Форум » Карьера и история повседневности » Морские офицеры-арестанты » Ответить

Морские офицеры-арестанты

ABP_TOR: Для ряда морских офицеров этапом или финалом их карьеры стало пребывание в тюрьме и на каторге по различным мотивам -от политических до уголовных. Среди них адмирал Чичагов, декабрист лейтенант Завалишин, народовольцы лейтенант барон Штромберг и мичман Ювачев, адмирал Небогатов и т.д. А вот такой персонаж. В 1785 г. в Ревельской крепости содержался некий капитан флота будто бы за пьянство, за ношение непристойной одежды и бороды и просьбу отпустить его за границу, где он собирался перейти в магометанство. После шестнадцатилетнего заточения и полной неудачи увещеваний священника он был переведен из башни крепости в монастырь. Не подскажете о ком идет речь?

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 5 All

lns: А может быть проще привести эти сведения, если они таки есть? Вероятно, чтобы дать более-менее исчерпывающий ответ на вопрос (и не только на этот вопрос, но и на некоторые последующие) вообще хорошо бы было постараться расписать по дням, где находился и чем занимался П. П. Шмидт начиная, по меньшей мере, с августа 1905 года (он тогда появился снова в Севастополе) и до 14 ноября. А ещё лучше начиная с января 1905 года… Хотя вообще-то надо начинать даже и с 19 века, с Морского училища, если не по дням, то хотя бы по годам… Выполнение такой задачи само по себе доставило бы мне удовольствие, если бы у меня нашлось достаточно свободного времени, ибо надо будет обратиться снова к тем источникам, которых нет под рукой сейчас. А если буду по памяти пытаться это сделать, то могу перепутать детали. А к деталям Вы порой как раз и стараетесь придираться… Если будет время, постараюсь в ближайшую неделю сделать это. Кстати Вы так и не объяснили появления Шмидта в Севастополе вообще? Что он там делал задолго до восстания, ведь место его службы было достаточно далеко? Чтобы Вы не думали, что уклоняюсь от ответа намеренно… Командировка кончилась, вот он и появился в Севастополе. Ничего «криминального» в этом не было. А у Вас была какая версия? <…> на другой день я провожал отца в долгую командировку. Командировка заключалась в охране русских рыбных промыслов на рукаве Дуная, у Измаила и выше. Охрану нес миноносец № 253, полученный отцом в командование взамен №-а 262-го. <…> В середине августа отец вернулся из командировки, длившейся, таким образом, ровно два месяца. (Шмидт-Очаковский Е. П. Лейтенант Шмидт («Красный адмирал».) Воспоминания сына. Прага, 1926. С. 43 – 44.) Об остальном, постараюсь позже…

