Форум » Карьера и история повседневности » Подвиги мирных дней » Ответить

Подвиги мирных дней

ркр065: К сожалению, и в мирной жизни есть всегда место подвигу. Тем более - на государевой службе. Думаю, не будет большой ошибкой, открыть для таких сюжетов отдельную тему.

Ответов - 39, стр: 1 2 All

Vva: Dirk пишет: Тот самый, между прочим!..

ИСИДОР: Осенью 1863 года к западному побережью США направилась Тихоокеанская эскадра контр-адмирала Андрея Александровича Попова. В сентябре 1863 года в порт Сан-Франциско прибыл корвет "Новик". Несколько дней спустя пришвартовались еще пять кораблей эскадры Императорского Тихоокеанского флота - корветы "Богатырь", "Калевала", "Новик" и клиперы "Абрек" и "Гайдамак" . Ночью 23 октября спустя несколько дней после прихода русского флота в Сан-Франциско в деловом центре города между улицами Девис, Драмм, Сакраменто и Пайн разгорелся сильный пожар. Контр-адмирал Попов распорядился отрядить на берег команду. От российской эскадры, стоявшей на якоре, начали одна за другой отходить шлюпки. На берег высадились более четырехсот матросов во главе с офицерами. Все имели при себе пожарный инвентарь. Моряки вместе с пожарными Сан-Франциско вступили в битву с огнем. 25 октября 1863 года мэрия Сан-Франциско сообщила, что контр-адмирал Попов, капитан Тачелисаков, лейтенанты Скрягин, Эхрен, Махов и другие русские моряки пострадали при тушении пожара. Чуть позже американские и русские издания написали, что от травм и ожогов, полученных на пожаре в Сан-Франциско, скончались шесть российских моряков - их похоронили на территории военно-морской базы Мэр Айленд.

Сергей: 15 декабря 1890 г. № 549. Комендант Владивостокской крепости уведомил меня, что 6 сего декабря заботливостью младшего помощника командира порта была оказана своевременная помощь писарю 2-й артиллерийской роты, переправлявшемуся через бухту на шлюпке и доставленному к порту с признаками обморожения. За такую заботливость к нижнему чину, благодаря которой жизнь и здоровье его вне опасновсти в настоящее время объявляю лейтенанту Ломан мою благодарность.


Валерий-П: В ноябре 1879 года в Портсмуте во время стоянки клипера «Разбойник» на Спитгедском рейде на спасение упавшего за борт матроса бросился гардемарин 2-го флотского Ее Величества Королевы Эллинов экипажа Одинцов Алексей. 30 июня 1880 года он был пожалован серебряной медалью с надписью « за спасение погибавших». А в августе 1886 года за этот подвиг ему была присуждена Британским Королевским Человеколюбивым обществом бронзовая медаль, на принятие и ношение которой последовало Высочайшее разрешение 5 августа 1886 года. С уважением.

Alchel: Сергей пишет: БАЛК СЕРГЕЙ ЗАХАРОВИЧ(1866-1913) МУ 1887 г. 18.06.1893 г. идя обычным рейсом на П\Х «Котлин» из Кронштадта в С-Петербург, в 8½ утра проходя по Неве при проходе 3-го черного бакена был обнаружен «человек за бортом» оказавшимся чином петербургской пожарной команды Василием Храмцовым, видя, что П\Х не успеет подать помощь тонущему-теряещему силы, бросился в воду до прибытия спущенной с П\Х шлюпки и оказазал помощь утопающему. Dirk пишет: Спасибо! Явно за этот случай Балк был награждён бантом к серебряной медали за спасение погибавших.

Spanthout: ВЫС0ЧАЙШИЕ НАГРАДЫ. В 6-й день сентября 1896 года. Лейтенанту Балку 3-му — золотая медаль, с надписью «за спасение погибавших», для ношения на груди, на Владимирской ленте. Он еще кого-то выловил?

tur: Spanthout пишет: Он еще кого-то выловил? Сергей Захарович не раз лично бросался спасать попавших в беду людей, за что был награжден серебряной медалью за спасение погибавших (1890 г.), бантом к ней (1893), а затем и золотой аналогичной медалью (1896). С уважением.

Vagabond: Матрос 1 ст Иван Такшеев будучи послан зимою сего года (1899) в Туркестанский край в числе команды гвардейского экипажа для принятия мер в борьбе с чумою, вследствии отказа местных жителей и войск в прививке им предохранительной чумной сыворотки, вызвался охотником о прививки ему первому, и этим дал блестящий пример другим.. За такой поступок Его Императорскому Величеству Государю Императору в 20-й день мая сего года благоугодно было пожаловать ему золотую медаль за усердие на Станиславской ленте.

Юрген: Первым летчиком-противолодочником в России и мире стал флотский лейтенант Виктор Дыбовский. 6 июня (24 мая по старому стилю) 1911 года он, тогда курсант Севастопольской офицерской школы авиации, на своем аэроплане «Блерио» облетел Севастопольскую бухту и ее окрестности — и доказал, что с самолета вполне можно вести поиск субмарин. Причем не только идущих в надводном положении, но и следующих под водой и даже опустившихся на дно. К счастью для потомков, история сохранила текст донесения самого Виктора Дыбовского, написанного после того исторического полета. Впрочем, в тот момент о степени историчности этого события никто и не думал. Главной задачей Дыбовского, как и всех остальных русских летчиков-энтузиастов первой четверти ХХ века, было стремление найти новые сферы применения авиации — и закрепить в них русское первенство. С противолодочной авиацией это удалось в полной мере, судя по донесению лейтенанта Дыбовского. Вот полный текст этого документа (цитируется по книге Анатолия Григорьева «Альбатросы: Из истории гидроавиации»): «Получив уведомление от начальника дивизиона подводных лодок, что три лодки в этот день могут уйти на опыты утром, взяв бензина и масла полный запас и намереваясь произвести предварительные обследования севастопольских бухт и всех бухт Херсонесского полуострова и произвести опыты наблюдений за морским дном на глубине, с разрешения начальника общего класса школы вылетел с аэродрома и поднялся на высоту более 1000 метров. Держась на такой высоте, произвел обследования бухт и морского побережья от Севастополя на Херсонесский маяк и от него до реки Качи, причем дно в бухте у Михайловской батареи, где было предположено поставить подводную лодку на грунт на глубину в 30–40 футов, было видно очень хорошо. Видны были водоросли, покрывающие дно темными пятнами, и неровности дна. У реки Качи и Бельбека вода вдоль берега была мутная от дождя, который шел ночью, поэтому дно не было видно совершенно. У Херсонесского маяка дно морское было видно особенно хорошо. Причем по удалению от берега могу заключить, что оно было видно на глубине до 50 футов. Произведя такие наблюдения, я был уверен, что поставленную на грунт лодку или лодку, идущую под водой, можно разыскать и увидеть не только на такой глубине, но и на большей. Наблюдения свои я производил, смотря вертикально вниз через особый люк, прорезанный в деревянной палубе под ногами пассажира специально для наблюдений сверху и фотографирования.



полная версия страницы