Форум » Карьера и история повседневности » На ком женились... невеста для лейтенанта .... » Ответить

На ком женились... невеста для лейтенанта ....

Марина.М.: Занималась женскими учебными заведениями дореволюционной России, собирала фотографии и сведения.... Сначала занималась СПб Екатерининским училищем - институтом благородных девиц. Потом круг расширился, добавился Смольный, да и другие женские учебные заведения. Вот и решила поместить здесь лучшие фотографии и самые интересные сведения... Сайт в ВГД, моя тема: СПб Екатерининский институт благородных девиц (и другие женские учебные заведения) http://forum.vgd.ru/1410/37757/0.htm?a=stdforum_view&o= фото: 1908 год, СПб Екатерининский ИБД Приглашаю всех принять участие в теме!

Ответов - 82, стр: 1 2 3 All

boxer: Ув. коллега! Ваша тема интересная , но * глухая*. После окончания Институтов (Курсов ) , через КАКОЙ-ТО промежуток времени они выходили замуж , т.ч. за морских офицеров , но в послужных списках мужей указывалось происхождение ( дочь капитана 2 ранга и т.п. ), но не образование. А далее они шли под фамилиями мужей. По флоту можно навскидку вспомнить : Макарову, Вырубову, фон Ден, Темиреву... Иногда что-то есть в мемуарах. А так ,по системе того времени , институтки оставались в истории *за мужем * и с др. фамилиями. С ув. Вох.

Серж: ВАСИЛЬЕВА Ванда Оттовна.Родилась в 1884 в Новгородской губ. (шведка). Окончила Смольный институт благородных девиц. Проживала в Хабаровске, работала корректором в редакции газеты "Пограничник". 17 апреля 1935 — арестована, 13 августа приговорена к 3 годам ссылки в Сибирь и отправлена в поселок Улье Саянского района Красноярского края. Работала медсестрой в леспромхзозе. 9 февраля 1938 — арестована, 21 февраля приговорена к 10 годам ИТЛ и отправлена в лагерь. 8 апреля 1940 — дело прекращено, из-под стражи освобождена. Жертвы политического террора в СССР. Компакт-диск. ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1: Д. 1535. С. 91; Д. 1557. С. 32 С уважением, Серж.

Марина.М.: на примере СПб Екатерининского училища (ИБД) можно проследить, как проходило обучение воспитанниц ИБД и женских гимназий 19 и начала 20 вв... из статьи «Пристанище благородным девицам» http://history-gatchina.ru/spb/liteiny4.htm ....совсем не в столичный пейзаж был вписан известный далеко за пределами Петербурга Екатерининский институт, или иначе — Училище ордена св. Екатерины. ...Что касается самого ордена, то он был учрежден в день именин Екатерины Первой — 24 ноября 1714 года (все даты даются по ст. стилю). Награждались им дамы, при этом обязанностью их становилось «трудиться, сколько возможно, о привра-щении нескольких неверных к вере нашей благочестивой». Позже Павел I несколько изменил задачу, вверив в попечение кавалерственных дам (и дама может быть кавалером, если пожалована орденом!) «пристанище благородным девицам, без родни, имения и призрения, нередко в жертву порокам остающимся». Эту идею подсказал ему канцлер российских орденов князь Александр Куракин, предложивший, чтобы носительницы ордена св. Екатерины отчисляли на «пристанище» ежегодную сумму. Кавалерственные дамы откликнулись, и 25 мая 1798 года в столице был открыт Екатерининский институт. Место на Фонтанке даровал ему уже Александр I. Поначалу помещением служил старый одноэтажный дом, так называемый Итальянский дворец, но в 1804 - 1807 годах Кваренги выстроил взамен его знакомое нам здание — теперь здесь филиал Публички... В 1898 году, в 100-летний юбилей института, вышло в свет немало воспоминаний, посвященных ему бывшими воспитанницами. Одна из книг написана Анной Стерлиговой, дочерью разорившегося поручика Дубровина. Ей было 12 лет, когда ее, сироту, приняли в институт «пансионеркой государя императора». Из книги А. Стерлиговой о СПб Екатерининском ин-те... Для начала новенькую коротко остригли, «бельевая дама» сняла мерку на платья и фартуки и дала кипу белья, велев пометить его номером 73. Через несколько дней на девочку надели зеленое камлотовое платье с белыми рукавчиками, пелериною и фартуком из полотна (потом, как и все ее товарки, она «гладила» их, положив на ночь между тюфячками). И потекла размеренная по минутам институтская жизнь. Подъем в шесть утра. «Прическа, и чистота ногтей, и чистота передника и платья, и даже завязывание бантика на переднике не ускользали от внимания классной дамы». Уроки. «Мартышка», «Божество во фраке», «Колбасник» — прозвища учителей. «Maman» — начальница института. Пепиньерки — помощницы классных дам. Мовешки — отстающие ученицы. Метрессы — отличницы, натаскивающие их. Черный хлеб и квас на полдник для казеннокоштных, и чай с сухарями — тем, чьи родители за учение вносили плату. Организованное хождение в гости к «смолянкам» и «патриоткам» — в Смольный и Патриотический институты. Танцы «ma chere» с «та chere», шерочка с машерочкой... В «Историческом очерке», изданном в 1902 году, честно признавалось, что образование институток было скорее «изящным», чем «глубоким». То было кредо изначальное: «надо остерегаться, чтобы не дать им новых потребностей, не дать знаний, которые могут обратиться в тягость их родителям, когда они возвратятся домой». Потому и учителя тут оказывались в большинстве своем случайными и часто сменяемыми. Правда, в их списке в разные времена попадаются имена и известные: композиторы М. И. Глинка и К. Кавос, критик и поэт П. А. Плетнев, балетмейстер Дидло, географ и историк К. И. Арсеньев... В то же время какой-нибудь студент мог обучать девиц сразу и грамматике, и географии, и арифметике. Начало нового века принесло не много изменений в уклад жизни воспитанниц Екатерининского института. ....правила приема и программы экзаменов, опубликованные в 1910 году. Как и во времена, когда здесь училась Стерлигова, существовали вакансии бесплатные и пансионерные. Пансион могли оплачивать сами родители или состоятельные покровители. Самые младшие классы были 7-й и 6-й, куда принимали в возрасте от 10 до 13 лет. Выпускным был 1-й класс. Для поступления в младший класс требовалось знание «необходимейших молитв» — «Отче наш», «Богородица Дево» и пр., умение читать и списывать с книги на русском и французском языках, складывать и вычитать в пределах ста. Старшие учили историю по Иловайскому — высмеянному знаменитыми сатириконцами Тэффи, Аверченко и другими. Изучали курс математики бессмертного Киселева (хорошие учителя до сих пор берегут его задачники)... Первая покровительница института, императрица Мария Федоровна, жена Павла I, считала, что из воспитанниц должно готовить «добрых и полезных матерей семейств». (Потом, правда, институт стал давать желающим и профессию — гувернанток и домашних учительниц.) Матерей семейств из Екатерининского института вышла целая армия. История же сохранит, наверное, фамилии только двух его выпускниц: Александры Осиповны Смирновой-Россет, знаменитой современницы Пушкина, и Софии Владимировны Паниной, основательницы известного в Петербурге и в России Народного дома. фото: 1898 год, СПб Екатерининский, воспитанницы у алтаря фото: конец 1870-х-начало 1880-х гг. Московский Екатерининский ин-т. Воспитанницы и [преподавательницы] в актовом зале училища Ордена Святой Екатерины. фото: 1908 год, СПб Екатерининский, воспитанницы за обедом (совсем не так, как в сериале "ИБД" ...)

diletant: Выпускницей Института (1805) была основательница и первая настоятельница Санкт-Петербургского Воскресенского Новодевичьего монастыря игумения Феофания, в миру Александра Сергеевна Готовцева (1785-1866). К сожалению, пока по этой теме ничего относящегося к Флоту не имею. Из книги Т.Трефиловой Невидимый Петербург. Радио "Град Петров". 2011

Georg G-L: Дочь известного Ксаверия Ксаверьевича Ратника Вера закончила Смольный институт.