lns: ABP_TOR пишет: А может быть проще привести эти сведения, если они таки есть? В 1880 году П. П. Шмидт поступил в Морское Училище (МК тогда так назывался). Там же в Училище он и был затронут всякого рода социалистической пропагандой. После окончания Морского Училища служил в 1886 – 1889 годах мичманом сначала в Балтийском флоте, потом в Черноморском, потом с военной службы ушёл. Насколько прямо был связан этот его уход с женитьбой, я даже точно сказать не могу. Не могу так же дать точные подробности биографии Д. Г. Павловой, которая стала женой П. П. Шмидта. По этому поводу. Есть одна книга, к которой вообще-то надо относиться осторожно, во-первых, учитывая место и время её издания. В то время в СССР было слишком много фальсификаций истории, есть недостоверные сведения и в этой книге... Во-вторых, учитывая её жанр. Это "документальная повесть", в которой больше художественного вымысла, чем документов (впрочем, есть там и некоторые интересные документы, которые помечены: "публикуется впервые"). Автор этой "документальной повести" приводит следующую цитату (в данном случае к этому источнику можно относиться с определённым доверием). «Мир падших женщин, – писал в 90-х годах прошлого века Вацлав Воровский, – до сих пор остается для русского интеллигента специфическим объектом покаянных настроений, каким он был для длинного ряда литературных поколений. Это – камень преткновения даже у самых последовательных реалистов. Образ проститутки как бы впитал в себя в глазах интеллигента все несправедливости, все обиды, все насилия, совершенные в течение веков над человеческой личностью… И об этот образ разбивается и скептический пессимизм Л. Андреева, и романтический идеализм М. Горького, и реализм Куприна». (Самолис Г. В. Лейтенант Шмидт. М., 1983. С. 138.) В 1892 Шмидт снова поступил на военную службу, сначала служил в Балтийском флоте, потом был переведён в Сибирский Флотский Экипаж. В 1895 стал лейтенантом. В 1898 снова ушёл с военной службы, после чего служил на судах Добровольного флота, потом на судах РОПиТ. У меня нет сведений говорящих о том, что П. П. Шмидт, на службе в коммерческом флоте, в пропаганде своих социалистических взглядов выходил за пределы того круга лиц, с которыми он лично общался, т. е. относительно его участия в общественной жизни можно подтвердить (в общем и целом) уже приводившиеся слова Шмидта: «<…> так как я много был в коммерческом флоте, то был по неволе оторван от русской жизни. Участие моё в общественных делах ограничивалось желанием улучшить положение того рабочего пролетариата, который был в коммерческом флоте вокруг меня. Поэтому я открыто сочувствовал экономическим забастовкам, в то время запрещённым, видя в них единственное средство борьбы с капиталистами». В 1904 году, после начала русско-японской войны, Шмидт призывается из запаса на действительную военную службу. Сначала он служил страшим офицером на угольном транспорте «Иртыш», но до Дальнего Востока, как уже говорилось здесь, он вместе с «Иртышом» не добирался. И, в январе 1905 года, Шмидт прибыл служить в Севастополь. В одном из писем Шмидта есть упоминание о том, что в 1904 году он состоял в переписке с редакцией либерального журнала «Освобождение», издавшегося заграницей, но ничего более поэтому поводу сообщить не могу. В одном письме П. П. Шмидта (5 октября 1905 года) так же упоминается о его связи с газетой «Революционная Россия» (орган партии с.-р., которая находилась тогда ещё в слишком аморфном состоянии), но о значительных разногласиях Шмидта с с.-р. мной уже упоминалось здесь. Шмидт писал: Я написал несколько статей в «Революц. России», но потом не мог, гадко, не честно, потому только, что неправильно поняты рациональные пути к перевороту. (Лейтенант П. П. Шмидт. Письма, воспоминания, документы. М., 1922. С. 144.) О сотрудничестве Шмидта с газетой «Сын Отечества» (легальная газета народнического направления, впрочем, кажется, к ноябрю 1905 года, ставшая неофициальным органом с.-р.) есть упоминание не только у него самого. В частности, в воспоминаниях его сына назван даже псевдоним, под которым с июля — августа 1905 года печатались там статьи Шмидта. Та агитация, которую вёл Шмидт, после своего призыва на действительную службу, среди офицеров по своим программным требованиям и по тактике укладывалась в рамки либеральной программы и тактики. После «Цусимского погрома» во второй половине мая 1905 года создаёт он с несколькими другими офицерами (мне известны кроме Шмидта фамилии ещё четырёх, это, видимо, все) «Союз офицеров – друзей народа». В принципе ничего особенно существенного эта группа не сделала. Воззвание их «К офицерам флота» (в сущности, дело рук одного Шмидта) по своему содержанию вполне вписывалось в рамки либеральных прокламаций. В середине июня Шмидт вместе с миноносцем, которым он командовал, был отправлен в командировку на Дунай. Главным образом он был в Измаиле. Во время этой командировки, во второй половине июля, у него была самовольная отлучка на несколько дней. В это же время у него были украдены казённые деньги. Есть одно ни на чём не основанное утверждение уклонившегося от участия в восстании кондуктора «Очакова» Вдовиченко, который (задним числом, через много лет) писал о Севастопольском восстании сочувственно, но сам он 14 ноября покинул "Очаков" и участия в восстании не принимал. Этот кондуктор утверждал, что якобы эти деньги были переданы Шмидтом "революционной организации". Никаких подтверждений этому нет. Мне встречались так же всякие разные гнусные инсинуации на тему об утраченных деньгах. Никаких подтверждений им так же нет. О возмещении утраченных денег здесь уже говорилось. В середине августа П. П. Шмидт возвращается в Севастополь из командировки. Хотя, судя по имеющимся свидетельствам, Шмидт остался очень недоволен манифестом 6 августа (о "булыгинской Думе"), но на практике до середины октября никакой более радикальной деятельностью, чем та, о которой было сказано выше, он, судя по всему, не занимался. О деятельности Шмидта с середины октября мне удобнее пользоваться книгой участника восстания социал-демократа-меньшевика И. П. Вороницына, ибо её копия у меня есть электронном виде, и не придётся тратить время, чтобы снова всё это описывать... Более-менее подробно Вороницын начинает описывать события примерно с середины октября, но по дням он их расписывает, к сожалению, далеко не всегда. Могу, конечно, попробовать, если потребуется, по дням расписать события... До октябрьских дней Шмидт не был известен рабочему Севастополю, а среди матросов он был известен лишь немногим и то только как «хороший офицер». Несколько больше его знало интеллигентное общество, так как во время происшедшей за несколько месяцев перед тем забастовки учеников реального училища он стал на сторону «забастовщиков» и много хлопотал за них перед учебным начальством. Знали его как радикала также некоторые офицеры. Во время знаменитого «потемкинского восстания» в июне 1905 года в Севастополе даже распространился слух, что Шмидт примкнул к этому восстанию, хотя на самом деле он ему не сочувствовал. <…> Порыв, охвативший всю Россию в октябре, захватил и его. И при первых раскатах всеобщей забастовки, Шмидт энергично принялся за дело. Уже в письме своем от 9 октября он предвидит дальнейшее развитие событий и с уверенностью говорят, что гроза не за горами. Он хочет целиком отдаться революции. Но об участии в ней в лейтенантских погонах он еще не помышляет. «Я смотрю на выход свой из военного флота, — пишет он,— как на уход на войну». В качестве арены своей будущей деятельности он избирает коммерческий флот, кото-рый, по его мнению, является "одним из могучих механизмов, способным служить и падающему правительству и восставшему народу". В Одессе, ему казалось, его ждали матросы этого флота, среди которых не было под-ходящего человека, способного объединить их и руково-дить ими. Он считал, что призван сделаться таким руко-водителем. Но чтобы эту свою роль выполнить с успехом, он хотел предварительно побывать в Москве, чтобы свя-заться с центром. <…> Он лихорадочно принимается за работу. Его усилия направлены к тому, чтобы побудить коммерческий флот присоединиться к забастовке. Он пишет своим друзьям в Одессе «несчетное количество писем». «Весь ум, весь талант, вся сила слова, порожденная важностью ми-нуты, ушли на эти письма к матросам, и они забасто-вали», — с торжеством подводит он итог этой своей работе. Он пишет проникновенное письмо к учащимся стар-ших классов средних учебных заведений, в котором при-ветствует «стремление юности встать в честные ряды освободительной армии». В этом письме мы читаем сле-дующие строки, ярко характеризующие духовный подъем Шмидта: «Мы, родители, сами обязаны стоять в рядах людей, готовых отдать жизнь свою за освобождение изму-ченной России, и мы не можем, мы не имеем права скры-вать от вас это. Бывают минуты в жизни народов, когда каждый должен отказаться от всех своих личных интере-сов и привязанностей, забыть свою личную жизнь и твердо идти к одной, общей для всех, великой неотложной цели, идти до конца». Накануне получения в Севастополе манифеста Шмидт с успехом выступает перед интеллигенцией, разъясняя цель и значение всеобщей забастовки. В день получения манифеста он предполагал выступить на таком же собра-нии с лекцией о всеобщем избирательном праве. Но полу-чилась телеграмма, и Шмидт говорит речь на многотысяч-ном митинге. Это было его первое выступление перед массой. <…> Далее то, что было уже слишком хорошо известно тем, кто знает историю Севастопольских событий. ABP_TOR пишет: Вы постоянно используете выражения "третьестепенный", "не главный"- а что есть главный вопрос? Главный вопрос здесь – ход истории, который обусловлен действиями прежде всего огромных масс людей, а не отдельными личностями. Поэтому в оценке исторических личностей важно прежде всего то, что в их действиях и убеждениях может существенно влиять на ход истории. Но, много рассуждая на эту тему, нужно будет обращаться вовсе не к морским терминам, потому не думаю, что здесь стоит об этом слишком много рассуждать. Вопрос о том, оставались ли восставшие верны присяге, является вопросом главным образом политическим, чем, скажем так, «техническим»… В массе своей восставшие сами считали, что они продолжают «защищать царя и отечество». А вот ответ на вопрос, действительно ли они защищали это, зависит от политических взглядов отвечающего. Мной уже приводилось (на другой ветке) весьма показательное в этом отношении свидетельство безымянного автора, который (почти случайно) 15 ноября 1905 года оказался ненадолго на восставшем крейсере «Очаков». Вообще-то автор этот, видимо, иногда воспринимает некоторые детали происходящего не совсем верно. Это можно увидеть, если сравнить его свидетельство в целом, со свидетельствами других, с другими источниками. Но в приведённом ниже отрывке он, надо полагать, всё понимает правильно, ибо переданный им диалог вполне соответствует тому сознанию масс, которое подтверждается многими другими источниками. Автор это приводит следующий диалог (упоминающиеся в нём матросы — это матросы с "Очакова", офицер, по-видимому, с «Прута») между представителями двух противоположных сторон в Севастопольском восстании: — Нет ничего, господа, и денег нет. — Нам не нужны деньги, нам нужна свобода, — ответил один из матросов. — Чего от меня хотите? — говорил офицер, — я защищаю царя и отечество, и неужели потому... — Мы тоже защищаем царя и отечество, но вы иначе понимаете царя и отечество, а мы иначе. (Красное знамя над черноморской эскадрой. М., 1923. С. 20.) Итак, обе противостоящих стороны здесь заявляли о намерении «защищать царя и отечество», т. е. о верности присяге. Но, зная историю, могу определённо утверждать, что народ в целом явно признал бы именно восставших (а не их усмирителей) своими защитниками. И считаю, что в данном случае следует исходить из мнения народа. Если кто-то считает иначе, то пусть он объяснит почему в этом случае следовало бы игнорировать мнение народа и не просто игнорировать, но игнорировать его постоянно прибегая при этом ко всякого рода насилию, в том числе к кровавому насилию. Чтобы не слишком вдаваться в политику, не будем разбирать насколько программные требования восставших соответствовали задаче «защищать царя и отечество». Просто пока предположим, что они соответствовали указанной задаче. Но и тогда у Вас есть вопрос, касающиеся не программы, другого... ABP_TOR пишет: А как называется захват боевого корабля, арест офицеров (заметьте боевых действий еще нет , но уже есть пленные), попытка присвоения себе функций командования флотом. Поскольку здесь говорится в единственном числе "боевого корабля", то, вероятно, имеется в виду именно "Очаков", а не другие суда, примкнувшие к восстанию. Но можно ли назвать то, что было на "Очакове" захватом? Офицеры в общем-то сами покинули "Очаков", если судить хотя бы даже по тому, что написано в обвинительном акте о событиях 13 — 14 ноября: <...> страрший офицер капитан 2 ранга Скаловский объявил офицерам, что, согласно ранее полученного им от главного командира приказания, офицеры должны покинуть крейсер ввиду явного возмущения команды. К правому трапу крейсера был подан катер, на котором офицеры и часть кондукторов "Очакова" уехали на броненосец "Ростислав". После спуска флага на "Очаков" приехал с эскадры флаг-капитан, капитан 1 ранга Сапсай с флаг-офицером. <...> Спустя этот промежуток времени, флаг-капитан вышел к команде и сказал, чтобы желающие служить верой и правдой государю императору перешли на сторону. Перешли все. Тогда флаг-капитан предложил выделить из своей среды тех, которые ее мутят и не желают служить; на это команда заявила, что служить желают все. <...> После 9 часов вечера старший офицер вместе с остальными офицерами поехал на "Очаков". <...> Офицеры снова съехали на "Ростислав", и на крейсере никого из офицеров не осталось <...> Утром 14 ноября офицеры с флаг-капитаном снова приехали к "Очакову", причем флаг-капитан поднялся на крейсер и опять уговаривал команду сдать ударники и ружья, но команда не согласилась. Тогда офицеры уехали <...> (Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. М., 1957. С. 253 — 254.) В общем, очень сильно не сошлись офицеры "Очакова" с командой в вопросе как «защищать царя и отечество» и крейсер покинули. Команда не захватывала сама крейсер, она просто оказалась покинута офицерами. Это всё ещё было до того, как там появился П. П. Шмидт. А вот, что пишет обвинительный акт уже о том времени, когда там был Шмидт: В тот же день состоялось распоряжение о назначении командующим крейсера "Очаков" капитана 2 ранга Данилевского, который <...> около пяти часов пополудни поехал на "Очаков". Там он был встречен Шмидтом, который пригласил его в каюту, где капитан 2 ранга Данилевский объяснил ему цель приезда. <...> После этого разговора капитан Данилевский, поверивший словам Шмидта, уехал с "Очакова" в надежде вернуться на него на следующий день. (Там же. С. 255.) Но потом (в ночь с 14 на 15 ноября) действительно был захват других судов… Но утверждение, что "боевых действий ещё нет", нельзя признать верным. Во-первых, если брать только Севастополь, то, хотя оружие непосредственно и не применяется, но вооружённое противостояние есть. Во-вторых, если брать всю Российскую Империю, то боевые действия были. Уже упоминалось здесь, что настроение основной массы восставших было таково, что она решительно хотела идти «мирным путём» в том смысле, что не проливать кровь. Такое настроение вполне соответствовало настроению большинства революционной России того времени: стараться не проливать ничьей крови самим и не провоцировать власть на кровопролитие. Вот, например, диалог, бывший 7 ноября 1905 года на делегатском съезде Всероссийского Крестьянского Союза: «Делег<ат> Саратовск<ой> губ<ернии> (с<оциалист>-р<еволюционер>). Разве мы любим кровь? Мы не хотим крови. Но разве теперь не льется кровь? Цынга и голод – без крови смерть. Но мы терпим. Война, которая унесла сотни тысяч жизней – это не кровь? Мы все терпим. Мы не хотим беспорядка и безначалия, нет! Мы выбрали старост, постоянных судей. Правительство же присылает Сахарова с пулеметами. Оно не хочет мира, оно хочет крови. Вместо учредительного собрания нам предлагают Царскую Думу, от которой нам было бы только холодно. Необходимо организоваться для борьбы, необходимо вооружаться. Из двух зол надо выбирать меньшее. Мы будем терпеть, — нас будут бить и кровь будет литься, нас уже теперь душит кровь. Или восстать – кровь тоже прольется, но из нее выйдет солнце свободы! Моск<овский> делег<ат> (кр<естьянин>). Все мы боимся крови; необразованный человек боится крови. Нужно упросить союзы, которые восстали, подождать еще 7 месяцев. Правительству же мы должны запретить губить народ, оно не смеет не послушаться. Поднимается один делегат. Мы ехали сюда, чтобы добиться наших целей мирным путем, а нас призывают к кровавой борьбе. Партии нужно отодвинуть на задний план. Председатель. В состав съезда вошли организации также и партийных крестьянских союзов, и они имеют такое же право говорить, как и остальные члены. <…>» (Материалы к крестьянскому вопросу. Ростов на Дону. 1905. С. 58.) «Но разве теперь не льется кровь?» Если говорить о всей России, то нельзя сказать, что там тогда "боевых действий ещё нет". Что же касается попытки «присвоения себе функций командования флотом» то, что ещё оставалось в такой ситуации, когда ни Главный Командир, ни другие бывшие рядом с ним адмиралы для этой функции, учитывая ситуацию в стране, совершенно не подходили, ибо их понятие о том, как надо «защищать царя и отечество» не совпадало с тем, что думал об этом народ в целом. И громадное большинство народа было бы на стороне восставших. Вообще в то время в России существующие адмиралы были сильно дискредитированы. По этому поводу, один из откликов на казнь Шмидта из одной либеральной газеты: «Вы боялись «красного адмирала» в своих казематах и трюмах? Боялись готового вождя для начавшегося уже нового брожения в том самом Черноморском флоте, который усмирен бар. Меллером-Закомельским и которым все еще командует адм. Чухнин? Но бойтесь больше тени Шмидта, она не скоро отойдет от берегов Черного моря! Ничто не вырвет из народной памяти этой жертвы веры в возможность счастливого мирного существования Царя и народа без бюрократии, без средостения!.. Вы казнили Шмидта за бунт — не против Царя, не против народа, а против тех, кто их злобно, нечестно и корыстно разделяют... Вы казнили Шмидта за бунт против ваших адмиралов, которым за Цусиму и прочее — всем место на скамье подсудимых. <...>» (Расстреляние Шмидта // Русь. 1906. 7 (20) марта. № 49.)

lns: Да, кстати, удалось мне, попутно, так сказать, узнать и кое-что по тому вопросу, который является третьестепенным. Хотя просьба об отставке П. П. Шмидта была удовлетворена 24 июня 1889 года, но фактически он уже в 1888 году перестал служить: в послужном списке большей частью отпуска, то "по домашним обстоятельствам", то "по болезни"... И есть данные, достоверность которых у меня нет оснований оспаривать, что с 10 марта по 10 апреля 1889 года Шмидт лечился в "частной лечебнице доктора "Савей-Могилевича для нервных и душевнобольных в г. Москве". Эта пара штрихов к уже набросанному здесь портрету принципиально не изменяет в нём ничего. Даже точные даты есть, так уж удалось постараться для выяснения этого маловажного вопроса... А вообще у меня здесь в принципе, к сожалению, может быть и есть где-то неточность в датировке. Вообще хотелось бы в этой истории расписать всё с 1867 по 1906 годы, по возможности, по датам, но это дело не срочное, может, буду им заниматься на досуге.

