Форум » Карьера и история повседневности » Морские офицеры в разведке и контрразведке (продолжение) » Ответить

Морские офицеры в разведке и контрразведке (продолжение)

Роберт: Так и хочится вспомнить слова отца народов. Мы тут с товарищами посоветовались и решили (после множества постов в другой ветке на другую тему): быть все же новой ветке, несмотря на некоторые колебания. Не хотел, чтобы был заголовок длинным. Потому сразу же добавлю: тут будем писать и про масонов, а они честенько служили в разведке или в контрразведке. Надеюсь на поддержку знатоков! Особо интересен, на мой взгляд, период незадолго после Великой войны. Но время покажет и Ваши посты в новой ветке! И так - семь футов под килем! Роберт

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Игорь Алабин: Пока только это… Из списка расстрелянных: 1) …Кунцевич, Николай Владимирович, 24 года, б. дворянин, мичман http://www.trediakovsky.ru/content/view/212/30/ 2) Кунцевич Николай Владимирович Морской корпус 1916. Мичман. Остался в СССР, член подпольной организации. Арестован 1921 в Петрограде. Волков С. В. Офицеры флота... М., 2004. 3) Кунцевич Николай Владимирович - практикант подводной лодки «Тур» Кузнецов Марат Этот кровавый 21-й..// Морская газета – 2009 - № 21, 19 апр. – С. 2. 4) стр. 247: «… подготовляется покушение… и на тов. Зиновьева. Для организации последнего покушения была сделана попытка через б. мичмана флота Кунцевича устроить в Асторию террориста под видом монтера…» с. Именной указатель: «Кунцевич Николай Владимирович (1897 – 1921) Из дворян. Мичман, практикант на подводной лодке «Тур». С 1920 член ПБО (Петроградской боевой организации). В 1919 оседомитель американской миссии в Гельсингфорсе. Добывал сведения военного характера. Участвовал в разработке военных планов по захвату кораблей и распространении прокламаций. Расстрелян 24 августа 1921 г. по приговору ПГЧК». «Горячечный и триумфальный город». Петроград: От «военного коммунизма» к НЭПу: Документы и материала / Составитель М. В. Хореков – СПб., 2000. http://rusnewhist.ucoz.ru/_ld/0/7___.pdf 5) «…По постановлению ЧК 24 августа под Бернгардовкой расстреляны якобы участвовавшие в контрреволюционной работе этой организации моряки пл «Тур», ее командир А. Мацеевский и стажер Н. Кунцевич минер эм «Азард» Г. Золотухин и два бывших мичмана — Г. Пражмовский и С. Романов…». http://militera.lib.ru/h/kovalev_ea2/10.html

Игорь Алабин: Паскевич Владимир Владимирович, лейтенант (16. 11. 1891 – 09. 02. 1919) Образование получил в Морском корпусе (выпуск 1911) и минном офицер. классе (1916). В мичманы произведён в 1911. Участник 1-й мировой и гражданской войн. Произведён 06. 12. 1915 в лейтенанты. В 1918 вступил в ряды РККФ. Должности: ком. миноносца «Ловкий» (до 08. 12. 1918). Вместе с денежным довольствием (22000 руб.) на команду скрылся. Задержан 20. 01. 1919 сотрудниками Майниловского пропускного пункта ЧК в районе Белоострова вместе с двумя другими офицерами. В во время задержание оказали вооружённое сопротивление. Во время перестрелки был убит бывш. офицер, зав.подотделом Петроградского продкомиссариата Сохач. Он и полковник В. И. Четыркин были задержаны. Расстреляны по «делу А. А. Балта» в г. Петроград. Интересно что это за дело? И имеет ли Паскевич отношение к агентурной работе? Что у них общего с Четыркиным? Четыркин Василий Иванович. На 1909 – капитан производитель картографических работ в Военно-топограф.. управления Воен. Министерства. «…Перед войной на АО "Ф. Швабе" из Петербурга приезжает военный инженер, капитан Василий Иванович Четыркин. Он размещает на фирме заказ на изготовление своего изобретения - прицела по самолетам, получившего название "дальномер капитана Четыркина". Прицел приобрело военное ведомство, а сам Четыркин получил звание подполковника и пакет акций АО "Ф. Швабе". С 1 марта 1917 года Евгений Федорович Штейнер оставляет пост Председателя правления Общества. 14 июля 1917 года был подписана купчая крепость между Особым Правлением по делам бывшего АО "Ф. Швабе", с одной стороны, и Василием Ивановичем Четыркиным и личным почетным гражданином Вальтером Петровичем Лаппекиным, (бывшим в 1915-16 годах одним из директоров-распорядителей фирмы) - с другой, на движимое и недвижимое имущество АО "Ф. Швабе". 31 августа 1917 года был утвержден устав нового акционерного общества "Геофизика", бывшее "Ф. Швабе". Основной капитал общества - 2.500.000 рублей, разделенных на 25.000 акций, по 100 рублей каждая. Василий Четыркин был избран директором-распорядителем общества. В руководстве АО "Геофизика" остались многие бывшие члены правления АО "Ф. Швабе" - Вальтер Петрович Лаппекин, Иван Яковлевич Гунцикер, Сергей Алексеевич Афанасьев и др. Акционерное общество "Геофизика" просуществовало совсем недолго. В октябре 1917 года к власти в России пришли большевики. Василий Иванович Четыркин до осени 1918 года работал директором-распорядителем "Геофизики". В стране началась Гражданская война, цеха фабрики остановились и предприятие прекратило выпуск продукции…». http://optic10.narod.ru/Shvabe.htm