Georg G-L: Просто характерная судьба смолянки ОБОЛЕНСКАЯ Кира Ивановна. Родилась в 1889 в Грубешове Седлецкой губ. Княжна (отец, князь Оболенский Иван Дмитриевич, в 1920 — скончался; мать Оболенская Елизавета Георгиевна; два брата погибли на войне). В 1904 — окончила Смольный институт благородных девиц, давала частные уроки, с 1906 — в Санкт-Петербурге, с 1910 — давала уроки французского языка в бесплатных школах для бедных (в школе на Лиговке, в школе при станции "Поповка", в городском училище на Бронницкой улице, на заводе "Треугольник"). С 1918 — преподавала немецкий язык в разных школах, затем работала библиотекарем в школе. В ночь с 13 на 14 сентября 1930 — арестована по делу "бывших" (на допросе заявила: «Карательную политику советской власти считаю неприемлемой для гуманного и цивилизованного государства»). 15 января 1931 — приговорена к 5 годам ИТЛ и 28 января отправлена в Белбалтлаг, позднее переведена в Сиблаг. В сентябре 1934 — освобождена досрочно с ограничением проживания (-6). Поселилась в Малых Вишерах, работала медсестрой в больнице. С 1936 — преподавала немецкий язык в школе в Боровичах Новгородской области. В ночь с 20 на 21 октября 1937 — арестована как «участница контрреволюционной организации церковников». Обвинялась в том, что, «будучи врагом Советской власти и ВКП (б), была завербована в контрреволюционную организацию церковников, участвовала в нелегальных сборищах, где ставились вопросы свержения Советской власти, полностью разделяла эти контрреволюционные установки и для осуществления этого занималась контрреволюционной агитацией среди местного населения». Виновной себя не признала. 10 декабря приговорена к ВМН, 17 декабря расстреляна.

Georg G-L: Выпускницей Смольного института была мать Юлия Михайловича Шокальского Екатерина Ермолаевна.

Марина.М.: СПб Екатерининский, 1908 год 1908 год, СПб Екатерининский, воспитанницы в актовом зале (справа на фото 1 - гимнаст. лестницы для работы над осанкой) 1908 год, СПб Екатерининский, спальня воспитанниц (не как в сериале "ИБД")

Марина.М.: 1880 год, Смольный ИБД, ансамбль 1914 год, Смольный ИБД, воспитанницы на занятиях гимнастикой (фото1: работа над осанкой - три воспитанницы на гимнаст. лестницах) ?1914 год Смольный ИБД, урок танцев 1913 год, Смольный ИБД, встреча с родными

Марина.М.: 1913 г., Смольный ИБД, воспитанницы в кухне за приготовлением обеда 1913 г., Смольный ИБД, воспитанницы за шитьем белья 1914 год, Смольный ИБД, воспитанницы в швейной мастерской 1914 г., Смольный ИБД, баня

Марина.М.: Смольный ИБД, на уроке 1913 год, Смольный, урок географии 1914 год, Смольный, урок музыки Смольный ИБД, на катке Смольный, на горке Смольный ИБД, занятия теннисом фото не по теме, но решила поместить... Романовы после занятий теннисом

Марина.М.: С увлечением читала про балы...Глава из книги - про балы...Очень интересная книга - в интернете... http://bookre.org/reader?file=1227690&pg=41 Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX – начало XX в. Балы в императорских дворцах... Автор - Зимин. Так можно представить первый бал институток... И последующие балы... Если конечно они туда имели возможность попасть... А это на видео - бал-маскарад 2012 года, открытие бала (полонез) http://vk.com/club19635239?z=video-19635239_162256298%2Fvideos-19635239

Марина.М.: Смольный ИБД, 1914 г, воспитанницы с воспитателем Смолянки в Петергофе Смольный ИБД, 1914 г, экзамен по хоровому пению Смольный, экзамен по музыке, 1914 год Московский Екатерининский ИБД, начало 1900-х, экзамен по музыке (справа от начальницы (в центре фото) С. Рахманинов Смольный, выпускной 1913 года Смолянки, выпускницы 1901 года (?педаг. класса, ?1899г общего курса наук) 1914 год, группа воспитанниц в бальных платьях

