве и получала помощь от малой артели декабристов. По данным А. Б. Шешина, К. П. Торсон состоял в гражданском браке с Прасковьей Кондратьевой, в 1841 у них родилась дочь Елизавета, которая получила отчество Петровна (по имени крестного отца) и фамилию Кондратьева. В литературе имеются также сведения о сыне К. П. Торсона — Петре. ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 69. Больше, навскидку моряков-декабристов не вспомнил, но если напомните, обязательно выложу справки, у меня чуть ли не на всех проходивших по делу оказывается есть. ABP_TOR пишет: кстати Беляев 1-й похоронен на Ваганьковском кладбище, возможно нашим спецам по розыску могил она попадется при очередном походе Уже попадалась.

ABP_TOR: архивист Спасибо за подробные справки. А на барона Штромберга у Вас подробности имеются?

архивист: Есть, только не особенная, такие подробные только на декабристов. Штромберг, барон Александр Павлович фон (1854—1884) — народоволец; сын помещика. Будучи лейтенантом флота, примкнул (1878) к Кронштадтскому кружку революционных моряков (H. E. Суханов и др.) и был одним из инициаторов слияния кружка с военной организацией Народной Воли. Вместе с Желябовым, Сухановым и Колодкевичем выработал устав военной организации, членом комитета которой был избран в 1880. Арестован 28/IV 1881; по высочайшему приказу от 7/VII исключен со службы с лишением чинов и сослан на 4 г. в Верхоленск. После выдачи Дегаевым военной организации Народной Воли выяснилась активная роль в ней Штромберга, он был возвращен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость. Привлеченный по "делу 14-ти", Штромберг был приговорен к смертной казни и в Шлиссельбургской крепости, вместе с Н. М. Рогачевым, расстрелян. Лит.: Селиванов В., Моряки-народовольцы, 2 издание, Москва, 1931; Ашенбреннер М., Военно-революционная организация партии "Народной воли", 2-е издание, Москва, 1928; Фигнер В., Полное собрание сочинений, том I, 3-е издание, Москва, 1932, гл. X; Прибылев А., Процесс 14-ти народовольцев в 1884, в сборнике "Народная воля" перед царским судом, Москва, 1930.

архивист: Вдогонку еще на Ювачева, но тоже не очень хорошая. Ювачев, Иван Павлович (р. 1850) — морской офицер, народоволец; сын придворного полотера. В 1878 окончил Морское техническое училище. В 1881 в Николаеве Ю. познакомился с М. Ю. Ашенбреннером (см.) и организовал народовольческий кружок морских офицеров. В 1883 по оговору С. Дегаева Ю. был арестован и после годичного заключения как организатор морского кружка по процессу 14-ти 23—28 сентября 1884 был приговорен к смертной казни, замененной 15 годами каторги. В 1887 Ю. был отправлен на Сахалин. В 1897 вернулся в Европейскую Россию. Ю. сотрудничал в "Историческом вестнике" и др. изд. Из отдельных книжек Ю. ценны: Восемь лет на Сахалине, СПб, 1921 (под псевдонимом: И. П. Миролюбов); Шлиссельбургская крепость, М., 1907.

lns: ...Ф.Я. Баканов, М.С. Барышев, Б.М. Берг, И.П. Вороницын,И.И. Генкин, Е.С. Дорофеев, С.А. Жуков, Е.М. Журавлев, Ф.В. Калашников, Я. Кирхенштейн, Н.Л. Канторович, А.Х. Конуп, В.И. Клименко-Чекмарев, А.М. Мазин, И.В. Письменчук, М.В. Прудкой, Н.С. Симоненко, З.С. Циома, И.И. Штрикунов и др... Не все из них военные, есть и штатские... А про большинство было же в письме заключённого написано о большистве "нашего корпуса", а не всей тюрьмы. В тюрьме матросы и солдаты не были в большинстве, но в одном корпусе, видимо, были. Впрочем, всё выше сказанное невполне соответсвует теме, ведь темы о офицерах и матросах здесь сочли удобным разделить.

lns: Тут на мой пост ещё что-то наложилось, попробую на всякий случай повторить. И сразу же продолжу... ...Ф.Я. Баканов, М.С. Барышев, Б.М. Берг, И.П. Вороницын,И.И. Генкин, Е.С. Дорофеев, С.А. Жуков, Е.М. Журавлев, Ф.В. Калашников, Я. Кирхенштейн, Н.Л. Канторович, А.Х. Конуп, В.И. Клименко-Чекмарев, А.М. Мазин, И.В. Письменчук, М.В. Прудкой, Н.С. Симоненко, З.С. Циома, И.И. Штрикунов и др... Не все из них военные, есть и штатские... А про большинство было же в письме заключённого написано о большистве "нашего корпуса", а не всей тюрьмы. В тюрьме матросы и солдаты не были в большинстве, но в одном корпусе, видимо, были. Ну, это не свосем по теме, ведь здесь тема о офицерах. Итак, перейдём к офицерам... А. В. Немитц (капитан 1-го ранга или контр-адмирал, или вице-адмирал - смотря какую власть признавать) не слишко ясно излагает обстоятельства, приведшие его к аресту. Может кто-то знает подробности его дела? И почему арест не помешал его назначению в Морской Генеральный штаб? "Помощь друзей," - поясняет сам Александр Васильевич. Но что же это за такие влиятельные друзья? "Вскоре я защищал сам себя в качестве подсудимого. Связи с предыдущим процессом в том не было. Я этого не хочу сказать. Тем не менее суд был несколько похож на расправу с чересчур своевольным человеком. Меня вызвал на дуэль мой прямой начальник, командир канонерской лодки. Я вызов принял. От дуэли вызвавший уклонился, но дело дошло до суда. По точному закону должны были сурово отвечать оба, вызвавший и принявший вызов. Между тем меня судили и приговорили к исключению со службы и заключению на 1,5 года в крепости, а капитан выступал лишь в качестве свидетеля. Таков был тогда наш военно-морской суд: так мнили поддерживать авторитет командования. [298] Приговор был опротестован прокурором, который счел наказание в отношении меня чрезмерным. У меня нашлись (без какой бы то ни было моей инициативы) горячие защитники среди моих товарищей. О действенной и бескорыстной помощи некоторых из них я навсегда сохраняю глубокую благодарность. Некоторые из них были со связями в столице. Дело было пересмотрено; я оказался обвиненным лишь в «непочтительном отношении к начальнику» и был посажен лишь на гауптвахту на 4 месяца. Тем не менее неоправдание по суду влекло за собой тяжелые следствия по службе: отныне я не мог быть произведен в следующий чин, иначе как с «высочайшего» повеления, не мог получить высшего военно-морского образования, поступить в академию, другими словами, военная карьера была закрыта. Но я не успел отсидеть своих 4 месяцев на гауптвахте, как уже вышел приказ о моем назначении в Морской Генеральный штаб. Это тоже была помощь друзей. В Морском Генеральном штабе собирали инициативу. Начальником его был контр- адмирал Брусилов, брат полководца, талантливый офицер." «Военная литература»: militera.lib.ru Издание: Гражданская война в России: Черноморский. — М.: ACT, 2002. Книга на сайте: militera.lib.ru/h/civilwar_blacksea/index.html Иллюстрации: militera.lib.ru/h/civilwar_blacksea/ill.html

Dirk: архивист пишет: Штромберг, барон Александр Павлович фон А вот другой вариант из какой-то Интернет-энциклопедии: Штромберг Александр Павлович [5(17).9.1854 - 10(22).10.1884], барон, революционер-народоволец, лейтенант флота. В 1875 окончил Петербургское морское училище, служил на Балтийском море и Тихом океане. В 1880 один из организаторов революционного кружка моряков в Кронштадте, вместе с А. И. Желябовым, Н. Н. Колодкевичем, Н. М. Рогачёвым и Н. Е. Сухановым руководил Центральной военной организацией "Народной воли". Арестован в конце апреля 1881, за отсутствием улик сослан в Верхоленск. В 1883 в результате предательства С. П. Дегаева возвращен из ссылки, по "процессу 14-ти" приговорён к смерти. Повешен вместе с Рогачёвым в Шлиссельбургской крепости.

Dirk: архивист пишет: Ювачев, Иван Павлович Сын: Ювачев Даниил Иванович (17/30.12.1905-02.02.1942), псевдоним Хармс, поэт, детский писатель.

Dirk: lns пишет: Может кто-то знает подробности его дела? Сколь помню, офицеры лодки "Терец" высказали командиру (А.К. Цвингману) обвинение, кажется, в склонении к мужеложеству. Так как доказательств не было, их вышибли (среди прочих - небезизвестного М.М. Ставраки). Немитц был упорнее остальных - так как в лицо командиру заявил, что верить обвинениям.

ABP_TOR: контр-адмирал Чичагов Павел Васильевич 21 июня 1799 года был отставлен от службы без ношения мундира и заключен в Петропавловскую крепость. Чичагов был вызван к императору Павлу. Предварительно переговоривший с ним генерал-адъютант Кушелев доложил императору что Чичагов намерен перейти на английскую службу. Разгневанный царь приказал уволить его в отставку, затем вызвал в кабинет и после горячего объяснения приказал арестовать. Чичагов сослался на права кавалера ордена Св. Георга, однако по приказу Павла флигель-адъютант сорвал с мундира крест и знаки различия, а мундир Чичагов сбросил сам. Так полуодетым он был отправлен в крепость. Но пробыл там недолго. Указом от 2 июля он был принят на службу, назначен командовать эскадрой и уже 5-го июля был в Ревеле. Арест не помешал блестящей карьере Чичагова ставшего морским министром в 1807 г.

lns: Сколь помню, офицеры лодки "Терец" высказали командиру (А.К. Цвингману) обвинение, кажется, в склонении к мужеложеству. Так как доказательств не было, их вышибли (среди прочих - небезизвестного М.М. Ставраки). Немитц был упорнее остальных - так как в лицо командиру заявил, что верить обвинениям. Благодарю за эту информаницию. Но, если она и вполне верна, всё равно много неясного. Где можно узнать подробнее? Это было где-то опубликовано или Вы узнали это прямо из архивных документов?

архивист: Dirk пишет: Сколь помню, офицеры лодки "Терец" высказали командиру (А.К. Цвингману) обвинение, кажется, в склонении к мужеложеству. Так как доказательств не было, их вышибли (среди прочих - небезизвестного М.М. Ставраки). Немитц был упорнее остальных - так как в лицо командиру заявил, что верить обвинениям. Только сегодня (ей-Богу не вру), обсуждали это случай. "Донос" (не в уничижительном смысле, а как тип документа) сохранился в фонде Военно-Походной канцелярии ЕИВ. Среди совращенных фигурировал вестовой, а среди обвинителей еще и корабельный священник. Обвинителям (кроме священника) была предложена дуэль, либо отставка. Похоже, дело оставлено без последствий. На днях постараюсь посмотреть подлинник.

wind: архивист пишет: Среди совращенных фигурировал вестовой, Совращенных, или совращаемых ? С уважением, В.

архивист: wind пишет: Совращенных, или совращаемых ? Похоже, именно, совращенных. Для уточнения требуется время (документ в другом хранилище). С уважением, Олег.

АЗАРД: архивист пишет: контр-адмирал Чичагов Павел Васильевич 21 июня 1799 года был отставлен от службы без ношения мундира и заключен в Петропавловскую крепость. Неприятности Контр-Адмирала П. В. Чичагова были из за женщины (жены – Элизабет Проби, дочери английского морского офицера), но главным образом из за связи с "грязным заговорщиком" и англоманом графом С. Р. Воронцовым. В электронной версии журнала "Наше Наследие" помешена статья Елизаветы Ренне "Love story Элизабет Проби и адмирала Чичагова" click here

lns: ABP_TOR, Ответ про П. П. Шмидта постараюсь помесить в Вашу же тему об «офицерах-арестантах», он больше к той теме подходит. Все -приплыли. Остальное софистика. Соответствие поступков действующему закону вот мерило виновности. Есть юридическое понятие крайней необходимости. Устранение опасности интересам государства, общества, граждан путём совершения действий, содержащих признаки преступного деяния. Если вред причинённый этими действиями явно меньше того вреда, который угрожает, то уголовная ответственность за эти действия не наступает. Это не софистика, это юриспруденция. Тогда любопытно к какому направлению социализма принадлежал Шмидт? И в чем же научность его взглядов? Пётр Петрович был народником. С точки зрения РСДРП народнический социализм – утопический, ненаучный. Но я лично не смотрю на историю только лишь с эсдековской точки зрения. В общем, вопрос о научности его социализма – вопрос о терминах. Но это не морские термины… К тактике эсеров Шмидт относился отрицательно, причём особенно не соглашался с использованием террора для агитации и пропаганды… Но по своему народническому мировоззрению он был всё же близок к эсерам. Вероятно, партия энесов, образовавшаяся в 1906 году, была бы ему ближе, чем эсеры. У энесов к тому же не было тогда в программе требования республики, оно стало появляться уже в 1917 году. Как бы то ни было, П. П. Шмидт был беспартийным и таковым остался в истории. И еще почему со Шмидтом случались припадки и во время митингов в Севастополе и на "Очакове", почему некая знакомая упорно именует Шмидта "странным офицером"? «Во время митингов»? Этого не помню. Откуда информация? Или мне уже память изменяет?.. На «Очакове» – неудивительно. Усталость, перенапряжение, если трое суток не спать, как это у него было, то и со вполне здоровым человеком может подобное случиться. «Некая знакомая» – это, видимо, Зинаида Ивановна Ризберг. Не помню, в каком контексте она, кажется, назвала как-то Петра Петровича «странным офицером», но её воспоминаний сейчас под рукой нет. Но почему Вы говорите «упорно именует»? Разве она это повторяла много раз? Насколько помню, нет. Надо перечитать её воспоминания. А пока не могу точно ответить. Почему, к примеру, Советская Военная Энциклопедия называет Шмидта кавторангом? П. П. Шмидт был призван в 1904 году из запаса (он окончил в 1886 году МК, именовавшийся тогда Морским училищем, но к 1904 году уже несколько лет служил в торговом флоте, а не в военном). За несколько дней до восстания (восстание обычно ограничивают 11 – 15 ноября 1905 года, а Шмидт участвовал в нём 14 – 15 ноября) он был уволен в отставку, известие об этом шло из Петербурга в Севастополь почему-то слишком долго. Телеграф ли бастовал немого или ещё что, не столь важно… Как правило, в таких увольняли в отставку следующим чином, капитаном второго ранга. Помнится, в каком-то жандармском донесении, составленном сразу после восстания, Пётр Петрович именуется капитаном 2-го ранга. А потом было заявлено, что он был уволен в отставку без мундира лейтенантом. Часто многие историки утверждали, что на самом деле он был всё же сначала уволен капитаном 2-го ранга, а потом, задним числом, вновь сделан лейтенантом. Но никаких архивных документов или их публикаций, подтверждающих это, мне видеть не приходилось. А потому не могу точно сказать, был ли он превращён в лейтенанты задним числом, или оставался лейтенантом по недоразумению называвшимся некоторое время капитаном 2-го ранга. Расследование по этому поводу мной не проводилось, ибо в любом случае это не влияет значительно на оценку действий и убеждений П. П. Шмидта. Текст телеграммы привел по Гернету, а он , как правило в цитировании весьма точен. «История царской тюрьмы», видимо? А ссылка на источник там была?

aden13: lns пишет: Часто многие историки утверждали, что на самом деле он был всё же сначала уволен капитаном 2-го ранга, а потом, задним числом, вновь сделан лейтенантом. Но никаких архивных документов или их публикаций, подтверждающих это, мне видеть не приходилось. № 645. Дополнение к Высочайшему приказу, отданному по флоту 7-го ноября 1905 года. Лейтенант Петр Шмидт увольняется от службы.

ABP_TOR: Лейтенант Шмидт перед увольнением был командиром номерного миноносца, и у него произошла некая история с казенными деньгами, которые он будто-бы потерял, а недостачу покрыл дядя-сенатор. Известно ли Вам что-либо по этому поводу? Еще несколько вопросов, если позволите, для обозначения вех По какой причине лейтенант Шмидт вернулся из Суэца и т.о. избежал участия в Цусимском сражении? Проходил ли Шмидт лечение в психиатрической клинике? Род занятий жены Шмидта? Какой последний сигнал Шмидт поднял на "Очакове"? lns пишет: Есть юридическое понятие крайней необходимости. Устранение опасности интересам государства, общества, граждан путём совершения действий, содержащих признаки преступного деяния. Ну и каков результат? Что перевесило? С одной стороны убиты сотни людей, повреждены боевые корабли своей страны. С другой трудящиеся массы и их неудачливый поводырь получили бесценный опыт вооруженного восстания, правда Шмидту он не пригодился. Опасность (даже по революционным понятиям) кому -либо была устранена, нет. Т.о. реально зло причиненное Шмидтом сотоварищи налицо, а добро осталось неосуществленным. Можно ссылаться на обстоятельства, но не можешь- не берись. ЗЫ. Как Вы относитесь к творению Пастернака о Шмидте?

lns: ABP_TOR, Не сходя с места не могу на всё сразу ответить. Для начала маленькое замечание. Вы, как видно, знакомы с книгой левого кадета Обнинского «Последний самодержец». У Обнинского много фактических ошибок и много ошибочных интерпретаций фактов. Обнинский во многом неверно понял действия, убеждения и личность П. П. Шмидта. У В. П. Обнинского в книге, впервые изданной в Берлине в 1912 году, есть о Шмидте, между прочим, такие слова: «<...> лейтенант флота Шмидт, имя которого известно теперь всякому европейцу.» (Обнинский В. П. Последний самодержец. М., 1992. С. 129.) Это, конечно, определённое преувеличение, но это мелочи… Но там вообще всё напутано так напутано!.. Профессор П. Н. Милюков, как и Обнинский член конституционно-демократической партии, понял Шмидта, по моему мнению, хотя и тоже, что называется, в меру своей испорченности, но значительно лучше, чем Обнинский. Хотя вроде бы по политическому спектру не Милюков, а Обнинский, принадлежавший к левому крылу кадетов, был ближе к Шмидту. Лейтенант Шмидт перед увольнением был командиром номерного миноносца, и у него произошла некая история с казенными деньгами, которые он будто-бы потерял, а недостачу покрыл дядя-сенатор. Известно ли Вам что-либо по этому поводу? Дядя в эту историю вроде бы не вмешивался, об этой истории сам Пётр Петрович писал в своих письмах, они опубликованы, но у меня сейчас нет под рукой их. Если начну пересказывать всё своими словами, могу какие-то детали перепутать. Постараюсь позже ответить точнее. По какой причине лейтенант Шмидт вернулся из Суэца и т.о. избежал участия в Цусимском сражении? Вроде бы по состоянию здоровья, хотя, Г. К. Графу (он со Шмидтом на «Иртыше» вместе служил), насколько помню, казалось, что по возрасту. А ещё было опубликовано письмо офицеров «Иртыша» (без указания фамилий), где утверждалось, что настоящей причиной (а не поводом) были напряжённые отношения с командиром. Проходил ли Шмидт лечение в психиатрической клинике? Подобное утверждение мне встречалось, верно ли оно, не знаю. Да это и не имеет существенного значения. Род занятий жены Шмидта? Вероятно, Вы намекаете на её род занятий до того, как она стала его женой. Уточните вопрос. Какой последний сигнал Шмидт поднял на "Очакове"? Надо посмотреть, что написано об этом в обвинительном акте (найти его в принципе легко, он неоднократно публиковался, но под рукой его у меня нет), акт, конечно, много врёт, а врал ли в этом случае, не помню, постараюсь уточнить. Ну и каков результат? Что перевесило? С одной стороны убиты сотни людей, повреждены боевые корабли своей страны. С другой трудящиеся массы и их неудачливый поводырь получили бесценный опыт вооруженного восстания, правда Шмидту он не пригодился. Опасность (даже по революционным понятиям) кому -либо была устранена, нет. Т.о. реально зло причиненное Шмидтом сотоварищи налицо, а добро осталось неосуществленным. Можно ссылаться на обстоятельства, но не можешь- не берись. Подробно отвечать слишком долго. Количество жертв точно не известно, но точно известно, что орудия "Очакова" никого не убили. Пока могу дать одну цитату… Но там, конечно, по меньшей мере изменена орфография подлинника. Из письма П. П. Шмидта 1905 года, датированного «24 декабря. Сочельник». В письме Шмидт кратко рассказывает о своём участии в событиях в течение 13, 14 и 15 ноября. Митинг, о котором идёт речь в письме проходит 13 ноября. «<…> Я говорил на этом митинге очень долго, нарисовал рабочим всю историю нашей русской борьбы за народное счастье, умолял, заклинал, громил их за малодушие и доказал им необходимость бросить все экономические требования и перейти исключительно к политическим забастовкам с требованием Учредительного Собрания, при чем, конечно, соединить свои действия с центральными советами рабочих в столицах и со стачечными комитетами железных дорог. Я этою речью прощался со своими севастопольскими рабочими, чтобы уехать на другой день с тою же пропагандою в Одессу, к коммерческим матросам <…> Я мечтал после Киева объехать и другие фабричные районы. И вот в тот же день пришли матросы флота с решением, что они выбрали меня своим вожаком. Я измучился в усилиях доказать им несвоевременность такого, не связанного со всею Россией матросского мятежа, но они, как стихия, как толпа, не могли уже отступать, так как много уже беды натворили под влиянием социал-демократов, бессмысленно поднявших их на преждевременную, неорганизованную стачку. Бросить этих несчастных матросов я не мог, и я согласился руководить ими только в том случае, если они отбросят все требования, кроме Учредительного Собрания. Поддержать их могла только эскадра, а эскадра далеко не была еще готова к этому. Решено было подождать несколько дней. Но вот 14-го ко мне прибегает депутат матросов и еще разные лица с известием, что Чухнин разоружил броненосцы и что казармы, где собралась мятежная команда, окружают артиллерией, чтобы завтра 15-го начать бойню. Тогда я, совершенно сознавая, что все погибло, решил ехать на «Очаков» и открыто поднять эскадру в защиту казарм. В 2 часа дня 14-го я переехал на «Очаков», а к 3 часам дня 15-го уже 10 судов присоединилось ко мне и подняло красное знамя свободы, тогда я послал телеграмму государю и считал, что если теперь и погибнем, то дело сделано, движенью дан смысл и значение. Потом началась бойня <…> Вот общая картина происшедшего, все это свалилось на меня совершенно негаданно <…> …я мог принести гораздо больше существенной пользы революции, если бы бросил матросов и уехал как предполагал по фабрикам, но все-таки я ни минуты не сожалею о случившимся. Если каждый из нас будет отворачиваться от дела, думая, что оно недостаточно велико для него, то никто не будет ничего делать. Это самая опасная для дела точка зрения. <…>» (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 208 —209. В некоторых изданиях это письмо даётся немного в другой редакции, но различия несущественны. Скорее всего, более точная редакция в Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004.) З. Ы. К творению Пастернака отношусь положительно. Естественно, поэма — литературное произведение, а не научное историческое исследование, а потому, конечно, Шмидт из поэмы Пастернака совсем не тождественен тому Шмидту, который был на самом деле. Но герой поэмы, по моему мнению, во многом похож на свой реальный, исторический прототип, автор изучил немало исторических источников. Поэма Пастернака была изначально посвящена М. И. Цветаевой, автор рассказал о поэме следующее: ««Посвященье» в дальнейшем не воспроизводилось и может даже считаться снятым. Лейтенант Шмидт около 1905 года был предметом детского и юношеского поклонения Марины Цветаевой. Это вызвало посвященье. Автор, пользуясь материалами того времени для своей поэмы, подходил к ним без романтики и реалистически, видя в задаче обеих поэм («Девятьсот пятый год» и «Лейтенант Шмидт») картину времени и нравов, хотя бы и в разрезе историко-революционном. <...>» Рильке Р. М., Пастернак Б., Цветаева М. Письма 1926 года. М., 1990. С. 175.

lns: Сейчас ещё нашлась цитата из социал-демократа Ивана Петровича Вороницына, который был во время восстания председателем Совета, речь идёт о событиях 13 ноября 1905 года. И пока всё. Дальше уже нужно время, поискать точные данные… «До сих пор Шмидт никакого касательства к восстанию не имел. Он совершенно был поглощен своими широкими планами и восстанию определенно не сочувствовал. Немедленно по возникновении мятежа он хотел прекратить его и с этой целью, как рассказывает он сам, отправился к градоначальнику и предложил ему свои услуги. Понятно, это не было прислуживанием к власти. Просто Шмидт считал, что восстание несвоевременно, и в этом отношении он был прав, и думал, что для осуществления его собственных планов необходимо приостановить начавшееся движение во что бы то ни стало. Для этого, не обратившись предварительно к совету депутатов, образовавшемуся в дивизии, он предложил властям «успокоить» людей на том условии, что «не будут искать зачинщиков и что пострадает один Петров», матрос, убивший штабс-капитана и ранивший адмирала.» (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 69.) Правда, есть некоторые расхождения между воспоминаниями Вороницына и Петрова. Вороницын утверждает, что Петорова не было уже в городе, а, судя по воспоминаниям Петрова, был он в городе... Но это детали не столь важные... З. Ы. Можно ссылаться на обстоятельства, но не можешь- не берись. Это Вы лучше И. П. Вороницыну скажите. Впрочем, и он не виноват. Революция – стихия…

ABP_TOR: Уважаемыйaden13 нет ли у Вас сведений о должностях занимаемых Шмидтом в период службы на Тихоокеанской эскадре

ABP_TOR: lns пишет: Обнинский во многом неверно понял действия, убеждения и личность П. П. Шмидта. Не Обнинским единым :)) lns пишет: Вроде бы по состоянию здоровья, хотя, Г. К. Графу (он со Шмидтом на «Иртыше» вместе служил), насколько помню, казалось, что по возрасту. Если по здоровью, то что же такого с ним случилось? Если по возрасту то по его ходатайству, что-то не очень красиво это выглядит, не находите? цитата: Проходил ли Шмидт лечение в психиатрической клинике? Подобное утверждение мне встречалось, верно ли оно, не знаю. Да это и не имеет существенного значения. почему же, Вы, как я вижу, интересуетесь Шмидтом как личностью, а мотивация некоторых поступков Шмидта явно не укладывается в обычные представления, поэтому весьма важно знать совершал ли эти поступки психически здоровый человек или нет Кстати , кажется адвокаты Шмидта пытались строить защиту на психической неполноценности подзащитного, или я ошибаюсь? цитата: Род занятий жены Шмидта? Вероятно, Вы намекаете на её род занятий до того, как она стала его женой. Уточните вопрос. Дак вроде бы она к этому занятию и вернулась, бросив Петра Петровича, еще что-то сказав о состоянии его здоровья Вы не находите, что такой экстравагантный поступок, как женитьба на подобной особе, легко сошел ППШ с рук, и на карьере особо не отразился. (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 208 —209. В некоторых изданиях это письмо даётся немного в другой редакции, но различия несущественны. Скорее всего, более точная редакция в Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004.) А ничего Шмидт не пишет, почему оказался в Севастополе еще до увольнения, ведь его кораблик на Севастополь не базировался, а надо было еще и имущество другому командиру передать? Но герой поэмы, по моему мнению, во многом похож на свой реальный, исторический прототип, автор изучил немало исторических источников. Пастернак достаточно верно передал истерический характер Шмидта

aden13: ABP_TOR П.П. Шмидт определен в службу из запаса Высочайшим приказом № 541 от 2-го мая 1904 года с 30-го марта 1904 года. В списке офицеров на 1904 год числится старшим офицером ТР "Иртыш" с 17.04.1904, но приказа по нему я не видел. Заместитель Шмидта в этой должности И.Н. Магаринский назначен 31.01.1905. Далее Шмидт приказом Генерал-Адмирала № 36 от 21-го февраля 1905 года переведен в Черноморский флот. Скорее всего назначение Шмидта произошло циркуляром штаба Кронштадтского порта

ABP_TOR: aden13 Извините, неточно сформулировал. Я имел ввиду службу до 1898 г. период пребывания на эскадре Чухнина

aden13: ABP_TOR пишет: Я имел ввиду службу до 1898 г. период пребывания на эскадре Чухнина В данный момент не скажу, надо будет смотреть отдельно. Но Вы здесь немного неправильно сформулировали: "эскадры Чухнина до 1898 года" не было и быть не могло, т.к. Григорий Павлович после производства в контр-адмиралы 01.01.1896 был назначен младшим флагманом эскадры Тихого океана (у Е.И. Алексеева), а с 12.10.1896 года стал командиром Владивостокского порта, и в этой должности оставался до 1901 года. Скорее можно назвать эскадрой Тыртова (до 1895 года) и Алексеева (с 1895 года). А вообще про П.П. Шмидта Г.К. Граф написал довольно подробно, и мне не кажется, что он был каким-то революционером, социалистом и т.д. Скорее всего - "мятежная душа русской интеллигенции"

ABP_TOR: velbot-067 пишет: Кажется я не совсем к месту со своей репликой... Почему, любая ссылка на источник, в контексте обсуждения весьма полезна. Но только мне почему-то кажется, что офицер по крайней мере в РИА так было, представлял свою невесту командиру части и получал разрешение на брак. В противном случае офицер уходил в отставку. Так что тем, что от него просто отвернулись Шмидт легко отделался. aden13 пишет: А вообще про П.П. Шмидта Г.К. Граф написал довольно подробно, и мне не кажется, что он был каким-то революционером, социалистом и т.д. Скорее всего - "мятежная душа русской интеллигенции" У Шмидта много позы, экзальтации, желание получить известность , пусть даже скандальную. Просто удивительно что он до поры до времени выходил сухим из воды. Другой бы давно уже на Амур на веки -вечные застрял. ЗЫ. С формулировкой вопроса начудил, простите великодушно, надо было писать послужной список до 1898 г.

aden13: "...Он происходил из хорошей дворянской семьи, умел красиво говорить, великолепно играл на виолончели и был мечтателем и фантазером, истинным сыном своего века и продуктом русской либеральной интеллигенции. Пока были только планы, предложения и добрые намерения, все шло отлично, но когда дело доходило до выполнения замыслов, они оказывались гибельными фантазиями, а сами исполнители — тупыми теоретиками. Когда же практика жизни подсказывала им, к чему ведут их сумасбродные идеи, они не редко и сами ужасались, да сделанного не вернешь. Зная хорошо Шмидта по времени совместной службы, я убежден, что, удайся его замысел в 1905 году и восторжествуй во всей России революция, которая тоже неизбежно перешла бы в большевизм, он первый ужаснулся от результатов им содеянного и стал бы заклятым врагом большевиков..." Г.К. Граф. Моряки. — СПб.; 1997 В голову сразу приходят Базаров, Рахметов и им подобные "воспитанники 60-х годов".