ABP_TOR: У Мельникова в "Рюрике" написано так "Вторым из четырех мичманов в обер-офицерском списке значился Петр Шмидт. Сын отставного контр-адмирала, он по ходатайству своего дяди вице-адмирала В.П. Шмидта(в 1887-1889 гг. командовал эскадрой Тихого океана) летом 1892 г. после отставки по болезни был вновь принят на службу." 1)Итак в свете вышесказанного Вами можно считать установленным, что Шмидт П.П. страдал психическим заболеванием. 2) Пока нельзя сказать в какой мере поступки Шмидта определялись его состоянием здоровья (к сожалению диагноз неизвестен), поэтому говорить о том " Эта пара штрихов к уже набросанному здесь портрету принципиально не изменяет в нём ничего." несколько преждевременно.

lns: 1)Итак в свете вышесказанного Вами можно считать установленным, что Шмидт П.П. страдал психическим заболеванием. Не вижу логики. Из всего изложенного выше этого абсолютно не следует. Объясните Вашу "логику". Но даже если и страдал в какие-то периоды жизни каким-то расстройством, то, повторяю уже в очередной раз, был вменяемым и дееспособным и потому несет полную ответственность за свои действия в ноябре 1905 года. 2) Пока нельзя сказать в какой мере поступки Шмидта определялись его состоянием здоровья (к сожалению диагноз неизвестен), поэтому говорить о том " Эта пара штрихов к уже набросанному здесь портрету принципиально не изменяет в нём ничего." несколько преждевременно. Поступки его в ноябре 1905 года были бы полностью оправданы громадным большинством народа России. Иными словами Вы, видимо, готовы утверждать, что большинство русского народа сошло с ума. Мной уже упоминалось, что подобные мысли были у графа С. Ю. Витте. К сожалению, в данный момент есть у меня под рукой только электронная копия книги И. П. Вороницына, других источников сегодня рядом со мной нет. Когда 20-го декабря явилась к нему в каземат следствен-ная комиссия с врачами для освидетельствования, он с резкостью и с холодной усмешкой сказал, а потом вписал в протокол следующие слова: "Если я ненормален, то надо признать, что все сто тридцать миллионов русских людей, т. е. вся революцион-ная Россия, сошла с ума. Если бы я теперь был выпущен из каземата, то при тех же обстоятельствах поступил бы точно так же!" Вам просто нечего возразить на то, что восставшие (вся масса и Шмидт в том числе) присяги не нарушали и что их действия были бы одобрены русским народом. Это факт. Вам нечего возразить, ибо знание той Севастопольской истории у Вас весьма поверхностное. И Вы пытаетесь уйти от главного в этом деле на те факты, которые совершенно не определяли основное направление событий. Вернёмся к важным вопросам. Вы всё ещё будете утверждать, что восставшие нарушили присягу? Это клевета. Вы будете снова утверждать, что П. П. Шмидт в частности нарушил присягу? Это клевета. Если Вам нечего возразить ещё по этому поводу, то будем считать разговор об этом деле законченным. Если ещё попытаетесь возразить, то спор может затянуться на недели, ибо возможность отвечать у меня будет не каждый день. Но этот вопрос действительно важный. Считаю нужным разбирать прежде всего этот вопрос.

lns: Г-н ABP_TOR! Вы нашли уже логические ошибки в Ваших изложенных выше утверждениях? Или Вам надо прямо указать на них? Не буду утверждать, что такое отсутствие логики есть следствие наличия у Вас психического заболевания. :-) Будем считать, что это просто следствие невнимательности. :-) А Ваша невнимательность, надо полагать, обусловлена Вашим предвзятым отношением к этому делу. У Вас есть желание продолжить обсуждение того, нарушили ли присягу восставшие (П. П. Шмидт в том числе)? Утверждаю решительно, что не нарушили, могу много фактов привести в подтверждение своей уверенности. Но, если ни у кого (кроме меня) здесь нет желания это продолжать, закончим; некоторые аргументы, позволяющие задуматься на эту тему, мой уже приведены здесь, кто будет относиться к делу непредвзято, тот сумеет и дальше проверить суть дела и убедиться, кто прав. Вот ещё что есть у меня в записной книжке (выписка сделана так, что не исключена возможность, что где-то в ней есть описки, но смыл передан ясно): «…Не обращая внимания на заключение врачебной комиссии, осматривавшей отца в Очаковской крепости и признавшей его здоровым, Девиссон настаивал на переосвидетельствовании, доказывая, что все поступки отца определенно рисуют его, как психически больного человека. Он не допускает возможности для русского офицера, находящегося в здравом уме и твердой памяти, пойти на такое "безумное, и, главное, безнадежное дело".» (Шмидт-Очаковский Е. П. Лейтенант Шмидт («Красный адмирал».) Воспоминания сына. Прага, 1926. С. 258.) А затем «психиатрическую» тему предлагаю заканчивать. З. Ы. «А впрочем, полагаю, что Карфаген должен быть разрушен», т. е. снова утверждаю, что восставшие в массе и Шмидт в частности присяги не нарушили, и такие обвинения как не имеющие достаточно обоснований должны быть с них сняты.

ABP_TOR: Вы опять заводитесь от собственных постов и переходите к обсуждению моей персоны а не Шмидта, но своих собственных логических нестыковок замечать не желаете. 1)Шмидт П.П. был все-таки осужден в соответствии с действующими законодательством, и осужден не за свои сумбурные взгляды, а за конкретные деяния по совокупности которых он и получил то,что заслужил, согласно конкретным статьям оного законодательства. Бунт есть бунт, а мятежник есть мятежник независимо от благородности намерений Повторюсь, но единственным оправданием для мятежника является победа мятежа 2) Вы же предлагаете рассматривать деяния Шмидта в угоду политической целесообразности ,дважды апеллируя к единодушному мнению 130 млн. населения Российской Империи. А вот это уже чистой воды демагогия . И где это число Вы взяли? Можеть быть сюда вошли и семеновцы на Пресне, или черносотенцы или те жители моего городка изрядно отдубасившие заезжих студентов -агитаторов как "смутьянов и нигилистов". Может Вы поделитесь пусть даже не числом участников восстаний и их процентного отношения к населению, а просто участников стачек на 1905г (не дотянули и до трех процентов ). Вы не перепутали 1905 г. с 1917 годом, хотя, как показали дальнейшие события. единения народа не получилось и тогда. Шмидта почему-то не подержали даже некоторые ближайшие родственники, и царь которого Шмидт, по Вашим словам, защищал. 3) Как у Вас сочетается отсутствие офицеров на "Очакове" с наличием "многих пленных офицеров", только не говорите что "много" -это парламентеры которых Шмидт арестовал (что само по себе характеризует его). И еще одно-офицерам "Очакова" по Вашему надо было дожидаться потемкинского результата, прецендент ведь уже был 4) Может быть Чухнин передал свои полномочия Шмидту в добровольном порядке с отданием соответствующего приказа, а на "Ростиславе " его не послушали. Или же большая часть флота все-таки сохранила верность правительству? 5) Вы используете в данном споре лишь источники апологетичные по отношению к Шмидту и весьма тенденциозные и т.о. взгляд на Шмидта у Вас весьма односторонний. Хотя тот же Вороницын писал о припадках Шмидта, если ошибаюсь поправьте, ведь книга у Вас под рукой :)) ЗЫ. А в целом складывается впечатление, что основным источником Вашего вдохновения является "Почтовый роман" и переписка Шмидта с Ризберг .