овч: Мой прадед – Иван Андреевич Алексеев, уроженец Херсонской губернии ( года его жизни примерно 1823-1877 гг. ) в морском флоте начал служить ещё ребёнком. Служил, видимо, юнгой, начиная с 1830 г., на корабле, входившем в состав эскадры Черноморского флота под командованием Павла Степановича Нахимова. Иван Андреевич по национальности был украинцем и потому его настоящая фамилия – Алексеенко. Отец его – Андрей Алексеенко, также служивший во флоте матросом, по каким-то причинам брал с собой на корабль маленького сына. Может быть, он рано овдовел, а сына хотел сделать настоящим моряком. Его мечта в последствии исполнилась. В 1850 г. Ивану Андреевичу был присвоен первый офицерский чин прапорщика. Тогда же, согласно семейным легендам, лично Павел Степанович Нахимов изменил фамилию моего прадеда Алексеенко на Алексеев за храбрость Ивана Андреевича... Под этой фамилией Иван Андреевич прожил всю свою жизнь, она перешла к его потомкам. Довольно романтична история женитьбы Ивана Андреевича. Во время Русско-турецкой войны где-то в Греции на неизвестный мне, к сожаленью, город или селение напали турки. Всё взрослое население было убито, а детей турки забрали в плен. Их погрузили на корабль и отправили морем в Турцию. Там среди несчастных маленьких греков была и моя будущая прабабушка – Мария. В то время ей было приблизительно лет тринадцать. Наверное, всю оставшуюся жизнь ей суждено было бы провести в каком-нибудь гареме, но всё сложилось иначе. Турецкое судно с живым товаром встретилось в море с кораблями Российского флота. После короткого сраженья всех детей освободили и забрали с собой в Россию. И таким образом в числе других сирот на палубу российского корабля попала моя прабабушка. Вероятно, там её и заметил Иван Андреевич. Если верить семейным преданьям ( а я им абсолютно верю, так как для этого есть все основания ), юная гречанка была необыкновенно красива: стройная фигурка, точёные черты лица, огромные синие глаза в обрамлении густых ресниц под дугами чёрных собольих бровей. Толстая чёрная коса длиною до пола дополняла весь её прекрасный облик. Помимо красоты внешней она светилась внутренним светом и обаянием. Такое описание внешности моей прабабушки более подошло бы для какого-нибудь старинного сентиментального романа. Но жизнь бывает иногда фантастичнее любого романа. Прадеду моему к тому времени было около 30 лет. Конечно, Иван Андреевич не мог не заметить юную гречанку. Когда эскадра вернулась в Севастополь, осиротевших детишек разобрали по своим семьям севастопольские греки. Мою прабабушку удочерила греческая семья из Балаклавы. Теперь практически невозможно определить настоящие фамилию и отчество прабабушки, также как фамилию, полученную в новой семье. Но в любом случае Маша обрела новую семью и новую Родину. Машу отправили учиться в Санкт-Петербург в Смольный институт, который она и закончила. Училась она достаточно хорошо, если учесть, что при окончании института она была награждена шифром. ( А ведь ей пришлось ещё быстренько выучить русский язык...) Шифр - это золотой с бриллиантами инициал императрицы. Те из смолянок, кто выпускался из института с шифром, имели теоретическую возможность стать фрейлиной при императорском дворе. Но во фрейлины принимали девушек только самых знатных семей. Маше прекрасно удавались все виды рукоделия. Вышивала она изумительно, если судить по уцелевшим фрагментам её работ. Например - Чёрный шёлковый кушак с вышитыми концами. Кушак был длинный и широкий, но середина его совершенно истлела. Два вышитых цветным шёлком конца я оформила в виде эстампов под стеклом. Краски за 150 лет сильно выцвели.. Но всё же не перестаю удивляться фантастической ювелирной работе. Этот вид вышивки называется - Живопись гладью. К какому-то празднику от Смольного института Императрице готовился подарок: парадное платье, стилизованное под русский национальный костюм. Среди смолянок был проведён строгий отбор, в результате которого моя прабабушка попала в число трёх лучших рукодельниц, им было поручено вышить это платье золотыми нитями. Требования к девушкам были очень высокими. Вышивание золотом по бархату - это " высший пилотаж " рукоделия : 1. У вышивальщиц не должны потеть руки при работе; 2. И рукодельницы должны были быть амбидекстрами - владеть одинаково хорошо правой и левой рукой. Платье было сшито в виде сарафана из парчи и бархата. Вышитый узор представлял собой листья и грозди винограда, где роль виноградин играли специально огранённые изумруды. Рисунок этой вышивки так понравился Маше, что она скопировала его, и сшила себе подобное платье, конечно, не из парчи, без золота и изумрудов, а из белой ткани и с вышивкой белыми нитками. Фрагмент этой работы сохранился до сих пор. Вместо изумрудов Маша сделала дырочки на ткани. После того, как Императрице было торжественно преподнесёно роскошное платье от Смольного института, Е. И. В. прислала каждой из трёх юных исполнительниц подарка ко дню коронации по дорогому ларчику, внутри которого находились позолоченные ножницы, игольник и напёрсток, украшенный самоцветом. Закономерно, что в закрытых учебных заведениях инфекционные заболевания распространялись, как лесной пожар. Не был исключением и Смольный институт. Моя прабабушка училась уже в выпускном классе, когда на институт обрушилась страшная болезнь – оспа. К несчастью заболела и юная гречанка. Симптомы у оспы – ужасные: температура поднимается под 40, вся кожа покрывается язвами, которые отчаянно болят. Заразившихся оспой смолянок помещали в изолированное помещение с зашторенными окнами. Дневной свет в период течения этой опасной болезни крайне вреден для глаз. Чтобы залечить раны, всё тело намазывали мазью ( вероятно – антисептической ) и бинтовали. Мазали также и кожу лица. А глаза закрывали тёмной повязкой. Не менее страшной была и стадия выздоровления ( если выздоровление вообще наступало ). Подживающие язвы покрывались массивными болячками , а молодая кожа под ними начинала невыносимо чесаться. И самое главное в этот момент – перетерпеть, подождать пока струпья отпадут сами. Если кожа на забинтованном теле находилась в относительной безопасности, то кожа на лице… Мария усилием воли запретила себе трогать собственное лицо, в противном случае могли навсегда остаться следы – оспины. Но и это не было самым страшным… Возможным осложнением после оспы могла быть полная слепота. Но, слава Богу, Маша выздоровела, сохранив и зрение, и свою классическую античную красоту. После окончания Смольного института Маша вернулась в приёмную семью в Балаклаву, где вскоре состоялось её бракосочетание с Иваном Андреевичем Алексеевым. У молодожёнов один за другим стали появлятся дети http://forum.vgd.ru/153/11996/0.htm

Марина.М.: Добавление к предыдушему рассказу об Иване Андреевиче Алексееве (ок. 1823г.р. - 1877г.см.), делаю выборку из текста ссылки выше http://forum.vgd.ru/153/11996/0.htm?a=stdforum_view&o= Мне кажется, интересно и увлекательно написано ув. овч: "Мемуары. История моей семьи". Очень рекомендую прочитать мемуары полностью, посмотреть прекрасные иллюстрации "В послужном списке Ивана Андреевича Алексеева сказано, что он был женат на дочери губернского секретаря Вандышевой Марии Ивановне и воспитывает маленького сына - Иону. « Список лицам, Главный Морской штаб Е.И.В. составляющих » СПБ. 1854 г., стр. 73. Прапорщик Алексеев Иван Андреевич Список рабочих экипажей Черноморского флота под командованием адмирала Нахимова. В службе - с 1830 г. Офицер – с 1850 г. апр.23. (17 рабочий экипаж) 1. « Сокращенный формулярный список о службе и достоинстве 17-го рабочего экипажа прапорщика Ивана Алексеева. » 1 октября 1853 г. Алексеев Иван Андреевич, из солдатских детей, Херсонской губернии. В службу вступил в 6-ю бригаду корпуса морской артиллерии унтер-офицером 3-го класса - 1835 г. 1 января Унтер-офицер 2-го класса – 1838 г. 1 января. Унтер-офицер 1-го класса – 1840 г. 1 июня Переименован в кондукторы 3-го класса – 1846 г. 15 июня. Кондуктор 2-го класса – 1848 г. 1 февраля Произведен в прапорщики в 1850 г. 23 апреля. В 1850 г. на корабле « 12 Апостолов » под командованием капитана Панфилова с 6 по 26 июля для практики и эволюции по Черному морю и в Севастополь. Воспитывался в Николаевском артиллерийском училище и окончил. 2. « Формулярный список о службе и достоинстве 17-го рабочего экипажа подпоручика Ивана Алексеева. 1855 г. С 13 сентября 1854 г. по 28 августа 1855 г. находился в составе Севастопольского гарнизона при защите от неприятеля города Севастополя. С 28 августа по 29 сентября – на Северной стороне батареи № 4. Ранен и в плену не был. В 1853 г. сентября 27-го дня за удовлетворительную стрельбу в цель, проведенную нижними чинами нестроевых портовых команд 4 сентября Всемилостивейше объявлено Монаршее Благоволение». В 1855 году за храбрость и мужество, проявленные при обороне Города Севастополя, Алексеев Иван Андреевич произведён в подпоручики. В 1956 году награждён медалями: серебряной на Георгиевской ленте За защиту Севастополя и бронзовой медалью на Андреевской ленте в память войны 1853 - 1856 годов. Иван Андреевич Алексеев продолжал служить в Черноморском флоте. Ходил в кругосветное плавание. Под конец военной службы Иван Андреевич Алексеев был переведен с семьёй из Севастополя в г. Астрахань. По сведениям 1860 года подпоручик по адмиралтейству Алексеев Иван Андреевич исполнял должность содержателя заводского магазина в городе Астрахани Мой прадед дослужился до чина поручика и вышел в отставку. Вероятно - это призошло в 1861 году.. Семья у Ивана Андреевича была большой Сын - Иона Иванович - 11 ноября 1853 г. р. Сын - Константин Иванович - 20 марта 1855 г. р. Сын - Александр Иванович - 9 августа 1859 г. р. Дочь - Леонила ( Неонила ) - 14 яневаря 1858 г. р. Сын - Павел Иванович.. Этого сына назвали в честь Павла Степановича Нахимова... Сын - Сергей Иванович. Дочь - Ольга Ивановна. Дочь - Екатерина Ивановна. Дочь - Анна Ивановна. При выходе в отставку Иван Андреевич занялся бизнесом – большую семью надо было содержать и обеспечить детей на будущее. Он купил или построил городские бани в г. Астрахани, которые долго потом назывались Алексеевскими банями. Семья Алексеевых жила в г. Астрахани в большом доме на улице Набережная Волги, который приобрёл Иван Андреевич. Также он занялся производством такелажа для морских судов. В то время в Астрахани был не только гражданский порт, но и военно-морской. А в Каспийском море находилась небольшая военная флотилия. Коммерческая деятельность Ивана Андреевича, видимо, оказалось удачной, а прибыль – достаточно приличной. Подвал в доме на Набережной Волги использовался как склад, где хранилось большое количество якорных цепей, толстых металлических прутов и других деталей для оснастки судов...."