Dirk: lns пишет: Благодарю за эту информаницию. Но, если она и вполне верна, всё равно много неясного. Где можно узнать подробнее? Это было где-то опубликовано или Вы узнали это прямо из архивных документов? Да, из архивных... Но к ним в обозримом будущем вновь обратиться не смогу. Пока же - "справка для памяти" из дела с аттестациями А.В. Немитца (РГАВМФ. Ф. 873. Оп. 13. Д. 80): "Находился под судом за то, что после объявления командиром лодки "Терец" капитаном 2 ранга Цвингманом перед собранием судовых офицеров о готовности его дать удовлетворение через поединок тому, что верит в справедливость распространяемых про него позорящих слухов, лейтенант Немитц пришел к нему в каюту и заявил, что убежден в справедливости этих слухов, после чего подал, через него же, капитана 2 ранга Цвингмана, докладную записку на имя начальника штаба Черноморского флота, в каковой записке подтвердил свои, оскорбительные для чести капитана 2 ранга Цвингмана, убеждения, ни на чем не основанные, и просил разрешения принять вызов командира. По измененному Главным военно-морским судом в феврале 190 7года приговору Военно-морского суда Севастопольского порта присужден к содержанию на гауптвахте на 3 месяца с ограничением некоторых прав и преимуществ по службе. 17 ноября 1908 года Высочайше разрешено судимость не считать препятствием к получению наград. В 1908 году на баллотировке для производства в старшие лейтенанты в Черном море не был удостоен, а в Балтийском - удостоен, вследствие чего при производстве сверстников в старшие лейтенанты 29 марта 1909 года был обойден производством, а произведен лишь по удостоении 6 декабря 1909 года. На должность старшего офицера забаллотирован в 1910 году 12-42, в 1911 году - 22-27-6, в 1912 году - 11-28-11".

lns: Снова отвечаю сначала на прежние вопросы подробнее. Ответы на последующие вопросы позже. И еще почему со Шмидтом случались припадки и во время митингов в Севастополе и на "Очакове", почему некая знакомая упорно именует Шмидта "странным офицером"? «Во время митингов»? Этого не помню. Откуда информация? Или мне уже память изменяет?.. На «Очакове» – неудивительно. Усталость, перенапряжение, если трое суток не спать, как это у него было, то и со вполне здоровым человеком может подобное случиться. «Некая знакомая» – это, видимо, Зинаида Ивановна Ризберг. Не помню в каком контексте, она, кажется, назвала как-то Петра Петровича «странным офицером», но её воспоминаний сейчас под рукой нет. Но почему Вы говорите «упорно именует»? Разве она это повторяла много раз? Насколько помню, нет. Надо перечитать её воспоминания. А пока не могу точно ответить. Эпитет "странный" был применён З. И. Ризберг к П. П. Шмидту в следующем контексте (собственно этот эпитет сначала применил сам Пётр Петрович): " — Еще одна просьба: возьмите в память нашего знакомства эту коробку с конфектами, — и вытаскивает огромную красную коробку — "Сухое варенье. Балабуха". — Ну, нет, благодарю вас, я не возьму. Если вы всем встречным пассажиркам будете раздавать конфекты с первой же станции, то что останется у вас. — Вы не лишены остроумия, но все-таки, умоляю вас, возьмите, вы меня очень обидите, если откажитесь, их хватит, этих конфект, вам на неделю, будете неделю вспоминать своего странного спутника. "Именно странный" — думаю я. Беру конфекты. <...>" (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 7 — 8.) И чего Вы добиваетесь? Вам нужна достоверная информация или всякие гнусные инсинуации? Много есть странного… В частности: Радиостанция «Эхо Москвы», 11 июня 2005 года: «С. БУНТМАН – <...> Странный достаточно был фильм по телевидению, где лейтенант Шмидт – ну, в общем-то, такая, фигура больше психоневротическая и больше обуреваемая финансовыми проблемами и какими-то личными комплексами, чем та благородная фигура, которую мы привыкли в советские времена видеть и изучать. <...> О. БУДНИЦКИЙ – Ну, во-первых, об этом фильме – это не первый странный исторический фильм на РТР, а, вот, последнее произведение еще было какое-то гнусноватое, я бы сказал. Не просто странное, а гнусноватое. Когда какие-то факты, которые были или которых домыслили, трактовались всегда не в пользу обвиняемого, ибо лейтенант Шмидт там выступал исключительно в роли обвиняемого, а не в роли исторического героя. Когда я говорю «исторический герой», я не вкладываю сюда ни позитивного, ни отрицательного значения. Любой исторический деятель – это исторический герой. <...>» Лейтенант Шмидт перед увольнением был командиром номерного миноносца, и у него произошла некая история с казенными деньгами, которые он будто-бы потерял, а недостачу покрыл дядя-сенатор. Известно ли Вам что-либо по этому поводу? Дядя в эту историю вроде бы не вмешивался, об этой истории сам Пётр Петрович писал в своих письмах, они опубликованы, но у меня сейчас нет под рукой их. Если начну пересказывать всё своими словами, могу какие-то детали перепутать. Постараюсь позже ответить точнее. О каком-либо вмешательстве в это дело дяди, адмирала Владимира Петровича Шмидта (1827 — 1909), Пётр Петрович не упоминает. Можно определённо утверждать, что "вмешательство дяди" — домысел и вымысел. В письмах 2 — 15 октября 1905 года о том, как была покрыта недостача есть следующие строки: "Он Л. П. усиленно рыскал для меня по ростовщикам и случайно посоветовался по этому делу с одной дамой — еврейкой, которую я не знаю. Эта дама, когда узнала, что это для меня, приняла самое живое участие, говоря, что я так много сделал для евреев реалистов в прошлом году (это длинная история, когда-нибудь расскажу: их хотели исключить, я вступил в бой с начальством училища и попечителем округа и отстоял их), что она обязательно сделает все возможное. Сегодня она направила меня к присяжн. поверен. Прихожу к нему (он тоже еврей), он оказывается тот самый, который приходил ко мне в прошлом году, предлагал свои безвозмездные услуги для начатой мной войны с педагогами. Я тогда отказался и довел это дело сам. Теперь мы узнали друг друга, и он обещал мне, пользуясь своим влиянием на директора Международного Банка, выхлопотать мне кредит в 1000 р.: больше нельзя, вот уж половина, если удастся только. Продолжаю искать ростовщиков, поставил всех коммиссионеров на ноги." (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 133 — 134.) "<...> завтра получу 1000 р. Вы теперь уж знаете из прошлого письма, как это случилось. Прис. повер. устроил. Вот уж не ожидал год назад, что буду вознагражден за мою войну с педагогами. Почти половина сделана, остальная надежда на ростовщиков, да их в этом городе нет!" (С. 150.) "Вчера у меня открылась некоторая возможность получить кредит в Обществе Взаимного Кредита, хотя и не на всю оставшуюся тысячу." (С. 156.) "Сегодня пришли ко мне вести довольно утешительные, кажется, откроет мне Общество Взаимн. Кредита на 2-ю тысячу. Они все справляются в Одессе обо мне, так как я там служу в мирное время. Так справлялся Международный банк и открыл кредит на 1000, теперь тоже самое проделывает Взаимн. Кредит. Я, право, не ожидал, чтобы мне, не купцу, удалось бы достать в банках 2000, если достану — спасен <...>" (С. 160 — 161.) "Достал все деньги сегодня <...>" (С. 168.) По какой причине лейтенант Шмидт вернулся из Суэца и т.о. избежал участия в Цусимском сражении? Вроде бы по состоянию здоровья, хотя, Г. К. Графу (он со Шмидтом на «Иртыше» вместе служил), насколько помню, кажется, что по возрасту. А ещё было опубликовано какое-то письмо офицеров «Иртыша» (без указания фамилий), где утверждалось, что настоящей причиной (а не поводом) были напряжённые отношения с командиром. "Тяжелая хроническая болезнь почек не дала возможности брату следовать на "Иртыше" на Дальний Восток." (Избаш А. П. Лейтенант П. П. Шмидт. Воспоминания сестры. Л., 1925. С. 38.) «Все офицеры в кают-компании были с ним на «ты», что бывает очень редко по отношению к старшему офицеру, являющимуся на судне, в большинстве случаев, формальным и придирчивым требователем исполнения морского устава. Отношение к команде было самое идеальное, и, по словам соплавателей, его нравственное влияние даже перевоспитало некоторых из них, державшихся иных взглядов на подчиненных им матросов. Шмидт и тогда был болен. <...> По словам очевидцев, соплавателей, одной из причин, по которым Шмидт покинул в Порт-Саиде свое судно, были обостренные отношения с командиром на почве заступничества за офицеров и команду.» (Там же. Цитата со ссылкой на письмо, в газете «Русь», 4 марта 1906 года.) Г. К. Графу казалось: "От Ч. я узнал, что командир получил приказание из главного морского штаба списать старшего офицера, кажется, по его же ходатайству, как офицера запаса, перешедшего известный возраст." (Граф Г. К. Моряки. Paris, 1930. С. 152.) Интересно заметить, что не раз некоторые отмечают, что Гаральд Карлович отзывается о П. П. Шмидте довольно объективно. Но мне лично так не кажется. А вот, например, А. Ю. Емелин (Кстати, благодарю его за информацию о А. В. Немитце.) считал нужным отметить следующее. «<…> Во время стоянки в Порт-Саиде пришла телеграмма о списании с корабля всеми любимого старшего офицера лейтенанта П. П. Шмидта; это привело к перемещению офицеров, в частности Г. К. Граф с 17 января 1905 г. стал исправлять должность ревизора. Кстати, Петру Петровичу Шмидту, будущему «красному лейтенанту», в мемуарах Графа посвящено немало теплых слов. «У нас он считался, по справедливости, симпатичным человеком, и почти все офицеры «Иртыша» его любили. Его образ запомнился мне хорошо. Лет около сорока от роду, с виду некрасивый, но с приятными чертами лица, среднего роста, темноволосый с проседью, и всегда с грустными глазами. Бывают люди, которым не везет с первых же шагов жизни, и из-за этого они озлобляются и начинают искать каких-то особых для себя путей. К таким людям принадлежал, по-моему, и Шмидт. ...Он происходил из хорошей дворянской семьи, умел красиво говорить, великолепно играл на виолончели и был мечтателем и фантазером, истинным сыном своего века и продуктом русской либеральной интеллигенции. ...Шмидт был хорошим моряком, любил море и морскую службу, но не на военном флоте. Ему хотелось быть хозяином своих действий, что на военной службе в полной мере никогда невозможно. Кроме того, он хронически не ладил с начальством, от этого страдал по службе и считал себя борцом за угнетенных. ...Шмидт был незаменимым членом кают-компании: веселым собеседником, хорошим товарищем и приятным компаньоном при съездах на берег, и мы, молодежь, за это его особенно любили». Огромное впечатление на Графа произвела игра на виолончели, когда вечерами все офицеры, очарованные чудными звуками, сидели кругом Петра Петровича. «В игре Шмидта выливалась вся его душа — мятежная, неудовлетворенная, уносящаяся за химерами, и всегда несчастная, гордая». В рассказе постоянно проскальзывает знание дальнейшей судьбы Шмидта и осуждение его пути. В то же время это своеобразная «лакмусовая бумажка» на объективность — в угоду своим последующим чувствам автор не забыл доброго отношения к человеку и честно писал, что при расставании в Суэце «в горле появились спазмы, и было совсем недалеко до слез». (Граф Г. К. Императорский Балтийский флот между двумя войнами. 1906–1914. / Примечания и послесловие А. Ю. Емелина.СПб., 2006. С. 319.) Я же считаю, что Гаральд Карлович вообще часто врёт как очевидец, в том числе и по отношению к П. П. Шмидту, хотя в этом случае обычно обходится без гнусных инсинуаций, даже наоборот о Петре Петровиче сказано немало хорошего... Проходил ли Шмидт лечение в психиатрической клинике? Подобное утверждение мне встречалось, верно ли оно, не знаю. Да это и не имеет существенного значения. Опять же могу спросить. И чего Вы добиваетесь? Вам нужна достоверная информация или всякие гнусные инсинуации? "Брак Шмидта был во всех отношениях неудачен. Шмидт женился вскоре по выходе из Морского училища на женщине, которую он встретил на улице и которую решил "спасти" во что бы то ни стало. Он женился на ней и с необычайной настойчивостью около 13 лет работал над перевоспитанием своей жены. Наконец, он не выдержал того ада, который она ему создала, и разошелся с нею. После выступления Шмидта на Черном море, "Новое Время" выпустило против Шмидта его жену в качестве обличительницы, и эта обличительница все время инсинуировала против него. Она рассказывала о нем всякие небылицы, и на страницах "Нового Времени" пыталась уверить всех, что Шмидт ненормален. Реакционная пресса и правительственные круги ухватились за эту "ненормальность", но так как она представляла вопиющую клевету на Шмидта, то в конце концов легенда о ненормальности брошена была даже теми, кто ее использовал с его дискредитирования." (Александров А. Лейтенант П. П. Шмидт (Воспоминания защитника) // Каторга и Ссылка. 1925. № 5 (18). С. 104 — 105.) Какой последний сигнал Шмидт поднял на "Очакове"? Надо посмотреть, что написано об этом в обвинительном акте, акт, конечно, много врёт, а врал ли в этом случае, не помню, постараюсь уточнить. В обвинительном акте написано: "<...> Затем, по распоряжению Шмидта, были отпущены задержанный пароход "Пушкин" и пассажиры, из числа которых два студента Новороссийского университета Моишеев и Пятнин добровольно остались на "Очакове" и, переодевшись в матросское платье, примкнули к мятежникам. После отъезда пассажиров на "Очакове", по приказанию Шмидта, был поднят сигнал: "Имею много пленных офицеров"." (Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. Документы и материалы. М., 1957. С. 258.) Сопоставляя различные показания очевидцев и соучастников, можно прийти к выводу, что указанный сигнал был поднят не сразу после отъезда пассажиров (как это кажется при чтении обвинительного акта), а значительно позже. А если судить по тому, что написал И. П. Вороницын, то последний сигнал был следующим: "Первый орудийный выстрел был сделан лично команди-ром канонерки «Терец» по катеру, перевозившему захва-ченные восставшими ударники к орудиям «Потемкина». Катер был потоплен и таким образом самый сильный ко-рабль не успел приготовиться к бою. На «Очакове» был поднят сигнал: «Возмущен дей-ствием эскадры».<...>" (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 83 — 84.) Ну и каков результат? Что перевесило? С одной стороны убиты сотни людей, повреждены боевые корабли своей страны. С другой трудящиеся массы и их неудачливый поводырь получили бесценный опыт вооруженного восстания, правда Шмидту он не пригодился. Опасность (даже по революционным понятиям) кому -либо была устранена, нет. Т.о. реально зло причиненное Шмидтом сотоварищи налицо, а добро осталось неосуществленным. Можно ссылаться на обстоятельства, но не можешь- не берись. Подробно отвечать слишком долго. Пока могу дать одну цитату… Но там, конечно, по меньшей мере изменена орфография подлинника. Из письма П. П. Шмидта 1905 года, датированного «24 декабря. Сочельник». В письме Шмидт кратко рассказывает о своём участии в событиях в течение 13, 14 и 15 ноября. Митинг, о котором идёт речь в письме проходит 13 ноября. «<…> Я говорил на этом митинге очень долго, нарисовал рабочим всю историю нашей русской борьбы за народное счастье, умолял, заклинал, громил их за малодушие и доказал им необходимость бросить все экономические требования и перейти исключительно к политическим забастовкам с требованием Учредительного Собрания, при чем, конечно, соединить свои действия с центральными советами рабочих в столицах и со стачечными комитетами железных дорог. Я этою речью прощался со своими севастопольскими рабочими, чтобы уехать на другой день с тою же пропагандою в Одессу, к коммерческим матросам <…> Я мечтал после Киева объехать и другие фабричные районы. И вот в тот же день пришли матросы флота с решением, что они выбрали меня своим вожаком. Я измучился в усилиях доказать им несвоевременность такого, не связанного со всею Россией матросского мятежа, но они, как стихия, как толпа, не могли уже отступать, так как много уже беды натворили под влиянием социал-демократов, бессмысленно поднявших их на преждевременную, неорганизованную стачку. Бросить этих несчастных матросов я не мог, и я согласился руководить ими только в том случае, если они отбросят все требования, кроме Учредительного Собрания. Поддержать их могла только эскадра, а эскадра далеко не была еще готова к этому. Решено было подождать несколько дней. Но вот 14-го ко мне прибегает депутат матросов и еще разные лица с известием, что Чухнин разоружил броненосцы и что казармы, где собралась мятежная команда, окружают артиллерией, чтобы завтра 15-го начать бойню. Тогда я, совершенно сознавая, что все погибло, решил ехать на «Очаков» и открыто поднять эскадру в защиту казарм. В 2 часа дня 14-го я переехал на «Очаков», а к 3 часам дня 15-го уже 10 судов присоединилось ко мне и подняло красное знамя свободы, тогда я послал телеграмму государю и считал, что если теперь и погибнем, то дело сделано, движенью дан смысл и значение. Потом началась бойня <…> Вот общая картина происшедшего, все это свалилось на меня совершенно негаданно <…> …я мог принести гораздо больше существенной пользы революции, если бы бросил матросов и уехал как предполагал по фабрикам, но все-таки я ни минуты не сожалею о случившимся. Если каждый из нас будет отворачиваться от дела, думая, что оно недостаточно велико для него, то никто не будет ничего делать. Это самая опасная для дела точка зрения. <…>» (Лейтенант П. П. Шмидт. . Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 208 —209. В некоторых изданиях это письмо даётся немного в другой редакции, но различия несущественны. Но скорее всего более точная редакция в Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004.) Видите ли, чтобы правильно и подробно ответить на этот вопрос, нужно выйти далеко за рамки событий в Черноморском флоте. Из последнего слова П. П. Шмидта, 17 февраля 1906 года: «Господа судьи, перед вашими беспристрастными глазами прошло дело, во главе которого был я. Не могло это дело стать совершенно ясным, так как оно явилось здесь как обрывок общего великого русского дела, самая сложность которого не позволяет нам, современникам, обнять его беспристрастным взором, и этот обрывок русского дела, слабо освещенный свидетельским показаниями, ждет теперь над собою вашего приговора.» В данном случае без указания источника, ибо источники расходятся в деталях, часто это совсем мелкие детали, несущественные (например, орфография и пунктуация), иногда "слово" даётся в таком сокращённом виде, что существенно изменяет его общий смысл. Давайте для начала обратимся к следующему документу. В ответном адресе на так называемую «тронную речь» Его Величества (принятом на заседании Государственной Думы 5 мая 1906 года) среди прочего было сказано так же и следующее: «<...> Стремясь к освобождению страны от связывающих ее пут административной опеки и предоставляя ограничение свободы граждан единственно лишь независимой судебной власти, Государственная Дума считает, однако, недопустимым применение даже и по судебному приговору наказания смертью. Смертная казнь никогда и ни при каких условиях не может быть назначаема. Государственная Дума считает себя вправе заявить, что она явится выразительницей единодушного стремления всего населения в тот день, когда постановит закон об отмене смертной казни навсегда. В предвидении этого закона страна ждет приостановления ныне же Вашею, Государь, властью исполнения всех смертных приговоров. <...> Ваше Императорское Величество! В преддверии всякой нашей работы стоит один вопрос, волнующий душу всего народа, волнующий нас, избранников народа, лишающий нас возможности спокойно приступить к первым шагам нашей законодательной деятельности. Первое слово, прозвучавшее в стенах Государственной Думы, встреченное кликами сочувствия всей Думы, было слово – амнистия. Страна жаждет амнистии, распространенной на все предусмотренные уголовным законом деяния, вытекавшие из побуждений религиозных или политических, а также на все аграрные правонарушения. Есть требования народной совести, в которых нельзя отказывать, с исполнением которых нельзя медлить. Государь, Дума ждет от Вас полной политической амнистии как первого залога взаимного понимания и взаимного согласия между Царем и народом." http://www.duma.gov.ru/index.jsp?t=history/d171199.html&l=0

Dmitry_N: Русское слово, февраль 1906 СЕВАСТОПОЛЬ, 3,II. Защитники лейтенанта Шмидта сегодня заявили суду, что лейтенант Шмидт заболел острым психическим расстройством представили убедительные письменные доказательства и ходатайствуют о немедленном освидетельствовании больного. Пятый день Шмидт отказывается от пищи. Пункт помешательства - воображаемое привлечение к суду близкого лица. <...> СЕВАСТОПОЛЬ, 4,II. Военно-морской суд отклонил ходатайство защиты лейтенанта Шмидта о переосвидетельствовании подсудимого в виду обнаружившегося душевного расстройства. http://starosti.ru

lns: Если по здоровью, то что же такого с ним случилось? На это уже дан ответ выше. Или Вас интересуют ещё и симптомы? Об этом сказано, например, в тех же воспоминаниях, при желании могу в принципе процитировать и это… Если по возрасту то по его ходатайству, что-то не очень красиво это выглядит, не находите? Официальные документы об этом мне не известны. Но только Г. К. Граф писал: «…кажется, по его же ходатайству…» Остальные источники (безо всяких «кажется») говорят иначе. Но если учитывать отношение Шмидта к войне, то… Судите сами. Иван Петрович Вороницын, социал-демократ-меньшевик, писал здесь, в общем и целом, верно: Лейтенанту Шмидту жилось на «Иртыше» не весело. По своему положению старшего офицера на военном корабле, он должен был находиться на нем почти безотлучно. «Тяжело, грязно и утомительно», пишет он. Но и помимо неприятности пребывания на угольщике, нравственного удовлетворения его должность не давала ни в малейшей мере. Все опасности войны транспорту угрожали в той же сте-пени, как и боевым кораблям, но показная и увлекательная сторона войны, активная встреча врага, бой — был уделом других. А Шмидт рвался в бой. Он просился на подводную лодку, совершенно не считаясь с тем, что этим удесяте-рял шансы своей гибели, но в этой просьбе ему было отказано. В эскадру Рождественского он также был назначен по собственной просьбе, хотя, если бы захотел, мог преспокойно окопаться в тылу. Опасность его привлекала. Но к войне Шмидт относился несочувственно. Он ясно видел, что война эта продиктована авантюристическим стремлением правительства к расширению территории, что в основе ее лежало хищническое своекорыстие ничтожной кучки царедворцев. Он понимал, что русскому народу, кроме непоправимого вреда, кроме бесполезной гибели че-ловеческих жизней и материальных ценностей, война принести ничего не может. А как образованный моряк он знал, что русский флот для боевых действий против сколько-нибудь сильного врага совершенно не подготовлен. Незадолго до отплытия «Иртыша» он писал: «Мы двинемся на вражеский флот, от которого, думаю, нам не посчастливится. Силы будут равные, но искусство стрельбы, конечно, на стороне японцев, которые много лет готовили свой флот к войне, а не к смотрам, как готовили мы». (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 26. Есть ещё интересные сведения, но они, возможно, неполны. Дело в следующем. Из записки П. П. Шмидта, без даты (видимо, февраль 1906 года,) Записка длинная, приводить её здесь всю излишне, там описывается то, что было с Петром Петровичем примерно в первые трое суток после ареста 15 ноября, после восстания. Привожу только то, что “в результате”: “В результате я заболел, и вот к концу вторых суток приходит следственная комиссия. Меня допрашивают. Я не в силах писать. Даю какие-то показания, диктую их. Офицер пишет. Недавно я увидел, что эти мои показания были напечатаны в газетах и почему-то озаглавлены моей автобиографией, будто бы написанной в Очаковской крепости. Нет, это не автобиография моя, а показания, данные мною на предварительном следствии, в совершенно болезненном состоянии. Как он попали в печать из дела, я не понимаю. В этих показаниях много неполноты, а потому там не вполне правдиво освещаются события и мое участие в них.” (Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. Документы и материалы. М., 1957. С. 191.) А потому к следующей ниже цитате надо подходить осторожно, она из указанной «автобиографии». “<…> Большая часть моей жизни прошла в пребывании в открытом море, и так как я много был в коммерческом флоте, то был по неволе оторван от русской жизни. Участие мое в общественных делах ограничивалось желанием улучшить положение того рабочего пролетариата, который был в коммерческом флоте вокруг меня. Поэтому я открыто сочувствовал экономическим забастовкам, в то время запрещенным, видя в них единственное средство борьбы с капиталистами. Я был призван на действительную службу с началом войны. Войне я не сочувствовал, но просился на театр военных действий, видя в ней беду, при которой совесть побуждала работать вместе с товарищами. <…>” Из автобиографии лейтенанта Шмидта // Наша жизнь. 1906.11(24) февраля. № 367. …Вы, как я вижу, интересуетесь Шмидтом как личностью, а мотивация некоторых поступков Шмидта явно не укладывается в обычные представления, поэтому весьма важно знать совершал ли эти поступки психически здоровый человек или нет … Вы читали воспоминания графа С. Ю. Витте? Знаете, у него там кругом одни сумасшедшие… Например: «<...> Это содействовало революции, которая готовилась уже многие годы и которая вырвалась наружу благодаря преступной и бессмысленной войне, показавшей всю ничтожность государственного управления. Кто виноват в этой войне? В сущности, никто, ибо единственно кто виновен — это и самодержавный и неограниченный император Николай II. Он же не может быть признан виновным, ибо он не только как самодержавный помазанник Божий ответственен лишь перед Всевышним, но, кроме того, с точки зрения новейших принципов уголовного права он не может быть ответственен как человек, если не совсем, то, во всяком случае, в значительной степени, невменяемый.» (Витте С. Ю. Из архива С. Ю. Витте. Воспоминания. СПб., 2003. Т. 2. С. 239.) Меня интересует Шмидт как личность, сделанная движением истории. «<…> движение не создается отдельными центральными личностями. Личности создаются движением. Волна катится могучая, и, если сорвано ветром несколько алмазных капель с гребня ее, от этого ее бег не приостанавливается и не замедляется. <…> Экономические, политические и психические факторы создают революции и непобедимо их взаимодействие, когда они достигли высокого напряжения, нет им преград, нет возможности учитывать значение той или другой личности, так оно мало. <…> Но как бы мало ни было значение единичных работников, если мы рассматриваем их по отношению к коллективным народным силам, мы все-таки можем и должны пристально всматриваться в их работу, потому что самые стихийные силы есть суммированные силы отдельных лиц. <...>» (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С.143.) В 1922 году И. П. Вороницын издал свои воспоминания охватывающие период примерно с конца 1905 года до начала 1917 года. В начале этих воспоминаний Вороницын кратко рассказывает о Севастопольском восстании. В его рассказе есть различные неточности. Так часто бывает вообще в воспоминаниях, которые неизбежно являются в большей или меньшей степени субъективными; а когда эти воспоминания написаны уже после того, как с того времени, о котором вспоминают прошло немало лет, то тем более велика вероятность появления различных неточностей. В начале этих воспоминаний немного говорится о П. П. Шмидте. Говоря в воспоминаниях, о Шмидте, с которым Вороницын мало знаком, он искажает некоторые факты. Естественно, надо полагать, совсем ненамеренно, вероятно, что, говоря Шмидте, с которым сам Вороницын, как видно, почти незнаком, Иван Петрович пользуется информацией полученной, так сказать, из третьих рук, но такая информация, естественно, часто бывает искажённой. В 1925 году Вороницын издал книгу о П. П. Шмидте, там Вороницын уже старается проверять факты и избегать их возможного искажения. В книге дан список, использованной Вороницыным литературы, кроме того, естественно, Иван Петрович пользуется и личными воспоминаниями. Некоторые неточности и в этой книге всё же есть, но неточностей мной обнаружено немного, и они невелики, и книга эта, несомненно, очень ценна. Но в книге 1925 года кроме фактов есть ещё и некоторые оценки Вороницына, с которыми я не могу согласиться. В книге 1922 года Вороницын, между прочим, сказал о Шмидте следующее: «Я говорил уже о фигуре Шмидта. Эта многогранная, сложная личность еще не в полной мере освещена историей. Его жизнь и трагическая смерть, его подъемы и падения — все это для нас психологически не прояснено, как-то затуманено. Но, как бы ни судить его, надо признать, что он был одной из самых ярких фигур революции 1905 года, выкинутых на поверхность прихотливой стихией. Его имя стало знаменем, вокруг которого преимущественно группировались втягивавшиеся в течение 1906 года в водоворот революции элементы интеллигентной молодежи. В течение нескольких месяцев после его смерти газеты пестрили сообщениями о тех манифестациях, которые были связаны с его казнью. Вероятно, не было газеты, которая не посвятила бы его памяти нескольких столбцов, часто с последствием в виде закрытия, конфискации, привлечения к суду редактора. Вокруг его имени возникла полемика, его память тянули каждая на свою сторону несколько партий.» (Вороницын И. П. Из мрака каторги 1905 — 1917. Харкiв, 1922. С. 16.) А потом, в другой книге, тот же автор писал: На фоне грозовой атмосферы этого года почти не раз-личить отдельных людей. Перед нами движутся массы. Военачальники же бессильно топчутся в смятенных рядах армий, выведенных из равновесия и стихийно ищущих правильного пути. Один только раз вспышки бесчисленных молний осветили среди безличной массы героического восстания вождя, которого увидела вся страна. Но этот вождь был слеп, этот герой стоял на пороге безумия. Трагизм личной истории лейтенанта Шмидта неразрывно сплелся с трагизмом несозревшей революции. Бессильный порыв масс к творчеству новой жизни, порыв, не осознанный в ясно кристаллизованных политических и социальных целях, слился с порывом личности, личности одаренной, но исковерканной жизнью и средой. Шмидт хотел быть вождем, к этой цели были направлены все усилия его воли, и обстоятельства позволили ему возвыситься в частном эпизоде революции до этой роли, но сыграть ее во всероссийском масштабе он был бессилен. Имя лейтенанта Шмидта известно теперь почти всякому грамотному человеку, как имя одного из героев peволюции 1905 года. Можно сказать даже, что это самое популярное имя, связанное с этим страшным годом, великим годом, безумным годом, как часто называлась первая российская революция. Были, конечно, и другие имена. Но если не говорить, с одной стороны, об именах партийных вождей, чья слава неразрывно слита со значением и ролью партий, к кото-рым они принадлежали, если исключить, с другой стороны имена, всплывшие подобно пене и пузырям в потоке массового движения, чтобы затем бесследно исчезнуть, мы должны установить, что имя лейтенанта Шмидта — самое большое и громкое имя, чистым и незапятнанным переданное нам из той уже отдаленной эпохи. Это — имя если не вождя, то героя, яркой личности, беззаветно преданной, революции и во имя этой революции гибнущей с высоко поднятой головой. (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 4 — 5.) В общем, нужно исходить из того, что мы имеем дело «безумным годом», тогда мотивацию некоторых поступков некоторых людей будет проще разумно объяснить. Остаются ещё несколько вопросов, на которые не знаю, когда будет время подробно ответить…