lns: ABP_TOR пишет: 1)Шмидт П.П. был все-таки осужден в соответствии с действующими законодательством, и осужден не за свои сумбурные взгляды, а за конкретные деяния по совокупности которых он и получил то, что заслужил, согласно конкретным статьям оного законодательства. :-) В СССР (в 1937– 1938 годах особенно) тоже было много осуждённых якобы «в соответствии с действующим законодательством». Прошли годы, и они были реабилитированы (часто по тому же законодательству). :-) Утверждаю, что именно «в соответствии с действующим законодательством» обвинения были, по меньшей мере, сильно натянуты. И можно было бы требовать реабилитации, если бы ныне существовал правопреемник Российской Империи. Рассмотрим пример. У меня нет под рукой законов и уставов. Точно процитировать статьи не могу. Но помню, например, что в уставе предусматривались случаи, когда корабль можно было сдавать неприятелю. Если же корабль сдавался в случаях, уставом не предусмотренных, то не только командир сдавший корабль считался виновным в сдаче, но и все офицеры корабля, которые имели возможность воспрепятствовать сдаче, но не воспрепятствовали, считались виновными. Иными словами в некоторых случаях для сохранения верности присяге требуется открыто препятствовать воле начальства. Хотя формально, это может выглядеть как бунт. ABP_TOR пишет: Можеть быть сюда вошли и семеновцы на Пресне, или черносотенцы или те жители моего городка изрядно отдубасившие заезжих студентов -агитаторов как "смутьянов и нигилистов". Может Вы поделитесь пусть даже не числом участников восстаний и их процентного отношения к населению, а просто участников стачек на 1905г (не дотянули и до трех процентов ). Вы не перепутали 1905 г. с 1917 годом, хотя, как показали дальнейшие события. единения народа не получилось и тогда. Первая и Вторая Государственные Думы показали во многом мнение народа. Обе эти Думы (1906 и 1907 годы) были избраны далеко не в условиях полной свободы агитации и пропаганды, формула выборов была далека от «всеобщей, равной, прямой и тайной». Таким образом, значительная часть наиболее леворадикальных элементов народа или не имела возможности вполне свободно агитировать на выборах, или вообще не имела права голоса на выборах, или имела право голоса неравное, менее значимое по сравнению с малочисленными правыми элементами. Однако же Думы получились антиправительственные, хотя они не весь народ полностью представляли, а его более умеренные элементы. Но даже требования этих более умеренных элементов в основном соответствовали требованиям участников восстаний и стачек. Читайте адрес Думы (ссылка мной давалась здесь), при желании можете обратиться к опубликованным стенографическим отчётам заседаний Думы. Настоящие черносотенцы составляли даже в годы реакции (после революции 1905 – 1907 годов) доли процента от всего населения России. Именно 1917 год как раз и не показал такого единения народа, как 1905 год. Например, в 1917 году сторонники революции значительно различались по отношению к Первой мировой войне, а в 1905 году столь же значительного различия по отношению к русско-японской войне не было. Цифра «130 млн. населения Российской Империи», конечно, может быть верна лишь по большому счёту, ибо, видимо, включает все слои антиправительственной России вплоть до грудных младенцев. :-) Впрочем, почему бы не включать и их? Ведь революция делалась и для них. В определённом смысле даже прежде всего для них. ABP_TOR пишет: Шмидта почему-то не подержали даже некоторые ближайшие родственники, и царь которого Шмидт, по Вашим словам, защищал. Ближайших кровных родственников к ноябрю 1905 года у П. П. Шмидта осталось только трое: сын, сестра, брат (по отцу, матери у них были разные). С женой он окончательно разошёлся ещё в феврале. Сын и сестра его поддерживали. Брат… О нём упоминалось в «Рюрике» Мельникова (которого Вы, видимо, читали). Брат не поддержал, даже свою фамилию после этого стал изменять. Царь, естественно, настоящей сути дела не знал, а знал то, что ему докладывали. Основные претензии не к нему лично, а к тем, кто его дезинформировал. ABP_TOR пишет: 3) Как у Вас сочетается отсутствие офицеров на "Очакове" с наличием "многих пленных офицеров", только не говорите что "много" -это парламентеры которых Шмидт арестовал (что само по себе характеризует его). Офицеры «Очакова» покинули его (в очередной раз и окончательно) утром 14 ноября. 15 ноября на «Очакове» находились офицеры с других судов, захваченных в ночь с 14 на 15 ноября и днём 15 ноября. Парламентёров не было. ABP_TOR пишет: И еще одно-офицерам "Очакова" по Вашему надо было дожидаться потемкинского результата, прецендент ведь уже был Офицерам "Очакова" не надо было дожидаться потемкинского результата, а надо было согласовывать своё представление о том как «защищать царя и отечество» с тем представлением о том как «защищать царя и отечество», которое преобладало в народе. Тогда «потемкинского результата» не повторилось бы. ABP_TOR пишет: 4) Может быть Чухнин передал свои полномочия Шмидту в добровольном порядке с отданием соответствующего приказа, а на "Ростиславе " его не послушали. Или же большая часть флота все-таки сохранила верность правительству? Мной уже приводился пример того, что в некоторых случаях верность присяге требует неповиновения к начальству. Большая часть флота осталась верна правительству, но громаднейшее большинство народа России было против правительства. В подтверждение этого уже приводились примеры Первой и Второй Дум, можно привести множество других примеров. ABP_TOR пишет: 5) Вы используете в данном споре лишь источники апологетичные по отношению к Шмидту и весьма тенденциозные и т.о. взгляд на Шмидта у Вас весьма односторонний. :-) «Лишь источники апологетичные»? :-) Следовательно, обвинительный акт, который мною неоднократно здесь использовался, тоже – апологитический источник!? :-) А ранее были использованы и другие источники… Г. К. Графа, который хотя и писал о Шмидте как о человеке с определённой долей симпатии, но в политике явно его действий и убеждений не разделял, тоже нельзя отнести к “апологитическим источникам”. С большой натяжкой можно отнести к “апологитическим источникам” князя С. Д. Урусова. Но всё же можно, ибо князь, хотя и был в ноябре 1905 – марте 1906 годов по другую сторону баррикад от Шмидта, но спусятя несколько лет вспоминал о Шмидте, можно сказать, с дружественным нейтралитетом. И. П. Вороницын – не “апологитический источник”, он относился к Шмидту с уважением, но критически. Это было обусловлено прежде всего политическими различиями в их взгладах. Вороницын – социал-демократ-меньшевик, Шмидт – беспартийный социалист народнического толка. Кроме того, мне нет особой нужды приводить здесь специально “неапологитические” источники, ибо в данном случае в качастве “неапологитических” источников вполне можно использовать Ваши посты. ABP_TOR пишет: Вороницын писал о припадках Шмидта, если ошибаюсь поправьте, ведь книга у Вас под рукой :)) Если Вы хотите продолжать “психиатрическую” тему, то ответьте сначала на вопросы относительно предыдущего Вашего поста. Вот эти вопросы: “Вы нашли уже логические ошибки в Ваших изложенных выше утверждениях? Или Вам надо прямо указать на них?” Ибо доказывать что-то тому, кто относится к делу так предвзято, что замечает одну часть фактов, полностью игнорируя другую часть ещё более очевидных фактов, – занятие практически бесплодное. Про припадок на «Очакове» Вороницын упоминал. Но Вы сначала ответьте на заданные ещё прежде Вам вопросы, а потом можете требовать подробного ответа на последующие свои вопросы. ABP_TOR пишет: А в целом складывается впечатление, что основным источником Вашего вдохновения является "Почтовый роман" и переписка Шмидта с Ризберг . Честное слово, мне известно только, что существует фильм "Почтовый роман", но сам фильм мне не известен. Года три назад один знакомый рекомендовал мне этот фильм, но до сих пор мне не удалось его посмотреть. Если говорить лично о П. П. Шмидте, то «основным источником» моего вдохновения, пожалуй, можно назвать последнее слово Шмидта. Но на самом деле «основной источник» вдохновения – 1905 год.