Марина.М.: 1909 год, СПб Ксениинский ИБД На испытаниях у пепиньерок, съемка: 25 апреля 1909 г, Булла КК (пепиньерка - воспитанница учебного заведения, которая готовится стать наставницей) (? педагогич. классы)

Марина.М.: 1898 год, СПб, Празднование 100-летия ИБД - Екатерининского и Павловского 1898 г, СПб Екатерининский ИБД, празднование юбилея (25-27 мая 1898г) "Историческій очерк столѣтней дѣятельности Спб. училища ордена Св. Екатерины" http://2uprice.com/browse.php?...3D&b=5 1898 г, СПб Екатерининский, ?живая картина, в исполнении воспитанниц 1898 г, СПб Павловский ИБД Выступление воспитанниц института на праздновании столетия Павловского института. Павловский женский институт (Знаменская ул.,8). фото: Булла КК 1898 г, СПб Павловский ИБД, народный танец в исполнении воспитанниц ин-та на праздновании 100-летия ин-та Интересно - об СПб Павловском ИБД Из книги Татьяны Александровны Трефиловой Невидимый Петербург. Радио "Град Петров". 2011 Павловский институт благородных девиц. Улица Восстания, дом 8. Лада Елецкая: Сегодня Татьяна Александровна нам расскажет о старинном доме, в котором сейчас находится гимназия № 209, и который расположен недалеко от Невского проспекта на Знаменской улице под номером 8, переименованной в улицу Восстания. А что раньше было в этом доме? Татьяна Александровна Трефилова: До Октябрьской революции в этом доме находился Павловский институт благородных девиц. В этом доме институт находился с 1851 года, но он имел более давнюю историю. Еще при императоре Павле I был открыт Военно-сиротский дом для детей воинов, погибших при защите Отечества. В нем находились и мальчики и девочки. В 1829 году отделение для мальчиков было преобразовано в Павловский кадетский корпус, а отделение для девочек в Павловский институт, названные в память императора Павла I. Институт неоднократно менял свои адреса, и в 1851 году для него было специально построено просторное с большими окнами здание на Знаменской улице. Это было закрытое учебное заведение. Принимали сюда девочек десяти-одиннадцати лет, и учились они семь лет. До революции многие учебные заведения были закрытого типа: воспитанники жили в них. Была тогда популярна теория закрытой воспитательной среды, чтобы дети, пока растут, были ограждены от дурного влияния. И лишь с шестидесятых годов девятнадцатого века воспитанников стали отпускать домой на Пасху, Рождество и на летние каникулы. В Павловском институте учились девочки из обедневших дворянских семей, преимущественно сироты, дочери офицеров и служащих в военном ведомстве. Лада Елецкая: Как воспитывали в этом институте? Татьяна Трефилова: Так как девочки, учившиеся здесь, были небогаты, их готовили к скромной семейной и трудовой жизни. Помимо общеобразовательных предметов, их обучали кройке и шитью, домашнему хозяйству. Выпускницы получали диплом со званием домашней учительницы. Им предстояло служить гувернантками в семьях, воспитывать чужих детей, зарабатывая себе на жизнь. Дисциплина в институте была строгая, вставали в шесть часов утра. Пища была довольно скромная, девочек учили обходиться небольшим количеством одежды и обуви. Каждый класс в сорок человек занимал одну общую спальню, дортуар, как говорили в институте. Лада Елецкая: Была ли в институте церковь? Татьяна Трефилова: Да. Институтская церковь была освящена во имя святых апостолов Петра и Павла в честь святого покровителя императора Павла I, и девочек, учившихся в этом институте, нередко называли «павлушками». Церковь находилась на последнем четвертом этаже по парадной лестнице, и девочки ходили на богослужение парами. За каждым классом было закреплено определенное место в храме. Особый звонок, тихий и звучный, созывал воспитанниц на богослужение. Девочки сами пели на клиросе, читали за псаломщика. Иконы в храме были украшены пеленами, вышитыми руками воспитанниц. Алтарная апсида институтского храма и сейчас сохранилась со стороны двора. В институте учились и девочки католички и лютеранки, по праздникам они ездили в храмы своей веры. На занятия по Закону Божьему к ним приходили пастор и ксендз. Лада Елецкая: А кто из людей известных бывал в этом институте? Татьяна Трефилова: Институт посещали русские цари и члены императорской семьи. В первый год после переезда института на Знаменскую улицу его посетил император Николай I с супругой Александрой Федоровной. При посещении он сказал: «Я рад видеть детей старых моих сослуживцев». Посещения Александра II стали ежегодными благодаря одному событию. После покушения Каракозова в 1866 году у Летнего сада, воспитанницы написали письмо Александру II, в котором они выразили свою радость об избавлении его от страшной опасности. Письмо передали императору, и тот же день Александр II приехал в Павловский институт со словами: «Дети, письмо ваше глубоко тронуло меня. Я приехал вас поблагодарить. Пойдемте в церковь». В церкви все встали на колени вокруг императора и пропели: «Спаси, Господи, люди Твоя» и «Боже, царя храни». С этого времени установилась традиция, что царь почти ежегодно 5 апреля приезжал в институт. Посещали институт также Николай II и императрица Александра Федоровна. Приезду Высочайших гостей предшествовал удар колокола, висевшего у подъезда. Портрет Павла I висел в актовом зале института. Лада Елецкая: Какие воспитанницы института получили известность? Татьяна Трефилова: В 1861 году институт закончила Мария Солопова, ставшая впоследствии игуменьей Таисией, настоятельницей Леушинского монастыря. В своих дневниках она вспоминала, что религиозное настроение у нее было как бы прирожденным. За это ее еще в институте называли монахиней или игуменьей, что и сбылось. На выпускном экзамене по Закону Божьему будущая игуменья поразила экзаменаторов тем, что знала Евангелие наизусть. Из института она вышла с твердым намерением стать монахиней. И через год после окончания она поступила в Тихвинский Введенский женский монастырь и прожила в нем 14 лет. В монашестве ей пригодились знания, полученные в институте: она продолжала учить детей. Она была ближайшей духовной дочерью отца Иоанна Кронштадтского, который поручил ей воспитание своей племянницы Анны. В 1881 году игуменья Таисия стала настоятельницей Иоанно-Предтеченского Леушинского монастыря, покрытого сейчас водами Рыбинского водохранилища. Она написала воспоминания о своей жизни, и несколько страниц посвящены пребыванию в Павловском институте. Недавно вышла книжка «Записки игуменьи Таисии». А еще она писала стихи, на тексты которых сейчас написаны песни. Лада Елецкая: А еще кто из известных людей учился в Павловском институте? Татьяна Трефилова: В 1893 году институт закончила Лидия Алексеевна Воронова, в замужестве Чурилова, получившая всероссийскую известность под псевдонимом Лидия Чарская. В 1902 году она опубликовала свою первую книгу «Записки институтки», основой для которой стал ее институтский дневник. Такая была традиция: многие девочки в институте вели дневники. И эта первая книжка принесла ей неожиданно большой успех. С этого времени жизнь девочек в закрытых учебных заведениях стала основной темой произведений Лидии Чарской, хотя есть в ее творчестве и другие темы. Она писала стихи, была актрисой Александринского театра. Благодаря ее книгам обществу стала известна не только история института, но и сокровенная жизнь его воспитанниц. От лица одной из девочек Люды Влассовской, дочери русского офицера, погибшего на