Dmitry_N: lns пишет: Вы читали воспоминания графа С. Ю. Витте? Знаете, у него там кругом одни сумасшедшие… причем Витте на голубом глазу пишет, что когда поехал подписывать Портсмут, то держался на кокаине :-)

lns: Чтобы дать исчерпывающий ответ на заданные здесь вопросы надо целый том написать, по меньшей мере… Постараюсь пока дальше дать следующую порцию кратких ответов… Или, может, дать просто список источников?.. J Впрочем, не думаю, что Вас так уж эта тема интересует, чтобы их штудировать или хотя бы просто просмотреть все. Кстати, посты мои здесь, как впрочем, и посты других, то появляются, то исчезают, то накладываются друг на друга… И так происходит именно здесь, это очень мешает. Кстати, кажется адвокаты Шмидта пытались строить защиту на психической неполноценности подзащитного, или я ошибаюсь? На этом строил защиту казённый защитник (капитан Девиссон или Де Виесон, или что-то в этом роде, не помню точно фамилию). Прочие защитники (Александров, Балавинский, Винберг, Врублевский, Зарудный) на этом защиты не строили. Если кто-то из них и обращался к этому (например, Врублевский требовал экспертизы), то, прежде всего, чтобы тянуть время. Ведь тогда многим казалось, что в ближайшие месяцы будет амнистия, и главное любыми средствами не допустить смертной казни. Дак вроде бы она к этому занятию и вернулась, бросив Петра Петровича, еще что-то сказав о состоянии его здоровья Вы не находите, что такой экстравагантный поступок, как женитьба на подобной особе, легко сошел ППШ с рук, и на карьере особо не отразился. Так ведь Шмидт и ушёл со флота после женитьбы (т. е. военно-морскую карьеру прервал), потом снова вернулся, потом ушёл в коммерческий флот, потом был призван на военную службу… Если уж Вас это так интересуют эти подробности его жизни могу постараться поподробнее их описать. Но на это нужно время… А ничего Шмидт не пишет, почему оказался в Севастополе еще до увольнения, ведь его кораблик на Севастополь не базировался, а надо было еще и имущество другому командиру передать? После выхода из-под ареста, официальная причина, которого осталась толком не ясна, он к службе практически не приступал… По состоянию здоровья. Подробности какого именно периода (точные даты прошу) Вас интересуют? Мне кажется более важными дни, когда, собственно, уже отставка на самом деле дана, но Шмидту об этом пока не известно. (А передача дел, которой не было, другому командиру – третьестепенна…) Надвигались знаменитые ноябрьские дни в Севастополе. Шмидт не принимал участия в непосредственной подго-товке предстоявших событий. Личные обстоятельства, с одной стороны, и широкие планы, с другой, удерживали его внимание в стороне от Севастополя, от волнова-вшихся матросов и солдат. Недовольство социал-демокра-тической организацией, почти монопольно руководившей революционным движением, поскольку о руководстве в те дни можно вообще говорить, не позволяло ему ближе присмотреться к тому, что творилось. И затем Шмидт в эти дни находился под своего рода добровольным домаш-ним арестом. Сняв с него обвинение в «воинском» преступлении, власти тем не менее решили его изолировать на несколько дней и с этой целью извлекли из-под спуда похороненное было дело об утрате им казенных денег. Хотя потерян-ные Шмидтом деньги были уже возвращены, и ему было обещано, что никаких последствий этот незначительный случай иметь не будет, Чухнин приказал наказать его в дисциплинарном порядке. Ему было предложено отбыть двухнедельный арест на гауптвахте. Чтобы избавиться от этой новой неприятности, Шмидт сказался больным и не выходил из своей квартиры, ожидая со дня на день получения приказа об отставке. (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 56 – 57.) Из письма П. П. Шмидта, 10 ноября 1905 года: "<…> меня они во что бы то ни стало не хотят уволить в отставку, это я вижу, заключаю из того, что все молчат. Хотят непременно посадить меня на гауптвахту за потерю денег, хотя это дело давно объявлено мне оконченным, сегодня опять присылали комиссию врачей свидетельствовать меня, не поправился ли я, решили, что еще не поправился и гауптвахте сидеть не могу. <…> На все мои телеграммы приятелям в Петербург в штаб с запросами, как обстоит моя отставка, никакого ответа, молчат, значит, мое дело не важно, думаю, что обо мне доложат государю, как со мной, с выродком таким, поступить. <…> Явно обозначившаяся реакция неудачно сыгравшего последнее надувательство "о свободах" Витте грозит морем крови. Заигрываниями нельзя больше создать себе популярность, этого он не понял при всем его пресловутом уме. Он думал отделаться расшаркиванием перед народом, а измученный народ потребовал дела, а не галантности. Я думал, что он умнее и дальновиднее. В искренность его я ни минуты не верил… <…> но я знал, что он умен, и я думал, что переходя на сторону реформ, он понял, что тут игра на 2 лагеря должна быть закончена, а оказывается, что и теперь игра эта продолжается. За все его премьерство фактически сделано только одно: Польша задавлена войсками и над ней диктатор, да еще посланы диктаторы по губерниям вырезывать крестьян. Это все его дела, да кроме того, еще слезливое упрашиванье успокоиться. Кого успокоиться? Хулиганов? Так они же организованы не революцией, а его же другом Треповым. Так Трепова и проси успокоиться, а не народ. Революционеры показали ясно всему миру, что они не насильники, что насилье искусственно создается реакцией. Куда же они нас ведут? К страшной небывалой в истории народов кровавой революции<?>Их дорога направлена только к этому, да теперь, кажется, и повернуть-то поздно. Перешли грань; не успокоит деревню и учредительное собрание, порвалась струна в мужицкой душе, не остановить, кажется, уже ничем страшной темной массы крестьянства, вся тьма и дикость которого так бережно охранялась сотни лет от луча света. Эта темнота обрушится на всех на правых и виноватых и похоронит тех, кто случайно попадется на пути. <…> Пока буду держаться больным при квартире; если события ускорятся, и я увижу, что они не отпускают меня, а держат в 4-х стенах, то я дезертирую. <…>" (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 199 – 200. В Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004. даётся факсимильный обрывок письма начиная со слов "ясно всему" и до слов "изголодавшимся народом?". Там явно стоит не точка, как в издании "Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы...", а вопросительный знак. Но факсимильный обрывок, вырван из контекста.)

ABP_TOR: lns пишет: И чего Вы добиваетесь? Вам нужна достоверная информация или всякие гнусные инсинуации? Много есть странного… Подобное утверждение мне встречалось, верно ли оно, не знаю. Да это и не имеет существенного значения. Опять же могу спросить. И чего Вы добиваетесь? Вам нужна достоверная информация или всякие гнусные инсинуации? 1Интересно каким образом Вы отделяете гнусные инсинуации от достоверной информации если не можете степень достоверности оценить. По принципу соответствия сложившемуся у Вас образу? Чего добиваюсь? Ну предположим я сатрап и душитель свободы, фанат Третьего отделения и продолжатель жандармских традиций, если Вам от этого станет легче (хотя некоторые полагают что я адепт учения Маркса и Энгельса) цитата: По какой причине лейтенант Шмидт вернулся из Суэца и т.о. избежал участия в Цусимском сражении? Вроде бы по состоянию здоровья, хотя, Г. К. Графу (он со Шмидтом на «Иртыше» вместе служил), насколько помню, кажется, что по возрасту. А ещё было опубликовано какое-то письмо офицеров «Иртыша» (без указания фамилий), где утверждалось, что настоящей причиной (а не поводом) были напряжённые отношения с командиром. цитата: "Тяжелая хроническая болезнь почек не дала возможности брату следовать на "Иртыше" на Дальний Восток." (Избаш А. П. Лейтенант П. П. Шмидт. Воспоминания сестры. Л., 1925. С. 38.) цитата: «Все офицеры в кают-компании были с ним на «ты», что бывает очень редко по отношению к старшему офицеру, являющимуся на судне, в большинстве случаев, формальным и придирчивым требователем исполнения морского устава. Отношение к команде было самое идеальное, и, по словам соплавателей, его нравственное влияние даже перевоспитало некоторых из них, державшихся иных взглядов на подчиненных им матросов. Шмидт и тогда был болен. <...> По словам очевидцев, соплавателей, одной из причин, по которым Шмидт покинул в Порт-Саиде свое судно, были обостренные отношения с командиром на почве заступничества за офицеров и команду.» (Там же. Цитата со ссылкой на письмо, в газете «Русь», 4 марта 1906 года.) Г. К. Графу казалось: цитата: "От Ч. я узнал, что командир получил приказание из главного морского штаба списать старшего офицера, кажется, по его же ходатайству, как офицера запаса, перешедшего известный возраст." (Граф Г. К. Моряки. Paris, 1930. С. 152.) Таким образом есть три варианта: 1)тяжелая болезнь почек, которая почему не помешала продолжить службу на Черном море 2)не сложились отношения с командиром-бывает, причина веская, отмечу однако, что если бы другие офицеры последовали этому примеру , то из-за известного нрава адмирала Рожественского, русская эскадра пожалуй пришла бы к Цусиме вообще без офицеров 3) подал ходатайство по причине возраста И какой вариант наиболее достоверен? lns пишет: После отъезда пассажиров на "Очакове", по приказанию Шмидта, был поднят сигнал: "Имею много пленных офицеров"." (Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. Документы и материалы. М., 1957. С. 258.) Да это был последний сигнал до применения оружия. Т.о. Шмидт пытался прикрыться заложниками, обычный шантаж и не более того... lns пишет: Вы читали воспоминания графа С. Ю. Витте? Знаете, у него там кругом одни сумасшедшие… Вы можете определенно сказать что Шмидт был психически здоровым человеком, никогда не лечился в психиатрической больнице и не страдал припадками и все перечисленное, как Вы выражаетесь "гнусные инсинуации"? Можете даже ничего не доказывать, просто уверены ли Вы лично в этом. lns пишет: После выхода из-под ареста, официальная причина, которого осталась толком не ясна, он к службе практически не приступал… По состоянию здоровья. Подробности какого именно периода (точные даты прошу) Вас интересуют? Мне кажется более важными дни, когда, собственно, уже отставка на самом деле дана, но Шмидту об этом пока не известно. (А передача дел, которой не было, другому командиру – третьестепенна…) Сопоставьте дату первого ареста ареста Шмидта и увольнения его со службы. Шмидт приехал в Севастополь задолго до увольнения, оставив свой миноносец в Измаиле. Почему он так свободно покидает вверенный ему боевой корабль? И заметьте ни в армии , ни на флоте передача дел никогда не была третьестепенным вопросом. Ведь Шмидт только выкрутился из истории с утратой казенных денег! lns пишет: Чтобы дать исчерпывающий ответ на заданные здесь вопросы надо целый том написать, по меньшей мере… Постараюсь пока дальше дать следующую порцию кратких ответов… Или, может, дать просто список источников?.. J Впрочем, не думаю, что Вас так уж эта тема интересует, чтобы их штудировать или хотя бы просто просмотреть все. Ну так уж и том-можно просто коротко очертить свою позицию по данному вопросу, что собственно и интересно , а источники Вы ведь в основном привели

ABP_TOR: И немного в сторону от Шмидта Лейтенант Гвардейского экипажа Н.И. Гурко, сын генерал-фельдмаршала И.В. Гурко Из дневника Богданович А. 18 октября 1898 года Сегодня морской министр Тыртов рассказал ужасную вещь про сына фельдмаршала Гурко, моряка гвардейского экипажа. Этот моряк Гурко украл в Монако у находившегося там известного богача А.А. Половцова шкатулку с деньгами и драгоценной парюрой. Он пробрался ночью к Половцову в спальню и стал наносить ему удары палкой по голове, так что палка даже сломалась. Чтобы Половцов не кричал, Гурко засунул ему руку в рот. Половцов укусил ему руку и стал кричать:"Берите мои деньги, только оставьте мне жизнь!" Вор схватил шкатулку и выпрыгнул в окно. Тогда Половцов призвал помощь. Призванный доктор констатировал, что пострадала только кожа на голове, но удары были не опасны. Половцов в тот же день дал описание вора. Полиция начала за ним следить, и в Париже он был арестован. Гурко признался, что шкатулка принадлежала Половцову, а кольца, которыми были унизаны все его пальцы, сказал, что взял у фельдмаршала Гурко. Назвал себя Иваном Ивановым.

Коллежский советник: Позвольте пару иллюстраций к Вашим очень интересным текстам. Памятник Шмидту в гор.Бердянске, где он провел детство в доме отца - командира порта. В парке (позади монумента) устроена скульптурная группа из "сыновей лейтенанта Шмитта" - Бендер и Балаганов, сидящие на стульях и любезно предоставляющие для фотографирования отдыхающих третий стул. А на лавочках и парапете рядом с памятником почти круглосуточно базируются современные коллеги его супруги Доминикеи - "жрицы любви". Как все переплелось! Согласитесь, что Шмидт на этом фото (сидит посредине) весьма отличается от своего воплощения в граните. Тем не менее я всегда относился к нему с глубоким уважением потому, что когда "подошла его выходная ария, он не сучил ножками" (афоризм от известного полярника Трешникова). С уважением Л.И. - бывший курсант ХМУ ММФ имени л-та П.П.Шмидта

omitsch: Хочу спросить, будет интерес к такому материалу или нет. Есть подшивка "Невы" за 1905 г. Там есть несколько фото тех событий в Севастополе, в том числе экипажа "Очаков" и П.П.Шмидта, небольшие очерки. Сканировать? С ув. Омич

Коллежский советник: Наверное эти: Фото делал в Бердянском музее Шмидта. Качество конечно слабенькое. Если сканы получатся хорошего качества, то даже музею можно будет для экспозиции подарить. У них даже нет нормального фото героя. С уважением Л.И.

omitsch: Ну да, они самые и еще пару страничек. Так в музее есть оригинал "Невы" или это переснятый материал? Для музея можно и нужно отсканировать. В "Неве" за 1905 г. есть снимки и по событиям в Одессе, Кронштадте, Петербурге. Можно сделать в отдельную ветку - "Революционные события в России 1905 г." Но не хотелось бы снова в этой ветке разводить "политические диспуты" на тему кто был прав, кто неправ. Предателей, "перевертышей", да и просто сволочей хватало с обоих сторон. Всю эмиграцию я тоже не обеляю!!! Кто-то и там жировал, а те кто в окопах сидел и воевал с большевиками нищенствовали. Да и весь дальнейший ход истории показал, что большевички со своими утопическими идеями втянули страну в страшную гражданскую войну, и потом устроили настоящий геноцид (голодомор, расказачивание, раскулачивание, "ежовщина" и т.д. и т.п.) своему же народу!!! Какие-то семьи это все обошло стороной и вот они теперь пытаются доказывать другим о правоте "тех пламенных борцов" - просто кощунство над миллионами уничтоженных.... На выпады противников здесь время на ответы тратить не собираюсь. Прошу извинить за резкие слова. Честь имею!!! С уважением Омич.

omitsch: Журнал "НЕВА" №49 за 1905 год Уважаемый Wind! Все это здесь не в тему, перенести можно. Куда? На Ваше усмотрение.... С уважением Omitsch

Коллежский советник: Для omitsch: Огромное спасибо за сканы. Размер достаточно большой, качество приемлемое - попробуем что-нибудь сделать для музея. У них оригинал газеты, но время над ней безжалостно расправилось. На Вашем скане фото команды крейсера местами смазано изображение. Может это 102-летний возраст, а может - сканер? Если можно поправить, сбросьте мне на мыло, пожалуйста: lkirilash@rambler.ru Прошу прощения за непонятливость, но почему эти фото здесь не в тему? Полагаю, что вполне к месту. Со свой стороны вношу изображение еще одного офицера-арестанта, тоже омича по стечению обстоятельств. На мой взгляд фото малоизвестное. Взято со штатовского сайта oldfoto c подписью (на американском языке) "Колчак, Плешков, Попов". На мой взгляд здесь Верховный в каком-то новом свете предстает. Зачем он флотские галуны заменил на вновьизобретенные? С уважением Л.И.

omitsch: Коллежский советник пишет: На Вашем скане фото команды крейсера местами смазано изображение. Ув. коллежский советник! Отсканировал с большим разрешением 600* и скинул на ящик. Сам первоисточник сам по себе плохой, верхние 2 ряда команды - там лиц практически не видно, чернота... Увы, но лучше не выжать из этого фото. Спасибо за фото Верховного! С ув. Омич.

lns: Сначла ещё реплика относительно предыдущих постов... Пастернак достаточно верно передал истерический характер Шмидта Произведение Пастернака ценно тем, что он (повторю снова слова самого Пастернака) "пользуясь материалами того времени для своей поэмы, подходил к ним без романтики и реалистически". Если же переходить на личные свойства характера, то в поэме нашло отражение то, что «…при всей своей впечатлительности и кажущейся экспансивности, Шмидт в то же время обладал необычайным спокойствием и изумительной выдержкой…» (Александров А. Лейтенант П. П. Шмидт (Воспоминания защитника) // Каторга и Ссылка. 1925. № 5 (18). С. 107.) Практически в каждом человека (у кого-то в большей степени, у кого-то в меньшей, у кого-то сильнее, у кого-то слабее) проявляются при определённых обстоятельствах истерические черты. Если Вас особенно интересует проявление указанных черт у П. П. Шмидта, то рекомендую воспоминания его сына, Евгения Петровича (Шмидт-Очаковский Е. П. Лейтенант Шмидт («Красный адмирал».) Воспоминания сына. Прага. 1926.) Евгений Петрович описывает также и проявление таких черт у себя самого себя. Мне приходилось пользоваться этой книгой, заказывая её в библиотеке. Но в ближайшие два дня посещение этой библиотеки не входит в мои планы, да я и не буду заказывать книгу только для того, чтобы уточнить в ней такие третьестепенные вопросы, а вехи биографии можно будет уточнить и в других источниках… Что я, по возможности, постсараюсь сделать в первых числах сентября. Выискивание таких черт специально, вне связи с исторической действительностью, не даёт ничего существенно нового к портрету Шмидта как исторической личности… Всякий человек с убеждениями, подобными тем, которые были у Шмидта, действовал бы на его месте примерно также, при этом количество и качество истерических черт в характере лишь одного человека не оказало бы большого воздействия на ход истории. Мной было упомянуто, что Врублевский требовал экспертизы, хотя его защита (как и защита прочих – Александрова, Балавинского, Винберга, Зарудного) была основана не на этом. Вот о Врублевском: В середине дня отец повел меня в Академию наук показать кое-какие издания в отделе редких книг. Это была его ошибка, потому что на том и закончились наши прогулки по Вильнюсу. В библиотеке мне рассказали, что ее основателем был видный общественный деятель, юрист Фаддей Евстахиевич Врублевский. Один из тех, кто защищал на суде Шмидта. Врублевский и Шмидт подружились в те трагические дни. В архиве Врублевского осталось много бумаг, связанных с процессом. Сейчас они хранились здесь, в библиотеке. Через пятнадцать минут я зарылся в письма, черновики и оттиски судебных речей, газетные вырезки, записки. Кое-что было написано рукой Шмидта. Я увидел листок со строчками: «Caesar morituri Те salutant! Слова многоуважаемого защитника моего Ф. Е. Врублевского в его защитительной речи по моему делу. П. Шмидт 16 февраля 1906 г.» Шмидт оставил эту записку на память Врублевскому, когда все шло к концу. Не помню, в какой связи использовал Врублевский древнее приветствие гладиаторов. Но у Шмидта оно звучало как прощание: «Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя!» Он приветствовал так своего беззаветного и смелого защитника, потому что знал: усилия Врублевского и других адвокатов оказались бесполезными. А защищать себя сам он не собирался. (Крапивин В. П. Собрание сочинений. Кн. 27. Шестая Бастионная. М., 2001. С. 99 – 100.) А дело в том (не знаю, в самом ли деле Крапивин это забыл или просто не пожелал вспоминать), что защита Врублевского строилась на том, что обвиняемые присяги не нарушали, а продолжали служить царю и отечеству. Интересно каким образом Вы отделяете гнусные инсинуации от достоверной информации если не можете степень достоверности оценить. Если какая-либо информация даётся без ссылки на первоисточник, то я пытаюсь узнать, откуда она. Первоисточники (документы того времени, свидетельства современников и соучастников) сопоставляю друг с другом… При этом всякому «моноисточнику» доверия мало. Если же какое-либо утверждение подтверждается несколькими первоисточниками, то вероятность того, что оно верно, значительно повышается. Например, текст телеграммы вице-адмирала Г. П. Чухнина из «Истории царской тюрьмы» Гернента – не первоисточник. Мне известен один первоисточник: воспоминания одного участника восстания, который приводил текст телеграммы со слов одного солдата (солдат тот прислуживал членам суда во время совещания). Это свидетельство, во-первых, косвенное, во-вторых, оно у меня только одно. Поэтому достоверным мне считать его трудно. Если мне дадут ещё один первоисточник, говорящий то же самое, то можно считать (с очень большой долей вероятности), что текст телеграммы достоверен. В данном случае, между прочим, я защищаю от инсинуаций Григория Павловича, хотя отношусь к нему отрицательно. Далее у Вас следуют вопросы, которые касаются действительно вопросов не третьестепенных, поэтому на них следовало бы ответить обстоятельно, а для этого нужно время. Постараюсь ответить позже.

ABP_TOR: Шмидт да не тот Из дневника Богданович за 7 апреля 1890 г. "Рассказывали сегодня историю кражи секретных бумаг. По указанию писаря полиция накрыла в одном доме на Конногвардейском бульваре капитана 2 ранга Шмидта в сообществе английского агента Герберта и морского германского агента Плессена, который уже уехал из Петербурга. Шмидт,оказывается, продал этим иностранцам за 1500 руб. план минных заграждений Кронштадта. Этот Шмидт месяца два тому назад уже продал план фортификаций Кронштадта. Но тогда это не могли ему вполне приписать, но все-таки на него пало подозрение, его уволили со службы, следили за ним - и вот он вторично проделал ту же гнусную вещь. Теперь он сидит в Петропавловской крепости." О ком идет речь?

lns: Пока же - "справка для памяти" из дела с аттестациями А.В. Немитца (РГАВМФ. Ф. 873. Оп. 13. Д. 80) По прежнему остаётся много вопросов по этому случаю. Трудно понять, кто там был прав, кто виноват, к тому же неясно, что за "помощь друзей" была потом... По биографии А. В. Немитца вообще много вопросов. Например, недавно досталась мне книга Звягинцев В. Е. Трибунал для флагманов. М., 2007. Там опять встречается утверждение, что Немитц не был арестован во время "фильтрации" по причине отсутствия его в Петрограде. Но после такого утверждения остаёся немало вопросов...