lns: Уважаемый ABP_TOR! (Извините за выражение, ибо :-) мне кажется, что подобное обращение прежде применялось к :-) , скажем современным термином, работникам сферы услуг и т. п., но никак не к офицерам. :-)) :-) Можно предположить, :-) что Вы в самом деле решили прежде чем продолжать всю тему внять совету изучать стенограммы первых Государственных Дум, оттого тема «заглохла». Но тема ветки вообще обширна, за три века истории флота можно найти много интересного, а за ХХ век особенно. Вот, например, один аспект в деле Николая Ивановича Небогатова, на который мне хотелось обратить особое внимание. Вы включили Небогатова в «офицеры-арестанты», хотя, строго говоря, он вроде бы ещё до суда был лишён чина. "Пр. пов. Адамов. Вы, как духовное лицо, знакомы, конечно, с догматами христианской религии, поэтому вам и всем другим, исповедующим христианскую религию, не представлялось ли, что загубить 2000 жизней – подвиг не христианский? О. Зосима. Да. С религиозной стороны, я думаю, что адм. Небогатов сделал святое дело, так как за спиной 2000 воинов остались бы сироты и вдовы. У нас были призванные из деревень – люди женатые, семейные. Мне приходилось по ночам слышать разговоры матросов. Тот стонет, что оставил жену, детей, как-то проживут; другой рассказывал, что, уходя в плавание, продал последнюю корову, лошадь, чтобы обеспечить на несколько месяцев семью. Естественно, что если было бы затопление, то это был бы величайший грех и преступление со стороны адм. Небогатова". (Отчет по делу о сдаче 15 мая 1905 г. неприятелю судов отряда бывшего адмирала Небогатова. СПб., 1907. С. 306.) Вот, например, ещё одна тема, касающаяся «офицеров-арестантов», которая меня тоже особенно интересует. Репрессии во флоте в 1926 – 1927 годах. «Дело № 7455 в отношении моряков Балтийского флота было одним из самых крупных в то время. Всех их арестовали в 1926 году, а 28 февраля 1927 года перед судебной коллегией ОГПУ предстали 23 морских офицера, обвиненных в создании на флоте контрреволюционной военно-монархической организации. По делу они проходили как бывшие офицеры российского императорского флота. А сегодня их по праву относят к элите советского ВМФ в предвоенные годы. На момент ареста бывший капитан I ранга П. Ю. Постельников служил в Ленинградском военном порту, капитан II ранга К. В. Вонлярлярский – начальником отдела штаба Морских сил Балтийского моря, мичман Н. Л. Вартенбург – командиром 1-го дивизиона эсминцев, лейтенант Е. С. Велецкий – командиром учебного судна «Комсомолец», мичман Н. Ф. Оболенский – флагштурманом бригады травления и заграждения, мичманы С. А. Ловцов и В. Б. Лесгафт – командирами эсминцев. «Бывший гардемарин царского флота» А. В. Томашевич служил флагманским минером бригады подводного плавания Балтийского флота. Лейтенант С. А. Хвицкий, награжденный как и Бахтин, орденом Красного Знамени, преподавал в Военно-морской академии. В Москве «взяли» бывшего капитана II ранга Ф. В. Васильева, проходившего службу начальником минного отдела технического управления РККА и сотрудника и сотрудника того же управления бывшего лейтенанта А. И. Борячинского. Капитан I ранга Н. А. Арбенев, инженер-механик Г. М. Назаров, лейтенант А. П. Дулов после революции уволились с флота и работали на разных предприятиях Ленинграда, бывший мичман В. В. Дашкевич «занимался садоводством в г. Николаеве», а А. Н. Бахтин был единственным, кого арестовали в Севастополе. По версии следствия, все бывшие офицеры царского флота, арестованные по этому делу, которое, как установлено позже, было сфальсифицировано, занимались контрреволюционной деятельностью в период в 1918 [так в тексте, вероятно, правильно «с 1918» – lns] по 1926 год. Большинство из них назвал в качестве соучастников К. В. Вонлярлярский. <…> В том же протесте [Главного военного прокурора, подписанном 19 апреля 1956 года – lns] говорилось, что согласно справке тюремного врача от 3 сентября 1926 года, Вонлярлярский в период дачи показаний на Бахтина и других страдал психастенией и у него наблюдалось угнетенное состояние». (Звягинцев В. Е. Трибунал для флагманов. М., 2007. С. 243 – 244.) Да, вот, как оказалось, и здесь присутствует «психиатрическая» тема. :-) Видимо, всё-таки снова придётся её затронуть, к тому же на эту тему здесь уже относительно нескольких личностей ещё не расставлены точки. :-) Но пока мне кажется, что было бы неплохо поставить точки в ответах на некоторые другие затронутые здесь выше вопросы. ABP_TOR пишет: Повторюсь, но единственным оправданием для мятежника является победа мятежа ... Повторюсь, но (с точки зрения юридической) оправданием того, что формально содержит признаки мятежа, может являться крайняя необходимость. Впрочем, в случае оправдания мятеж обычно и не называют мятежом. :-) "Мятеж не может кончиться удачей, / В противном случае зовут его иначе." :-) Хотя не всегда легко определить, была ли крайняя необходимость. Кроме того, не всегда в жизни всё можно оценивать только с точки зрения юридической. Соглашусь, что заведомый неуспех мятежа часто является веским доводом в пользу того, чтобы не участвовать в нём, не тратить на него силы, даже если его цели сами по себе и вполне правильны; но это "часто", а если говорить конкретно о рассматриваемом нами случае, то здесь мы имеем одно из многих исключений из этого "часто". Некоторые доводы относительно этого мной уже приводились, если спор продолжится, можно будет приводить и ещё доводы, но это если будет желание продолжать. ABP_TOR пишет: ... мнению 130 млн. населения Российской Империи ... Уточню, что по оценке данной в книге Россия. 1913 год. СПб., 1995 на начало 1905 года, население Российской Империи без Финляндии было 143,7 миллионов, на начало 1906 года – 145,5 миллионов. Итак, по большому счёту около 9/10 населения. :-) Да, вплоть до грудных младенцев, у которых пока ещё своего мнения по этому вопросу не могло сложиться, но если вырастут, то может сложиться, и их суд будет судом истории. Можно с уверенностью говорить, что по меньшей мере около 9/10 населения вынесли бы оправдательный приговор, если бы судили объективно. ABP_TOR пишет: ... черносотенцы или те жители моего городка изрядно отдубасившие заезжих студентов -агитаторов как "смутьянов и нигилистов" ... Это, кажется, где-то в Донбассе? Какой губернии? :-) А я из Богородского уезда :-) Московской губернии (т. е. из Ногинского района Московской области). Только я в районном краеведении как-то не очень... Вот удалось найти что-то про свой уезд в 1905 году, но что это за "фабрика Четверикова" не знаю (подозреваю, что где-то в границах современного Ногинска, т. е. не слишком близко от места моего жительства). 7 ноября 1905 года на делегатском съезде Всероссийского Крестьянского Союза: «Делег. Богородск. у. (Московск. губ.). Уезд у нас очень населенный, масса фабрик. Всюду царит произвол и насилие. Особенно отличаются Самарин, Морозов и Кисель-Загорянский, которые действуют на крестьян обманом и угрозами. В школах собираться нельзя, инспектор училищ не дает. Единственное местечко, где можно собираться, это – фабрика Четверикова. В чайной при фабрике были устроены беседы и собрания рабочих. <...> Послали меня на фабрику Четверикова, куда собрались крестьяне из окрестных деревень. На этом собрании решили примкнуть к крестьянскому союзу. Через неделю опять собрались, приехали даже за двенадцать верст, говорят: "Мы желаем всецело примкнуть, составили приговор. Как ни держали нас в темноте, но нет, довольно! Пора положить этому предел". Другой делег. Богород. у. С попами черносотенными расправляются у нас очень решительно. Наш поп сказал проповедь, что нужно вязать крамольников. Мы тогда пришли к нему и говорим: "Если ты, батька, еще такую проповедь скажешь, то не ходи больше по приходу – не примем". Он говорит – не буду. Стал шелковый. И даже когда через неделю попросили отслужить панихиду по павшим борцам за свободу, он отслужил». (Материалы к крестьянскому вопросу. Ростов на Дону. 1905. С. 46 – 47.) "С попами черносотенными расправляются у нас очень решительно". Но обратите внимание, что никого не отдубасили. :-) О Думах. :-) Да, не надо, конечно, штудировать все стенографические отчёты заседаний двух Дум, если только Вы не собираетесь писать на эту тему диссертацию или что-то подобное. :-) Но надо знать: «Что же крестьянство дало в первую и вторую Думу? Наиболее крайние левые элементы и массу революционеров. Вот тебе и консерватизм крестьянства!» (Витте С. Ю. Из архива С. Ю. Витте. Воспоминания. СПб., 2003. Т. 2. С. 144.) И надо иметь в виду, что Думы были хотя и антиправительственные, но в большинстве своём относительно умеренные по сравнению со всей страной. Мной уже приводились выдержки из адреса Думы, где в том числе было требование «амнистии, распространенной на все предусмотренные уголовным законом деяния, вытекавшие из побуждений религиозных или политических, а также на все аграрные правонарушения». Это относительно умеренное требование. «Заболотный (Подольская губ.). Господа депутаты! Так как большая часть в моей поправке уже внесена комиссией, то я только позволю себе напомнить о том, что туда также следует включить ещё два слова: "и преступления против воинской дисциплины". (Аплодисменты). Набоков (Докладчик комиссии). Поскольку преступления против воинской дисциплины вытекали из побуждений политических, постольку они включены в понятие об амнистии, поскольку они не относятся к политике, а вытекают из побуждений иных, они не подлежат понятию об амнистии. Какой же смысл, какое нам дело, если какой-нибудь солдат не послушался своего фельдфебеля?» (Государственная Дума. Стенографический отчет. 1906 год. Т. 1. СПб. 1906. С. 226.) На другой ветке как-то шла речь о Кронштадтском восстании в октябре 1905 года. Там были некоторые такие примеры, когда преступления едва ли можно было подвести под политически мотивированные… :-( Ещё о крестьянстве (т. е. о подавляющем большинстве населения той России, которую мы потеряли). Вот (ниже) выдержки из двух крестьянских приговоров. Выбор пал именно на эти приговоры, т. к. в них упоминается флот. Возможно, при их чтении у кого-то возникнут замечания относительно того, что состояние русского флота и внутреннее положение Японии, о которых там кратко сказано, не вполне соответствовали тому, что было на самом деле. Но этот вопрос следует скорее обсуждать там, где обсуждается русско-японская война. А здесь для нас важна общая оценка внутреннего положения России. (Здесь речь идёт о ещё «булыгинской Думе», но всё же Дума в итоге была собрана по несколько другому положению.) «Мы, нижеподписавшиеся, крестьяне села Кардавиля, Пановской волости (Арзамас. у.), быв сего 15-го октября месяца 1905 года на сельском сходе в количестве 160-ти домохозяев, в присутствии сельского старосты Якова Карпаева, имели суждение о предстоящих выборах в Государственную Думу и постановили следующее: Хотя мы и темный народ и разобраться во всем, что касается Государственной Думы, нам и трудно, но умом то нас Бог не обидел, да и из газет мы кое-что узнали. Вот и увидали мы, что Государственная Дума такая, какой ее хотят устроить, мало пользы принесет нам, – забитому, угнетенному крестьянству, и не нам только, а всему русскому народу, который своим потом и кровью добывает те деньги, которые расходуются без всякого толку. Из газет мы знаем, что много, очень много денег наших кровных, трудовых денег истрачено на флот, а где этот флот? Плохо что-ли дрались наши солдаты? Нет, честь и слава нашим героям-воинам, не посрамили они земли русской! Из газет мы знаем, что корабли-то были никуда не годные. Об этом знало начальство, когда посылало на верную гибель наших детей – само писало об этом. По своему разуму мы так полагаем, что на миллионы, показанные истраченными на флот, можно было бы хорошие корабли завести, да видно деньги на другое понадобились – может тоже переезжать с квартиры на квартиру какому министру или чиновнику большому понадобилось? На переезд-то дали, а на корабли не хватило! И все идет на Руси таким же порядком: стонет рабочий народ, и благоденствуют на наши кровные денежки чиновники, сами себе жалование набивают, да придумывают как бы сверх жалования получить: прогоны там или для проезда с квартиры. И заслонили они Государя крепкою стеною от нас. Если случайно что и доходило до ушей Государя, дружно вставали они друг за дружку и уверяли Государя, что хорошо живет народ. <…> А людей тех, что нужды народные сказывали бунтовщиками звали, да в Сибирь ссылали, а если большой чиновник то был, на теплые воды лечиться отправляли — только помалкивай. <…> молились мы Богу за Государя, молились, чтобы услышал стоны наши Государь-Батюшка — крепко мы верили, что такое время настанет. И услышал Господь молитву нашу — несчастная война показала Государю, что не верно ему докладывали: «все благополучно». <…> И повелел он собрать выборных, от всей земли русской, в Государственную Думу. 6-го августа повелел он обнародовать Манифест о созыве этой Думы. Никто не говорит нам, когда будут эти выборы, да и не только не говорят, а запрещают добрым людям разъяснять нам, в чем дело, какие нам права предоставляются: <…> Государственная Дума в настоящем своем виде не может ничего улучшить в теперешнем тяжелом для народа положении, ее выдумали чиновники не на пользу народную, а только для отвода глаз. Она не может успокоить волнение, охватившее всю Россию, потому что большая часть трудящегося народа устранена от выборов, а большинству из тех, кому открыт в ней доступ, или неведомы нужды трудящегося народа, или даже им выгодно теперешнее бесправие. Поэтому необходимо всеми силами стоять за то, чтобы Государственная Дума стала не законосовещательной только, а законодательной, т. е. чтобы между Царем и народом не было чиновничьей стены. Чтобы была на Руси единая воля Царя и народа, а чиновники, чтобы были только слугами этой единой воли, а чтобы было это действительно так нужно сейчас же отнять у чиновников то оружие, которым они держат в руках народ. Нужно тот час отменить всюду военное положение и усиленную охрану, не умиротворяется, а озлобляется этим народ, а вместо этого необходимо тотчас дать свободу личности (чтобы никого нельзя было лишить свободы без постановления суда), свободу слова (чтобы каждый мог безбоязненно высказывать, что думает и за слова свои отвечал бы только перед судом); свободу собраний (чтобы никому не было запрещено собираться на любом месте для обсуждения всяких вопросов), свободу печати (чтобы каждый мог писать и печатать все, что ему угодно и только перед судом отвечал за напечатанное), чтобы закон был один для всех равный и чтобы не было ни бар, ни крестьян, а все бы были равны, у Бога нет разницы — все люди, и чтобы суд был для всех равный. Узаконив все это, Дума должна просить Государя распустить ее и назначить новые выборы, не по теперешнему, а всеобщие, прямые, равные и тайные <…>» (Приговоры и наказы крестьян Центральной России. 1905 – 1907 гг. М., 2000. С. 71 – 74.) «1905 года ноября 2-го дня. Мы, нижеподписавшиеся Нижегородской губернии Арзамасского уезда, Пановской волости, села Казакова крестьяне от 218 домохозяев в числе 160 человек в присутствии сельского старосты Сергея Аверина обсуждали вопрос о предстоящих выборах в Государственную Думу представителей «доверием народа облеченных», как сказано в Манифесте 6-го августа. <…> Разве скажут Батюшке Государю про нашу нужду и горе люди богатые да сытые? нет не скажут. Что ему сказали-ли правду, когда начали войну с японцами? Одну только ложь. Выписали мы газету (у нас есть грамотные), стали читать про войну, что там делается и что за люди японцы. Оказалось, что они хоть народ и маленький, а так нас поколотили, что долго-долго не забыть такого урока. Разбили нашу всю почти армию, взяли – Манчжурию, Ляодун, половину Сахалина и в щепки расколотили наш Флот! И за все это придется платить нам крестьянину и рабочему люду, в виде разных налогов. Вот мы и думаем, отчего же это все так случилось? А от того, что японцы-то умнее нас и начальники-то у них лучше, и с солдатом-то обходятся лучше и одевают, обувают лучше. Мы знаем, что Царь хочет нам добра, да где же ему одному за всем доглядеть, а чиновники-то его обманывают и не говорят правды. Сколько легло наших солдат храбрецов в далекой Манчжурии, сколько изувеченных вернутся домой? А сколько их томится в плену? Все это ляжет на крестьянскую шею. И теперь мы знаем из газет и слышали Манифест, что война кончилась и слава Богу, довольно крови пролито. Многие матери, сестры, братья, жены и дети убитых долго будут оплакивать их. Кто же виноват в наших неудачах: в том, что послали негодный флот, растеряли армию, проиграли войну и лишили нас кормильцев? Да все те же чиновники, которые все время войны обманывали Царя и набивали себе карман. Вот и мы не ждем от Царской Думы ничего хорошего. Если в ней будут управлять не народ с Царем, то опять будем мы такими же невежами и бедняками, 17-го октября Государь Батюшка дал самую великую милость: назвал нас свободными гражданами, дозволил нам собираться, где угодно и дал свободу совести. И вот стали добрые люди праздновать день великой милости, стали собираться по городам великой России, а стражники, урядники, становые, исправники и все чиновники, кому не по мысли такая милость, а также духовные отцы и черносотенцы, хулиганы, нанятые толстосумами купцами начали подстрекать темный люд бить тех, кто нам желает добра, кто за нас сидел в тюрьмах, шел на каторгу и на виселицу. <...> А нужды наши большие: нужно, чтобы права наши были со всеми равные, нужно, чтобы не было ни дворян, ни купцов, ни духовных, а все люди и верные слуги Царя, нужно, чтобы суд был для всех один равный, для всех "скорый и милостивый", нужно, чтобы наши дети обучались все бесплатно не только начальному образованию, но и дальше, нужно нам, чтобы теперешние полицейские: стражники, урядники, заменились нашей выборной полицией. Тяжелым камнем лежат на нас всякие поборы: выкупные платежи, акцизные и другие косвенные налоги, ведь мы не торгуем и промыслами крупными не занимаемся, а только обрабатываем землю. Нужно, чтобы эти налоги ложились на богатых, все равно они денег много тратят на свои удовольствие без толку. А самая необходимая наша нужда – земли у нас очень мало <...>» (Там же. С. 86 – 88.)