войне, писательница рассказала о том, что она пережила сама: о мыслях, чувствах, переживаниях и идеалах юных институтских затворниц, отделенных от мира институтской оградой. И каждый выход за ограду – событие в их жизни. Вот так описывает Лидия Чарская прогулку девочек по улицам Санкт-Петербурга. Они, одетые в одинаковые зеленые пальто и вязаные капоры с красными бантами на макушке, шли парами. Впереди классная дама, сзади швейцар в ливрее. – Что это? Приютских девочек ведут? – остановилась какая-то старушка. – Parlez français! (Говорите по-французски!) – приказывала классная дама, обиженная тем, что ее воспитанниц приняли за приютских. За зданием института был большой сад с аллеями, а также крытые галереи для прогулок в плохую погоду, была гимнастическая площадка. Для купания девиц в летнее время устроили фонтан с бассейном и тентом. Летом тех девочек-сирот, которые оставались в институте, возили по окрестностям Санкт-Петербурга, а больных отправляли на воды в сопровождении институтского врача и лазаретной дамы. После выпускных экзаменов лучшие воспитанницы в Зимнем дворце получали медали из рук императрицы, под попечением которой находились все институты благородных девиц в столице. В 1893 году среди лучших выпускниц Павловского института в Зимнем дворце оказалась и Лидия Воронова, будущая Лидия Чарская. Так что прием в Зимнем дворце по поводу вручения медалей описан Чарской точно, «с натуры», с деталями, передающими атмосферу времени. Лада Елецкая: Что Вы можете рассказать о жизни Лидии Чарской, книги которой сейчас снова стали популярными? Татьяна Трефилова: Родилась Лидия Алексеевна в 1875 году в семье военного инженера. Она рано лишилась матери, и поэтому тема сиротства так часто появляется в ее книгах. Училась в Павловском институте. Институтские романы Чарской очень автобиографичны. Книги ее пользовались огромной популярностью у детей и подростков, особенно у девочек. Говоря институтским языком, ее «обожало» не одно поколение подростков. Еще до революции ее произведения много критиковали. Корней Чуковский написал о ней просто разгромную статью, упрекая ее в пошлости, мещанстве и сентиментальности. Действительно, в ее произведениях можно найти недостатки. Однако, несмотря на недостатки, несмотря на критику, несколько поколений детей упорно читали и любили Чарскую. И сейчас имя Чарской у людей старшего поколения вызывает теплую улыбку и слова: «Я вырос на ее книгах. Это книги моего детства». Могилу юной княжны Нины Джавахи на Новодевичьем кладбище пытается найти не одно поколение читателей: все верят, что княжна действительно была, что это не литературный вымысел. Марина Цветаева даже написала стихотворение, посвященное памяти Нины Джавахи. Книги Чарской вызывали у детей восторженные отзывы и благодарность. Дети чувствовали искренность этих книг, которые учили состраданию, учили составлять мнение о человеке по его душевным качествам, а не по тому, богат он или беден. После революции ее не печатали, более того, книги Чарской были изъяты из библиотек. Читать ее не только не рекомендовалось, но и запрещалось. Советская власть, разрушая систему дореволюционного воспитания, запретила детям читать ее книги, в которых была запечатлена прежняя жизнь. Обидными словами в годы Советской власти для девочек стали «ты похожа на институтку из книг Чарской». Однако немногим удавалось прочесть хотя бы одну из этих вредных книг и узнать, чем же так плохи институтки. Да, действительно, многие институтки были восторженны, наивны, неопытны, закрытость учебного заведения способствовала этому. Но с детства, приученные к дисциплине, они были хорошо воспитаны и образованы. Многие из них в Первую мировую войну пошли на фронт сестрами милосердия. И эта тема не прошла мимо Лидии Чарской. В ее книге «Сестра Марина» описана история бывшей институтки, поступившей в одну из Санкт-Петербургских общин сестер милосердия. Книги Чарской постепенно стали библиографической редкостью. Оставшиеся экземпляры берегли и тайно передавали из рук в руки. После революции Лидии Алексеевне жилось трудно. Книг ее не печатали. Над ней смеялись и даже издевались, как над чем-то отжившим и старомодным. И действительно она и внешне выглядела необычно: одевалась старомодно, всегда носила длинные платья и пальто, и сохраняла манеру поведения, воспитанную в институте, ходила в церковь. Она была замужем за офицером Борисом Чуриловым, у них был сын Юрий. Но с мужем она рассталась. Сын погиб во время Гражданской войны. После революции она очень бедствовала и тяжело болела. Лидия Алексеевна жила на Разъезжей улице в доме № 7 в крошечной двухкомнатной квартирке на четвертом этаже по черной лестнице. Она и до революции жила в этом же доме, но на втором этаже по парадной лестнице. Дом до наших дней не сохранился, на его месте построили другой. И в маленькую квартирку на четвертом этаже, куда её переселили после революции, приходили к ней ее юные читатели, которые по-прежнему любили ее книги. Соседские девочки приносили ей еду, помогали справляться с домашним хозяйством. Ее книги тайно передавали из рук в руки. Скончалась Лидия Алексеевна Чарская там же, на Разъезжей улице, 18 марта 1937 года. Похоронили ее на Смоленском православном кладбище. Ее скромная могила сохранилась, юные читатели и сейчас посещают ее, украшая могилу венками, сплетенными собственноручно, и игрушками. Лада Елецкая: Мне приходилось слышать мнение о том, что Чарская училась в Смольном институте. Татьяна Трефилова: Мне тоже приходилось это слышать не раз. Это очень распространенная ошибка в наши дни. Мы так плохо знаем свою историю, что из всех Санкт-Петербургских девичьих институтов знаем только про Смольный, забывая, что в нашем городе, кроме Смольного и Павловского, были еще Екатерининский институт на набережной реки Фонтанки, Патриотический институт на 10 линии В.О., Ксенинский институт в Николаевском Дворце на Благовещенской площади. Был также еще Елизаветинский на 13 линии В.О. и Мариинский институт на Кирочной улице. Все они входили в Ведомство учреждений императрицы Марии. ((добавлю: 8. СПб ИБД им. св. Елены, 9. СПб Александровский ИБД (при Смольном) 10. СПб Николаевский ИБД (Мойка 48) и др.)) Лада Елецкая: Недавно, я слышала, вышло собрание сочинений Лидии Чарской? Татьяна Трефилова: Да, действительно. Это хорошая детская литература для наших девочек. Мальчики предпочитают другие книжки. На то они и мальчики. На мой взгляд, недостатком этих хорошо изданных книг является отсутствие примечаний. Ведь многие понятия дореволюционного времени уже неизвестны нашим детям. Лада Елецкая: Напомним еще раз нашим слушателям, что сейчас находится в здании Павловского института. Татьяна Трефилова: В здании института сейчас гимназия № 209 на улице Восстания. Улица Восстания называлась раньше Знаменской по имени храма, который находился на месте станции метро «Площадь Восстания». Институтский сад полностью уничтожен. Но со стороны двора сохранилась алтарная апсида храма во имя святых апостолов Петра и Павла. Перед зданием гимназии сейчас стоит памятник Анне Ахматовой. Анна Ахматова, безусловно, очень хороший русский поэт, но в Павловском институте она не училась. Хорошо бы на этом здании повесить мемориальную доску о том, что здесь до революции был Павловский институт благородных девиц, в котором училась и о котором писала Лидия Чарская. А то ведь совсем мы своей истории не помним.