lns: Таким образом есть три варианта: 1)тяжелая болезнь почек, которая почему не помешала продолжить службу на Черном море 2)не сложились отношения с командиром-бывает, причина веская, отмечу однако, что если бы другие офицеры последовали этому примеру , то из-за известного нрава адмирала Рожественского, русская эскадра пожалуй пришла бы к Цусиме вообще без офицеров 3) подал ходатайство по причине возраста И какой вариант наиболее достоверен? Сам по себе вопрос третьестепенный, но он касается другого вопроса, гораздо более важного. Дело в следующем... Варианты 1) и 2) практически равнозначны. Ведь в варианте 2) в качестве повода и одной из причин тоже выступает болезнь. О болезни свидетельствуют в воспоминаниях сестра Шмидта и ещё анонимные офицеры, и плюс ещё сын Шмидта, и плюс есть ещё один свидетель, последние два свидетельства здесь не цитировались, ибо для примера достаточно было и первых двух (плюс есть ещё несколько источников, но они косвенные…). Таким образом, болезнь, во всяком случае, является одной из причин. Болезнь, как видно, хотя и достаточно серьёзная для того, чтобы отказаться от плавания на тысячи километров, но не достаточно серьёзная для того, чтобы увольнять офицера со службы совсем, тем более, что офицеров недостаёт. Вариант 3), основан на воспоминаниях Гаральда Карловича Графа. Слова Гаральда Карловича, во-первых, основаны на косвенном свидетельстве ("от Ч. я узнал"), во-вторых, сам Граф не уверен в них ("кажется"), в-третьих, других первоисточников, утверждающих то же самое, я не имею. Мне было бы приятно узнать, что Г. К. Граф прав в своём "кажется", но едва ли он прав, ведь прочие свидетельства говорят о другом. Вопрос о причинах ухода Шмидта в Порт-Саиде является третьестепенным, но он касается того вопроса, который не является третьестепенным. Отношение к войне. Я лично к русско-японской войне отношусь отрицательно. Широкие массы русского народа, которые стали подниматься на борьбу с правительством во время той войны, тоже часто высказывались против войны. Пётр Петрович тоже войне той совсем не сочувствовал. Как быть в такой ситуации, тому, кто не сочувствует войне, но призывается на военную службу? Однозначного ответа здесь дать нельзя. В зависимости от конкретной ситуации каждого человека, каждому противнику войны следует выбирать свою тактику. Шмидт о своей тактике говорил так (повторю): "Войне я не сочувствовал, но просился на театр военных действий, видя в ней беду, при которой совесть побуждала работать вместе с товарищами." Этому есть подтверждения и из других источников. Но я, зная ту ситуацию, в которой оказался Шмидт, прихожу к выводу, что в его ситуации лучше было бы не проситься "на театр военных действий". Народ же во время той войны (и далее в революции 1905 – 1907 годов) так или иначе выражал сочувствие некоторым категориям дезертиров и уклоняющихся от военной службы, поэтому даже дезертирство, при определённых условиях, не могло считаться в то время преступлением. А уж в законном уклонении от следования на Дальний Восток тем более не только не было ничего предосудительного, но более того, оно могло быть знаком верной гражданской позиции. К сожалению, у меня нет достоверных свидетельств того, что Шмидт в конце концов занял такую позицию. Да это был последний сигнал до применения оружия. Т.о. Шмидт пытался прикрыться заложниками, обычный шантаж и не более того... По какой-то счастливой случайности никто из офицеров, находившихся на "Очакове" во время его обстрела, не был убит. Один только был ранен. Был, правда, убит один кондуктор, но только один... Странная случайность, ведь многие матросы погибли. Но, во всяком случае, это счастливая случайность, не будь её, Вы могли бы предъявлять обвинения ещё и в массовой гибели заложников. А какой сигнал следовало давать? Рассмотрим, например, другие варианты. Угрожать открыть огонь? Но такая угроза как раз дала бы усмирителям явный повод для упреждающего нападения, для открытия огня с их стороны. А, если бы такая угроза ещё и была бы исполнена, то погибло бы ещё больше народу. Но есть факт: орудия "Очакова" никого не убили. Этот факт вроде бы никакими источниками не оспаривается. Сдаваться? Тогда, во-первых, усмирители могли бы сосредоточить свои усилия на уничтожении других сил восставших (другие суда и на берегу, экипажи); там жертв было бы скорее всего больше, если бы "Очаков" не принял огонь на себя (хотя, конечно, трудно знать, что было бы, если бы…). И тогда, во-вторых, к тому же на самом "Очакове" всё равно начали бы искать зачинщиков, и без жертв и там бы не обошлось. Восставшие были настроены довольно мирно. Например… Один агитатор-социал-демократ, участник восстания свидетельствовал: — Мы мирным путем... мы не революционеры! — приходилось мне слышать от тех самых матросов, которые, сами того не ведая, делали самое, что ни на есть революционное дело. Попытки с.-р., особенно одного старика-эмигранта из Парижа, вмешаться в организацию восстания и придать ему более боевой и наступательный характер, кончались для них скандалами: матросы и слушать их не хотели, с.-р. уходили освистанными... (Генкин И. По тюрьмам и этапам. Пб., 1922. С. 10.) Ему вторил другой участник, И. П. Вороницын: Все предложения активных действий наталки-вались на решительный отпор, причем постоянно слышались голоса: «Мы не хотим революции! Мы мирным путем! Мы не согласны проливать кровь!» (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 66.) <...> у матросской массы совершенно твердо установилось наме-рение идти мирным путем, т. е. не прибегать к бесцель-ным убийствам из одной ненависти к отдельным предста-вителям власти, начальства. (Там же. С. 74.) Ну и Пётр Петрович неоднократно заявлял о желании идти только "мирным путём". И всё же Севастопольские события были вооружённым противостоянием. То есть, по сути, эпизодом гражданской войны. В этой войне (кто знает историю, тому это ясно) сочувствие всего народа в целом было бы на стороне восставших. Полагаю, что народ имеет право требовать от своих вооружённых сил, чтобы эти силы выступали не против народа, а на его стороне. Потому, полагаю, что от всех гг. офицеров восставшие вообще имели (теоретически) моральное право требовать принять активное участие в восстании. Раз гг. офицеры этого не пожелали, то следовало бы пресекать такое неповиновение, что и было отчасти сделано (несколько десятков офицеров было арестовано, арестовывали главным образом в последние сутки восстания, а надо бы было делать это раньше, но настроение было слишком мирным); и при этом оставалось право принудить офицеров принять участие в восстании хотя бы в пассивной роли, т. е. хотя бы служить "прикрытием". Повторю, что по счастливой случайности офицеры не погибли во время обстрела "Очакова". Но, если бы многие из них погибли, то главным виновником гибели был бы главный усмиритель вице-адмирал Г. П. Чухнин. Ведь Григорий Павлович был предупреждён. Предупреждён сигналом, который предположительно был последним... Если даже тот сигнал был на самом деле предпоследним, то это не меняет сути. Вы можете определенно сказать что Шмидт был психически здоровым человеком, никогда не лечился в психиатрической больнице и не страдал припадками и все перечисленное, как Вы выражаетесь "гнусные инсинуации"? Можете даже ничего не доказывать, просто уверены ли Вы лично в этом. Сам по себе вопрос третьестепенный, но он касается другого вопроса, гораздо более важного. Дело в следующем... Само по себе наличие у какого-либо лица психического расстройства не исключает ни вменяемости, ни дееспособности данного лица. Например, если какое-либо лицо, обвиняемое в совершении какого-либо преступления, признаётся экспертизой психически больным, но вменяемым, то уголовная ответственность для этого лица всё равно наступает; хотя при этом суд может признать наличие психического расстройства смягчающим вину обстоятельством. Ещё пример. Дееспособный гражданин, ложась в психиатрическую больницу на лечение, не утрачивает при этом автоматически дееспособности; например, он, находясь на лечении в больнице, имеет право участвовать в выборах, избирать и быть избранным. Таким образом, вопрос о наличии психического расстройства не является здесь самым важным, более важным является вопрос о том не повлечёт ли психическое расстройство утрату дееспособности и вменяемости... Переходя конкретно к примеру П. П. Шмидта. Мне приходилось ознакомиться так или иначе со многими различными первоисточниками, их десятки. Ни один из известных мне источников не давал какого-либо веского основания считать Петра Петровича невменяемым. Уже даже один только факт того, что он годами служил и в военном флоте, и в коммерческом, показывает, что он был достаточно вменяем для того, чтобы исполнять свои служебные обязанности. Но тут далее можно заниматься всякими домыслами на эту тему в том смысле, что всё же некоторые факты показывают, что у Шмидта временами возникали отклонения от нормального психического состояния. Да, возникали. Но покажите мне человека, у которого подобных отклонений ни в малейшей степени не возникало никогда. Но эти отклонения не означали невменяемости. Об этом свидетельствуют практически все известные мне факты. Факты, а не домыслы. "Отклонения от нормы" были у Шмидта в пределах той нормы, которая отличает человека вменяемого от невменяемого, таковы факты. Есть интересное свидетельство князя С. Д. Урусова. Князь Урусов в октябре 1905 года застрял в Севастополе (причиной того была всеобщая забастовка, остановившая железнодорожное движение). Там Сергей Дмитриевич два раза видел Шмидта. Меня лично при чтении воспоминаний князя Урусова не покидала мысль о том, что примерно с конца октября 1905 по март 1906 года Урусов был товарищем министра внутренних дел (т. е. был по другую сторону баррикад от Шмидта). А потом князь перешёл в оппозицию, в Первую Думу попал и примкнул там к Партии демократических реформ. А в марте – июне 1917 года он был товарищем министра внутренних дел во временном правительстве. А в 1918 году был призван в Красную армию. Исполнял обязанности бухгалтера Строевого управления Штаба всех Морских сил Республики, после чего был от военной службы освобождён. Интересная биография... Так вот, хотя у князя и возникает впечатление, что Шмидт, выступление которого князь слушал в Севастопольской городской думе, "человек не вполне нормальный", но, судя по его воспоминаниям, эта "не-вполне-нормальность" не мешает Шмидту оставаться вменяемым и произносить речь, которую с вниманием случают гласные Севастопольской городской думы (ведь не стали бы они слушать с таким вниманием бред сумасшедшего). <…> Мне была видна только верхняя часть его туловища, и я издали принял его за чиновника судебного ведомства. Сидевшая рядом со мной молодая девушка рассеяла моё недоумение, назвав имя, которому предстояло в скором времени получить громкую известность. "Ведь это же лейтенант Шмидт," – сказала она с оттенком недоумения по поводу моей неосведомленности. Я не могу, к сожалению, точно передать содержание речи, произнесенной Шмидтом необыкновенно горячо, с большим подъемом и ярким ораторским талантом, притом без всякой рисовки и аффектации. Почему-то выражение его лица, звук его голоса отвлекали внимание, мешая сосредоточиться и следить за ходом его мыслей. Какие-то неуловимые оттенки в его фигуре и тоне заставили меня сразу почувствовать, что перед нами находится человек не вполне нормальный, потерявший душевное равновесие, с чувствительностью чрезмерно повышенною. Шмидт весь горел каким-то внутреннем пламенем, смотрел куда-то вдаль, мимо лиц и предметов, как бы спеша навстречу чему-то торжественному, прозреваемому им в будущем. <…> Гласные думы слушали оратора внимательно; по-видимому, он был хорошо знаком им и раньше. Самый факт получения им слова в официальном собрании, членом которого он не состоял, доказывал, что говоривший был человек известный, мнение которого надо было выслушать. (Урусов С. "Дни свободы" в Севастополе // Вестник Европы. 1909. Кн. 2. С. 471 – 472.) Сопоставьте дату первого ареста ареста Шмидта и увольнения его со службы. Шмидт приехал в Севастополь задолго до увольнения, оставив свой миноносец в Измаиле. Почему он так свободно покидает вверенный ему боевой корабль? И заметьте ни в армии , ни на флоте передача дел никогда не была третьестепенным вопросом. Ведь Шмидт только выкрутился из истории с утратой казенных денег! Было примерно так. П. П. Шмидт был арестован 20 октября. 1 ноября было распоряжение перевести его с корабля в госпиталь (помимо всего прочего теперь у него, насколько помню, возникли ещё и проблемы со зрением, но это, впрочем, к существу дела не относится) и арестовать на гауптвахте на две недели за известный случай с утратой денег (к тому времени уже возвращённых). Пётр Петрович просил зачесть ему пребывание под арестом на корабле в срок тех двух недель, наложенных за утрату денег... А 3 ноября Шмидт по собственной инициативе покинул госпиталь, никто его при этом не остановил... В общем, могу снова повторить, что ещё 10 ноября (к тому времени Шмидт уже был уволен, но известие об этом не дошло до Севастополя) к Шмидту посылают врачей, но они удостоверяют, то он по состоянию здоровья ещё не может сидеть на гауптвахте. Возможно, путаю какие-то детали здесь, но примерно было так… В нормальной, стабильной ситуации увольняемый ответственный командир должен был бы, вероятно, сдать дела даже в том случае, если он был в момент увольнения болен (если только он не был лежачим тяжелобольным, но Шмидт таковым не был). Но это в "нормальной" ситуации. А в то "ненормальное" время отношение к военной службе, которое было распространено в народе, сильно отличалось от «нормального». Повторяю слово в слово. Народ же во время той войны (и далее в революции 1905 – 1907 годов) так или иначе выражал сочувствие некоторым категориям дезертиров и уклоняющихся от военной службы, поэтому даже дезертирство, при определённых условиях, не могло считаться в то время преступлением. И в этом свете не будет для меня ничего дискредитирующего Шмидта, если мне станет ясно, что он, не будучи вполне здоровым, не стал тратить своё время и силы на передачу дел другому, ибо у него в тот исторический момент были дела гораздо важнее. По сравнению с ними передача дел – третьестепенна. Ну так уж и том-можно просто коротко очертить свою позицию по данному вопросу, что собственно и интересно , а источники Вы ведь в основном привели Здесь мной приведены далеко не все мои источники. Хотя в основных чертах уже и только по ним можно составить довольно правдивую картину. Моя позиция (могу подтвердить её множеством разных источников), кратко: 1. Восставшие присяги не нарушали (так уж получилось). 2. П. П. Шмидт был человеком вменяемым. 3. Все известные мне «гнусные инсинуации» относительно П. П. Шмидта основаны главным образом на домыслах и вымыслах, а потому в подобных случаях, при предъявлении нему подобных обвинений, прошу точно указывать источники информации, чтобы можно было проверить эти источники на достоверность. До сих пор все проверенные мной источники «гнусных инсинуаций» такой проверки не выдерживали. З. Ы. А в дневнике Богданович Вы лучше почитайте, что она пишет про того лейтенанта Шмидта. Она там интересные вещи пишет про него.

lns: Чего добиваюсь? Ну предположим я сатрап и душитель свободы, фанат Третьего отделения и продолжатель жандармских традиций, если Вам от этого станет легче (хотя некоторые полагают что я адепт учения Маркса и Энгельса) :-) ABP_TOR! :-) У меня сложилось впечатление, что Вы просто любитель инсинуаций. На всех. Без различия политического направления. На Г. П. Чухнин инсинуировать или на П. П. Шмидта, или ещё на кого – большой разницы для Вас нет. :-) Конечно, моё впечатление может оказаться неверным… :-) Это Ваше, но с другой ветки: Но тут Чухнин со своим милосердием влез и когда мнения судей на процессе разделились поровну (двое за смертную казнь, двое за пожизненную каторгу), и на запрос к нему, дал такую телеграмму: "Если вы все желаете, чтобы негодяй Шмидт был в мае месяце морским министром, то даруйте ему жизнь. Мне же кажется, что этого негодяя нужно как можно скорее повесить." Сначала небольшое уточнение состава суда и ещё некоторых деталей. <…> Ещё до суда Чухнин своим приказом от 24-го января 1906 года заранее сообщил, что он отказывает в направлении дела очаковцев в кассационном порядке. Этот дикий приказ после поднятого защитниками и печатью шума был отменен, но Чухнин, тем не менее, впоследствии конфирмировал приговор до подачи кассационной жалобы. В числе судей были усмирители восстания, командиры «Синопа», «Ростислава» и «Памяти Меркурия». И, наконец, оставляя в стороне мелкие правонарушения, было отказано в вызове свидетелей защиты. (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 90.) В состав суда входило 6 человек: 4 строевых морских капитана и двое военно-морских судей. Александров А. Лейтенант П. П. Шмидт (Воспоминания защитника) // Каторга и Ссылка. 1925. № 5 (18). С. 97. А теперь относительно Ваших инсинуаций на Григория Павловича. Относительно текста телеграммы у меня есть только один первоисточник (он дословно повторяет данный Вами текст). Ниже приведу его. А сейчас комментарий к нему. Текст телеграммы подслушал солдат. Кроме подслушивания у солдата были другие дела (он подавал судьям "чай и обед"), поэтому едва ли он мог очень внимательно подслушивать (другие дела отвлекали). Следовательно, едва ли он запомнил текст телеграммы дословно, а, весьма вероятно, что даже и не было телеграммы, а просто солдат слушал, что называется, краем уха (ведь он был занят и другими делами) и поэтому, возможно, что-то не так понял в разговоре судей между собой. Итак, уже на этом этапе велика вероятность значительного искажения информации. Далее. Автор воспоминаний пишет их, видимо, спустя несколько лет после событий (опубликованы они в 1910 году, вероятно, примерно тогда же и написаны). Конечно, по прошествии такого времени, автор, скорее всего, далеко не дословно мог вспомнить слова солдата. Значит, происходит очередное искажение уже искажённой информации. Такому свидетельству, если оно только одно и не подтверждается даже косвенно другими, верить нельзя. Но автор воспоминаний не инсинуирует, ибо он прямо указывает на свой источник информации, предоставляя тем самым нам самим возможность оценивать степень его достоверности. А Вы, ABP_TOR , просто повторяете эту информацию, не указывая на то, велика ли степень её достоверности, ибо не даёте первоисточника (в самом начале не было указано вообще ни на какой источник, потом указано на Гернета, но сей автор – не прямой свидетель тех событий, а исследователь, он – не первоисточник), поэтому у Вас получаются инсинуации. Правда, зная Г. П. Чухнин, не удивлюсь, если действительно подобная телеграмма была, но точно доказать этого не могу. Может, у кого-нибудь есть другие источники? Мне они не известны. Сейчас же после чтения приговора всех нас вывели в стеклянный корридор, и мы свободно могли разговаривать с матросами и караульными солдатами. К нам подошел один солдатик-армеец, который был служителем в этом здании. Во время совещания судей по нашему делу он, вместе с другими, подавал им чай и обед и, конечно, подслушал то, о чем они говорили. Он нам рассказал следующее. <…> судья Беляев, капитан первого ранга, георгиевский кавалер, сделал заявление, что приговаривать лейтенанта Шмидта к смертной казни невозможно в виду его явных монархических убеждений, а, следовательно, невозможно приговаривать и других его товарищей, хотя они и социалисты, и республиканцы, так как глава всего этого процесса – лейтенант Шмидт. К мнению Беляева присоединились судьи моряки: Васильев, Константинов и Мореншильд, а против были только председатель суда Александров и военно-морской судья Воеводский. <…> Тогда председатель суда Александров объявил перерыв для обеда и послал адмиралу Чухнину телеграмму обо всем случившимся. Не успели судьи хорошенько пообедать, как получился ответ от Чухнина: "если вы все желаете, чтобы негодяй Шмидт был в мае месяце морским министром, то даруйте ему жизнь. Мне же кажется, что этого негодяя нужно как можно скорее повесить". (Моишеев П. Последние дни лейтенанта Шмидта, Частника, Гладкова и Антоненко // Былое. 1910. № 13. С. 7- 8.)

ABP_TOR: lns пишет: ABP_TOR! :-) У меня сложилось впечатление, что Вы просто любитель инсинуаций. На всех. Без различия политического направления. На Г. П. Чухнин инсинуировать или на П. П. Шмидта, или ещё на кого – большой разницы для Вас нет. :-) Конечно, моё впечатление может оказаться неверным… :-) Я рад , что в результате нашего диалога у Вас хоть о ком-то сложилось определенное мнение (хотя моя скромная персона вряд ли интересна для форума) Потому как Шмидт у Вас получился одновременно и народник и монархист и даже социалист научный (вообще то это эклектика) т.е. лицо с неопределенными взглядами. Что еще такого революционного совершил Шмидт кроме невразумительного руководства восстанием? Кстати об инсинуациях, проще говоря о клевете, что-то уж Вы очень неуверенно защищаете своего кумира, практически ни по одному пункту определенности у Вас нет, кроме внутреннего убеждения, что Шмидт-то хороший. Но вот беда-все за чтобы он не брался заканчивается безобразием форменным мягко говоря, начиная от перевоспитания проститутки и заканчивая провалившимся восстанием. ЗЫ1. Да не заводитесь Вы так от собственных пространных спичей, а просто забросайте меня точными фактами и ссылками. ЗЫ2. Вспомнил что какой морской офицер еще в 90-е годы собрал все гнусные инсинуации о Шмидте и, как, он утверждал, подкрепил их архиввными сведениями. Мне там помнится не понравилось, что у него был бзик на еврейском заговоре и попытка подвязать Шмидта к Бунду (видать тоже достала его эклектичность взглядов ППШ). Пороюсь в своих завалах, может быть найду

lns: Потому как Шмидт у Вас получился одновременно и народник и монархист и даже социалист научный (вообще то это эклектика) т.е. лицо с неопределенными взглядами. Шмидт — лицо с вполне определёнными политическими взглядами, и взгляды эти вполне соответствовали взглядам миллионов людей, живших тогда в России. Обратимся к протоколу учредительного съезда Всероссийского Крестьянского Союза (он был организацией народнического толка), проходившему 31 июля — 1 августа 1905 года. Упоминаемый там «представитель С.-Д. партии» (представитель партии, но не делегат от крестьян) по понятным причинам не был назван по имени, но теперь можно сказать, что это был социал-демократ-большевик А. В. Шестаков. «<...> Единогласно была принята необходимость Учредительного собрания. Основанием представительства как в Учредительном Собрании, так и в последствии в постоянно действующей Государственной думе должно быть всеобщее, прямое, равное и тайное избирательное право.» (Протокол Учредительного съезда Всероссийского крестьянского союза. СПб., 1905. С. 23 — 24.) И далее: «<...> Представитель социал-демократической партии заявил, что он считает крайне важным обсудить вопрос о формах правления будущего русского государства, при чем сам высказывается за демократическую республику и выносит резолюцию: «демократическая республика обеспечит нас довести до конца наши хозяйственные и правовые требования». В виду того, что это предложение не было поддержано, представитель С.-Д. партии просит занести в протокол факт сделанного им предложения, а также возражение одного из московских участников съезда, полагавшего, что демократическая республика еще не создаст экономического благосостояния для населения, примером чего может служить Франция». (Там же. С. 25 — 26.) Относительно Франции весьма кстати тут пришлись бы слова графа С. Ю. Витте. Этот представитель высшей царской бюрократии по своим политическим взглядам не демократ. Но, похоже, что в сущности демократии он разбирался лучше некоторых демократов. В 1912 году, вспоминая своё посещение Франции в 1905 году, граф Витте между прочим сказал: «<...> с точки зрения экономической, материальной, Франция представляет собой страну с наименее прогрессивным финансовым и экономическим законодательством, хотя она и республика, но соседние государства провели в свою государственную экономическую, финансовую жизнь гораздо большие демократические реформы и принципы, нежели Франция. <...> до сих пор во Франции не введена даже такая мера, как подоходный налог, который введен уже давно и в Германии, и в Англии, и в других европейских государствах.» (Витте С. Ю. Из архива С. Ю. Витте. Воспоминания. СПб., 2003. Т. 1. Кн. 2. С. 741.) Верно, во-первых, степень демократизма общества определяется не только по его политическим формам, но и по тому насколько проведены демократические принципы в экономическую жизнь. Во-вторых, смотря на современный нам мир, мы видим, как несущественна разница между монархией и республикой. В современном мире среди буржуазно-демократических государств есть и республики и конституционные монархии, и нет прямой зависимости ни уровня политической свободы, ни уровня благосостояния народа от внешней, республиканской или монархической, формы государственного устройства. Таковы факты, такова практика… НИ КАКОЙ ЭКЛЕКТИКИ В ЭТОМ НЕТ. Вороницын о Шмидте (сейчас у меня есть электронная копия этой книги, а потому удобно пользоваться только ей): «<…> теоре-тически он действительно предпочитал республиканскую форму правления ограниченной, конституционной монархии. Однако, на практике он чаще выявлял себя сторонником последней.» (Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л. 1925. С. 54 – 55.) В личном письме Шмидт писал: «<…> я хотя и склонен сам больше к республике — но нахожу пока возможным осуществление социалистических форм при демократической конституции и выборном начале, проведенных по всем ступеням власти.» (Цит. по: Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004. С. 53. В книге ошибочно (возможно, просто опечатка) письмо датировано весной 1905 года, на самом деле дата – 10 ноября 1905 года. Из этого же письма приводилось и в воспоминаниях сестры, и в воспоминаниях сына, но у меня сейчас никакой из трёх указанных книг на руках нет, есть только эта выписка). Что еще такого революционного совершил Шмидт кроме невразумительного руководства восстанием? Это вопрос связан с тем, что понимать под термином «революционный». Есть сведения о его причастности к забастовкам, есть сведения о его публикациях в различных печатных органах, есть сведения о его агитации среди офицеров… Считать ли это «революционным», или, может, это было лишь «оппозиционным» – надо сначала разобраться в терминах. Какую деятельность относить к революционной? Кстати об инсинуациях, проще говоря о клевете, что-то уж Вы очень неуверенно защищаете своего кумира, практически ни по одному пункту определенности у Вас нет, кроме внутреннего убеждения, что Шмидт-то хороший. Кумиров у меня нет. Я требую исторической правды. Фактов. Фактов, а не домыслов. Могу снова повторить. И повторить уверенно. То, что я знаю о П. П. Шмидте, сложилось у меня на основании десятков разных источников. При этом, конечно, мной оценивалась степень достоверности источников, источники сопоставлялись друг с другом, а если они противоречили другу другу в чём-то существенном, естественно, степень достоверности их проверялась особенно тщательно. В результате получалось, что… Все известные мне «гнусные инсинуации» относительно П. П. Шмидта оказались основаны главным образом на домыслах и вымысле. А потому в подобных случаях, при предъявлении ему подобных обвинений, я прошу точно указывать источники информации, чтобы можно было проверить эти источники на достоверность. До сих пор все проверенные мной источники «гнусных инсинуаций» такой проверки не выдерживали. То, что я действительно знаю о П. П. Шмидте, то могу подтвердить ссылками на по меньшей мере один вызывающий доверие источник (а в основных, ключевых, моментах на более, чем один источник, ибо, как уже было мной сказано, «моноисточник» часто малонадёжен). Но вот беда-все за чтобы он не брался заканчивается безобразием форменным мягко говоря, начиная от перевоспитания проститутки и заканчивая провалившимся восстанием. В вопросах личной жизни мне трудно судить его, ведь меня он больше интересовал как историческая личность, а не как частный человек. Хотя на самом деле в этом вопросе, видимо, сплелись и политические убеждения, и частная жизнь, но всё же это не самый главный вопрос... А о восстании, об этом уже здесь было сказано, что Шмидт как раз примкнул к нему именно тогда, когда было ясно, что едва ли восстание может оно может увенчаться успехом. Здесь приводились слова самого Петра Петровича (повторю): «<…>Тогда я, совершенно сознавая, что все погибло, решил ехать на «Очаков» и открыто поднять эскадру в защиту казарм. <…> …я мог принести гораздо больше существенной пользы революции, если бы бросил матросов и уехал как предполагал по фабрикам, но все-таки я ни минуты не сожалею о случившимся. Если каждый из нас будет отворачиваться от дела, думая, что оно недостаточно велико для него, то никто не будет ничего делать. Это самая опасная для дела точка зрения. <…>» Есть и воспоминания свидетелей-современников подтверждающих в принципе эти слова. З. Ы. Если Вы ещё будете утверждать, что тот морской офицер ещё и приписывал П. П. Шмидту стремление стать президентом Крымской (или Перекопской) республики, то заранее предупреждаю – клевета это.

lns: Фёдор Фёдорович Раскольников (Ильин) подходит к теме об офицерах-арестантах, ведь он был под арестом в 1917 году. Но о его аресте ничего особенного сказать не могу. Но, поскольку здесь есть любители (один, по крайней мере) «психиатрической» темы, то могу доставить им (ему) удовольствие... "В письме жены Раскольникова от 26 ноября 1962 года указывается, что Раскольников скончался 12 сентября 1939 года в Ницце от мозгового заболевания. Что касается состояния здоровья Раскольникова, то по этому вопросу известно следующее. В медицинском заключении Центральной поликлиники Лечсанупра Кремля на Раскольникова от 1 августа 1936 года, составленном профессором Шуровским, написано: "Страдает нервной астмой, неврастенией на почве длительного переутомления. Нуждается в двухмесячном отдыхе для климатического лечения". В автобиографии, написанной в 1937 году и находящейся в личном деле Раскольникова в ЦК КПСС, указывается, что он в 1912 году болел нервным расстройством. В документальных материалах Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР имеются следующие сведения о нервном заболевании Раскольникова. В октябре 1912 — феврале 1913 года Раскольников находился на лечении в больнице и психиатрической клинике Психоневрологического института в Петербурге. В одном из медицинских документов того времени говорится, что Раскольников "...одержим был сильным нервным расстройством, граничащим с психиатрическим расстройством. Он отказывался от пищи, говорил о смерти...", "...страдает душевным расстройством... Заболевание его сопровождается полной спутанностью сознания, обильными галлюцинациями..." В прошении матери об отдаче ей на поруки Раскольникова говорилось, что сын страдает манией преследования. Писатель Н. Равич в своих военных мемуарах "Молодость века" (Воениздат, 1960 г.), вспоминая о встречах с Раскольниковым в гражданскую войну, указывает: "...Он был подлинным фанатиком революции и никогда не признавал никаких компромиссов. И в то же время какая-то истеричность и неуравновешенность чувствовалась в нем. Бывали случаи, когда он впадал в ярость... ...во время беседы я заметил в Раскольникове одну странность. Взгляд его вдруг становился отсутствующим, и он не слышал того, что ему говорят. А через несколько минут, как бы очнувшись, спрашивал: "Простите, что вы сказали?" Потом, уже в Советском Союзе, мне приходилось по службе часто встречаться с Раскольниковым. Однажды я спросил его, чем объясняется такая рассеянность. Он покраснел и ответил: — Вы знаете, у меня бывают иногда какие-то провалы в сознании. Я долго болел в связи с этим, даже находился в больнице... Вероятно, именно по этой причине Раскольников, человек легендарной храбрости, потерял способность управлять собой, когда столкнулся с жестокой действительностью. Иногда история требует от человека большего, чем физическая храбрость"." Реабилитация: как это было. Т. II. М., 2003. С. 445.

ABP_TOR: lns пишет: Есть сведения о его причастности к забастовкам, есть сведения о его публикациях в различных печатных органах, есть сведения о его агитации среди офицеров… Считать ли это «революционным», или, может, это было лишь «оппозиционным» – надо сначала разобраться в терминах. Какую деятельность относить к революционной? А может быть проще привести эти сведения, если они таки есть? lns пишет: Хотя на самом деле в этом вопросе, видимо, сплелись и политические убеждения, и частная жизнь, но всё же это не самый главный вопрос... Вы постоянно используете выражения "третьестепенный", "не главный"- а что есть главный вопрос? lns пишет: Моя позиция (могу подтвердить её множеством разных источников), кратко: 1. Восставшие присяги не нарушали (так уж получилось). А как называется захват боевого корабля, арест офицеров (заметьте боевых действий еще нет , но уже есть пленные), попытка присвоения себе функций командования флотом. Кстати Вы так и не объяснили появления Шмидта в Севастополе вообще? Что он там делал задолго до восстания, ведь место его службы было достаточно далеко?