Solis: lns если не трудно дайте плз ссылки на книги о Шмидте П.П.

lns: Solis, любопытно, конечно, знать для чего это Вам, но вне зависимости от того получу ли на это ответ отвечаю. Ваш вопрос слишком краток. Интересуют именно книги? Или отдельные статьи тоже? Интересуют только те, которые относятся к историческим наукам? Или художественные произведения тоже интересуют? Интересуют те публикации, где можно найти достоверную информацию? Или те, где слишком много недостоверной информации тоже интересуют? Интересуют все книги о П. П. Шмидте, о существовании которых мне известно? Или достаточно очертить круг тех публикаций, по которым уже можно составить в общем верную картину, исключив те источники, которые к этой картине уже или добавляют лишь немногое или ничего существенного не добавляют? В последнем случае большая книг уже упоминалась здесь. Во всяком случае, в значительной мере повторюсь. Иван Петрович Вороницын (1885 — 1938), участник Севастопольского восстания 1905 года, был тогда председателем Cовета. Иногда его фамилию пишут через "и", "Вороницин". В 1922 году И. П. Вороницын издал свои воспоминания охватывающие период примерно с конца 1905 года до начала 1917 года. В начале этих воспоминаний Вороницын кратко рассказывает о Севастопольском восстании. В его рассказе есть различные неточности. Так часто бывает вообще в воспоминаниях, которые неизбежно являются в большей или меньшей степени субъективными; а когда эти воспоминания написаны уже после того, как с того времени, о котором вспоминают прошло немало лет, то тем более велика вероятность появления различных неточностей. В начале этих воспоминаний немного говорится о П. П. Шмидте. Говоря в воспоминаниях, о Шмидте, с которым Вороницын мало знаком, он искажает некоторые факты. В 1925 году Вороницын издал книгу о П. П. Шмидте, там Вороницын уже старается проверять факты и избегать их возможного искажения. В книге дан список, использованной Вороницыным литературы, кроме того, естественно, Иван Петрович пользуется и личными воспоминаниями. Всё же есть некоторые неточности и в этой книге, но, по крайней мере в тех главах, где говорится о событиях около 1905 года, неточностей мной обнаружено немного, и они не особенно велики, и книга эта, несомненно, очень ценна. Но в книге 1925 года кроме фактов есть ещё и некоторые оценки Вороницына, с которыми я не могу согласиться. В книге Вороницына дан следующий список использованной им литературы: Литература о лейт. Шмидте и Севастопольском восстании. 1. Обвинительный акт по делу о восстании на крейсере 1-го ранга «Очакове». Перепечатан во многих периодических изданиях, в том числе в журнале «Право» за 1906 г., стр. 1041 и след. В новей-шее время в "Морском сборнике", 1918 г. № 2 — 3. 2. Обвинительный акт по делу о нижних чинах черноморской флотской дивизии, севастопольской крепостной саперной роты, 49-го пех. брестского полка, 43-го пех. зап. батальона, севастоп. крепостной артиллерии и гражданских лицах... Составлен 24 мая 1906 г. 3. «Волнения и причины их в саперной роте (письмо подсуди-мых)». «Право» 1906 г. № 20. 4. «Жизнь лейт. Шмидта», Спб. 1906 г. Без указания автора. Подход апологетический. 5. «На пороге к смерти». Из дневника матроса цусимца. «Современник» 1913 г., кн. 9. 6. П. Моисеев. «Последние дни лейт. Шмидта, Частника, Гладкова и Антоненко». «Былое» (заграничное) 1910 г., вып. 13. 7. Л. Арбузов. «Бунт в Севастополе». «Ист. Вестн.» 1910 г. кн. 1. Враждебная Шмидту и революции статья. 8. С. Урусов. «Дни свободы в Севастополе». "Вестник Ев-ропы". 1909 г., кн. 2. 9. Л. Резников. «Лейтенант Шмидт». Симферополь. 1917 г. Многие факты искажены. Преобладает личность автора. 10. «Лейтенант Шмидт». Письма, воспоминания, документы. Под ред. и с пред. В. Максакова. Изд. Центроархива «Новая Москва 1922 г. Ценное собрание документов и материалов, содержащее: Воспоминания 3. Р.; письма Шмидта к 3. И. Р.; доклад рот-мистра Васильева о севастопольских событиях; доклад Вороницына на конференции военных и боевых организаций РС-ДРП в 1906 г.; речь Шмидта на суде. Относительно речи Шмидта необходимо заметить, что она расходится со стенограф. записью. Речи Шмидта приведены в «Рус. Вед.» зa 1906 г. и перепечатаны в брошюре Гелиса (см. п. 15). 11. «Лейтенант П. П. Шмидт». Воспоминания сестры (А. П. Избаш). Ред. Изд. Отдел Мор. Вед. 2-е изд. Петроград. 1923 г. Главный источник для изучения личности Шмидта и его развития. В приводимых документах, речах и проч., к со-жалению, сделаны изъятия монархических высказываний Шмидта. 12. И. Генкин. «По тюрьмам и этапам». Петроград. Госиздат. 1922 г. 13. И. П. Вороницын. «Из мрака каторги. 1905—1917 г.». Харьков. Держ. видавництво Украiни, 1922 г. Обе последние книги содержат личные воспоминания авторов о Севастопольском восстании и о лейт. Шмидте. 14. В. Дробот. "Севастопольское восстание 1905 г.". "Пролетарская Революция" 1923 г. №№ 6, 7 и 10. Детальная история восстания. Точка зрения автора одно-сторонне-полемическая. Многие факты грубо искажены, как достоверные, использованы показания свидетелей обвинения и фантастический часто дневник уклонившегося от участия в восстании кондуктора «Очакова» Вдовиченко. Эти недо-статки, совершенно обесценивающие работу, лишь отчасти исправлены примечаниями редакции. 15. И. Гелис. "Ноябрьские дни в Севастополе в 1905 г." Изд. "Пролетарий», Харьков. 1924 г. Ценное и в основных чертах верное описание севастопольских событий. Помимо картины событий автор ставит своей задачей «выявление исторической роли лейт. Шмидта, искаженной дифирамбами эсэросских писателей». 16. Прадиденко. «Памяти лейт. Шмидта». М. 1917 г. Автор — очевидец и один из рядовых участников казни Шмидта. Его брошюра дает лишь несколько штрихов «ле-генды о Шмидте». 17. «Казнь П. П. Шмидта, Частника и др.». «Красный Архив», т. V. 1924 г. 18. «Дело лейт. Шмидта». «Суд идет», 1925 г. № 1. 19. А. Куприн. "Гибель Очакова". «Календарь русской рево-люции», под ред. В. Бурцева. 2-е изд. 1917 г. 20. «Красное знамя над черноморской эскадрой». Рассказ оче-видца. «Кр. Новь» 1923 г. 21. «Красный лейтенант». Сост. Ю. Соболев. "Кр. Новь" 1924 г. Относительно п. 10 ("Относительно речи Шмидта необходимо заметить, что она расходится со стенограф. записью.") замечу, что это нельзя назвать "стенограф. записью". В одной газете относительно этого текста сказано: "После осмотра вещественных доказательств лейтенант П. П. Шмидт обратился у судьям с речью приблизительно следующего содержания". (Речь Шмидта к судьям // Русь. 1906. 19 февраля (4 марта). № 33.) И есть основания полагать, что из-за этого "приблизительно" произошли заметные искажения. Подлинным текстом можно считать то, что дано в п. 10, но там текст сокращён. Полный текст есть в Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. Документы и материалы. М., 1957. Указанная книга весьма ценна, хотя вообще ко всем историческим книгам, изданным в СССР (особенно примерно с конца 1920-х и до конца 1980-х, а ещё совсем особенно в годы "культа личности") надо относиться с осторожностью, слишком велика вероятность искажений, умалчиваний или прямо откровенных фальсификаций. Относительно писем, опубликованных в п. 10, следует заметить, что они вообще-то изначально не предназначались для публикации. И в Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004. есть факсимильные воспроизведения некоторых частей писем. Там в одном из писем П. П. Шмидта к З. И. Ризберг (видимо, от 20 февраля 1906 года) есть такая фраза: "Мои письма, если захочешь издавать непременно проси корректировать Зарудного или Врублевского так, чтобы не было никаких противоречий между моими речами на суде и письмами, т. к. в них многое написано было под влиянием раздражения и потому в политическом отношении не вполне соотвествовало моим взглядам". Указанная современная книга, хотя там и есть что-то, про что сказано "публикуется впервые", даёт немного нового в отношении существенных фактов, кроме там есть и фактические ошибки, и иногда одни факты выпячиваются, другие умалчиваются. О самой книге Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М. — Л., 1925. скажу, что о том, что было до 1904 года там написано весьма расплывчато и неточно. Каторга и Ссылка. 1925. № 5 (18). В номере журнала несколько публикаций касающихся П. П. Шмидта и Севастопольского восстания, это воспоминания и документы. Шмидт-Очаковский Е. П. Лейтенант Шмидт («Красный адмирал».) Воспоминания сына. Прага. 1926. Есть фактические ошибки. А вот о том, что было до 1904 года там можно найти интересную информацию. Есть одна книга, которую, если нужны прежде всего точные факты, не рекомендую, ибо в ней таковые найти трудно, редакторские примечания исправляют в чём-то авторский вымысел, но в немногом, и добавляют к авторскому тексту некоторые факты, но очень немногие... Это скорее повествование по мотивам реальных событий, но во многом далёкое от реальной истории. Но всё же книга эта представляет определённую ценность. Карнаухов-Краухов В. И. «Красный лейтенант». М., 1926. В. И. Карнаухов-Краухов (1880 — 1923) в 1900 —1902 годах, до призыва на военную службу, служил вместе со Шмидтом в торговом флоте, а в 1905 году Карнаухов-Краухов служил на "Очакове". Если мы будем сопоставлять воспоминания Карнаухова-Краухова с другими свидетельствами и с редакторскими примечаниями к его собственным воспоминаниям, то заметим, что В. И. часто или некоторые факты плохо помнит, или просто откровенно добавляет к фактам свидетелем, более того соучастником, которых он был некоторую долю художественного домысла, поэтому воспоминаниями его историк должен пользоваться с большой осторожностью. Кроме того, мне кажется, В. И. по отношению к Шмидту очень субъективен. Например, Карнаухов-Краухов с 1902 по 1917 год был эсером (в 1918 году, по всей видимости, то ли примыкал к левым эсерам, то ли прямо был членом партии), и у меня складывается впечатление, что он хочет видеть в Шмидте (беспартийном) почти эсера, в результате Карнаухов-Краухов воспринимает (а иногда даже более того домысливает) в Шмидте то, что соответствует его (Карнаухова-Краухова) политической позиции, а то, что не соответствует упускает. Но книга ценна тем, что написана человекам лично знавшим Шмидта не один год, хотя в фактах автор очень неточен, но о своём отношении к П. П. Шмидту он пишет, и это тоже важно. Мельников Р. М. Крейсер "Очаков". Л., 1986. Мне трудно оценить книгу с точки зрения кораблестроения. А с точки зрения фактов, касающихся П. П. Шмидта и Севастопольского восстания, там многое напутано. И в качестве достоверных опять же использованы показания свидетелей обвинения! Есть отдельные интересные существенные факты, но их немного...В указанной книге задним числом записаны в большевики А. И. Гладков, Н. Г. Антоненко и С. П. Частник. Если судить по книге Ворницына, то настоящим социал-демократом из них троих был только Гладков. Большевиком или меньшевиком, или ни тем, ни другим — неясно. Вообще же на Севастопольское восстание значительное влияние оказали меньшевики. Можно вообще указать ещё на десятки публикаций (и "бумажных", и "электронных", и советских, и несоветских, и т. д.), но, полагаю, они все вместе взятые добавляют в общем не слишком много существенного к тому, что можно получить из уже указанных изданий. Надо ли это добавлять? Надо ли делать ещё и обзор таких публикаций, которые основаны главным образом на искажении фактов, вымысле, домысле, а порой и на прямых фальсификациях? Если надо ещё как-то дополнить указанные публикации, просите, постараюсь сделать. З. Ы. Не рекомендую "1905" Л. Д. Троцкого, вообще о 1905 годе во многом хорошая книга, но о Севастопольском восстании её не рекомендую. А ещё в одной из своих речей в 1910 году (в пылу полемики, видимо) Троцкий так вырвал из контекста и по-своему пересказал, слова П. Н. Милюкова сказанные 13 ноября 1905 года, во время восстания, что совершенно исказил их смысл. Я вообще к Троцкому-историку относилась прежде с уважением, а после того как несколько раз (в последние два-три года) обнаружила такое, что Троцкий вырывает чьи-то слова из контекста и приводит их так, что придаёт им смысл существенно отличающийся от исходного, после этого могу лишь сказать, что к Троцкому-историку надо относиться с определённой осторожностью... З. З. Ы. "Моряки" Г. К. Графа не рекомендую, хотя там в общем и нет гнусных инсинуаций, но слишком субъективно и есть ошибки...