Марина.М.: Интересно - об СПб Екатерининском ИБД статья "ПОСЛЕДНЯЯ ИНСТИТУТКА" (Русский дом № 7, 2001г.) http://www.pravoslavie.ru/rusdom/200107/21.htm В Москве, недалеко от метро "Таганская", живет Долли Александровна Де-Лазари, несмотря на свои 96 лет сохранившая изумительную память и острый ум. Она, по всей видимости, последняя из живущих поныне бывших учащихся Института благородных девиц царской России. Род Де-Лазари действительно благородный, аристократических итальянских кровей. Прапрадед Долли Александровны переехал из Италии в Россию в XVIII веке, а прадед уже воевал за Россию в Отечественную войну 1812 года. Военным был и ее отец - полковник царской армии Александр Николаевич Де-Лазари. Сама Долли Александровна появилась на свет Божий в 1904 году. - Я родилась недоношенной, семи месяцев, - вспоминает Долли Александровна. - И потому была очень крохотной. Когда моя мама принесла меня домой, моя тетя удивленно воскликнула: "Это же не человек, а какая-то куколка!" Так меня и прозвали - Долли (по-английски), хотя крестили Александрой. Жило семейство Де-Лазари небогато. Отец имел квартиру в Гатчине и получал жалованье на военной службе, не имея побочных средств к существованию. Когда подошло время, и Долли, и ее младшую сестру Ниночку отдали в Петербургский институт благородных девиц ордена Святой Екатерины. Они были уже третьим поколением девочек и девушек семейства Де-Лазари, воспитывавшихся в этом институте. Дело в том, что в свое время Институт благородных девиц - его звали Екатерининским - был создан на деньги племянницы князя Потемкина Браницкой. При поступлении в него большим преимуществом пользовались те девицы благородных фамилий, которые были связаны родственными узами с Потемкиными и Браницкими: Голицыны, Вяземские, Энгельгардты, Де-Лазари... Именно девушки этих семейств содержались на деньги из Фонда Браницкой, созданного специально для финансирования института. И, представьте себе, за почти вековую историю Екатерининского института этот капитал не истощился. А ведь стоимость обучения в год одной институтки обходилась 600 рублей золотом. Кроме того после окончания института каждая выпускница получала из Фонда Браницкой 2 тысячи целковых на приданое. Институт располагался в великолепном здании на Фонтанке. Когда сюда привозили "подготовишек", двери за ними захлопывались и они начинали привыкать жить здесь в режиме интерната. Дважды в неделю институткам разрешали видеться с родителями, но без выезда из института. Домой девочек отпускали лишь на каникулы - рождественские, пасхальные и летние. - У нас был очень строгий институт, - рассказывает Долли Александровна. - Гораздо строже, чем Смольный. Нас, дочек высокородных семейств, держали в черном теле. Зимой температура в помещениях института была не выше 16 градусов. Нам было всегда прохладно. Но о том, чтобы на институтскую форму надевать какие-либо теплые вещи - об этом не могло быть и речи. На нас были одинаковые камлотовые платья с белыми фартучками и со шнуровкой на спине. На полуобнаженные руки мы надевали белые рукавчики. Эта привычка всегда носить белое обязывала нас к тому, чтобы быть опрятной. На все семь лет института каждой девушке давался свой номер, под которым она должна искать свое белье после прачечной. Мой номер был 169. Спали, как в казарме: в одной большой спальной комнате - дортуаре - располагалось 30 коек. Рацион питания тоже мало чем отличался от армейского. Утром весь "личный состав" института - 600 воспитанниц - парами входили в нашу огромную столовую и, расположившись за столами, читали молитву перед едой. На завтрак подавали кусок масла, хлеб, ветчину, кусочек сыра, а также чай или какао. Да и дежурными, выполняющими всю работу по кухне, были сами учащиеся. Когда я рассказываю о нашем институте своим соседям по квартире, они в ужасе хватаются за голову: "И как вас родители отдавали в этот концлагерь?!" А ведь в то время это было одно из самых престижных учебных заведений. И я считаю, что воспитывали нас правильно. Накануне приезда в институт вдовы императора Александра Третьего Марии Федоровны начальница выбрала 9-летнюю Долли для того, чтобы именно она читала приветственные стихи вдовствующей императрице. Как потом объяснила начальница ее маме: "Я выбрала вашу Долли из 600 воспитанниц за ее милую трогательность". Долли вызубрила наизусть стихотворение на французском языке, которое, кстати, помнит до сих пор. Но Мария Федоровна все не ехала и не ехала. В большом волнении прожила эти несколько дней детская душа. Три раза в день она должна была приходить к определенной наставнице для того, чтобы та ее причесывала и повторяла с ней стихотворение. Наконец, девочка не выдержала психического напряжения, пошла в церковь, поставила свечку и попросила Бога, чтобы послал ей болезнь. И она действительно тут же заболела. Краснухой. И когда приехала наконец Мария Федоровна, читать стихотворение пришлось дублерше. Когда грянула война 1914 года, весь институт охватила волна патриотизма. Институтки демонстративно перестали посещать уроки немецкого языка. Все девушки кинулись вязать для солдатиков носки, шарфы, варежки, кисеты для махорки и отсылали посылки на фронт. Отец, полковник Александр Де-Лазари, написал заявление на фронт в первый же день войны. Мама, Евгения Иосифовна, изумительной красоты полячка, записалась в сестры милосердия, когда вдовствующая императрица Мария Федоровна обустроила в своем гатчинском дворце госпиталь для раненых. Нужно сказать, что туда же пошли сестрами почти все знатные гатчинские дамы. - Сказать, что мы были преданы монархии до мозга костей, было бы не совсем верно. Мы были преданы России и самозабвенно любили свою Родину. Да, мы ежедневно молились за здравствующих членов царской фамилии и за почивших императоров. И в то же время мы ощущали себя жуткими демократками. Например, мы с сестрой каждые летние каникулы приезжали в имение наших близких родственников в Смоленской губернии. Там мы целыми днями играли с деревенскими ребятишками. А по воскресным дням я, Ниночка и две наших двоюродных сестры пели на четыре голоса всю литургию в деревенском храме. Крестьянские бабы после службы подходили к нам, целовали ручки и говорили: "Барышеньки вы наши золотые, вы ангелочки". Мне трудно представить, что потом эти же люди разграбили все имение... Революция оборвала институток на половине образования. В России, по меткому выражению Ивана Бунина, начинались "окаянные" дни. В эти дни часть однокашниц Долли вместе со своими родителями, бежала в Европу (как, например, княгини сестры Шаховские). Многие из оставшихся были репрессированы, как Нина Энгельгардт, которая провела в лагерях 26 лет, где познакомилась с гениальным ученым Александром Чижевским и, по освобождении, вышла за него замуж. 23 февраля 1918 года отец Долли вступил во вновь создаваемую Красную армию, которой позарез в то время не хватало военных специалистов. Он сказал жене и дочкам: "Девочки, эта власть пришла всерьез и надолго. Идите за ней и не колеблитесь. И выбросьте из ваших голов романтизм Белой гвардии". Трудно сказать, что двигало в этот момент Александром Де-Лазари: желание обезопасить семью от неминуемых репрессий или искреннее желание послужить новой власти. Таким образом бывший полковник царской армии стал начальником штаба западного фронта Красной армии в Смоленске, а затем вместе с семьей переехал в Москву. Здесь Долли поступила на работу - сначала корректором в типографию, а затем - секретарем-референтом к академику Колли. Знавала многих знаменитостей. Ее знакомили с Осипом Мандельштамом, который искал себе машинистку. Но стихи молодого поэта показались Долли бредом, и она отказалась. В 30-х годах Долли стала заведующей экспериментально-сценической лабораторией МХАТа. Достаток, интересная работа, любимый муж... Знаменитый музыкант Вадим Борисовский, внук известного российского водочника Смирнова. Борисовского называли "альтист всея Руси". Но семейному счастью мешала острая тревога за родителей. Отца, к тому времени уже генерала Красной армии, пять раз арестовывали по самым невероятным обвинениям. Советская власть так и не могла простить Александру Де-Лазари его происхождение. Последний раз он оказался арестован на третий день войны по подложному обвинению как итальянский шпион и расстрелян в 42-м (реабилитирован в 1953-м). - Моя мамочка была арестована вслед за отцом и выслана в Красноярский край, в самую глушь, за 30 километров от железной дороги, где можно было зарабатывать только валкой леса. Так как мама была очень верующим человеком, она это восприняла как свой крест, который она должна донести до конца. Выжила мама только благодаря тому, что я имела возможность высылать ей деньги. Освободилась она уже после войны с подорванным здоровьем и умерла в 1949 году. Казалось, репрессии власти по отношению к родителям уже обошли стороной и Долли. Но в начале 45-го ее увольняют из МХАТа. - Как мне объяснили по секрету, боялись, что я, как дочь врага народа, взорву правительственную ложу. С тех пор муж запретил мне работать. Вадим Васильевич работал 16 часов в сутки и, кроме концертной деятельности, являлся профессором Московской консерватории. Так что средств на жизнь нам хватало. В 1953 году ее нашла в Москве однокашница по институту и родственница Нина Энгельгардт-Чижевская, недавно освободившаяся из лагерей. Подруги проговорили целый день... Воспоминания всколыхнули душу Долли Александровны, и вскоре она смогла найти нескольких своих институток. С тех пор они регулярно встречались, вспоминая свой институт как нечто самое светлое, что было в их жизни. Долли Александровна просматривает альбом со старыми, пожелтевшими от времени фотографиями. Это все, что осталось от тех далеких лет. Одна за другой уходили в мир иной ее "милые девочки", институтки. На многие годы она пережила мужа. Три года назад умерла младшая сестра Нина. А память вновь и вновь возвращается к тем дням, когда скрипели прюнелевые ботинки на балу в Институте благородных девиц ордена Святой Екатерины. Андрей Викторович Сабуров