lns: А может быть проще привести эти сведения, если они таки есть? Вероятно, чтобы дать более-менее исчерпывающий ответ на вопрос (и не только на этот вопрос, но и на некоторые последующие) вообще хорошо бы было постараться расписать по дням, где находился и чем занимался П. П. Шмидт начиная, по меньшей мере, с августа 1905 года (он тогда появился снова в Севастополе) и до 14 ноября. А ещё лучше начиная с января 1905 года… Хотя вообще-то надо начинать даже и с 19 века, с Морского училища, если не по дням, то хотя бы по годам… Выполнение такой задачи само по себе доставило бы мне удовольствие, если бы у меня нашлось достаточно свободного времени, ибо надо будет обратиться снова к тем источникам, которых нет под рукой сейчас. А если буду по памяти пытаться это сделать, то могу перепутать детали. А к деталям Вы порой как раз и стараетесь придираться… Если будет время, постараюсь в ближайшую неделю сделать это. Кстати Вы так и не объяснили появления Шмидта в Севастополе вообще? Что он там делал задолго до восстания, ведь место его службы было достаточно далеко? Чтобы Вы не думали, что уклоняюсь от ответа намеренно… Командировка кончилась, вот он и появился в Севастополе. Ничего «криминального» в этом не было. А у Вас была какая версия? <…> на другой день я провожал отца в долгую командировку. Командировка заключалась в охране русских рыбных промыслов на рукаве Дуная, у Измаила и выше. Охрану нес миноносец № 253, полученный отцом в командование взамен №-а 262-го. <…> В середине августа отец вернулся из командировки, длившейся, таким образом, ровно два месяца. (Шмидт-Очаковский Е. П. Лейтенант Шмидт («Красный адмирал».) Воспоминания сына. Прага, 1926. С. 43 – 44.) Об остальном, постараюсь позже…

lns: ABP_TOR пишет: А может быть проще привести эти сведения, если они таки есть? В 1880 году П. П. Шмидт поступил в Морское Училище (МК тогда так назывался). Там же в Училище он и был затронут всякого рода социалистической пропагандой. После окончания Морского Училища служил в 1886 – 1889 годах мичманом сначала в Балтийском флоте, потом в Черноморском, потом с военной службы ушёл. Насколько прямо был связан этот его уход с женитьбой, я даже точно сказать не могу. Не могу так же дать точные подробности биографии Д. Г. Павловой, которая стала женой П. П. Шмидта. По этому поводу. Есть одна книга, к которой вообще-то надо относиться осторожно, во-первых, учитывая место и время её издания. В то время в СССР было слишком много фальсификаций истории, есть недостоверные сведения и в этой книге... Во-вторых, учитывая её жанр. Это "документальная повесть", в которой больше художественного вымысла, чем документов (впрочем, есть там и некоторые интересные документы, которые помечены: "публикуется впервые"). Автор этой "документальной повести" приводит следующую цитату (в данном случае к этому источнику можно относиться с определённым доверием). «Мир падших женщин, – писал в 90-х годах прошлого века Вацлав Воровский, – до сих пор остается для русского интеллигента специфическим объектом покаянных настроений, каким он был для длинного ряда литературных поколений. Это – камень преткновения даже у самых последовательных реалистов. Образ проститутки как бы впитал в себя в глазах интеллигента все несправедливости, все обиды, все насилия, совершенные в течение веков над человеческой личностью… И об этот образ разбивается и скептический пессимизм Л. Андреева, и романтический идеализм М. Горького, и реализм Куприна». (Самолис Г. В. Лейтенант Шмидт. М., 1983. С. 138.) В 1892 Шмидт снова поступил на военную службу, сначала служил в Балтийском флоте, потом был переведён в Сибирский Флотский Экипаж. В 1895 стал лейтенантом. В 1898 снова ушёл с военной службы, после чего служил на судах Добровольного флота, потом на судах РОПиТ. У меня нет сведений говорящих о том, что П. П. Шмидт, на службе в коммерческом флоте, в пропаганде своих социалистических взглядов выходил за пределы того круга лиц, с которыми он лично общался, т. е. относительно его участия в общественной жизни можно подтвердить (в общем и целом) уже приводившиеся слова Шмидта: «<…> так как я много был в коммерческом флоте, то был по неволе оторван от русской жизни. Участие моё в общественных делах ограничивалось желанием улучшить положение того рабочего пролетариата, который был в коммерческом флоте вокруг меня. Поэтому я открыто сочувствовал экономическим забастовкам, в то время запрещённым, видя в них единственное средство борьбы с капиталистами». В 1904 году, после начала русско-японской войны, Шмидт призывается из запаса на действительную военную службу. Сначала он служил страшим офицером на угольном транспорте «Иртыш», но до Дальнего Востока, как уже говорилось здесь, он вместе с «Иртышом» не добирался. И, в январе 1905 года, Шмидт прибыл служить в Севастополь. В одном из писем Шмидта есть упоминание о том, что в 1904 году он состоял в переписке с редакцией либерального журнала «Освобождение», издавшегося заграницей, но ничего более поэтому поводу сообщить не могу. В одном письме П. П. Шмидта (5 октября 1905 года) так же упоминается о его связи с газетой «Революционная Россия» (орган партии с.-р., которая находилась тогда ещё в слишком аморфном состоянии), но о значительных разногласиях Шмидта с с.-р. мной уже упоминалось здесь. Шмидт писал: Я написал несколько статей в «Революц. России», но потом не мог, гадко, не честно, потому только, что неправильно поняты рациональные пути к перевороту. (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 144.) О сотрудничестве Шмидта с газетой «Сын Отечества» (легальная газета народнического направления, впрочем, кажется, к ноябрю 1905 года, ставшая неофициальным органом с.-р.) есть упоминание не только у него самого. В частности, в воспоминаниях его сына назван даже псевдоним, под которым с июля — августа 1905 года печатались там статьи Шмидта. Та агитация, которую вёл Шмидт, после своего призыва на действительную службу, среди офицеров по своим программным требованиям и по тактике укладывалась в рамки либеральной программы и тактики. После «Цусимского погрома» во второй половине мая 1905 года создаёт он с несколькими другими офицерами (мне известны кроме Шмидта фамилии ещё четырёх, это, видимо, все) «Союз офицеров – друзей народа». В принципе ничего особенно существенного эта группа не сделала. Воззвание их «К офицерам флота» (в сущности, дело рук одного Шмидта) по своему содержанию вполне вписывалось в рамки либеральных прокламаций. В середине июня Шмидт вместе с миноносцем, которым он командовал, был отправлен в командировку на Дунай. Главным образом он был в Измаиле. Во время этой командировки, во второй половине июля, у него была самовольная отлучка на несколько дней. В это же время у него были украдены казённые деньги. Есть одно ни на чём не основанное утверждение уклонившегося от участия в восстании кондуктора «Очакова» Вдовиченко, который (задним числом, через много лет) писал о Севастопольском восстании сочувственно, но сам он 14 ноября покинул "Очаков" и участия в восстании не принимал. Этот кондуктор утверждал, что якобы эти деньги были переданы Шмидтом "революционной организации". Никаких подтверждений этому нет. Мне встречались так же всякие разные гнусные инсинуации на тему об утраченных деньгах. Никаких подтверждений им так же нет. О возмещении утраченных денег здесь уже говорилось. В середине августа П. П. Шмидт возвращается в Севастополь из командировки. Хотя, судя по имеющимся свидетельствам, Шмидт остался очень недоволен манифестом 6 августа (о "булыгинской Думе"), но на практике до середины октября никакой более радикальной деятельностью, чем та, о которой было сказано выше, он, судя по всему, не занимался. О деятельности Шмидта с середины октября мне удобнее пользоваться книгой участника восстания социал-демократа-меньшевика И. П. Вороницына, ибо её копия у меня есть электронном виде, и не придётся тратить время, чтобы снова всё это описывать... Более-менее подробно Вороницын начинает описывать события примерно с середины октября, но по дням он их расписывает, к сожалению, далеко не всегда. Могу, конечно, попробовать, если потребуется, по дням расписать события... До октябрьских дней Шмидт не был известен рабочему Севастополю, а среди матросов он был известен лишь немногим и то только как «хороший офицер». Несколько больше его знало интеллигентное общество, так как во время происшедшей за несколько месяцев перед тем забастовки учеников реального училища он стал на сторону «забастовщиков» и много хлопотал за них перед учебным начальством. Знали его как радикала также некоторые офицеры. Во время знаменитого «потемкинского восстания» в июне 1905 года в Севастополе даже распространился слух, что Шмидт примкнул к этому восстанию, хотя на самом деле он ему не сочувствовал. <…> Порыв, охвативший всю Россию в октябре, захватил и его. И при первых раскатах всеобщей забастовки, Шмидт энергично принялся за дело. Уже в письме своем от 9 октября он предвидит дальнейшее развитие событий и с уверенностью говорят, что гроза не за горами. Он хочет целиком отдаться революции. Но об участии в ней в лейтенантских погонах он еще не помышляет. «Я смотрю на выход свой из военного флота, — пишет он,— как на уход на войну». В качестве арены своей будущей деятельности он избирает коммерческий флот, кото-рый, по его мнению, является "одним из могучих механизмов, способным служить и падающему правительству и восставшему народу". В Одессе, ему казалось, его ждали матросы этого флота, среди которых не было под-ходящего человека, способного объединить их и руково-дить ими. Он считал, что призван сделаться таким руко-водителем. Но чтобы эту свою роль выполнить с успехом, он хотел предварительно побывать в Москве, чтобы свя-заться с центром. <…> Он лихорадочно принимается за работу. Его усилия направлены к тому, чтобы побудить коммерческий флот присоединиться к забастовке. Он пишет своим друзьям в Одессе «несчетное количество писем». «Весь ум, весь талант, вся сила слова, порожденная важностью ми-нуты, ушли на эти письма к матросам, и они забасто-вали», — с торжеством подводит он итог этой своей работе. Он пишет проникновенное письмо к учащимся стар-ших классов средних учебных заведений, в котором при-ветствует «стремление юности встать в честные ряды освободительной армии». В этом письме мы читаем сле-дующие строки, ярко характеризующие духовный подъем Шмидта: «Мы, родители, сами обязаны стоять в рядах людей, готовых отдать жизнь свою за освобождение изму-ченной России, и мы не можем, мы не имеем права скры-вать от вас это. Бывают минуты в жизни народов, когда каждый должен отказаться от всех своих личных интере-сов и привязанностей, забыть свою личную жизнь и твердо идти к одной, общей для всех, великой неотложной цели, идти до конца». Накануне получения в Севастополе манифеста Шмидт с успехом выступает перед интеллигенцией, разъясняя цель и значение всеобщей забастовки. В день получения манифеста он предполагал выступить на таком же собра-нии с лекцией о всеобщем избирательном праве. Но полу-чилась телеграмма, и Шмидт говорит речь на многотысяч-ном митинге. Это было его первое выступление перед массой. <…> Далее то, что было уже слишком хорошо известно тем, кто знает историю Севастопольских событий. ABP_TOR пишет: Вы постоянно используете выражения "третьестепенный", "не главный"- а что есть главный вопрос? Главный вопрос здесь – ход истории, который обусловлен действиями прежде всего огромных масс людей, а не отдельными личностями. Поэтому в оценке исторических личностей важно прежде всего то, что в их действиях и убеждениях может существенно влиять на ход истории. Но, много рассуждая на эту тему, нужно будет обращаться вовсе не к морским терминам, потому не думаю, что здесь стоит об этом слишком много рассуждать. Вопрос о том, оставались ли восставшие верны присяге, является вопросом главным образом политическим, чем, скажем так, «техническим»… В массе своей восставшие сами считали, что они продолжают «защищать царя и отечество». А вот ответ на вопрос, действительно ли они защищали это, зависит от политических взглядов отвечающего. Мной уже приводилось (на другой ветке) весьма показательное в этом отношении свидетельство безымянного автора, который (почти случайно) 15 ноября 1905 года оказался ненадолго на восставшем крейсере «Очаков». Вообще-то автор этот, видимо, иногда воспринимает некоторые детали происходящего не совсем верно. Это можно увидеть, если сравнить его свидетельство в целом, со свидетельствами других, с другими источниками. Но в приведённом ниже отрывке он, надо полагать, всё понимает правильно, ибо переданный им диалог вполне соответствует тому сознанию масс, которое подтверждается многими другими источниками. Автор это приводит следующий диалог (упоминающиеся в нём матросы — это матросы с "Очакова", офицер, по-видимому, с «Прута») между представителями двух противоположных сторон в Севастопольском восстании: — Нет ничего, господа, и денег нет. — Нам не нужны деньги, нам нужна свобода, — ответил один из матросов. — Чего от меня хотите? — говорил офицер, — я защищаю царя и отечество, и неужели потому... — Мы тоже защищаем царя и отечество, но вы иначе понимаете царя и отечество, а мы иначе. (Красное знамя над черноморской эскадрой. М., 1923. С. 20.) Итак, обе противостоящих стороны здесь заявляли о намерении «защищать царя и отечество», т. е. о верности присяге. Но, зная историю, могу определённо утверждать, что народ в целом явно признал бы именно восставших (а не их усмирителей) своими защитниками. И считаю, что в данном случае следует исходить из мнения народа. Если кто-то считает иначе, то пусть он объяснит почему в этом случае следовало бы игнорировать мнение народа и не просто игнорировать, но игнорировать его постоянно прибегая при этом ко всякого рода насилию, в том числе к кровавому насилию. Чтобы не слишком вдаваться в политику, не будем разбирать насколько программные требования восставших соответствовали задаче «защищать царя и отечество». Просто пока предположим, что они соответствовали указанной задаче. Но и тогда у Вас есть вопрос, касающиеся не программы, другого... ABP_TOR пишет: А как называется захват боевого корабля, арест офицеров (заметьте боевых действий еще нет , но уже есть пленные), попытка присвоения себе функций командования флотом. Поскольку здесь говорится в единственном числе "боевого корабля", то, вероятно, имеется в виду именно "Очаков", а не другие суда, примкнувшие к восстанию. Но можно ли назвать то, что было на "Очакове" захватом? Офицеры в общем-то сами покинули "Очаков", если судить хотя бы даже по тому, что написано в обвинительном акте о событиях 13 — 14 ноября: <...> страрший офицер капитан 2 ранга Скаловский объявил офицерам, что, согласно ранее полученного им от главного командира приказания, офицеры должны покинуть крейсер ввиду явного возмущения команды. К правому трапу крейсера был подан катер, на котором офицеры и часть кондукторов "Очакова" уехали на броненосец "Ростислав". После спуска флага на "Очаков" приехал с эскадры флаг-капитан, капитан 1 ранга Сапсай с флаг-офицером. <...> Спустя этот промежуток времени, флаг-капитан вышел к команде и сказал, чтобы желающие служить верой и правдой государю императору перешли на сторону. Перешли все. Тогда флаг-капитан предложил выделить из своей среды тех, которые ее мутят и не желают служить; на это команда заявила, что служить желают все. <...> После 9 часов вечера старший офицер вместе с остальными офицерами поехал на "Очаков". <...> Офицеры снова съехали на "Ростислав", и на крейсере никого из офицеров не осталось <...> Утром 14 ноября офицеры с флаг-капитаном снова приехали к "Очакову", причем флаг-капитан поднялся на крейсер и опять уговаривал команду сдать ударники и ружья, но команда не согласилась. Тогда офицеры уехали <...> (Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. М., 1957. С. 253 — 254.) В общем, очень сильно не сошлись офицеры "Очакова" с командой в вопросе как «защищать царя и отечество» и крейсер покинули. Команда не захватывала сама крейсер, она просто оказалась покинута офицерами. Это всё ещё было до того, как там появился П. П. Шмидт. А вот, что пишет обвинительный акт уже о том времени, когда там был Шмидт: В тот же день состоялось распоряжение о назначении командующим крейсера "Очаков" капитана 2 ранга Данилевского, который <...> около пяти часов пополудни поехал на "Очаков". Там он был встречен Шмидтом, который пригласил его в каюту, где капитан 2 ранга Данилевский объяснил ему цель приезда. <...> После этого разговора капитан Данилевский, поверивший словам Шмидта, уехал с "Очакова" в надежде вернуться на него на следующий день. (Там же. С. 255.) Но потом (в ночь с 14 на 15 ноября) действительно был захват других судов… Но утверждение, что "боевых действий ещё нет", нельзя признать верным. Во-первых, если брать только Севастополь, то, хотя оружие непосредственно и не применяется, но вооружённое противостояние есть. Во-вторых, если брать всю Российскую Империю, то боевые действия были. Уже упоминалось здесь, что настроение основной массы восставших было таково, что она решительно хотела идти «мирным путём» в том смысле, что не проливать кровь. Такое настроение вполне соответствовало настроению большинства революционной России того времени: стараться не проливать ничьей крови самим и не провоцировать власть на кровопролитие. Вот, например, диалог, бывший 7 ноября 1905 года на делегатском съезде Всероссийского Крестьянского Союза: «Делег<ат> Саратовск<ой> губ<ернии> (с<оциалист>-р<еволюционер>). Разве мы любим кровь? Мы не хотим крови. Но разве теперь не льется кровь? Цынга и голод – без крови смерть. Но мы терпим. Война, которая унесла сотни тысяч жизней – это не кровь? Мы все терпим. Мы не хотим беспорядка и безначалия, нет! Мы выбрали старост, постоянных судей. Правительство же присылает Сахарова с пулеметами. Оно не хочет мира, оно хочет крови. Вместо учредительного собрания нам предлагают Царскую Думу, от которой нам было бы только холодно. Необходимо организоваться для борьбы, необходимо вооружаться. Из двух зол надо выбирать меньшее. Мы будем терпеть, — нас будут бить и кровь будет литься, нас уже теперь душит кровь. Или восстать – кровь тоже прольется, но из нее выйдет солнце свободы! Моск<овский> делег<ат> (кр<естьянин>). Все мы боимся крови; необразованный человек боится крови. Нужно упросить союзы, которые восстали, подождать еще 7 месяцев. Правительству же мы должны запретить губить народ, оно не смеет не послушаться. Поднимается один делегат. Мы ехали сюда, чтобы добиться наших целей мирным путем, а нас призывают к кровавой борьбе. Партии нужно отодвинуть на задний план. Председатель. В состав съезда вошли организации также и партийных крестьянских союзов, и они имеют такое же право говорить, как и остальные члены. <…>» (Материалы к крестьянскому вопросу. Ростов на Дону. 1905. С. 58.) «Но разве теперь не льется кровь?» Если говорить о всей России, то нельзя сказать, что там тогда "боевых действий ещё нет". Что же касается попытки «присвоения себе функций командования флотом» то, что ещё оставалось в такой ситуации, когда ни Главный Командир, ни другие бывшие рядом с ним адмиралы для этой функции, учитывая ситуацию в стране, совершенно не подходили, ибо их понятие о том, как надо «защищать царя и отечество» не совпадало с тем, что думал об этом народ в целом. И громадное большинство народа было бы на стороне восставших. Вообще в то время в России существующие адмиралы были сильно дискредитированы. По этому поводу, один из откликов на казнь Шмидта из одной либеральной газеты: «Вы боялись «красного адмирала» в своих казематах и трюмах? Боялись готового вождя для начавшегося уже нового брожения в том самом Черноморском флоте, который усмирен бар. Меллером-Закомельским и которым все еще командует адм. Чухнин? Но бойтесь больше тени Шмидта, она не скоро отойдет от берегов Черного моря! Ничто не вырвет из народной памяти этой жертвы веры в возможность счастливого мирного существования Царя и народа без бюрократии, без средостения!.. Вы казнили Шмидта за бунт — не против Царя, не против народа, а против тех, кто их злобно, нечестно и корыстно разделяют... Вы казнили Шмидта за бунт против ваших адмиралов, которым за Цусиму и прочее — всем место на скамье подсудимых. <...>» (Расстреляние Шмидта // Русь. 1906. 7 (20) марта. № 49.)

lns: Да, кстати, удалось мне, попутно, так сказать, узнать и кое-что по тому вопросу, который является третьестепенным. Хотя просьба об отставке П. П. Шмидта была удовлетворена 24 июня 1889 года, но фактически он уже в 1888 году перестал служить: в послужном списке большей частью отпуска, то "по домашним обстоятельствам", то "по болезни"... И есть данные, достоверность которых у меня нет оснований оспаривать, что с 10 марта по 10 апреля 1889 года Шмидт лечился в "частной лечебнице доктора "Савей-Могилевича для нервных и душевнобольных в г. Москве". Эта пара штрихов к уже набросанному здесь портрету принципиально не изменяет в нём ничего. Даже точные даты есть, так уж удалось постараться для выяснения этого маловажного вопроса... А вообще у меня здесь в принципе, к сожалению, может быть и есть где-то неточность в датировке. Вообще хотелось бы в этой истории расписать всё с 1867 по 1906 годы, по возможности, по датам, но это дело не срочное, может, буду им заниматься на досуге.

ABP_TOR: У Мельникова в "Рюрике" написано так "Вторым из четырех мичманов в обер-офицерском списке значился Петр Шмидт. Сын отставного контр-адмирала, он по ходатайству своего дяди вице-адмирала В.П. Шмидта(в 1887-1889 гг. командовал эскадрой Тихого океана) летом 1892 г. после отставки по болезни был вновь принят на службу." 1)Итак в свете вышесказанного Вами можно считать установленным, что Шмидт П.П. страдал психическим заболеванием. 2) Пока нельзя сказать в какой мере поступки Шмидта определялись его состоянием здоровья (к сожалению диагноз неизвестен), поэтому говорить о том " Эта пара штрихов к уже набросанному здесь портрету принципиально не изменяет в нём ничего." несколько преждевременно.

lns: 1)Итак в свете вышесказанного Вами можно считать установленным, что Шмидт П.П. страдал психическим заболеванием. Не вижу логики. Из всего изложенного выше этого абсолютно не следует. Объясните Вашу "логику". Но даже если и страдал в какие-то периоды жизни каким-то расстройством, то, повторяю уже в очередной раз, был вменяемым и дееспособным и потому несет полную ответственность за свои действия в ноябре 1905 года. 2) Пока нельзя сказать в какой мере поступки Шмидта определялись его состоянием здоровья (к сожалению диагноз неизвестен), поэтому говорить о том " Эта пара штрихов к уже набросанному здесь портрету принципиально не изменяет в нём ничего." несколько преждевременно. Поступки его в ноябре 1905 года были бы полностью оправданы громадным большинством народа России. Иными словами Вы, видимо, готовы утверждать, что большинство русского народа сошло с ума. Мной уже упоминалось, что подобные мысли были у графа С. Ю. Витте. К сожалению, в данный момент есть у меня под рукой только электронная копия книги И. П. Вороницына, других источников сегодня рядом со мной нет. Когда 20-го декабря явилась к нему в каземат следствен-ная комиссия с врачами для освидетельствования, он с резкостью и с холодной усмешкой сказал, а потом вписал в протокол следующие слова: "Если я ненормален, то надо признать, что все сто тридцать миллионов русских людей, т. е. вся революцион-ная Россия, сошла с ума. Если бы я теперь был выпущен из каземата, то при тех же обстоятельствах поступил бы точно так же!" Вам просто нечего возразить на то, что восставшие (вся масса и Шмидт в том числе) присяги не нарушали и что их действия были бы одобрены русским народом. Это факт. Вам нечего возразить, ибо знание той Севастопольской истории у Вас весьма поверхностное. И Вы пытаетесь уйти от главного в этом деле на те факты, которые совершенно не определяли основное направление событий. Вернёмся к важным вопросам. Вы всё ещё будете утверждать, что восставшие нарушили присягу? Это клевета. Вы будете снова утверждать, что П. П. Шмидт в частности нарушил присягу? Это клевета. Если Вам нечего возразить ещё по этому поводу, то будем считать разговор об этом деле законченным. Если ещё попытаетесь возразить, то спор может затянуться на недели, ибо возможность отвечать у меня будет не каждый день. Но этот вопрос действительно важный. Считаю нужным разбирать прежде всего этот вопрос.

lns: Г-н ABP_TOR! Вы нашли уже логические ошибки в Ваших изложенных выше утверждениях? Или Вам надо прямо указать на них? Не буду утверждать, что такое отсутствие логики есть следствие наличия у Вас психического заболевания. :-) Будем считать, что это просто следствие невнимательности. :-) А Ваша невнимательность, надо полагать, обусловлена Вашим предвзятым отношением к этому делу. У Вас есть желание продолжить обсуждение того, нарушили ли присягу восставшие (П. П. Шмидт в том числе)? Утверждаю решительно, что не нарушили, могу много фактов привести в подтверждение своей уверенности. Но, если ни у кого (кроме меня) здесь нет желания это продолжать, закончим; некоторые аргументы, позволяющие задуматься на эту тему, мой уже приведены здесь, кто будет относиться к делу непредвзято, тот сумеет и дальше проверить суть дела и убедиться, кто прав. Вот ещё что есть у меня в записной книжке (выписка сделана так, что не исключена возможность, что где-то в ней есть описки, но смыл передан ясно): «…Не обращая внимания на заключение врачебной комиссии, осматривавшей отца в Очаковской крепости и признавшей его здоровым, Девиссон настаивал на переосвидетельствовании, доказывая, что все поступки отца определенно рисуют его, как психически больного человека. Он не допускает возможности для русского офицера, находящегося в здравом уме и твердой памяти, пойти на такое "безумное, и, главное, безнадежное дело".» (Шмидт-Очаковский Е. П. Лейтенант Шмидт («Красный адмирал».) Воспоминания сына. Прага, 1926. С. 258.) А затем «психиатрическую» тему предлагаю заканчивать. З. Ы. «А впрочем, полагаю, что Карфаген должен быть разрушен», т. е. снова утверждаю, что восставшие в массе и Шмидт в частности присяги не нарушили, и такие обвинения как не имеющие достаточно обоснований должны быть с них сняты.

ABP_TOR: Вы опять заводитесь от собственных постов и переходите к обсуждению моей персоны а не Шмидта, но своих собственных логических нестыковок замечать не желаете. 1)Шмидт П.П. был все-таки осужден в соответствии с действующими законодательством, и осужден не за свои сумбурные взгляды, а за конкретные деяния по совокупности которых он и получил то,что заслужил, согласно конкретным статьям оного законодательства. Бунт есть бунт, а мятежник есть мятежник независимо от благородности намерений Повторюсь, но единственным оправданием для мятежника является победа мятежа 2) Вы же предлагаете рассматривать деяния Шмидта в угоду политической целесообразности ,дважды апеллируя к единодушному мнению 130 млн. населения Российской Империи. А вот это уже чистой воды демагогия . И где это число Вы взяли? Можеть быть сюда вошли и семеновцы на Пресне, или черносотенцы или те жители моего городка изрядно отдубасившие заезжих студентов -агитаторов как "смутьянов и нигилистов". Может Вы поделитесь пусть даже не числом участников восстаний и их процентного отношения к населению, а просто участников стачек на 1905г (не дотянули и до трех процентов ). Вы не перепутали 1905 г. с 1917 годом, хотя, как показали дальнейшие события. единения народа не получилось и тогда. Шмидта почему-то не подержали даже некоторые ближайшие родственники, и царь которого Шмидт, по Вашим словам, защищал. 3) Как у Вас сочетается отсутствие офицеров на "Очакове" с наличием "многих пленных офицеров", только не говорите что "много" -это парламентеры которых Шмидт арестовал (что само по себе характеризует его). И еще одно-офицерам "Очакова" по Вашему надо было дожидаться потемкинского результата, прецендент ведь уже был 4) Может быть Чухнин передал свои полномочия Шмидту в добровольном порядке с отданием соответствующего приказа, а на "Ростиславе " его не послушали. Или же большая часть флота все-таки сохранила верность правительству? 5) Вы используете в данном споре лишь источники апологетичные по отношению к Шмидту и весьма тенденциозные и т.о. взгляд на Шмидта у Вас весьма односторонний. Хотя тот же Вороницын писал о припадках Шмидта, если ошибаюсь поправьте, ведь книга у Вас под рукой :)) ЗЫ. А в целом складывается впечатление, что основным источником Вашего вдохновения является "Почтовый роман" и переписка Шмидта с Ризберг .

lns: ABP_TOR пишет: 1)Шмидт П.П. был все-таки осужден в соответствии с действующими законодательством, и осужден не за свои сумбурные взгляды, а за конкретные деяния по совокупности которых он и получил то, что заслужил, согласно конкретным статьям оного законодательства. :-) В СССР (в 1937– 1938 годах особенно) тоже было много осуждённых якобы «в соответствии с действующим законодательством». Прошли годы, и они были реабилитированы (часто по тому же законодательству). :-) Утверждаю, что именно «в соответствии с действующим законодательством» обвинения были, по меньшей мере, сильно натянуты. И можно было бы требовать реабилитации, если бы ныне существовал правопреемник Российской Империи. Рассмотрим пример. У меня нет под рукой законов и уставов. Точно процитировать статьи не могу. Но помню, например, что в уставе предусматривались случаи, когда корабль можно было сдавать неприятелю. Если же корабль сдавался в случаях, уставом не предусмотренных, то не только командир сдавший корабль считался виновным в сдаче, но и все офицеры корабля, которые имели возможность воспрепятствовать сдаче, но не воспрепятствовали, считались виновными. Иными словами в некоторых случаях для сохранения верности присяге требуется открыто препятствовать воле начальства. Хотя формально, это может выглядеть как бунт. ABP_TOR пишет: Можеть быть сюда вошли и семеновцы на Пресне, или черносотенцы или те жители моего городка изрядно отдубасившие заезжих студентов -агитаторов как "смутьянов и нигилистов". Может Вы поделитесь пусть даже не числом участников восстаний и их процентного отношения к населению, а просто участников стачек на 1905г (не дотянули и до трех процентов ). Вы не перепутали 1905 г. с 1917 годом, хотя, как показали дальнейшие события. единения народа не получилось и тогда. Первая и Вторая Государственные Думы показали во многом мнение народа. Обе эти Думы (1906 и 1907 годы) были избраны далеко не в условиях полной свободы агитации и пропаганды, формула выборов была далека от «всеобщей, равной, прямой и тайной». Таким образом, значительная часть наиболее леворадикальных элементов народа или не имела возможности вполне свободно агитировать на выборах, или вообще не имела права голоса на выборах, или имела право голоса неравное, менее значимое по сравнению с малочисленными правыми элементами. Однако же Думы получились антиправительственные, хотя они не весь народ полностью представляли, а его более умеренные элементы. Но даже требования этих более умеренных элементов в основном соответствовали требованиям участников восстаний и стачек. Читайте адрес Думы (ссылка мной давалась здесь), при желании можете обратиться к опубликованным стенографическим отчётам заседаний Думы. Настоящие черносотенцы составляли даже в годы реакции (после революции 1905 – 1907 годов) доли процента от всего населения России. Именно 1917 год как раз и не показал такого единения народа, как 1905 год. Например, в 1917 году сторонники революции значительно различались по отношению к Первой мировой войне, а в 1905 году столь же значительного различия по отношению к русско-японской войне не было. Цифра «130 млн. населения Российской Империи», конечно, может быть верна лишь по большому счёту, ибо, видимо, включает все слои антиправительственной России вплоть до грудных младенцев. :-) Впрочем, почему бы не включать и их? Ведь революция делалась и для них. В определённом смысле даже прежде всего для них. ABP_TOR пишет: Шмидта почему-то не подержали даже некоторые ближайшие родственники, и царь которого Шмидт, по Вашим словам, защищал. Ближайших кровных родственников к ноябрю 1905 года у П. П. Шмидта осталось только трое: сын, сестра, брат (по отцу, матери у них были разные). С женой он окончательно разошёлся ещё в феврале. Сын и сестра его поддерживали. Брат… О нём упоминалось в «Рюрике» Мельникова (которого Вы, видимо, читали). Брат не поддержал, даже свою фамилию после этого стал изменять. Царь, естественно, настоящей сути дела не знал, а знал то, что ему докладывали. Основные претензии не к нему лично, а к тем, кто его дезинформировал. ABP_TOR пишет: 3) Как у Вас сочетается отсутствие офицеров на "Очакове" с наличием "многих пленных офицеров", только не говорите что "много" -это парламентеры которых Шмидт арестовал (что само по себе характеризует его). Офицеры «Очакова» покинули его (в очередной раз и окончательно) утром 14 ноября. 15 ноября на «Очакове» находились офицеры с других судов, захваченных в ночь с 14 на 15 ноября и днём 15 ноября. Парламентёров не было. ABP_TOR пишет: И еще одно-офицерам "Очакова" по Вашему надо было дожидаться потемкинского результата, прецендент ведь уже был Офицерам "Очакова" не надо было дожидаться потемкинского результата, а надо было согласовывать своё представление о том как «защищать царя и отечество» с тем представлением о том как «защищать царя и отечество», которое преобладало в народе. Тогда «потемкинского результата» не повторилось бы. ABP_TOR пишет: 4) Может быть Чухнин передал свои полномочия Шмидту в добровольном порядке с отданием соответствующего приказа, а на "Ростиславе " его не послушали. Или же большая часть флота все-таки сохранила верность правительству? Мной уже приводился пример того, что в некоторых случаях верность присяге требует неповиновения к начальству. Большая часть флота осталась верна правительству, но громаднейшее большинство народа России было против правительства. В подтверждение этого уже приводились примеры Первой и Второй Дум, можно привести множество других примеров. ABP_TOR пишет: 5) Вы используете в данном споре лишь источники апологетичные по отношению к Шмидту и весьма тенденциозные и т.о. взгляд на Шмидта у Вас весьма односторонний. :-) «Лишь источники апологетичные»? :-) Следовательно, обвинительный акт, который мною неоднократно здесь использовался, тоже – апологитический источник!? :-) А ранее были использованы и другие источники… Г. К. Графа, который хотя и писал о Шмидте как о человеке с определённой долей симпатии, но в политике явно его действий и убеждений не разделял, тоже нельзя отнести к “апологитическим источникам”. С большой натяжкой можно отнести к “апологитическим источникам” князя С. Д. Урусова. Но всё же можно, ибо князь, хотя и был в ноябре 1905 – марте 1906 годов по другую сторону баррикад от Шмидта, но спусятя несколько лет вспоминал о Шмидте, можно сказать, с дружественным нейтралитетом. И. П. Вороницын – не “апологитический источник”, он относился к Шмидту с уважением, но критически. Это было обусловлено прежде всего политическими различиями в их взгладах. Вороницын – социал-демократ-меньшевик, Шмидт – беспартийный социалист народнического толка. Кроме того, мне нет особой нужды приводить здесь специально “неапологитические” источники, ибо в данном случае в качастве “неапологитических” источников вполне можно использовать Ваши посты. ABP_TOR пишет: Вороницын писал о припадках Шмидта, если ошибаюсь поправьте, ведь книга у Вас под рукой :)) Если Вы хотите продолжать “психиатрическую” тему, то ответьте сначала на вопросы относительно предыдущего Вашего поста. Вот эти вопросы: “Вы нашли уже логические ошибки в Ваших изложенных выше утверждениях? Или Вам надо прямо указать на них?” Ибо доказывать что-то тому, кто относится к делу так предвзято, что замечает одну часть фактов, полностью игнорируя другую часть ещё более очевидных фактов, – занятие практически бесплодное. Про припадок на «Очакове» Вороницын упоминал. Но Вы сначала ответьте на заданные ещё прежде Вам вопросы, а потом можете требовать подробного ответа на последующие свои вопросы. ABP_TOR пишет: А в целом складывается впечатление, что основным источником Вашего вдохновения является "Почтовый роман" и переписка Шмидта с Ризберг . Честное слово, мне известно только, что существует фильм "Почтовый роман", но сам фильм мне не известен. Года три назад один знакомый рекомендовал мне этот фильм, но до сих пор мне не удалось его посмотреть. Если говорить лично о П. П. Шмидте, то «основным источником» моего вдохновения, пожалуй, можно назвать последнее слово Шмидта. Но на самом деле «основной источник» вдохновения – 1905 год.