Solis: lns спасибо за подробный ответ, но я спрашивал где их можно найти в интернете в электронном виде. А нужно это мне для чтения. Есть ли в электронном виде вот эти книги Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М. — Л., 1925., «Лейтенант Шмидт». Письма, воспоминания, документы. Под ред. и с пред. В. Максакова. Изд. Центроархива «Новая Москва 1922 г. , Виноградова А. В. Расстрелянная мечта. Николаев, 2004. или какие нибуть другие из списка?

lns: Solis пишет: где их можно найти в интернете в электронном виде Мне там их в таком виде не удавалось обнаружить. В интернете удавалось найти только различные статьи, в некоторых из них могли быть ссылки на указанные книги или цитаты из них... Книга Вороницына есть в электронном виде у меня лично (возможно, что с небольшими опечатками), если её заархивировать, то занимает относительно немного места, тогда её легко можно переслать по электронной почте.

Solis: lns если не составит труда перешлите пожалуйста по почте Solis-Fonte@yandex.ru

lns: Solis пишет: перешлите пожалуйста по почте Solis-Fonte@yandex.ru Отправлено сегодня.

Solis: lns Большое спасибо.

cook: Уважаемые форумчане,кто может подсказать по судьбе офицеров '' Рафаила",а то среди приказов и установлений по Морведу мне попался только указ считать жену Стройникова,отданного в арестанские роты,вдовой капитана 2-го ранга. Больше по делу "Рафаила" ничего.

Александр: Кизеветтер Густав Густавович воспитывался в Морском корпусе 16.04.1872 - Высочайшим приказом по флоту и Морскому ведомству произведён в гардемарины 38-м по списку (из 42-х) мичман (1873) на 1892 - командир транспортной шхуны Ермак, капитан 2 ранга; занимался снабжением маяков и лоцмейстерской службой у побережья Восточной Сибири "...Наиболее долгим и путаным было дело 47-летнего капитана 2-го ранга Густава Кизеветтера, .Получив весной 1894 года назначение, лейтенант Тобизен перед убытием с караулом на остров предпринял попытку взять деньги в долг у купцов, обещая им по возвращении расплатиться шкурками котиков. Однако купцы проявили осторожность, тем более что над прежним начальником караула лейтенантом Горшановым и его сообщниками стали сгущаться тучи... И тем не менее Тобизену удалось найти богатенького кредитора при посредничестве штабс-капитана Богданова в лице приказчика фирмы "Лангелитье и Ко" Артура Вебера. Вступив в тайный сговор, они и стали проворачивать дела. В сентябре 1894 года Тобизен сдал на пришедшую к Тюленьему шхуну "Котик" около 3 тысяч шкур морских котиков, забитых караулом острова (перед тем как начинать забой, начкар поил подчиненных водкой, обещая им за работу от 200 до 300 рублей). Затем в бухте святой Троицы сей ценный груз со шхуны был перенесен на борт германского парохода "Триумф", зафрахтованного фирмой "Лангелитье и Ко", который доставил шкуры в Германию... Расплачивался за шкурки германский подданный Карл Альберс. Ущерб казне, нанесенный караулом во главе с лейтенантом Тобизеном в результате этой операции, составил 33 тысячи 631 рубль 20 коп. золотом. Возвращаясь осенью с острова во Владивосток, начальник караула Тобизен прихватил с собой еще партию шкурок: часть раздал нижним чинам "за работу и молчание", другие упаковал в ящики и спрятал на транспорте, против чего не возражал командир "Якута" капитан 2-го ранга Кизеветтер. Во время стоянки у острова Сахалин верные люди сообщили лейтенанту Тобизену, что во Владивостоке готовится обыск "Якута" и личных вещей членов караула на предмет выявления незаконно добытых шкурок котиков. Тревожным известием лейтенант поделился с командиром транспорта капитаном 2-го ранга Кизеветтером и предложил выбросить шкуры за борт, дескать, сгорим на мелочи. Однако Кизеветтер не стал избавляться от опасных улик, а приказал сделать на ящиках со шкурами надпись: "Казенный груз", а потом, мол, после досмотра, всем все верну... Но когда все обошлось, командир "Якута" и не подумал возвращать ценный товар: сначала заявил, что ящики находятся под арестом, а затем что он якобы все шкуры сжег... В действительности же, как установил суд, капитан 2-го ранга Кизеветтер через купца Адольфа Андре и фирму "Линдгольм и Ко" переправил шкурки в Лондон на аукцион... В суде Кизеветтер, ставший к этому времени помощником командира Сибирского флотского экипажа, признал себя виновным лишь в том, что доставил шкуры во Владивосток и скрыл это от начальства. Однако он думал, что эти шкуры не криминальные, а подарок охотников-алеутов лейтенанту Тобизену. А скрыл же их наличие на борту "Якута" потому, что хотел спасти судно от бесчестия... И если он таким образом причинил казне убыток, то готов его добровольно возместить... Защитники капитана 2-го ранга Кизеветтера, напрочь отметая личный коммерческий интерес, напирали на "легкомыслие" своего подопечного, на что прокурор заметил: "Легкомыслие наравне с невежеством часто указывает на недостаток психических способностей. И принимается оно во внимание лишь тогда, когда доказано, что им воспользовались другие лица. Здесь же мы видим иное..." 27.02.1898 - из приказа командира Владивостокского порта № 152: "... По Высочайше утвержденному приговору временного военно-морского суда Владивостокского порта Сибирского флотского экипажа капитан 2-го ранга Кизеветтер... за преступные деяния... лишаются всех особых прав и преимуществ, чинов и наград... исключаются из службы и ссылаются: Кизеветтер... в Тобольскую губернию... Названные осужденные имеют право избрать место жительства в пределах Европейской и Азиатской России за исключением столиц и столичных губерний: Кизеветтер... по истечении 12 лет... Предлагаю командиру Сибирского флотского экипажа по проведении приговора в исполнение исключить означенных офицеров из списков и предать... в распоряжение гражданского начальства". Государь император их прошение о снисхождении отклонил. сын Вадим, офицер флота Тобизен Александр Иванович воспитывался в Морском корпусе 1880 - зачислен в службу гардемарин (1882) 18.07.1883 - Высочайшим приказом по флоту и Морскому ведомству произведён в мичманы лейтенант (на 1894) на 1894 - начальник караула по охране острова Тюлений о браконьерстве 01.11.1894 - с личным составом караула на транспорте Якут прибыл во Владивосток; на рейде подвергся досмотру, на транспорте обнаружено 92 шкурки котиков; пояснил, что котики были забиты для улучшения питания, а шкурки предназначались для сдачи в казну Ущерб казне составил 33 тысячи 631 рубль 20 копеек золотом 37-летнего лейтенанта Александра Тобизена. Правда, последний еще до начала суда внезапно скончался. Получив весной 1894 года назначение, лейтенант Тобизен перед убытием с караулом на остров предпринял попытку взять деньги в долг у купцов, обещая им по возвращении расплатиться шкурками котиков. Однако купцы проявили осторожность, тем более что над прежним начальником караула лейтенантом Горшановым и его сообщниками стали сгущаться тучи... И тем не менее Тобизену удалось найти богатенького кредитора при посредничестве штабс-капитана Богданова в лице приказчика фирмы "Лангелитье и Ко" Артура Вебера. Вступив в тайный сговор, они и стали проворачивать дела. В сентябре 1894 года Тобизен сдал на пришедшую к Тюленьему шхуну "Котик" около 3 тысяч шкур морских котиков, забитых караулом острова (перед тем как начинать забой, начкар поил подчиненных водкой, обещая им за работу от 200 до 300 рублей). Затем в бухте святой Троицы сей ценный груз со шхуны был перенесен на борт германского парохода "Триумф", зафрахтованного фирмой "Лангелитье и Ко", который доставил шкуры в Германию... Расплачивался за шкурки германский подданный Карл Альберс. Ущерб казне, нанесенный караулом во главе с лейтенантом Тобизеном в результате этой операции, составил 33 тысячи 631 рубль 20 копеек золотом. Возвращаясь осенью с острова во Владивосток, начальник караула Тобизен прихватил с собой еще партию шкурок: часть раздал нижним чинам "за работу и молчание", другие упаковал в ящики и спрятал на транспорте, против чего не возражал командир "Якута" капитан 2-го ранга Кизеветтер. Во время стоянки у острова Сахалин верные люди сообщили лейтенанту Тобизену, что во Владивостоке готовится обыск "Якута" и личных вещей членов караула на предмет выявления незаконно добытых шкурок котиков. Тревожным известием лейтенант поделился с командиром транспорта капитаном 2-го ранга Кизеветтером и предложил выбросить шкуры за борт, дескать, сгорим на мелочи. Однако Кизеветтер не стал избавляться от опасных улик, а приказал сделать на ящиках со шкурами надпись: "Казенный груз", а потом, мол, после досмотра, всем все верну... Но когда все обошлось, командир "Якута" и не подумал возвращать ценный товар: сначала заявил, что ящики находятся под арестом, а затем что он якобы все шкуры сжег... В действительности же, как установил суд, капитан 2-го ранга Кизеветтер через купца Адольфа Андре и фирму "Линдгольм и Ко" переправил шкурки в Лондон на аукцион... Как когда-то написала дочь в сочинении: "... из лесу вышли браконьеры - гады леса и придурки жизни..."