уралец: В 1910г. герой Цусимы Николай Коломейцев женился на разведенной баронессе Рауш фон Траутенберг,урожденной Набоковой.Она старше его на 7 лет,мать трех взрослых детей. Как приняла этот брак кают-компания линкора "Слава"?

Dirk: Уважаемый Уралец! Во-первых, не удержусь от вопроса - почему бы Вам не зарегистрироваться? Во-вторых. Николай Николаевич женился не в 1910 г., как Вы пишите, а 12 июля 1909 г. При чём тут "Слава", командиром которой он был назначен лишь 15 ноября 1910 г., а принял от предшественника капитана 1 ранга Э.Э.Кетлера и вообще 10 декабря? Его свадьба пришлась на период командования яхтой (бывшим крейсером II ранга) "Алмаз". Конечно, с кают-компанией "Славы" отношения у Коломейцова были скверные, но тут уж он сам постарался. М-м Коломейцова, судя по всему, любовью офицеров также не пользовалась, но на то были свои причины - живя на берегу во время ремонта корабля в Тулоне она вовсю пользовалась трудом вестового, который обижался, что его заставляют стирать барское бельё, а за весь день даже и не покормят. Когда матрос со слезами заявил ротному командиру, что, если его вновь отправят к барыне, то он повесится - мичман отозвал матроса (ведь в царском флоте вестовой - лицо добровольное, получавшее за исполнение своих обязанностей некоторую плату). В-третьих. Браки с разведёнными были не редкостью, да и сами офицеры частенько разводились и вступали в брак повторно. В-четвёртых. Кают-компания может принять или не принять офицера и / или его жену, но командир находится настолько "выше", что тут очень сложно что-то поделать. P.S. уралец пишет: Рауш фон Траутенберг Рауш фон Траубенберг

уралец: Спасибо адмирал за информацию.Меня ввел в заблуждение "Родовод":развод в 1909г.-а брак-1910г. Наверное это была любовь обоюдная.И умерли тоже :она 28 сентября ,а он погиб-6 октября.Какая нелепая смерть для моряка уцелевшего во льдах и огне! Не знал что у тетки писателя Владимира Набокова такой характер. По православным канонам основанием для развода является прелюбодеяние одного из супругов. Пытался зарегистрироваться еще год назад но неудачно...У меня слабый модем. Не воспроизводятся большинство изображений и радикал глючит-выскакиват какая-то сволочь и забивает. Тексты читаю с удовольствием и всегда жду новых сообщений.Огромное всем спасибо . "Так держать!"