lns: Уважаемый ABP_TOR! (Извините за выражение, ибо :-) мне кажется, что подобное обращение прежде применялось к :-) , скажем современным термином, работникам сферы услуг и т. п., но никак не к офицерам. :-)) :-) Можно предположить, :-) что Вы в самом деле решили прежде чем продолжать всю тему внять совету изучать стенограммы первых Государственных Дум, оттого тема «заглохла». Но тема ветки вообще обширна, за три века истории флота можно найти много интересного, а за ХХ век особенно. Вот, например, один аспект в деле Николая Ивановича Небогатова, на который мне хотелось обратить особое внимание. Вы включили Небогатова в «офицеры-арестанты», хотя, строго говоря, он вроде бы ещё до суда был лишён чина. "Пр. пов. Адамов. Вы, как духовное лицо, знакомы, конечно, с догматами христианской религии, поэтому вам и всем другим, исповедующим христианскую религию, не представлялось ли, что загубить 2000 жизней – подвиг не христианский? О. Зосима. Да. С религиозной стороны, я думаю, что адм. Небогатов сделал святое дело, так как за спиной 2000 воинов остались бы сироты и вдовы. У нас были призванные из деревень – люди женатые, семейные. Мне приходилось по ночам слышать разговоры матросов. Тот стонет, что оставил жену, детей, как-то проживут; другой рассказывал, что, уходя в плавание, продал последнюю корову, лошадь, чтобы обеспечить на несколько месяцев семью. Естественно, что если было бы затопление, то это был бы величайший грех и преступление со стороны адм. Небогатова". (Отчет по делу о сдаче 15 мая 1905 г. неприятелю судов отряда бывшего адмирала Небогатова. СПб., 1907. С. 306.) Вот, например, ещё одна тема, касающаяся «офицеров-арестантов», которая меня тоже особенно интересует. Репрессии во флоте в 1926 – 1927 годах. «Дело № 7455 в отношении моряков Балтийского флота было одним из самых крупных в то время. Всех их арестовали в 1926 году, а 28 февраля 1927 года перед судебной коллегией ОГПУ предстали 23 морских офицера, обвиненных в создании на флоте контрреволюционной военно-монархической организации. По делу они проходили как бывшие офицеры российского императорского флота. А сегодня их по праву относят к элите советского ВМФ в предвоенные годы. На момент ареста бывший капитан I ранга П. Ю. Постельников служил в Ленинградском военном порту, капитан II ранга К. В. Вонлярлярский – начальником отдела штаба Морских сил Балтийского моря, мичман Н. Л. Вартенбург – командиром 1-го дивизиона эсминцев, лейтенант Е. С. Велецкий – командиром учебного судна «Комсомолец», мичман Н. Ф. Оболенский – флагштурманом бригады травления и заграждения, мичманы С. А. Ловцов и В. Б. Лесгафт – командирами эсминцев. «Бывший гардемарин царского флота» А. В. Томашевич служил флагманским минером бригады подводного плавания Балтийского флота. Лейтенант С. А. Хвицкий, награжденный как и Бахтин, орденом Красного Знамени, преподавал в Военно-морской академии. В Москве «взяли» бывшего капитана II ранга Ф. В. Васильева, проходившего службу начальником минного отдела технического управления РККА и сотрудника и сотрудника того же управления бывшего лейтенанта А. И. Борячинского. Капитан I ранга Н. А. Арбенев, инженер-механик Г. М. Назаров, лейтенант А. П. Дулов после революции уволились с флота и работали на разных предприятиях Ленинграда, бывший мичман В. В. Дашкевич «занимался садоводством в г. Николаеве», а А. Н. Бахтин был единственным, кого арестовали в Севастополе. По версии следствия, все бывшие офицеры царского флота, арестованные по этому делу, которое, как установлено позже, было сфальсифицировано, занимались контрреволюционной деятельностью в период в 1918 [так в тексте, вероятно, правильно «с 1918» – lns] по 1926 год. Большинство из них назвал в качестве соучастников К. В. Вонлярлярский. <…> В том же протесте [Главного военного прокурора, подписанном 19 апреля 1956 года – lns] говорилось, что согласно справке тюремного врача от 3 сентября 1926 года, Вонлярлярский в период дачи показаний на Бахтина и других страдал психастенией и у него наблюдалось угнетенное состояние». (Звягинцев В. Е. Трибунал для флагманов. М., 2007. С. 243 – 244.) Да, вот, как оказалось, и здесь присутствует «психиатрическая» тема. :-) Видимо, всё-таки снова придётся её затронуть, к тому же на эту тему здесь уже относительно нескольких личностей ещё не расставлены точки. :-) Но пока мне кажется, что было бы неплохо поставить точки в ответах на некоторые другие затронутые здесь выше вопросы. ABP_TOR пишет: Повторюсь, но единственным оправданием для мятежника является победа мятежа ... Повторюсь, но (с точки зрения юридической) оправданием того, что формально содержит признаки мятежа, может являться крайняя необходимость. Впрочем, в случае оправдания мятеж обычно и не называют мятежом. :-) "Мятеж не может кончиться удачей, / В противном случае зовут его иначе." :-) Хотя не всегда легко определить, была ли крайняя необходимость. Кроме того, не всегда в жизни всё можно оценивать только с точки зрения юридической. Соглашусь, что заведомый неуспех мятежа часто является веским доводом в пользу того, чтобы не участвовать в нём, не тратить на него силы, даже если его цели сами по себе и вполне правильны; но это "часто", а если говорить конкретно о рассматриваемом нами случае, то здесь мы имеем одно из многих исключений из этого "часто". Некоторые доводы относительно этого мной уже приводились, если спор продолжится, можно будет приводить и ещё доводы, но это если будет желание продолжать. ABP_TOR пишет: ... мнению 130 млн. населения Российской Империи ... Уточню, что по оценке данной в книге Россия. 1913 год. СПб., 1995 на начало 1905 года, население Российской Империи без Финляндии было 143,7 миллионов, на начало 1906 года – 145,5 миллионов. Итак, по большому счёту около 9/10 населения. :-) Да, вплоть до грудных младенцев, у которых пока ещё своего мнения по этому вопросу не могло сложиться, но если вырастут, то может сложиться, и их суд будет судом истории. Можно с уверенностью говорить, что по меньшей мере около 9/10 населения вынесли бы оправдательный приговор, если бы судили объективно. ABP_TOR пишет: ... черносотенцы или те жители моего городка изрядно отдубасившие заезжих студентов -агитаторов как "смутьянов и нигилистов" ... Это, кажется, где-то в Донбассе? Какой губернии? :-) А я из Богородского уезда :-) Московской губернии (т. е. из Ногинского района Московской области). Только я в районном краеведении как-то не очень... Вот удалось найти что-то про свой уезд в 1905 году, но что это за "фабрика Четверикова" не знаю (подозреваю, что где-то в границах современного Ногинска, т. е. не слишком близко от места моего жительства). 7 ноября 1905 года на делегатском съезде Всероссийского Крестьянского Союза: «Делег. Богородск. у. (Московск. губ.). Уезд у нас очень населенный, масса фабрик. Всюду царит произвол и насилие. Особенно отличаются Самарин, Морозов и Кисель-Загорянский, которые действуют на крестьян обманом и угрозами. В школах собираться нельзя, инспектор училищ не дает. Единственное местечко, где можно собираться, это – фабрика Четверикова. В чайной при фабрике были устроены беседы и собрания рабочих. <...> Послали меня на фабрику Четверикова, куда собрались крестьяне из окрестных деревень. На этом собрании решили примкнуть к крестьянскому союзу. Через неделю опять собрались, приехали даже за двенадцать верст, говорят: "Мы желаем всецело примкнуть, составили приговор. Как ни держали нас в темноте, но нет, довольно! Пора положить этому предел". Другой делег. Богород. у. С попами черносотенными расправляются у нас очень решительно. Наш поп сказал проповедь, что нужно вязать крамольников. Мы тогда пришли к нему и говорим: "Если ты, батька, еще такую проповедь скажешь, то не ходи больше по приходу – не примем". Он говорит – не буду. Стал шелковый. И даже когда через неделю попросили отслужить панихиду по павшим борцам за свободу, он отслужил». (Материалы к крестьянскому вопросу. Ростов на Дону. 1905. С. 46 – 47.) "С попами черносотенными расправляются у нас очень решительно". Но обратите внимание, что никого не отдубасили. :-) О Думах. :-) Да, не надо, конечно, штудировать все стенографические отчёты заседаний двух Дум, если только Вы не собираетесь писать на эту тему диссертацию или что-то подобное. :-) Но надо знать: «Что же крестьянство дало в первую и вторую Думу? Наиболее крайние левые элементы и массу революционеров. Вот тебе и консерватизм крестьянства!» (Витте С. Ю. Из архива С. Ю. Витте. Воспоминания. СПб., 2003. Т. 2. С. 144.) И надо иметь в виду, что Думы были хотя и антиправительственные, но в большинстве своём относительно умеренные по сравнению со всей страной. Мной уже приводились выдержки из адреса Думы, где в том числе было требование «амнистии, распространенной на все предусмотренные уголовным законом деяния, вытекавшие из побуждений религиозных или политических, а также на все аграрные правонарушения». Это относительно умеренное требование. «Заболотный (Подольская губ.). Господа депутаты! Так как большая часть в моей поправке уже внесена комиссией, то я только позволю себе напомнить о том, что туда также следует включить ещё два слова: "и преступления против воинской дисциплины". (Аплодисменты). Набоков (Докладчик комиссии). Поскольку преступления против воинской дисциплины вытекали из побуждений политических, постольку они включены в понятие об амнистии, поскольку они не относятся к политике, а вытекают из побуждений иных, они не подлежат понятию об амнистии. Какой же смысл, какое нам дело, если какой-нибудь солдат не послушался своего фельдфебеля?» (Государственная Дума. Стенографический отчет. 1906 год. Т. 1. СПб. 1906. С. 226.) На другой ветке как-то шла речь о Кронштадтском восстании в октябре 1905 года. Там были некоторые такие примеры, когда преступления едва ли можно было подвести под политически мотивированные… :-( Ещё о крестьянстве (т. е. о подавляющем большинстве населения той России, которую мы потеряли). Вот (ниже) выдержки из двух крестьянских приговоров. Выбор пал именно на эти приговоры, т. к. в них упоминается флот. Возможно, при их чтении у кого-то возникнут замечания относительно того, что состояние русского флота и внутреннее положение Японии, о которых там кратко сказано, не вполне соответствовали тому, что было на самом деле. Но этот вопрос следует скорее обсуждать там, где обсуждается русско-японская война. А здесь для нас важна общая оценка внутреннего положения России. (Здесь речь идёт о ещё «булыгинской Думе», но всё же Дума в итоге была собрана по несколько другому положению.) «Мы, нижеподписавшиеся, крестьяне села Кардавиля, Пановской волости (Арзамас. у.), быв сего 15-го октября месяца 1905 года на сельском сходе в количестве 160-ти домохозяев, в присутствии сельского старосты Якова Карпаева, имели суждение о предстоящих выборах в Государственную Думу и постановили следующее: Хотя мы и темный народ и разобраться во всем, что касается Государственной Думы, нам и трудно, но умом то нас Бог не обидел, да и из газет мы кое-что узнали. Вот и увидали мы, что Государственная Дума такая, какой ее хотят устроить, мало пользы принесет нам, – забитому, угнетенному крестьянству, и не нам только, а всему русскому народу, который своим потом и кровью добывает те деньги, которые расходуются без всякого толку. Из газет мы знаем, что много, очень много денег наших кровных, трудовых денег истрачено на флот, а где этот флот? Плохо что-ли дрались наши солдаты? Нет, честь и слава нашим героям-воинам, не посрамили они земли русской! Из газет мы знаем, что корабли-то были никуда не годные. Об этом знало начальство, когда посылало на верную гибель наших детей – само писало об этом. По своему разуму мы так полагаем, что на миллионы, показанные истраченными на флот, можно было бы хорошие корабли завести, да видно деньги на другое понадобились – может тоже переезжать с квартиры на квартиру какому министру или чиновнику большому понадобилось? На переезд-то дали, а на корабли не хватило! И все идет на Руси таким же порядком: стонет рабочий народ, и благоденствуют на наши кровные денежки чиновники, сами себе жалование набивают, да придумывают как бы сверх жалования получить: прогоны там или для проезда с квартиры. И заслонили они Государя крепкою стеною от нас. Если случайно что и доходило до ушей Государя, дружно вставали они друг за дружку и уверяли Государя, что хорошо живет народ. <…> А людей тех, что нужды народные сказывали бунтовщиками звали, да в Сибирь ссылали, а если большой чиновник то был, на теплые воды лечиться отправляли — только помалкивай. <…> молились мы Богу за Государя, молились, чтобы услышал стоны наши Государь-Батюшка — крепко мы верили, что такое время настанет. И услышал Господь молитву нашу — несчастная война показала Государю, что не верно ему докладывали: «все благополучно». <…> И повелел он собрать выборных, от всей земли русской, в Государственную Думу. 6-го августа повелел он обнародовать Манифест о созыве этой Думы. Никто не говорит нам, когда будут эти выборы, да и не только не говорят, а запрещают добрым людям разъяснять нам, в чем дело, какие нам права предоставляются: <…> Государственная Дума в настоящем своем виде не может ничего улучшить в теперешнем тяжелом для народа положении, ее выдумали чиновники не на пользу народную, а только для отвода глаз. Она не может успокоить волнение, охватившее всю Россию, потому что большая часть трудящегося народа устранена от выборов, а большинству из тех, кому открыт в ней доступ, или неведомы нужды трудящегося народа, или даже им выгодно теперешнее бесправие. Поэтому необходимо всеми силами стоять за то, чтобы Государственная Дума стала не законосовещательной только, а законодательной, т. е. чтобы между Царем и народом не было чиновничьей стены. Чтобы была на Руси единая воля Царя и народа, а чиновники, чтобы были только слугами этой единой воли, а чтобы было это действительно так нужно сейчас же отнять у чиновников то оружие, которым они держат в руках народ. Нужно тот час отменить всюду военное положение и усиленную охрану, не умиротворяется, а озлобляется этим народ, а вместо этого необходимо тотчас дать свободу личности (чтобы никого нельзя было лишить свободы без постановления суда), свободу слова (чтобы каждый мог безбоязненно высказывать, что думает и за слова свои отвечал бы только перед судом); свободу собраний (чтобы никому не было запрещено собираться на любом месте для обсуждения всяких вопросов), свободу печати (чтобы каждый мог писать и печатать все, что ему угодно и только перед судом отвечал за напечатанное), чтобы закон был один для всех равный и чтобы не было ни бар, ни крестьян, а все бы были равны, у Бога нет разницы — все люди, и чтобы суд был для всех равный. Узаконив все это, Дума должна просить Государя распустить ее и назначить новые выборы, не по теперешнему, а всеобщие, прямые, равные и тайные <…>» (Приговоры и наказы крестьян Центральной России. 1905 – 1907 гг. М., 2000. С. 71 – 74.) «1905 года ноября 2-го дня. Мы, нижеподписавшиеся Нижегородской губернии Арзамасского уезда, Пановской волости, села Казакова крестьяне от 218 домохозяев в числе 160 человек в присутствии сельского старосты Сергея Аверина обсуждали вопрос о предстоящих выборах в Государственную Думу представителей «доверием народа облеченных», как сказано в Манифесте 6-го августа. <…> Разве скажут Батюшке Государю про нашу нужду и горе люди богатые да сытые? нет не скажут. Что ему сказали-ли правду, когда начали войну с японцами? Одну только ложь. Выписали мы газету (у нас есть грамотные), стали читать про войну, что там делается и что за люди японцы. Оказалось, что они хоть народ и маленький, а так нас поколотили, что долго-долго не забыть такого урока. Разбили нашу всю почти армию, взяли – Манчжурию, Ляодун, половину Сахалина и в щепки расколотили наш Флот! И за все это придется платить нам крестьянину и рабочему люду, в виде разных налогов. Вот мы и думаем, отчего же это все так случилось? А от того, что японцы-то умнее нас и начальники-то у них лучше, и с солдатом-то обходятся лучше и одевают, обувают лучше. Мы знаем, что Царь хочет нам добра, да где же ему одному за всем доглядеть, а чиновники-то его обманывают и не говорят правды. Сколько легло наших солдат храбрецов в далекой Манчжурии, сколько изувеченных вернутся домой? А сколько их томится в плену? Все это ляжет на крестьянскую шею. И теперь мы знаем из газет и слышали Манифест, что война кончилась и слава Богу, довольно крови пролито. Многие матери, сестры, братья, жены и дети убитых долго будут оплакивать их. Кто же виноват в наших неудачах: в том, что послали негодный флот, растеряли армию, проиграли войну и лишили нас кормильцев? Да все те же чиновники, которые все время войны обманывали Царя и набивали себе карман. Вот и мы не ждем от Царской Думы ничего хорошего. Если в ней будут управлять не народ с Царем, то опять будем мы такими же невежами и бедняками, 17-го октября Государь Батюшка дал самую великую милость: назвал нас свободными гражданами, дозволил нам собираться, где угодно и дал свободу совести. И вот стали добрые люди праздновать день великой милости, стали собираться по городам великой России, а стражники, урядники, становые, исправники и все чиновники, кому не по мысли такая милость, а также духовные отцы и черносотенцы, хулиганы, нанятые толстосумами купцами начали подстрекать темный люд бить тех, кто нам желает добра, кто за нас сидел в тюрьмах, шел на каторгу и на виселицу. <...> А нужды наши большие: нужно, чтобы права наши были со всеми равные, нужно, чтобы не было ни дворян, ни купцов, ни духовных, а все люди и верные слуги Царя, нужно, чтобы суд был для всех один равный, для всех "скорый и милостивый", нужно, чтобы наши дети обучались все бесплатно не только начальному образованию, но и дальше, нужно нам, чтобы теперешние полицейские: стражники, урядники, заменились нашей выборной полицией. Тяжелым камнем лежат на нас всякие поборы: выкупные платежи, акцизные и другие косвенные налоги, ведь мы не торгуем и промыслами крупными не занимаемся, а только обрабатываем землю. Нужно, чтобы эти налоги ложились на богатых, все равно они денег много тратят на свои удовольствие без толку. А самая необходимая наша нужда – земли у нас очень мало <...>» (Там же. С. 86 – 88.)

Solis: lns если не трудно дайте плз ссылки на книги о Шмидте П.П.

lns: Solis, любопытно, конечно, знать для чего это Вам, но вне зависимости от того получу ли на это ответ отвечаю. Ваш вопрос слишком краток. Интересуют именно книги? Или отдельные статьи тоже? Интересуют только те, которые относятся к историческим наукам? Или художественные произведения тоже интересуют? Интересуют те публикации, где можно найти достоверную информацию? Или те, где слишком много недостоверной информации тоже интересуют? Интересуют все книги о П. П. Шмидте, о существовании которых мне известно? Или достаточно очертить круг тех публикаций, по которым уже можно составить в общем верную картину, исключив те источники, которые к этой картине уже или добавляют лишь немногое или ничего существенного не добавляют? В последнем случае большая книг уже упоминалась здесь. Во всяком случае, в значительной мере повторюсь. Иван Петрович Вороницын (1885 — 1938), участник Севастопольского восстания 1905 года, был тогда председателем Cовета. Иногда его фамилию пишут через "и", "Вороницин". В 1922 году И. П. Вороницын издал свои воспоминания охватывающие период примерно с конца 1905 года до начала 1917 года. В начале этих воспоминаний Вороницын кратко рассказывает о Севастопольском восстании. В его рассказе есть различные неточности. Так часто бывает вообще в воспоминаниях, которые неизбежно являются в большей или меньшей степени субъективными; а когда эти воспоминания написаны уже после того, как с того времени, о котором вспоминают прошло немало лет, то тем более велика вероятность появления различных неточностей. В начале этих воспоминаний немного говорится о П. П. Шмидте. Говоря в воспоминаниях, о Шмидте, с которым Вороницын мало знаком, он искажает некоторые факты. В 1925 году Вороницын издал книгу о П. П. Шмидте, там Вороницын уже старается проверять факты и избегать их возможного искажения. В книге дан список, использованной Вороницыным литературы, кроме того, естественно, Иван Петрович пользуется и личными воспоминаниями. Всё же есть некоторые неточности и в этой книге, но, по крайней мере в тех главах, где говорится о событиях около 1905 года, неточностей мной обнаружено немного, и они не особенно велики, и книга эта, несомненно, очень ценна. Но в книге 1925 года кроме фактов есть ещё и некоторые оценки Вороницына, с которыми я не могу согласиться. В книге Вороницына дан следующий список использованной им литературы: Литература о лейт. Шмидте и Севастопольском восстании. 1. Обвинительный акт по делу о восстании на крейсере 1-го ранга «Очакове». Перепечатан во многих периодических изданиях, в том числе в журнале «Право» за 1906 г., стр. 1041 и след. В новей-шее время в "Морском сборнике", 1918 г. № 2 — 3. 2. Обвинительный акт по делу о нижних чинах черноморской флотской дивизии, севастопольской крепостной саперной роты, 49-го пех. брестского полка, 43-го пех. зап. батальона, севастоп. крепостной артиллерии и гражданских лицах... Составлен 24 мая 1906 г. 3. «Волнения и причины их в саперной роте (письмо подсуди-мых)». «Право» 1906 г. № 20. 4. «Жизнь лейт. Шмидта», Спб. 1906 г. Без указания автора. Подход апологетический. 5. «На пороге к смерти». Из дневника матроса цусимца. «Современник» 1913 г., кн. 9. 6. П. Моисеев. «Последние дни лейт. Шмидта, Частника, Гладкова и Антоненко». «Былое» (заграничное) 1910 г., вып. 13. 7. Л. Арбузов. «Бунт в Севастополе». «Ист. Вестн.» 1910 г. кн. 1. Враждебная Шмидту и революции статья. 8. С. Урусов. «Дни свободы в Севастополе». "Вестник Ев-ропы". 1909 г., кн. 2. 9. Л. Резников. «Лейтенант Шмидт». Симферополь. 1917 г. Многие факты искажены. Преобладает личность автора. 10. «Лейтенант Шмидт». Письма, воспоминания, документы. Под ред. и с пред. В. Максакова. Изд. Центроархива «Новая Москва 1922 г. Ценное собрание документов и материалов, содержащее: Воспоминания 3. Р.; письма Шмидта к 3. И. Р.; доклад рот-мистра Васильева о севастопольских событиях; доклад Вороницына на конференции военных и боевых организаций РС-ДРП в 1906 г.; речь Шмидта на суде. Относительно речи Шмидта необходимо заметить, что она расходится со стенограф. записью. Речи Шмидта приведены в «Рус. Вед.» зa 1906 г. и перепечатаны в брошюре Гелиса (см. п. 15). 11. «Лейтенант П. П. Шмидт». Воспоминания сестры (А. П. Избаш). Ред. Изд. Отдел Мор. Вед. 2-е изд. Петроград. 1923 г. Главный источник для изучения личности Шмидта и его развития. В приводимых документах, речах и проч., к со-жалению, сделаны изъятия монархических высказываний Шмидта. 12. И. Генкин. «По тюрьмам и этапам». Петроград. Госиздат. 1922 г. 13. И. П. Вороницын. «Из мрака каторги. 1905—1917 г.». Харьков. Держ. видавництво Украiни, 1922 г. Обе последние книги содержат личные воспоминания авторов о Севастопольском восстании и о лейт. Шмидте. 14. В. Дробот. "Севастопольское восстание 1905 г.". "Пролетарская Революция" 1923 г. №№ 6, 7 и 10. Детальная история восстания. Точка зрения автора одно-сторонне-полемическая. Многие факты грубо искажены, как достоверные, использованы показания свидетелей обвинения и фантастический часто дневник уклонившегося от участия в восстании кондуктора «Очакова» Вдовиченко. Эти недо-статки, совершенно обесценивающие работу, лишь отчасти исправлены примечаниями редакции. 15. И. Гелис. "Ноябрьские дни в Севастополе в 1905 г." Изд. "Пролетарий», Харьков. 1924 г. Ценное и в основных чертах верное описание севастопольских событий. Помимо картины событий автор ставит своей задачей «выявление исторической роли лейт. Шмидта, искаженной дифирамбами эсэросских писателей». 16. Прадиденко. «Памяти лейт. Шмидта». М. 1917 г. Автор — очевидец и один из рядовых участников казни Шмидта. Его брошюра дает лишь несколько штрихов «ле-генды о Шмидте». 17. «Казнь П. П. Шмидта, Частника и др.». «Красный Архив», т. V. 1924 г. 18. «Дело лейт. Шмидта». «Суд идет», 1925 г. № 1. 19. А. Куприн. "Гибель Очакова". «Календарь русской рево-люции», под ред. В. Бурцева. 2-е изд. 1917 г. 20. «Красное знамя над черноморской эскадрой». Рассказ оче-видца. «Кр. Новь» 1923 г. 21. «Красный лейтенант». Сост. Ю. Соболев. "Кр. Новь" 1924 г. Относительно п. 10 ("Относительно речи Шмидта необходимо заметить, что она расходится со стенограф. записью.") замечу, что это нельзя назвать "стенограф. записью". В одной газете относительно этого текста сказано: "После осмотра вещественных доказательств лейтенант П. П. Шмидт обратился у судьям с речью приблизительно следующего содержания". (Речь Шмидта к судьям // Русь. 1906. 19 февраля (4 марта). № 33.) И есть основания полагать, что из-за этого "приблизительно" произошли заметные искажения. Подлинным текстом можно считать то, что дано в п. 10, но там текст сокращён. Полный текст есть в Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. Документы и материалы. М., 1957. Указанная книга весьма ценна, хотя вообще ко всем историческим книгам, изданным в СССР (особенно примерно с конца 1920-х и до конца 1980-х, а ещё совсем особенно в годы "культа личности") надо относиться с осторожностью, слишком велика вероятность искажений, умалчиваний или прямо откровенных фальсификаций. Относительно писем, опубликованных в п. 10, следует заметить, что они вообще-то изначально не предназначались для публикации. И в Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004. есть факсимильные воспроизведения некоторых частей писем. Там в одном из писем П. П. Шмидта к З. И. Ризберг (видимо, от 20 февраля 1906 года) есть такая фраза: "Мои письма, если захочешь издавать непременно проси корректировать Зарудного или Врублевского так, чтобы не было никаких противоречий между моими речами на суде и письмами, т. к. в них многое написано было под влиянием раздражения и потому в политическом отношении не вполне соотвествовало моим взглядам". Указанная современная книга, хотя там и есть что-то, про что сказано "публикуется впервые", даёт немного нового в отношении существенных фактов, кроме там есть и фактические ошибки, и иногда одни факты выпячиваются, другие умалчиваются. О самой книге Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М. — Л., 1925. скажу, что о том, что было до 1904 года там написано весьма расплывчато и неточно. Каторга и Ссылка. 1925. № 5 (18). В номере журнала несколько публикаций касающихся П. П. Шмидта и Севастопольского восстания, это воспоминания и документы. Шмидт-Очаковский Е. П. Лейтенант Шмидт («Красный адмирал».) Воспоминания сына. Прага. 1926. Есть фактические ошибки. А вот о том, что было до 1904 года там можно найти интересную информацию. Есть одна книга, которую, если нужны прежде всего точные факты, не рекомендую, ибо в ней таковые найти трудно, редакторские примечания исправляют в чём-то авторский вымысел, но в немногом, и добавляют к авторскому тексту некоторые факты, но очень немногие... Это скорее повествование по мотивам реальных событий, но во многом далёкое от реальной истории. Но всё же книга эта представляет определённую ценность. Карнаухов-Краухов В. И. «Красный лейтенант». М., 1926. В. И. Карнаухов-Краухов (1880 — 1923) в 1900 —1902 годах, до призыва на военную службу, служил вместе со Шмидтом в торговом флоте, а в 1905 году Карнаухов-Краухов служил на "Очакове". Если мы будем сопоставлять воспоминания Карнаухова-Краухова с другими свидетельствами и с редакторскими примечаниями к его собственным воспоминаниям, то заметим, что В. И. часто или некоторые факты плохо помнит, или просто откровенно добавляет к фактам свидетелем, более того соучастником, которых он был некоторую долю художественного домысла, поэтому воспоминаниями его историк должен пользоваться с большой осторожностью. Кроме того, мне кажется, В. И. по отношению к Шмидту очень субъективен. Например, Карнаухов-Краухов с 1902 по 1917 год был эсером (в 1918 году, по всей видимости, то ли примыкал к левым эсерам, то ли прямо был членом партии), и у меня складывается впечатление, что он хочет видеть в Шмидте (беспартийном) почти эсера, в результате Карнаухов-Краухов воспринимает (а иногда даже более того домысливает) в Шмидте то, что соответствует его (Карнаухова-Краухова) политической позиции, а то, что не соответствует упускает. Но книга ценна тем, что написана человекам лично знавшим Шмидта не один год, хотя в фактах автор очень неточен, но о своём отношении к П. П. Шмидту он пишет, и это тоже важно. Мельников Р. М. Крейсер "Очаков". Л., 1986. Мне трудно оценить книгу с точки зрения кораблестроения. А с точки зрения фактов, касающихся П. П. Шмидта и Севастопольского восстания, там многое напутано. И в качестве достоверных опять же использованы показания свидетелей обвинения! Есть отдельные интересные существенные факты, но их немного...В указанной книге задним числом записаны в большевики А. И. Гладков, Н. Г. Антоненко и С. П. Частник. Если судить по книге Ворницына, то настоящим социал-демократом из них троих был только Гладков. Большевиком или меньшевиком, или ни тем, ни другим — неясно. Вообще же на Севастопольское восстание значительное влияние оказали меньшевики. Можно вообще указать ещё на десятки публикаций (и "бумажных", и "электронных", и советских, и несоветских, и т. д.), но, полагаю, они все вместе взятые добавляют в общем не слишком много существенного к тому, что можно получить из уже указанных изданий. Надо ли это добавлять? Надо ли делать ещё и обзор таких публикаций, которые основаны главным образом на искажении фактов, вымысле, домысле, а порой и на прямых фальсификациях? Если надо ещё как-то дополнить указанные публикации, просите, постараюсь сделать. З. Ы. Не рекомендую "1905" Л. Д. Троцкого, вообще о 1905 годе во многом хорошая книга, но о Севастопольском восстании её не рекомендую. А ещё в одной из своих речей в 1910 году (в пылу полемики, видимо) Троцкий так вырвал из контекста и по-своему пересказал, слова П. Н. Милюкова сказанные 13 ноября 1905 года, во время восстания, что совершенно исказил их смысл. Я вообще к Троцкому-историку относилась прежде с уважением, а после того как несколько раз (в последние два-три года) обнаружила такое, что Троцкий вырывает чьи-то слова из контекста и приводит их так, что придаёт им смысл существенно отличающийся от исходного, после этого могу лишь сказать, что к Троцкому-историку надо относиться с определённой осторожностью... З. З. Ы. "Моряки" Г. К. Графа не рекомендую, хотя там в общем и нет гнусных инсинуаций, но слишком субъективно и есть ошибки...