aden13: Александр пишет: капитан 2-го ранга Кизеветтер... После "Якута" с 13.03.1895 до 27.11.1895 Кизеветтер успел еще покомандовать крейсером II ранга "Забияка". 08.12.1903 Всемилостивейше повелено: возвратить утраченные по суду права состояния, с тем, чтобы считать его исключенным из службы с лишением чинов. 03.01.1905 Всемилостивейше повелено: возвратить утраченные по суду чины, с тем, чтобы считать отставленным от службы. По этому же делу осуждены: лейтенант Андрей Алексеевич Горшков и лейтенант Владимир Николаевич Горшанов (МК(1881))

Dirk: Коллега из Вильнюса прислал иллюстрацию из изданной в Берлине книги "Последний самодержец" (видимо, той, которую уже упоминала уважаемая lns).

lns: Копия относительно хорошая. Фотография мне в принципе была известна, но получить копию более-менее качественную копию не было возможности. Спасибо. Впрочем, эта фотография – не открытие, вообще же в архивах вполне возможно есть ещё документы, касающиеся этого дела, которые, если они будут обнаружены, можно было бы счесть научным открытием…

Серж: - адмирал Небогатов Конец Цусимы Суд вынес резолюцию по делу о сдаче бывшим адмиралом Небогатовым четырех броненосцев своей эскадры. Главные виновники сдачи, г. Небогатов и три командира судов, приговорены к смертной казни, но суд постановил ходатайствовать перед Государем Императором о замене казни заключением в крепости на 10 лет, а дальнейшую их участь повергнуть на Высочайшее Милосердие. <...> Заключение адмирала Небогатова 1-го апреля в Петропавловскую крепость в предназначенную для офицеров гауптвахту явился адмирал Небогатов отбывать 10 летний срок наказания по приговору военно-морского суда. Для него отведена большая светлая камера, бывшая некогда приемным покоем. В предписании коменданта крепости значится, что адмиралу Небогатову разрешены прогулки в саду и поляне у крепостной стены.

Вельбот-067: Заполнял свою базу и наткнулся на такой вот Высочайший приказ по Морскому ведомству: № 164. С.-Петербург, 5-го января 1898 года. По ВЫСОЧАЙШЕ утвержденному приговору Владивостокского военно-морского суда определено: капитана 2-го ранга Кизеветтера, лейтенантов: Горшанова и Горшкова и штабс-капитана корпуса флотских штурманов Богданова, за преступные деяния, предусмотренные в отношении Горшанова, Горшкова и Богданова 3 ч. 226 ст. Воен.-Морск Устава о нак., а в отношении Кизеветтера той же статьею Воен.-Мор. Уст. о наказ, и 1681 ст. Уложения о нак., лишить всех особенных прав и преимуществ, чинов и медалей в память царствования Императора Александра III, а Богданова и медали в память войны 1877-1878 г.г., а также орденов: Кизеветтера - Св. Станислава 2-й и 3-й степ, и Св. Анны 3-й степ., Горшкова и Богданова - Св. Станислава 3-й степ., исключить из службы и сослать на житье: Кизеветтера и Горшанова - в Тобольскую губернию, Горшкова - в Томскую губернию, с воспрещением отлучки из места, назначенного для его жительства, в течение одного года и затем выезда в другие губернии и области Сибири в течении двух лет, И Богданова - в Архангельскую губернию, с воспрещением отлучки из места, назначенного для жительства, в течение одного года и четырех месяцев. Может быть кто-то подскажет, что предшествовало этому приказу?

EFK: И какова их судьба? С уважением,

ursus: Вельбот-067 пишет: что предшествовало этому приказу? Все дело в котиках... Эти господа - убийцы котиков "Уголовное дело на господ офицеров Сибирского флотского экипажа по сей день хранится в Центральном военно-морском архиве, несмотря на то, что судебный приговор по нему прозвучал 100 лет назад" http://old.vladnews.ru/magazin.php?id=130&idnews=70734&current_magazine=1966 EFK пишет: какова их судьба? Уже было на форуме - Из справки aden13 http://kortic.borda.ru/?1-5-0-00000001-000-210-0 ГОРШКОВ Андрей Алексеевич ( 03.10.1847 - ... ) 05.01.1898 По Высочайше утвержденному приговору Владивостокского военно-морского суда определено: за преступные деяния, предусотренные 3 частью 226 статьи Военно-Морского Устава о Наказаниях: лишить всех особенных прав и преимуществ, чинов и медали, исключить из службы и сослать на житье в Томскую губернию 27.01.1903 Всемилостивейше повелено: восстановить утраченные по суду права состояния с тем, чтобы считать исключенным из службы с лишением чинов 03.01.1905 Всемилостивейше повелено: возвратить утраченные по суду чины, с тем, чтобы считать отставленным от службы 25.05.1909 Всемилостивейше повелено: считать уволенным от службы --- Источник: РГВИА, п/с 130-472 С уважением,.. "Вера и Верность!"

EFK: А какова судьба Богданова? С уважением,

Dirk: Не то чтобы арестант, но история очень "красочная"... " с 20 на 21 июня 1875 г., в 12 1/2 часов ночи, вахтенный начальник на шхуне "Самоед" мичман Таньский, приказал матросу Бугаеву и кочегару Ионову, в наказание за произведенный ими в палубе шум, снять сапоги и стать на выблинки вант, и в таком положении продержал матроса Бугаева до 2-х часов ночи, кочегар же Ионов приказания этого не исполнил, сказав: "Отдавайте меня под суд, а на выбленки не пойду". Затем мичман Таньский приказал привязать кочегара Ионова к кнехту брашпиля руками назад и вложить ему в рот палку, привязав ее кабалкой на затылке, что и было исполнено. В таком положении кочегар Ионов оставался до 4 часов утра. При смене же вахты освободившись без разрешения мичмана Таньского от связывающих его веревок и от вложенной в рот палки, кочегар Ионов бросился за борт, но был вытащен". [Дело, видимо, было в Архангельске, и, напомню, в январе месяце] Из резолюции Военно-морского суда СПб. порта от 30.01.1876 о матросе А.А.Ионове: признан виновным "при уменьшающих вину обстоятельствах" - "на приказание вахтенного начальника идти и стать на выбленки, он ответил "Отдавайте меня под суд, а на выбленки не пойду"; "будучи привязан, ругался не относя брань ни к кому лично", "обращаясь к наказанному вахтенным начлаьником постановкою на выбленки матросу Бугаеву, уговаривал его сойти с выбленок". Отдан в военно-исправительные роты на 1 год. По поводу мичмана Танского - сообщить "подлежащему начальству". 28.02.1876 управляющему Морским министерством был представлен доклад главного военно-морского прокурора, в котором он квалифицировал постновку Бугаева на выбленки - как "неустановленное в законе наказание", а кочегара Ионова - как "истязание", и просил разрешения на предание мичмана суду. С.С.Лесовский дал "добро" К какому наказанию приговорён Таньский из дела не ясно, но в октябре 1877 г. был возбужден вопрос о прощении ему "штрафа" "во внимание к мужеству и распорядительности при сплаве мостовых принадлежностей на Дунае под выстрелами неприятеля, как о том свидетельствует ЕИВ главнокомандующий Действующей армией". (Ф. 407. Оп. 1. Д. 623).

EFK: Dirk пишет: с 20 на 21 июня 1875 г., в 12 1/2 часов ночи, Dirk пишет: в январе месяце]

Dirk: А, ну да, это у меня уже совсем с головой плохо.... В январе матроса судили...

kerbyol: Серж писал 15.08.09 04:08 Заголовок: Леммлейн Василий Вас.. : « Леммлейн Василий Васильевич - родился 14 ноября 1894 года. Одесский кадетский корпус (выпуск 1912 года, не закончил). Оканчивает Морской корпус в 1914 году. Мичман с 6 ноября 1914 года. За тяжелое ранение офицера был приговорен военным-морским судом к восьми годам каторжных работ. Иператор смягчил приговор и он был направлен матросом на флот. цитата: Четыре года провел в арестанских ротах. Писарь Штаба Каспийской флотилии. На 25 марта 1921года в составе Русской эскадры в Бизерте. С июня 1922-го по 1925 адъютант Морского корпуса в изгнании. Лейтенант. В эмиграции во Франции, в 1928-1934 член Кружка бывших воспитанников Морского корпуса и Отдельных гардемаринских классов в Лионе. В 1966 году член совета старшин Морского собрания в Париже. Умер 20 февраля 1967 года в Париже. Похоронен на Сент-Женевье-де-Буа. ...четыре года, это по какой год? У кого-то есть данные на дату преступления? И что за преступление =тяжелое ранение офицера=? Если неошибаюсь, у П.Варнека и В. Берга В.В. Леммлейн упомянут, как адъютант Директора севастопольского МК на 1919-1920 год, до эвакуации... (данные по С. Волкову и ссылка на "Русскую мысль" - №2988 за 1974 год - Чуваков =Н.М.=) С уважением, Серж.» ------------------------- Из архива Суда Чести "Морского Собрания" в Париже. 14-го марта 1954 г. В.В. Леммлейн был избран Председателем Совета Старшин. В связи с тем, что В.В. Леммлейн был осужден в Декабре 1916 г. Севастопольским В.М. Судом, шли споры о его выборе и дело было передано Суду Чести. Рассказывает Лейтенант Н. Ильин С Уважением !



полная версия страницы