Dirk: уралец пишет: Наверное это была любовь обоюдная.И умерли тоже :она 28 сентября ,а он погиб-6 октября.Какая нелепая смерть для моряка уцелевшего во льдах и огне! Да, я тут пару недель назад и задумался - а случайно ли он попал под грузовик через неделю после смерти жены? А отношения вроде и правда были неплохие, не смотря на его тяжёлый характер. В дневнике контр-адмирала В.К.Пилкина от 04.01.1919 (Гельсингфорс) сказано: "Узнал, что приехал Коломейцев, т. е. прибежал из Петербурга; пошли к нему с Вилькеном и Ламкертом, но по дороге встретились с ним. Он похудел, но держится молодцем, щеголем, с бинтами на ногах, в каком-то козырьке. Решили зайти к Фанту выпить чаю. Там Коломейцев рассказал нам свою эпопею. После того как он был списан Эссеном, он командовал речной или точнее озерной флотилией на Чудской позиции. Там его застала революция. Сначала все шло хорошо, команда была хорошая, но затем приехали агитаторы, а тут еще он приказал (сколько человек на этом свернулось?) снять красные банты, как нарушающие форму. Его тогда арестовали и скинули в «Следственную комиссию Государств[енной] Думы» по обвинению в контрреволюционности и склонности к рукоприкладству. Ник[олай] Ник[олаевич] признался, что, вообще не дерясь, он ударил какого-то сигнальщика. В Думе его расспросили и выпустили. Он поселился с женой в доме у своего родственника Набокова . Через несколько времени он получил весьма любезное письмо от Дудорова, в котором тот благодарил его за службу от имени флота и «ввиду чрезвычайных обстоятельств», а [в силу] перепроизводства адмиралов просил подать в отставку. Коломейцев так и сделал, но попросил Вердеревского дать ему при отставке чин вице-адм[ирала]. Просьбу его исполнили. Дом Набокова постепенно наполнялся посторонними жильцами, разворовывавшими вещи, серебро, керамику, а вскоре Н.Н. с женой и вовсе оттуда выселились. Прошло еще немного времени, и его арестовали в качестве заложника. Следователь, господин, как будто бы и интеллигентного вида сказал ему в объяснение (в феврале еще допрашивали арестованных): «Интеллигенция против большевиков и в союзе с буржуазией. Под подозрением старшие офицеры, кругом которых группируется молодежь. Это круговая порука». И вот Коломейцева посадили в т[юрьму] Кресты. В одиночной камере помещалось 16 человек. Два месяца он сидел и ни разу его из камеры не выпустили подышать воздухом на прогулку. Камера не проветривалась, а так как они тут же выполняли свои надобности, то воздух был ужасающий. Кормили его настоем из селедки и кусочками воблы раз в сутки. Все помирали с голоду. Все попытки доставить им пищу со стороны оканчивались неудачно: комиссары и караул съедали все сами. Только то, что присылалось из Германского посольства (это стоит отметить) доставлялось на распределение. С Коломейцевым сидели К. Вас. Стеценко, Дюшен, князь Васильчиков. Жена Н. Ник. хлопотала, чтобы его выпустили, и у немцев и у комиссаров. Давала взятки и, наконец, когда была комиссия, его освободили. Сыграли ли тут что-нибудь деньги или нет – он не знает. Они решили бежать. За себя и за жену и за 4 чемодана им было заплачено проводникам 10 тысяч рублей. Шли они лесом, глубоким снегом. Мадам Коломейцева, у которой не в порядке почки и, кроме того, жар, несколько раз ложилась в снег и просила оставить ее умирать. Каждые пять минут у нее была рвота, но Коломейцев силой заставлял ее идти. Теперь она достает визы, чтобы ехать в Лондон, куда его приглашает директором Вост[очно]-озерского пароходства, что ли!". уралец пишет: По православным канонам основанием для развода является прелюбодеяние одного из супругов. Тут и сомнений нет, что виновным выступил муж.

уралец: Брат Нины Дмитриевны Коломейцевой-Владимир Дмитриевич Набоков один из лидеров кадетской партии,управляющий делами Временного правительства проживал в собственном трехэтажном особняке из розового гранита №47 на Б.Морской. В 1911г. Коломейцев был приглашен им в секунданты на дуэль с А.Сувориным.

Dirk: уралец пишет: В 1911г. Коломейцев был приглашен им в секунданты на дуэль с А.Сувориным. не с А.Сувориным, а с М.А.Сувориным.

уралец: Спасибо. Конечно Михаил Алексеевич Суворин. Это сын запамятовал.(В.Набоков "Другие берега").Удержись кадеты у власти быть бы Коломейцеву морским министром.Не знаю насколько прав был писатель С.А.Зонин:"Новый командир"Славы" Н.Н.Коломейцев установил суровые порядки.Матросы работали по десять-двенадцать часов в день вместе с рабочими-французами и рабочими петербургских заводов,прибывшими из России(их было 75 человек).Понятно,что ремонт корабля осложнял быт матросов.Но Коломейцев требовал неукоснительного соблюдения порядка,идеальной чистоты помещения и рабочего платья команды.Эти требования не подкреплялись заботой и вниманием к людям.К тому же ухудшилось-и это в условиях стоянки в порту!-питание.Матросов то и дело наказывали:сажали в карцер,ставили под ружье,назначали в часы отдыха на тяжелые и грязные работы," Далее про мордобой офицеров и кондукторов.Что за перемена с Николаем Николаевичем-ну прямо ВИРЕН! Не знаю как зависит от командира питание команды:продукты закупает ревизор,в котел закладывает кок. А ревизором кажется был лейтенант Л.М.фон-Галлер,имевший прозвище"демократ".

уралец: Pardon,ревизором на "Славе" был лейтенант Энгельгардт.Галлер его сменил.Баловал матросиков свежей рыбкой в Великий пост,а они предпочитали пищу духовную от Ильича из Парижу...

boxer: В тему. 26 марта 1880г -г . Умирает уч-к обороны Севастополя , Георгиевский кавалер (11.5.55г) , капитан 1 ранга Н.К. Шван. (рожд. 1826г ). Две незамужние дочери - Анна (р. 16.11.64г) и Мария. ( рожд. ?? , с 88г - жена л-та В.Ф. Руднева). Анна (ок. 85г ) выходит замуж за лейтенанта А. ( сына ППГ из московских купцов ). 23.03.86г - рожд.дочь Елизавета. Мать и дочь теряют потомственное дворянство по отцу и деду . В семье нелады ( см. письма А. к матери из плавания на *Разбойнике* 87-90гг). Мезальянс ??? Где-то после 95г- таки развод. Как положено А. берет *грех на себя * . Отставка (ВП 17. 02.97г № 123 капитаном 2 ранга с мундиром ). Но еще 19. января 97г венчание с Елизаветой .( р. 28.04.70г)- 6-й дочерью (из 12 детей ) отст .ген. м-ра ( по МСЧ ) Д.Е. Адамовича. Далее с 20.03.98г - на гражд. службе. 22.08. 98г ему (сыну ППГ) следует орден Св. Владимира 4 ст - т.е. потомственное дворянство ему и его детям. ( у Елизаветы дядя - брат Дмитрия Ефремовича- генерал - лейтенант Леонид Ефремович Адамович в то время командовал 18-м АК СПБ ВО. ИМХО не обошлось без протекции). Жили долго и счастливо - дед до 1917 г, бабушка до 1956г. Вот такая история на тему . С ув. Вох.

уралец: boxer Г-н мичман вы любитель инициалов. К чему эти "парижские тайны" через столько лет? Кстати подробности л,ж. (пусть,как вы меня попрекнули и "клубничка") создают полноценную картину жизни о России(которую мы потеряли). Это лучше"развесистой клюквы" г-на Мих...ва(корректности учусь у вас) С Уважением У.

boxer: Ув. коллега! Простите, если обидел ! Подробности - см. топик *Личный архив *. С ув. Вох.

уралец: Нboxer Кто старое помянет... Коллега,а когда лейтенант А.С.Сергеев женился на Наталье Павловне Милюковой? Как погиб ее муж-капитан 2р. Милюков? Нашел упоминание в беллетристике образованная дама-шесть языков знала. Могила на Митрофаньевском в СПб-кенотаф или погребение? Пытался сам нарыть в сети-глухо! С уваженим У.



полная версия страницы