Solis: lns спасибо за подробный ответ, но я спрашивал где их можно найти в интернете в электронном виде. А нужно это мне для чтения. Есть ли в электронном виде вот эти книги Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М. — Л., 1925., «Лейтенант Шмидт». Письма, воспоминания, документы. Под ред. и с пред. В. Максакова. Изд. Центроархива «Новая Москва 1922 г. , Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004. или какие нибуть другие из списка?

lns: Solis пишет: где их можно найти в интернете в электронном виде Мне там их в таком виде не удавалось обнаружить. В интернете удавалось найти только различные статьи, в некоторых из них могли быть ссылки на указанные книги или цитаты из них... Книга Вороницына есть в электронном виде у меня лично (возможно, что с небольшими опечатками), если её заархивировать, то занимает относительно немного места, тогда её легко можно переслать по электронной почте.

Solis: lns если не составит труда перешлите пожалуйста по почте Solis-Fonte@yandex.ru

lns: Solis пишет: перешлите пожалуйста по почте Solis-Fonte@yandex.ru Отправлено сегодня.

Solis: lns Большое спасибо.

cook: Уважаемые форумчане,кто может подсказать по судьбе офицеров '' Рафаила",а то среди приказов и установлений по Морведу мне попался только указ считать жену Стройникова,отданного в арестанские роты,вдовой капитана 2-го ранга. Больше по делу "Рафаила" ничего.

Александр: Кизеветтер Густав Густавович воспитывался в Морском корпусе 16.04.1872 - Высочайшим приказом по флоту и Морскому ведомству произведён в гардемарины 38-м по списку (из 42-х) мичман (1873) на 1892 - командир транспортной шхуны Ермак, капитан 2 ранга; занимался снабжением маяков и лоцмейстерской службой у побережья Восточной Сибири "...Наиболее долгим и путаным было дело 47-летнего капитана 2-го ранга Густава Кизеветтера, .Получив весной 1894 года назначение, лейтенант Тобизен перед убытием с караулом на остров предпринял попытку взять деньги в долг у купцов, обещая им по возвращении расплатиться шкурками котиков. Однако купцы проявили осторожность, тем более что над прежним начальником караула лейтенантом Горшановым и его сообщниками стали сгущаться тучи... И тем не менее Тобизену удалось найти богатенького кредитора при посредничестве штабс-капитана Богданова в лице приказчика фирмы "Лангелитье и Ко" Артура Вебера. Вступив в тайный сговор, они и стали проворачивать дела. В сентябре 1894 года Тобизен сдал на пришедшую к Тюленьему шхуну "Котик" около 3 тысяч шкур морских котиков, забитых караулом острова (перед тем как начинать забой, начкар поил подчиненных водкой, обещая им за работу от 200 до 300 рублей). Затем в бухте святой Троицы сей ценный груз со шхуны был перенесен на борт германского парохода "Триумф", зафрахтованного фирмой "Лангелитье и Ко", который доставил шкуры в Германию... Расплачивался за шкурки германский подданный Карл Альберс. Ущерб казне, нанесенный караулом во главе с лейтенантом Тобизеном в результате этой операции, составил 33 тысячи 631 рубль 20 коп. золотом. Возвращаясь осенью с острова во Владивосток, начальник караула Тобизен прихватил с собой еще партию шкурок: часть раздал нижним чинам "за работу и молчание", другие упаковал в ящики и спрятал на транспорте, против чего не возражал командир "Якута" капитан 2-го ранга Кизеветтер. Во время стоянки у острова Сахалин верные люди сообщили лейтенанту Тобизену, что во Владивостоке готовится обыск "Якута" и личных вещей членов караула на предмет выявления незаконно добытых шкурок котиков. Тревожным известием лейтенант поделился с командиром транспорта капитаном 2-го ранга Кизеветтером и предложил выбросить шкуры за борт, дескать, сгорим на мелочи. Однако Кизеветтер не стал избавляться от опасных улик, а приказал сделать на ящиках со шкурами надпись: "Казенный груз", а потом, мол, после досмотра, всем все верну... Но когда все обошлось, командир "Якута" и не подумал возвращать ценный товар: сначала заявил, что ящики находятся под арестом, а затем что он якобы все шкуры сжег... В действительности же, как установил суд, капитан 2-го ранга Кизеветтер через купца Адольфа Андре и фирму "Линдгольм и Ко" переправил шкурки в Лондон на аукцион... В суде Кизеветтер, ставший к этому времени помощником командира Сибирского флотского экипажа, признал себя виновным лишь в том, что доставил шкуры во Владивосток и скрыл это от начальства. Однако он думал, что эти шкуры не криминальные, а подарок охотников-алеутов лейтенанту Тобизену. А скрыл же их наличие на борту "Якута" потому, что хотел спасти судно от бесчестия... И если он таким образом причинил казне убыток, то готов его добровольно возместить... Защитники капитана 2-го ранга Кизеветтера, напрочь отметая личный коммерческий интерес, напирали на "легкомыслие" своего подопечного, на что прокурор заметил: "Легкомыслие наравне с невежеством часто указывает на недостаток психических способностей. И принимается оно во внимание лишь тогда, когда доказано, что им воспользовались другие лица. Здесь же мы видим иное..." 27.02.1898 - из приказа командира Владивостокского порта № 152: "... По Высочайше утвержденному приговору временного военно-морского суда Владивостокского порта Сибирского флотского экипажа капитан 2-го ранга Кизеветтер... за преступные деяния... лишаются всех особых прав и преимуществ, чинов и наград... исключаются из службы и ссылаются: Кизеветтер... в Тобольскую губернию... Названные осужденные имеют право избрать место жительства в пределах Европейской и Азиатской России за исключением столиц и столичных губерний: Кизеветтер... по истечении 12 лет... Предлагаю командиру Сибирского флотского экипажа по проведении приговора в исполнение исключить означенных офицеров из списков и предать... в распоряжение гражданского начальства". Государь император их прошение о снисхождении отклонил. сын Вадим, офицер флота Тобизен Александр Иванович воспитывался в Морском корпусе 1880 - зачислен в службу гардемарин (1882) 18.07.1883 - Высочайшим приказом по флоту и Морскому ведомству произведён в мичманы лейтенант (на 1894) на 1894 - начальник караула по охране острова Тюлений о браконьерстве 01.11.1894 - с личным составом караула на транспорте Якут прибыл во Владивосток; на рейде подвергся досмотру, на транспорте обнаружено 92 шкурки котиков; пояснил, что котики были забиты для улучшения питания, а шкурки предназначались для сдачи в казну Ущерб казне составил 33 тысячи 631 рубль 20 копеек золотом 37-летнего лейтенанта Александра Тобизена. Правда, последний еще до начала суда внезапно скончался. Получив весной 1894 года назначение, лейтенант Тобизен перед убытием с караулом на остров предпринял попытку взять деньги в долг у купцов, обещая им по возвращении расплатиться шкурками котиков. Однако купцы проявили осторожность, тем более что над прежним начальником караула лейтенантом Горшановым и его сообщниками стали сгущаться тучи... И тем не менее Тобизену удалось найти богатенького кредитора при посредничестве штабс-капитана Богданова в лице приказчика фирмы "Лангелитье и Ко" Артура Вебера. Вступив в тайный сговор, они и стали проворачивать дела. В сентябре 1894 года Тобизен сдал на пришедшую к Тюленьему шхуну "Котик" около 3 тысяч шкур морских котиков, забитых караулом острова (перед тем как начинать забой, начкар поил подчиненных водкой, обещая им за работу от 200 до 300 рублей). Затем в бухте святой Троицы сей ценный груз со шхуны был перенесен на борт германского парохода "Триумф", зафрахтованного фирмой "Лангелитье и Ко", который доставил шкуры в Германию... Расплачивался за шкурки германский подданный Карл Альберс. Ущерб казне, нанесенный караулом во главе с лейтенантом Тобизеном в результате этой операции, составил 33 тысячи 631 рубль 20 копеек золотом. Возвращаясь осенью с острова во Владивосток, начальник караула Тобизен прихватил с собой еще партию шкурок: часть раздал нижним чинам "за работу и молчание", другие упаковал в ящики и спрятал на транспорте, против чего не возражал командир "Якута" капитан 2-го ранга Кизеветтер. Во время стоянки у острова Сахалин верные люди сообщили лейтенанту Тобизену, что во Владивостоке готовится обыск "Якута" и личных вещей членов караула на предмет выявления незаконно добытых шкурок котиков. Тревожным известием лейтенант поделился с командиром транспорта капитаном 2-го ранга Кизеветтером и предложил выбросить шкуры за борт, дескать, сгорим на мелочи. Однако Кизеветтер не стал избавляться от опасных улик, а приказал сделать на ящиках со шкурами надпись: "Казенный груз", а потом, мол, после досмотра, всем все верну... Но когда все обошлось, командир "Якута" и не подумал возвращать ценный товар: сначала заявил, что ящики находятся под арестом, а затем что он якобы все шкуры сжег... В действительности же, как установил суд, капитан 2-го ранга Кизеветтер через купца Адольфа Андре и фирму "Линдгольм и Ко" переправил шкурки в Лондон на аукцион... Как когда-то написала дочь в сочинении: "... из лесу вышли браконьеры - гады леса и придурки жизни..."

aden13: Александр пишет: капитан 2-го ранга Кизеветтер... После "Якута" с 13.03.1895 до 27.11.1895 Кизеветтер успел еще покомандовать крейсером II ранга "Забияка". 08.12.1903 Всемилостивейше повелено: возвратить утраченные по суду права состояния, с тем, чтобы считать его исключенным из службы с лишением чинов. 03.01.1905 Всемилостивейше повелено: возвратить утраченные по суду чины, с тем, чтобы считать отставленным от службы. По этому же делу осуждены: лейтенант Андрей Алексеевич Горшков и лейтенант Владимир Николаевич Горшанов (МК(1881))

Dirk: Коллега из Вильнюса прислал иллюстрацию из изданной в Берлине книги "Последний самодержец" (видимо, той, которую уже упоминала уважаемая lns).

lns: Копия относительно хорошая. Фотография мне в принципе была известна, но получить копию более-менее качественную копию не было возможности. Спасибо. Впрочем, эта фотография – не открытие, вообще же в архивах вполне возможно есть ещё документы, касающиеся этого дела, которые, если они будут обнаружены, можно было бы счесть научным открытием…

Серж: - адмирал Небогатов Конец Цусимы Суд вынес резолюцию по делу о сдаче бывшим адмиралом Небогатовым четырех броненосцев своей эскадры. Главные виновники сдачи, г. Небогатов и три командира судов, приговорены к смертной казни, но суд постановил ходатайствовать перед Государем Императором о замене казни заключением в крепости на 10 лет, а дальнейшую их участь повергнуть на Высочайшее Милосердие. <...> Заключение адмирала Небогатова 1-го апреля в Петропавловскую крепость в предназначенную для офицеров гауптвахту явился адмирал Небогатов отбывать 10 летний срок наказания по приговору военно-морского суда. Для него отведена большая светлая камера, бывшая некогда приемным покоем. В предписании коменданта крепости значится, что адмиралу Небогатову разрешены прогулки в саду и поляне у крепостной стены.

Вельбот-067: Заполнял свою базу и наткнулся на такой вот Высочайший приказ по Морскому ведомству: № 164. С.-Петербург, 5-го января 1898 года. По ВЫСОЧАЙШЕ утвержденному приговору Владивостокского военно-морского суда определено: капитана 2-го ранга Кизеветтера, лейтенантов: Горшанова и Горшкова и штабс-капитана корпуса флотских штурманов Богданова, за преступные деяния, предусмотренные в отношении Горшанова, Горшкова и Богданова 3 ч. 226 ст. Воен.-Морск Устава о нак., а в отношении Кизеветтера той же статьею Воен.-Мор. Уст. о наказ, и 1681 ст. Уложения о нак., лишить всех особенных прав и преимуществ, чинов и медалей в память царствования Императора Александра III, а Богданова и медали в память войны 1877-1878 г.г., а также орденов: Кизеветтера - Св. Станислава 2-й и 3-й степ, и Св. Анны 3-й степ., Горшкова и Богданова - Св. Станислава 3-й степ., исключить из службы и сослать на житье: Кизеветтера и Горшанова - в Тобольскую губернию, Горшкова - в Томскую губернию, с воспрещением отлучки из места, назначенного для его жительства, в течение одного года и затем выезда в другие губернии и области Сибири в течении двух лет, И Богданова - в Архангельскую губернию, с воспрещением отлучки из места, назначенного для жительства, в течение одного года и четырех месяцев. Может быть кто-то подскажет, что предшествовало этому приказу?

EFK: И какова их судьба? С уважением,

ursus: Вельбот-067 пишет: что предшествовало этому приказу? Все дело в котиках... Эти господа - убийцы котиков "Уголовное дело на господ офицеров Сибирского флотского экипажа по сей день хранится в Центральном военно-морском архиве, несмотря на то, что судебный приговор по нему прозвучал 100 лет назад" http://old.vladnews.ru/magazin.php?id=130&idnews=70734&current_magazine=1966 EFK пишет: какова их судьба? Уже было на форуме - Из справки aden13 http://kortic.borda.ru/?1-5-0-00000001-000-210-0 ГОРШКОВ Андрей Алексеевич ( 03.10.1847 - ... ) 05.01.1898 По Высочайше утвержденному приговору Владивостокского военно-морского суда определено: за преступные деяния, предусотренные 3 частью 226 статьи Военно-Морского Устава о Наказаниях: лишить всех особенных прав и преимуществ, чинов и медали, исключить из службы и сослать на житье в Томскую губернию 27.01.1903 Всемилостивейше повелено: восстановить утраченные по суду права состояния с тем, чтобы считать исключенным из службы с лишением чинов 03.01.1905 Всемилостивейше повелено: возвратить утраченные по суду чины, с тем, чтобы считать отставленным от службы 25.05.1909 Всемилостивейше повелено: считать уволенным от службы --- Источник: РГВИА, п/с 130-472 С уважением,.. "Вера и Верность!"

EFK: А какова судьба Богданова? С уважением,

Dirk: Не то чтобы арестант, но история очень "красочная"... " с 20 на 21 июня 1875 г., в 12 1/2 часов ночи, вахтенный начальник на шхуне "Самоед" мичман Таньский, приказал матросу Бугаеву и кочегару Ионову, в наказание за произведенный ими в палубе шум, снять сапоги и стать на выблинки вант, и в таком положении продержал матроса Бугаева до 2-х часов ночи, кочегар же Ионов приказания этого не исполнил, сказав: "Отдавайте меня под суд, а на выбленки не пойду". Затем мичман Таньский приказал привязать кочегара Ионова к кнехту брашпиля руками назад и вложить ему в рот палку, привязав ее кабалкой на затылке, что и было исполнено. В таком положении кочегар Ионов оставался до 4 часов утра. При смене же вахты освободившись без разрешения мичмана Таньского от связывающих его веревок и от вложенной в рот палки, кочегар Ионов бросился за борт, но был вытащен". [Дело, видимо, было в Архангельске, и, напомню, в январе месяце] Из резолюции Военно-морского суда СПб. порта от 30.01.1876 о матросе А.А.Ионове: признан виновным "при уменьшающих вину обстоятельствах" - "на приказание вахтенного начальника идти и стать на выбленки, он ответил "Отдавайте меня под суд, а на выбленки не пойду"; "будучи привязан, ругался не относя брань ни к кому лично", "обращаясь к наказанному вахтенным начлаьником постановкою на выбленки матросу Бугаеву, уговаривал его сойти с выбленок". Отдан в военно-исправительные роты на 1 год. По поводу мичмана Танского - сообщить "подлежащему начальству". 28.02.1876 управляющему Морским министерством был представлен доклад главного военно-морского прокурора, в котором он квалифицировал постновку Бугаева на выбленки - как "неустановленное в законе наказание", а кочегара Ионова - как "истязание", и просил разрешения на предание мичмана суду. С.С.Лесовский дал "добро" К какому наказанию приговорён Таньский из дела не ясно, но в октябре 1877 г. был возбужден вопрос о прощении ему "штрафа" "во внимание к мужеству и распорядительности при сплаве мостовых принадлежностей на Дунае под выстрелами неприятеля, как о том свидетельствует ЕИВ главнокомандующий Действующей армией". (Ф. 407. Оп. 1. Д. 623).

EFK: Dirk пишет: с 20 на 21 июня 1875 г., в 12 1/2 часов ночи, Dirk пишет: в январе месяце]

Dirk: А, ну да, это у меня уже совсем с головой плохо.... В январе матроса судили...

kerbyol: Серж писал 15.08.09 04:08 Заголовок: Леммлейн Василий Вас.. : « Леммлейн Василий Васильевич - родился 14 ноября 1894 года. Одесский кадетский корпус (выпуск 1912 года, не закончил). Оканчивает Морской корпус в 1914 году. Мичман с 6 ноября 1914 года. За тяжелое ранение офицера был приговорен военным-морским судом к восьми годам каторжных работ. Иператор смягчил приговор и он был направлен матросом на флот. цитата: Четыре года провел в арестанских ротах. Писарь Штаба Каспийской флотилии. На 25 марта 1921года в составе Русской эскадры в Бизерте. С июня 1922-го по 1925 адъютант Морского корпуса в изгнании. Лейтенант. В эмиграции во Франции, в 1928-1934 член Кружка бывших воспитанников Морского корпуса и Отдельных гардемаринских классов в Лионе. В 1966 году член совета старшин Морского собрания в Париже. Умер 20 февраля 1967 года в Париже. Похоронен на Сент-Женевье-де-Буа. ...четыре года, это по какой год? У кого-то есть данные на дату преступления? И что за преступление =тяжелое ранение офицера=? Если неошибаюсь, у П.Варнека и В. Берга В.В. Леммлейн упомянут, как адъютант Директора севастопольского МК на 1919-1920 год, до эвакуации... (данные по С. Волкову и ссылка на "Русскую мысль" - №2988 за 1974 год - Чуваков =Н.М.=) С уважением, Серж.» ------------------------- Из архива Суда Чести "Морского Собрания" в Париже. 14-го марта 1954 г. В.В. Леммлейн был избран Председателем Совета Старшин. В связи с тем, что В.В. Леммлейн был осужден в Декабре 1916 г. Севастопольским В.М. Судом, шли споры о его выборе и дело было передано Суду Чести. Рассказывает Лейтенант Н. Ильин С Уважением !

Dirk: У меня только такая краткая выписка: Мичман Леммлейн в 19:15 27.10.1916 в Севастополе выстрелом из револьвера ранил в щеку и шею начальника штаба 56-й ПД полковника ГШ Козьмина. Раненый в госпитале, следствие производится (РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 2. Д. 2284. Л. 3).

aden13: ВП № 1675 от 2-го января 1917 года. По конфирмации командующего флотом Черного моря приговора Севастопольского военно-морского суда определено: мичмана Черноморского флота Василия Леммлейна, за преступное деяние, предусмотренное 9 и 1455 ст. Уложения о Наказаниях уголовных и исправительных, подвергнуть содержанию в исправительном арестантском отделении на четыре года с исключением из службы, лишением воинского звания, дворянства и всех особенных прав и преимуществ, а также с прочими законными последствиями сего рода наказания. Приказ по флоту и Морскому ведомству № 175 от 28-го апреля 1917 года. За силою ст. 5 отдела II Постановления Временного Правительства об облегчении участи лиц, совершивших уголовные преступления, освобождаются от наказания со всеми его последствиями: разжалованные в матросы: барон Черкасов, Леммлейн и Вадим Иванов, а также исключенный из службы мичман Юрша, и почитаются: барон Черкасов – капитаном 2-го ранга, Леммлейн и Юрша – мичманами, и Иванов – мичманом в отставке.

VVK: Натолкнулся на информацию о том, что Вилькен П.В. в начале 1907 г. вместе с командиром минного крейсера " Абрек " предан суду за уклонение от участия в подавлении восстания на крейсере " Память Азова " в июле 1906 г. Судя по датам, "Абреком" на тот период командовал Кумани М.М. Вопрос: какое наказание понес Кумани ?

Серж: kerbyol пишет: Рассказывает Лейтенант Н. Ильин Уважаемая Ольга, а нет ли каких-либо сведений о самом Н. Ильине, который (по эмигранским рассказам) - ...В начале революции, набив физиономию председателю корпусного комитета от партии большевиков, чудом спасся от расстрела, уехав в Батуми, оттуда перебрался в Тифлис, в имение жены... (стилистика моя)... Очень интересный факт. Да и может будет известен фигурант с набитой харей (пардон!) физой... С уважением, Серж.

Серж: ...кстати, вот и он сам... ...но только такой, может у кого найдется и лучше? С уважением, Серж.

aden13: VVK пишет: Судя по датам, "Абреком" на тот период командовал Кумани М.М. Вопрос: какое наказание понес Кумани ? М.М. Кумани 01.05.1906 назначен командиром МКР «Абрек». Отчислен от должности 14.08.1906 с преданием суду за уклонение от участия в подавлении восстания на КР «Память Азова» (20.07.1906 высадил команду с крейсера на берег и уехал на м. Колк, не отдав распоряжений). 12.04.1907 приговором Кронштадтского военно-морского суда подвергнут содержанию на гауптвахте в течение 1,5 месяцев без ограничения прав и преимуществ по службе. 21.09.1907 уволен от службы капитаном 1-го ранга с мундиром и пенсией.

kerbyol: Серж пишет : нет ли каких-либо сведений о самом Н. Ильине Ничего другого не нашла. Был членом Совета Старшин Морского Собрания в Париже и всё. С уважением !

петр geroin:

Al Pi: Сугубо шкурный вопрос: Являются ли родственниками умерший в 1878 г. вице-адмирал Иван Романович Тобизен и проходивший по "котиковому делу" и умерший в феврале (?) 1896 г. лейтенант Александр Иванович Тобизен?

Al Pi: Сугубо шкурный вопрос №2. К следствию по "котиковому делу" (1896 г.) привлекался в качестве обвиняемого, но не был предан суду, лейтенант Владимир Брюммер. Известно ли, когда этот офицер умер?

Вельбот-067: Al Pi пишет: и умерший в феврале (?) 1896 г. лейтенант Александр Иванович Тобизен Исключен из списков умершим 25.11.896, ВП № 109

Сергей: Al Pi пишет: Являются ли родственниками умерший в 1878 г. вице-адмирал Иван Романович Тобизен и проходивший по "котиковому делу" и умерший в феврале (?) 1896 г. лейтенант Александр Иванович Тобизен? ТОБИЗЕН (ТОБИЗИН) АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ На время поступления в Морское училище сын вице-адмирала. 1878 г. Поступил по экзамену в общий класс Морского училища 30-м по списку, средний балл 6,38, по 1-му разряду, воспитанником. С уважением Сергей.

Юрген: Любопытный материал http://www.korvet2.ru/blog/?p=493

Александр: Абельсен Абель поручик (03.1716) 1722 - за драку с унтер-лейтенантом Лавровым снижен в звании на 6 месяцев 1723 - переписан в матросы на 4 месяца за небрежное несение вахты Алексеев Иван Евдокимович лейтенант (08.03.1759) 22.05.1762 - за пьянство представлен к увольнению от службы 1763 - уволен от службы "вечно" Арсеньев Афанасий Егорович 1815 - на транспорте № 3 (Н. Н. Потёмкин) в плавании между Або и Улеаборгом лейтенант (02.01.1817) 1818 - за самовольное наказание розгами обывателя острова Паргаса предан суду в Або 17.02.1819 -заключён в Свеаборгскую крепость на 3 месяца 19.02.1820 - уволен от службы Арсеньев Василий 23.12.1732 - произведён в мичманы 1733 - на шняве Фаворитка (лейтенант А. Безобразов) в практическом плавании в Финском заливе. отказался следовать в Пруссию при галерах; отдан под суд 1734 - судом приговорён к разжалованию в матросы на 6 месяцев 11.09.1734 - возвращён прежний чин мичмана Артемьев Андрей Иванович лейтенант 28.12.1827 - отставлен от службы по суду за нанесение женщине раны кортиком и за битьё матроса Артюков Степан Дмитриевич гардемарин (12.06.1814) Высочайшим повелением "… за весьма худое поведение разжаловать в матросы и отправить в Свеаборг, где иметь… особое наблюдение…" в "Общем морском списке" вовсе не упоминается в числе как-либо провинившихся офицеров; был прощен через несколько месяцев Арцыбашев Афанасий 01.02.1730 - произведён в мичманы 1833 - командир гекбота Ставрополь, в плаваниях в Каспийском море 21.12.1733 - потерпел крушение у Дербента предан суду 11.05.1736 - за неправильную записку в журнале об обстоятельствах гибели корабля разжалован в гардемарины на 1 год 11.11.1739 - написан вновь мичманом Ашурков Дмитрий 11.03.1745 - произведён в мичманы 1752 - за пьянство и ложное сказываение "слова и дела" бит кошками 09.1754 - отослан в герольдию Бабушкин Иван Александрович капитан-лейтенант (12.05.1822) 17.08.1825 - отставлен от службы за дурное поведение Балясной Яков Михайлович мичман гребного флота 1802 - командир канонерской лодки № 94 в Роченсальмских шхерах 1803 - командирован в Саймскую флотилию 01.07.1804 - отставлен от службы за самовольную вырубку брёвен и дров Барташевич Алексей Михайлович капитан 2 ранга (06.12.1837) командир 64-пушечного фрегата Александр Невский за постановку на мель фрегата лишён командования судами впредь до отличной выслуги 13.01.1843 - уволен от службы капитаном 1 ранга Баршевитинов Василий воспитывался в Морском корпусе гардемарин (1795) 01.05.1797 - Высочайшим приказом произведён в мичманы 43-м по списку 11.02.1799 - отставлен от службы "за неявку на срок к команде" Безобразов Аркадий лейтенант майорского ранга 09.1733 - командир шнявы Фаворитка, послан сопровождать в Пруссию "уборные галеры"; за неисполнение данных инструкций отдан под суд 1744 - выбыл Белозёров Птоломей Андреевич лейтенант (22.02.1828) 1835-1840 - состоял асессором военно-судной комиссии при Измаильском порте 1841 - отдан под военный суд за нетрезвое поведение и отлучку от своего поста 22.12.1943 - разжалован в матросы 2-й статьи до отличной выслуги квартирмейстер (17.05.1850) 14.01.1853 - Высочайшим приказом произведён в прапорщики 19-го рабочего экипажа 07.04.1858 - назначен состоять по адмиралтейству 28.08.1859 - уволен от службы подпоручиком Беляев Павел Герасимович лейтенант (01.01.1812) 1817 - на 74-пушечном корабле Чесма (Я. Ф. фон Адлерберг) в практическом плавании в Финском заливе и при превозке десантных войск из Ревеля в Свеаборг 21.11.1817 - разжалован в матросы за убийство булочного подмастерья в Ревеле квартирмейстер (01.04.1818) 13.11.1819 - возвращён чин лейтенанта Бердяев Евгений Петрович мичман (16.02.1812) 16.04.1816 - разжалован в матросы Биреев Алексей Борисович лейтенант (15.03.1754) 21.01.1758 - "за невоздержанностью" при производстве обойдён чином 16.08.1760 - "за невоздержание" отставлен от службы лейтенантом Богданович Иван Иванович капитан-лейтенант (14.02.1819) 1826-1829 - находился при Николаевском порте "в команде экономических чинов, не вошедших в состав экипажей" 04.09.1830 - разжалован в матросы "за нетрезвое поведение и противозаконные поступки" Бонди Игнатий Леопольдович лейтенант (1895) 1895 - за оскорбление действием командира крейсера Память Меркурия капитана 1 ранга В. Е. Дьяченкова судом приговорён к каторжным работам 02.1896 - каторжные работы Высочайше заменены ссылкой Томскую губернию с лишением всех особенных прав и преимуществ 1898 - освобождён от ссылки 1903 - возвращены права состояния, числился исключённым из службы с лишением чинов 1904-1905 - в русско-японской войне до 20.12.1904 - при обороне Порт-Артура 31.01.1904 - зачислен охотником на флот, на эскадренном броненосце Севастополь, принимал участие в водолазных работах при заделке пробоин кораблей 11.1904 - возвращены служебные права и преимущества, зачислен на флот лейтенантом Броневский Александр Богданович 06.12.1840 - произведён за отличие в полковники с назначением комиссионером в город Таганрог и состоянием по ластовым экипажам 31.10.1851 - уволен от службы 02.04.1856 - разжалован в рядовые с лишением дворянского достоинства за растрату казённых сумм и за употребление в свою пользу казённого имущества 08.09.1859 - произведён прапорщики 4-го ластового экипажа 25.01.1860 - зачислен по резервному флоту 30.08.1864 - после возвращения чина полковника и дворянского достоинства уволен от службы Броун Иван Николаевич лейтенант (11.03.1831) 1831-1832 - находился при Архангельском порте 03.05.1833 - отставлен от службы за дурное поведение Букинский Александр 1801 - зачислен в службу гардемарином 10.06.1804 - произведён в мичманы 09.02.1805 - разжалован в гардемарины "за нерадение к службе" Бунин Филат Никифорович 27(30).04.1759 - мичман 1761 - находился в Ревеле вызван в Санкт-Петербург для следствия по жалобе вице-адмирала Полянского за дерзость и обнажение шпаги против последнего 22.05.1762 - при производстве обойдён за пьянство до 1765 - выбыл Бутаков Владимир Иванович лейтенант на 1861 - командир шхуны Суук-Су 18.11.1861 - приказом Управляющего Морским Министерством № 152 на основании Высочайшего приказа № 384 от 06.11.1861 с отрешением от должности командира командира шхуны Саук-Су и служивший на той же шхуне вахтенным начальником, а впоследствии находившийся на испытании в должности Очаковского городничего лейтенант Фёдор Тимирязев 2-й, за неправильные действия по службе, преданы военному суду, впоследствии арестованы Быков Иван 1760-1761 - в Кольбергской экспедиции на корабле Наталия 1761 - "протестован" адмиралом Мордвиновым за пьянство 22.05.1762 - за пьянство обойдён производством 1763 - уволен от службы

ABP_TOR:

ABP_TOR: "Красный Балтиец", 1921, №9-10

ABP_TOR: Ст. лейтенант Огранович По обвинению в том, что " 27 февраля 1917 г., во время народного восстания в г. Петрограде, состоя ст. офицером крейсера "Аврора", когда часть команды этого крейсера, бывшая на палубе, стала кричать "ура", по выводе из судового карцера арестованных трех лиц, не при надлежавших флоту для прекращения такого беспорядка, без всякой на то необходимости, совместно с покойным ныне командиром крейсера, кап. 1 ранга Никольским, произвел из револьвера выстрелы в кричавших матросов, последствием чего было нанесение тяжкой раны матросу Осипенко, повлекшей за собою смерть его, чтб предусмотрено 141 ст. п.1, 144 и 145 ст. военно-морского уст. о наказ." на открытом заседании временного военно-морского суда 27-28 сентября 1917 г. по пред. г-м Вильчевского признан виновным и приговорен к временному заключению в крепость на 1 год с ограничением некоторых прав и преимуществ по службе и последствиями, в ст. 25 того же устава указанными. 14 октября 1917 года приговор был отослан для исполнения в ГМШ.

ABP_TOR: В конце 1886 года в Киеве было начато производство жандармского дознания об офицерах военного ведомства. Оно обнаружило существование в Петербурге противоправительственных кружков, по обвинению в принадлежности к которым были привлечены к дознанию: мичман 3-го флотского экипажа Николай Шелгунов; мичманы 2-го экипажа Николай Хлодовский и Александр Доливо-Добровольский; мичман 6-го экипажа Лев Бобровский; мичман 2-го Черноморского экипажа Николай Черневский; гардемарины Николай Стронский и Евгений Дымовский. Морской министр адм. Шестаков 1 августа 1887 г. представил всеподаннейший доклад, в котором полагал Шелгунова и Черневского предать суду, остальных мичманов подвергнуть в разной мере ограничениям по службе; гардемаринов же Дымовского, как неоднократно штрафованного, исключить из училища, а Стронского, как фельдфебеля, перевести рядовым в отдаленный военный округ. С военный министром Ванновским возникли разногласия по вопросу о судьбе офицеров не предаваемых суду. Он полагал возможным оставить их на службе с разжалованием в рядовые, морской министр не соглашался с этим. По всеподданейшему докладу военного министра было повелено: всех обвиняемых офицеров предать военному суду. с тем, чтобы после при говора возбудить вопрос о смягчении его для тех, кто по обстоятельствам дела будет заслуживать снисходительного отношения; юнкеров же и воспитанников назначить на службу рядовыми на разные сроки. В силу этого повеления гардемарин Стронский был переведен рядовым в 8-й Закаспийский стрелковый батальон вблизи Афганской границы, причем морской министр согласился с военным на увеличение срока его перепроизводства в офицеры с 2 до 3 лет. Дымовский же был исключен из училища с передачею под надзор полиции. Все офицеры были преданы петербургскому военно-окружному суду. По получении копии приговора, коим названные мичманы были присуждены к каторжным работам и ссылке на поселение и особого постановления суда с ходатайством о смягчении этих наказаний, в морском министерстве начали вырабатывать проект этого смягчения. По конфирмации всеподданейшего доклада военного министра 18 ноября 1887 г., состоялся приказ по морскому ведомству коим Шелгунов, Черневский, Хлодовский и Бобровский были разжалованы, а Доливо-Добровольскому было вменено в наказание продолжительное содержание под стражей с лишением прав по цензу.

Юрген: Не только моряки пострадали... С 13 по 18 октября 1887 г. Петербургский военно-окружной суд в закрытом процессе рассматривал дело 18 офицеров – выпускников элитных учебных заведений Санкт-Петербурга (Павловского и Константиновского военных, Морского и Николаевского инженерных училищ). Обвинялись они по 250 ст. Уложения о наказаниях «в составлении тайного общества с целью ниспровержения государственного строя». Всего к «делу о военно-революционных кружках» (так оно значилось в обвинительном акте) были привлечены 58 человек, но 40 из них наказаны («отрешены от должно-сти», отданы в солдаты или под надзор полиции) административным порядком без суда. 7 человек были осуждены на каторгу (Н. Н. Шелгунову и И. И. Аксентовичу – 8 лет, Д. С. Бруевичу – 6 лет 8 месяцев, Н. П. Иванову и Н. И. Черневскому – 6 лет, М. Ф. Мауеру – 5 лет 4 месяца, мичману В. Ю. Осташкевичу – 4 года). К счастью для осужденных, за них вступился морской министр адмирал И. А. Шестаков. Он рассудил, что для «государственных шалунов нашего ведомства» достаточно умеренных наказаний, дабы «не выгонять их в толпу недовольных», тем более, что на суде они «все сердечно раскаялись». Шестаков убедил военного министра П. С. Ванновского предоставить совместный доклад царю с ходатайством о смягчении судебного приговора на несколько ступеней, после чего самым суровым наказанием стало бы (вместо 8 лет каторжных работ) разжалование в рядовые с последующим, через 2 года, производством в унтер-офицеры. Александр III признал приговор «вполне справедливым», но, «снисходя к чистосердечному глубокому раскаянию осужденных», согласился с ходатайством Шестакова и Ванновского. В итоге по царской конфирмации 17 из 18-ти осужденных вместо каторги и сибирской ссылки были разжалованы в рядовые, а восемнадцатому, А. О. Доливо-Добровольскому, вменено в наказание предварительное заключение. Что интересно - 1 августа 1905 г. в бою с японской эскадрой погиб служивший тогда старшим офицером на крейсере «Рюрик» в чине капитана 2 ранга Н.Н. Хлодовский. См. их поименный список: РГИА. Ф. 1405. on. 87. Д. 10319. Л. 207–209. См.: ГАРФ. Ф. 102. Oп. 201. Обзор важнейших жандармских дознаний за 1887 г. Прил. 3. С. 165–166. Вот статья советских времен по этому процессу - http://www.sgu.ru/files/nodes/10082/15.pdf

olvia: В телевизоре показывают документальню программу "Легенды бандитской Одессы". 9-й выпуск: "Мисс интеллектуальная афера - Ольга фон Штейн". Следует сразу оговориться, что судя по разухабистой подаче материала, это не тот случай, когда кто-то заморачивался по поводу исторической правды. В фильме есть захватывающий момент, когда знаменитая аферистка Ольга Штейн, переодевшись в форму своего возлюбленного, молодого флотского офицера, ловко ускользает от полицейских, окруживших дом. При этом небрежно закуривает папироску на виду у сыщиков, чтобы уже ни у кого не осталось сомнений в ее лихости. После этого она скрывается заграницу. Имя молодого флотского офицера - почему-то Сергей Худяковский. В попытке вернуться к этой самой исторической правде можно утверждать, что фамилия тогдашнего любовника Ольги Штейн была Шульц. Об этом писал в своем очерке Влас Дорошевич, известный русский публицист, лично знавший некоторых участников событий. По немногочисленным разрозненным, но с менее буйной фантазией, источникам описанный эпизод мог выглядеть следующим образом. Морской офицер - это Шульц. Во время следствия по делу о мошенничестве Ольга Штейн, будучи выпущена под залог в начале декабря 1907, спокойно уехала в США. Эпизод с переодеванием был, но переодевался Шульц. Чтобы не привлекать излишнего внимания, он одолжил гражданскую одежду у знакомого адвоката и отвез на такси багаж беглянки на ж.д. вокзал. После этого он снова переоделся в форму и отправился в ресторан вместе со своей сестрой Еленой Франк, ее мужем и мичманом Корецким. Через Шульца же российская полиция впоследствии вычислила местопребывание Штейн, когда тот, находясь в предварительном заключении, затеял с ней неосторожную переписку через подставных лиц. В итоге власти США в 1908 г. депортировали Ольгу Штейн в Россию. По персоналиям: - мичман Корецкий в 1907 г. существовал. Это Корецкий М.П. (1883-1936), участник Цусимского сражения на "Владимире Мономахе". - если фамилия сестры Шульца - Франк, то ее мужем мог быть Иван Леонович Франк (1880-1966), взорвавший "Корейца". В октябре 1907 он был назначен судовым механиком на строящуюся КЛ "Сивуч", а значит находился в Петербурге в момент данных событий. - а вот про самого Шульца ничего выяснить не удалось, кроме того, что его звали Евгений. В одном из газетных репортажей из зала суда он фигурирует, как "отс. тит. сов. Е.А. Шульц". Из чего следует предположение, что он мог быть ст. пом. судостроителя Корпуса корабельных инженеров, служащие которого при увольнении в отставку переименовывались в соответствующие гражданские чины. В. Дорошевич описывает его, как "мальчишку", т.е. скорее всего, он должен быть среди выпускников МИУ уже в ХХ веке. В справочнике С-Петербурга за 1911 г. есть "Шульц Евг. Авг. - двн". Похоже, что его братом был Сергей Августович Шульц (1876 г.р.), штабс-капитан Корпуса корабельных инженеров (18.IV.1917). Любопытно было бы узнать подробности биографии Шульца, и чем закончилось его предварительное заключение и суд над ним?

stem: Шульц Евгений Августович, р. 26.08.78, окончил кор.отд. МИУ (1901), в отставке с 20.03.1906 (мл.пом.суд. уволен с награждением титул.сов., т.е. следующим гражд.чином); 3.10.1916 на службу, прч. кки; в отставку с 4.04.17. Сергей Августович Шульц р. 11.04.76, окончил мех. отд. МИУ (1896); пом.ст.и-м (1901), перешел в кки (?); уволен 21.02.1905 (ст.пом.суд. - с чином колл.ассес.), обратно на службу 5.07.1916 штабс-кап. кки. На 1951 г. находился в ФРГ (быв. плк.кки) Вместе с Е.А.Шульцем, в выпуске 1901 г. был и механик И.Л. де-Франк

olvia: stem Спасибо! А причина отставки Е. Шульца в 17 г. неизвестна? Она ж, наверное, не могла быть добровольной в военное время?

stem: Не знаю, к сожалению.

Сергей: Подпоручик ККИ Евгений Шульц уволен от службы Приказом по А и Ф № 16 от 22.04.1917 г., на основании примечания к п. 6 ст. 1 утвержденного 10-го ноября 1916 года временного Положения об офицерских чинах резерва Морского ведомства. По видимому по выслуге, как призванный из отставки. С уважением Сергей.

stem: Сергей пишет: Подпоручик ККИ Евгений Шульц Сергей пишет: 22.04.1917 Это точно так?

Вельбот-067: stem пишет: Это точно так? stem Сергей почти точно привел приказ. ПРИКАЗЫ АРМИИ И ФЛОТУ О ЧИНАХ ВОЕННЫХ ФЛОТА И МОРСКОГО ВЕДОМСТВА № 16. Петроград, 4-го апреля 1917 года. Увольняется от службы: корпуса корабельных инженеров, поручик Евгений Шульц, на основании примечания к п. 6 ст.1 утвержденного 10-го ноября 1916 года временного Положения об офицерских чинах резерва Морского ведомства.

Сергей: stem пишет: фу, чего на меня нашло, смотрел сам приказ и написал 22.04., досидел сегодня за комп. Точно: № 16. Петроград, 4-го апреля 1917 года. Мои извинения Сергей.

olvia: olvia пишет: про самого Шульца ничего выяснить не удалось Хочу найти фотографию Шульца. Она наверняка мелькала в газетах 1909-10 гг., когда он проходил по очень громкому делу адвокатов Базунова - Аронсона. Но пока нашлось только фото Ольги Штейн. Оно не имеет ничего общего с фотографиями неведомых великосветских красавиц, которые сопровождают в Интернете многочисленные публикации про нее. Реальный портрет гораздо ближе к описанию Власа Дорошевича ("Русское слово" 1909, 19 мая): "Штейн - старая, заведомая мошенница и шантажистка. Старая, безобразная и отвратительная баба." В ходе поисков попалась заметка еще про одного осужденного по Морскому ведомству - ген. В.А. Алексеев. Выставляю, не вникая: кто, за что и как?

Al Pi: olvia пишет: про одного осужденного по Морскому ведомству - ген. В.А. Алексеев. Выставляю, не вникая: кто, за что и как? Судя по кассационному решению Главного Военно-Морского Суда (по Алабышеву и в сокращении) дело было так: № 2048. 14-3. По делу об отставном Генерал-Майоре Василии Алексееве. "Временный В.-М. Суд в СПб., рассмотрев в заседаниях 7-10 января 1909 г.дело о названном подсудимом, преданном суду по обвинению в преступном деянии, предусмотренном 377 и 378 с. Уложения о Наказаниях, признал его виновным в том, что состоя в 1904-1907 гг. На действительной военно-морской службе в чинах Подполковника и Полковника и занимая до 20 февраля 1906 г. должность штаб-офицера по стратегической части военно-морского ученого отдела Главного Морского Штаба, он, А., пользуясь этим служебным своим положением, вошел в начале 1904 г. В предварительное соглашение с представителем фирмы Гочкис и Ко, инженером Рудницким, в силу какового соглашения названная фирма, через Р., обязалась уплачивать ему, А., денежные вознаграждения за содействие, которое он мог оказывать ей в делах по получениям заказов от Морского Министерства на поставки орудий и артиллерийских снарядов для судов флота, причем он, А., получал означенным путем от упомянутого представителя фирмы, хотя и без нарушения лежащих на нем обязанностей по службе, разновременно различные денежные в свою пользу суммы и, в том числе, получил в виде дара : 5 июля 1904 г. – 2000 руб., 30 октября того же года 6000 руб. и 29 января 1907 г., при окончательном рассчете с Р. по вышеупомянутому соглашению, – 1500 руб. При этом совершения такого рода корыстного проступка во время войны, признано судом обстоятельством, увеличивающим вину отставного генерал-майора А. По обвинению же подсудимого в том, что он требовал от Р. уплаты ему вознаграждения, т.е. в вымогательстве, Суд признал его невиновным, по недоказанности этого обвинения. Обратившись к определению ответственности подсудимого по закону, суд нашел, что деяние, в коем отставной Генрал-Майор А. Признан виновным, по признакам своим составляет мздоимство, предусмотренное ст. 372 ст. Уложения о наказаниях, причем ввиду того, что подсудимый, как установлено Судом, получал денежные вознаграждения по делам, касавшимся до обязанностей его по службе, в силу предварительного соглашения по этому предмету с представителем фирмы, делавшей поставки для флота и, что обязательство представителя фирмы уплачивать вознаграждение, вытекавшее из соглашения и предшествовавшее служебным действиям подсудимого, являлось для самого А. равносильным получению им условленных сумм с того же времени, когда состоялось соглашение – к деянию этому надлежит применить 2 ч. 372 ст., на основании коей виновные подвергаются денежному взысканию не свыше двойной суммы полученных в дар денег и, сверх того, отрешению от должности. Приняв во внимание, что отставной генерал-майор [стр. 455] А. подучил означенным путем, как установлено решением Суда, в общей сложности, свыше 9 500 руб. Суд признал соответственным обстоятельствам дела и тому, что вышеупомянутое соглашение имело место во время войны (3 п. 77 ст. В.-М. Уст. О Нак.), назначить подсудимому денежное взыскание в размере 10 000 руб., с обращением этого взыскания, согласно 35 ст. В.-М. Уст. о Нак., в капитал Александровского комитета о раненых и с заменою оного, в случае несостоятельности А., на основании 84 ст. (п. 3) Улож. о Наказ. и 36 ст. Прилож. III к ст. 1400 (прим.) У.Г.С. (изд. 1892 г.), заключением в тюрьму сроком на 1 г.

Dirk: Al Pi пишет: № 2048. 14-3. По делу об отставном Генерал-Майоре Василии Алексееве. Да, есть такая чудная книжка: Стенографический ответ по делу об отставном генерал-майоре корпуса морской артиллерии В.А. Алексееве, сужденном 7-10 января 1909 года в С.-Петербурге Временным отделением Кронштадтского военно-морского суда. СПб., 1909.

Валерий-П: 18 (05) апреля 1911 года в «Петербургской газете» промелькнула небольшая заметка: «За демонстративно-дерзкое отношение к чинам полиции, штрафам и арестам подвергнуты помощн. присяж. повер. Е.Ф.Левис, ген.-м. по адмиралтейству А.И.Одинцов и вдова капитана Б.Педакова».(правильно – Педанова – В.П.) http://starosti.ru/archive.php?m=4&y=1911 Интересно, что могло объединить этих лиц – убеждения или какое-то событие? И что за «демонстративно – дерзкое отношение к чинам полиции» проявил отставной генерал-майор Одинцов Алексей Иванович, бывший в прошлом сам начальником Нижегородской Речной полиции? С уважением.

инженер: Прохождение службы Черневским Н.И. (после ареста) 16.09.1888 г. Прибыл в батальон. 24.06. 1891 г. По высочайшему повелению объявленному в приказе по войскам Туркестанского военного округа от 10.06. 1891 г. №144 произведен в унтер-офицеры с прощением понесенного им оштрафованья. Высочайшим приказом состоявшимся 24.01. 1894 г. произведен в Подпоручики. Приказом по войскам Туркестанского военного округа от 26.08. 1894 г. за №250 прикомандирован для несения службы к Аму-Дарьинской флотилии на 6 месяцев. Приказом по Аму-Дарьинской флотилии от 1 сентября 1894 г. за №410 назначен исправляющим должность Помощника Командира парохода «Царь» от 1 .09. 1894 г. С 3.09. по 5.12. участвовал в экспедиции по обследованию верховьев реки Аму-Дарьи на пароходе «Царь» под командой отставного Контр-Адмирала Батурина. 20.03. 1895 г. откомандирован от Аму-Дарьинской флотилии 25.03. 1895 г. Прибыл в батальон. 12.07. 1895 г. Приказом по войскам Самаркандской области от 27.07 №194 командирован на службу по административно-полицейскому управлению для исправления должности землемера в поземельно-податной комиссии Самаркандской области впредь до перевода его высочайшим приказом. 18.07.1895 г. Высочайшим приказом, состоявшимся 18.07. 1895 г. переведен исправлять должность землемера Самаркандской поземельно-податной комиссии-с зачислением по армейской пехоте. 31.08.1896 г. В высочайше утвержденном 12.07. 1886 г. штате временных поземельно-податных установлений в Туркестанском крае, должность землемера поземельно-податной комиссии отнесена к IX девятому классу. Высочайшим приказом по военному ведомству от 31.08.1896 г. назначен Помощником Командира парохода Аму-Дарьинской флотилии. 5.02.1897 г. Прибыл и зачислен в списки флотилии. 11.02 1897 г. Назначен Помощником Командира парохода «Великий Князь» 18.02 1897 г. Приказом по флотилии за №135 назначен Командующим ротой всей команды нижних чинов флотилии. 13.03 1898 г. Приказом по флотилии 1897 г. №115 перемещен на пароход «Царь» помощником командира парохода. Приказом по флотилии 1898 г. №340 перемещен на пароход «Цесаревич» Приказом по флотилии №1023 вследствие болезни командира парохода «Царь» Князя Химшиева назначен вр. Командующим пароходом «Царь» 12.09. 1898 г. Приказом по флотилии №1168 г. назначен помощником командира парохода «Царь». 15.09. 1898 г. По приказанию командующего округа и отзыва Штаба Округа от 15 сентября 1898 г. №8396 назначен в экспедицию в помощь инженера Капитана Костальского для обследования в инженерном отношении верховьев реки Аму-Дарьи и Пянджа. 23.09. 1898 г. Отправился для приобретения материалов и продуктов для экспедиции в г. Самарканд. 1.10. 1898 г. Вернулся из г. Самарканда и отправился на пароход «Цесаревич» к месту назначения. 15.12. 1898 г. Возвратился из экспедиции по исследованию реки Пянджа на пароходе «Великий князь». 11.01.1899 г. Приказом по флотилии №1629 назначен заведовать работами на пароход «Царица» и ее баржах. Приказом по флотилии за №48 перемещен помощником командира парохода «Царица» 14.02.1899 г. Командирован в качестве свидетеля в г. Ташкент в распоряжение Председателя Военно-Окружного Суда, куда отправился 28.02.1899 г. Возвратился из г. Ташкент 12.04. 1899 г. Приказом по флотилии №693 перемещен помощником командира парохода «Царь». 18.07. 1899 г. Согласно отзыва, Окружного Инженерного Управления от 7 июля 1899 г. №4824 командирован в распоряжение Военного Инженера Капитана Костальского для совместного составления отчета по экспедиции прошлого года в верховье Аму-Дарьи. 9.10.1899 г. Возвратился из командировки. 19.10.1899 г. Перемещен помощником командира парохода «Цесаревич» 23.11.1899 г. Высочайшим приказом, последовавшим 23 ноября произведен в Поручики 25.11. 1899 г. Со старшинством с приказом по флотилии №2042 и 2135 назначен командующим пароходом «Цесаревич» 5.01.1900 г. Приказом по флотилии №22 назначен в состав комиссии по составлению инвентаря флотилии. 21.01.1900 г. Высочайше разрешено принять и носить пожалованный Бухарский орден «серебряной звезды» 2 –й степени. 19.06. 1900 г. Согласно приказу по флотилии №1153 сдал командование пароходом «Цесаревич» поручику Алексееву и по сдаче парохода назначен помощником командира парохода «Царица». 13. 07. 1900 г. Приказом по флотилии №1388 назначен вр. Командующим пароходом «Великий Князь». 5.08.1900 г. Сдал командование пароходом «Великий Князь» подпоручику Иващенко. 7.04.1901 г. Приказом по флотилии №636 назначен членом комиссии по приведению в точную известность наличия и имущества Аму-Дарьинской флотилии с 7.04 по 20 .05 1901 г. 11.06.1901 г. Приказом по флотилии №162 п.3 предписано принять пароход «Царица» и вступить в командование. 20.06 принял и вступил в командование. 14.05.1902 г. Согласно высочайшему приказу в 14 день мая 1902 г. назначен почетным мировым судьею Самаркандского Суда на 3 года. 21.09. 1902 г. На основании приказания по войскам Туркестанского военного округа №208 сдан пароход «Царица» Штабс-капитану Красовскому. 6.10. 1902 г. Согласно словесного приказания Начальника флотилии вступил в командование пароходом «Царь» 14.10. 1902 г. Высочайшим приказом, состоявшимся в 14 день октября 1902 г. произведен в штабс –капитаны. 30.06.1903 г. Со старшинством на основании приказа по войскам Туркестанского военного округа 3265 командирован в распоряжение Военного губернатора Самаркандской области для исправления должности начальника съемочного отделения военной поземельно-податной комиссии названной области. 21.07. 1903 г. Высочайшим приказом по военному ведомству от 21 июля 1903 г. назначен н.д. начальника съемочного отделения временной поземельно-податной комиссии Самаркандской области. 29.07.1903 г. Прибыл….. 6.12.1904 г. всемилостливейше награжден орденом Св. Станислава 3-й ст. 31.10. 1906 г. приказом по войскам туркестанского военного округа от 31.10. 1906 г. за №396 разрешено производить добавочное жалованье за службу в Туркестанском крае по 180 рублей в год с 18 июля 1900 г. 18.07. 1905 г. Приказом по Туркестанскому краю от 10.04.1906 г. за №III разрешено производить прибавочное жалование за выслугу 2-го пятилетия в Туркестанском крае по 400 рублей в год, с … 24.01. 1906 г. Высочайшим приказом по воинскому ведомству , состоявшимся 20.11.1906 г. произведен за выслугу лет в капитаны со старшинством с …

инженер:

Dirk: Свеженькая публикация: http://spbvedomosti.ru/news/nasledie/skripka_myatezhnogo_leytenanta/ Лукин В. Скрипка мятежного лейтенанта // Санкт-Петербургские ведомости. 2016. 23 марта.

Vagabond: Столичная молва 17 (04) июля 1911 года В военно-морском суде В военно-морском суде Кронштадтского порта слушались следующие дела: 1)По обвинению лейтенанта 1-го Балтийского флотского экипажа Львова в отлучке из-под ареста на берег, продолжавшийся 15 дней. Военный суд приговорил его к отставке от службы. ...... 4) По обвинению командира корабля «Император Павел I-й» Родионова в нанесении погбоев унтер-офицеру суд приговорил к заключению военно-испраивтешьную тюрьму на 5 месяцев. http://starosti.ru/

Dirk: Vagabond пишет: По обвинению лейтенанта 1-го Балтийского флотского экипажа Львова в отлучке из-под ареста на берег, продолжавшийся 15 дней. Военный суд приговорил его к отставке от службы. Львов 4-й Николай Николаевич, МК (1906). Vagabond пишет: По обвинению командира корабля «Император Павел I-й» Родионова в нанесении погбоев унтер-офицеру суд приговорил к заключению военно-испраивтешьную тюрьму на 5 месяцев. А это что-то непонятное...

Spanthout: Vagabond пишет: Львова в отлучке из-под ареста на берег, продолжавшийся 15 дней. Военный суд приговорил его к отставке от службы. ВПр № 1100. Ливадiя, 25-го марта 1912 года. … ВСЕМИЛОСТИВѢЙШЕ повелѣно: отставленнаго отъ службы лейтенанта Николая Львова считать уволеннымъ отъ службы лейтенантомъ; Dirk пишет: А это что-то непонятное... Поскольку в заметке есть и другие ошибки автоматического распознавания текста, можно предположить, что это не «командир», а «комендор». Если бы речь шла об офицере, наверняка, был бы указан и чин, как в случае со Львовым.

Vagabond: Spanthout: пишет Поскольку в заметке есть и другие ошибки автоматического распознавания текста .... Спасибо, понятно.

Карабуш: Solis пишет: дайте плз ссылки на книги о Шмидте П.П. В альманахе "Дерибасовская - Ришельевская" за 2012 год №49, №50 опубликованы "Дневники княгини Дабижа". Екатерина Дабижа-Котроманич - близкая знакомая Шмидта, посещавшая его в очаковской крепости.

Dirk: Не уверен, что сюда... Показание машинного старшины, команды воздушной станции "Бригитовка" Семена Ефимовича Лютаго. Г. Ревель, 10 июля 1917 г. по делу капитана 2 ранга Вещицкого // Звезда. [Ревель. Газета РСДРП] 1917. 11 (24) августа. № 4. С. 3.

Dirk: Тоже не уверен, что сюда - не знаю, попал ли в итоге человек под арест. Но, явно, заслужил... (Документ продаётся на "Молотке") ВП № 1617. Царская Ставка, 23-го августа 1916 года. ... Исключаются из списков: находящийся в безвестном отсутствии, лейтенант Муратов, и умерший, капитан 2-го ранга Бойль.

Spanthout: Vagabond пишет: 17 (04) июля 1911 года ... Львова в отлучке из-под ареста на берег, продолжавшийся 15 дней. Военный суд приговорил его к отставке от службы. ВПр №1125. Петергофъ, 21-го августа 1912 года. ОПРЕДЕЛЯЮТСЯ въ службу: состоящiй въ запасѣ флота по Петербургскому уѣзду лейтенантъ Викторъ Виноградовъ, и отставной лейтенантъ Николай Львовъ. Мартовское 1913 года.



полная версия страницы