Вельбот-067: Игорь Алабин пишет: Паскевич Владимир Владимирович М2 (01.09.916, цирк. ГМШ № 340) род. - 16.11.891 в сл. - 908 кор. гард. - 10.04.911, пр. ФМВ № 101 мичман - 06.12.911, ВП № 1078 лейтенант - 06.12.915, ВП № 1503


Игорь Алабин: Известно, что после реорганизации Военно-морского контроля часть морских контрразведчиков ушла в Особый отдел ВЧК. Может быть кому нибудь известны их фамилии? Гавришенко Александр Николаевич, капитан 2-го ранга (15. 03. 1880 – дек. 1919) Из дворян Тамбовской губ. Образование получил в Морском корпусе (выпуск 1899) и Минном офицер. классе (1911). В мичманы произведён 14. 09. 1899. Участник рус.-японской, 1-й мировой и гражданской войн. Произведён 24. 03. 1904 в лейтенанты, 14. 04. 1913 – в ст. лейтенанты, а 06. 12. 1914 – в капитаны 2-го ранга. Уволен 23. 03. 1918 от службы. Должности: на учебном судне «Прут», эскадренном броненосце «Чесма», канонерской лодке «Донец», эскадренном броненосце «Синоп» (1900 – 1901); флаг-офицер ст. флагмана практической эскадры ЧМ (1901 – 1902); мл. минный офицер крейсера «Россия» (11. 08. 1903 – дек. 1905); состоял в запасе (дек. 1905 – сент. 1907); ст. офицер эскадренного миноносца «Амурец» (сент. 1907 – 13. 05. 1908); командующий: миноносцем № 125 (13. 05. – 19. 12. 1908), эскадренным миноносцем «Дельный» (24. 12. 1911 – 15. 09. 1914); ст. офицер учебного судна «Пётр Великий» (сент. 1914 – март 1916); ком. эскадренного миноносца «Туркестанец Ставропольский» (март – 31. 10. 1916); состоял в резерве чинов БФ (31. 10. 1916 – 20. 04. 1917); офицер для поручений Особого отделения штаба команд. БФ (20. 04. – 23. 05. 1917); пом. нач. того же отделения (23. 05. – 29. 09. 1917); нач. Особого отделения «Ботнического залива» (29. 09. 1917 – 23. 03. 1918). Ордена Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (14. 10. 1904) и Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (27. 09. 1904). В 1918 вступил в ряды РККФ. В т. г. был принят в подпольную организацию «Великая Единая Россия». Должности: нач. Военно-морского контроля БФ (18. 07. 1918 – февр. 1919); пом. зав. активной части Особого отдела Петроградской ЧК (февр. – 08. 11. 1919). Арестован 08. 11. 1919. Расстрелян в г. Петроград. Рутыч Н. Белый фронт генерала Деникина: Биографии чинов Северо-Западной армии – М., 2002.

wind: Игорь Алабин пишет: Гавришенко Александр Николаевич, капитан 2-го ранга Из потомственных дворян Тамбовской губернии, уроженец г. Тамбов. 14.09.1899 г. - Гардемарин, произведен по экзамену в Мичманы (Выс. приказом по Морскому ведомству № 258 от 14.09.1899 г.) 1900 г. - Вахтенный начальник учебного судна "Прут". 1900 г. - Вахтенный начальник эск. броненосца "Чесма". 1900 г. - Вахтенный начальник портового судна "Веха". 1900 г. - Вахтенный начальник мор. кан. лодки "Донец". 1901 г. - Вахтенный начальник эск. броненосца "Синоп". 1901 г. - Вахтенный транспорта "Пендераклея". 14.05.1901-1901 г. - Флаг-офицер Штаба Старшего Флагмана Практической эскадры Черного моря на кампанию 1901 г. [3] 01.09.1901 г. - Разрешено принять и носить румынский орден Звезды кавалерского креста. 10.04.1902-1902 г. - Флаг-офицер Штаба Старшего Флагмана Практической эскадры Черного моря на кампанию 1902 г. [4] 03.05.1903 г. - Переведен в Балтийский флот. 08.11.1903-08.03.1905 г. - Младший минный офицер крейсера I ранга "Россия". 28.03.1904 г. - Произведен по линии в Лейтенанты [1] На 02.07.1904 г. - 4 фл. эк. 12.12.1905-01.09.1907 г. - В запасе . 20.09.1907-05.06.1908 г. - И.д. старшего офицера эск. миноносца "Амурец". 01.07-17.10.1908 г. - Временно командующий миноносцем № 129. 03.05.1908-19.12.1911 г. - Командующий миноносцем № 215. 16.11.1909 г. - Продолжен срок отпуска по болезни, внутри Империи и за границей, на 2 месяца [5] 24.12.1911-15.09.1914 г. - Командующий эск. миноносцем "Дельный". 18.09.1914-1916 г. - Старший офицер уч. судна "Петр Великий". 20.03-01.12.1916 г. - Командир эск. миноносца "Туркменец Ставропольский" [2] 01.01-03.02.1917 г. - В резерве чинов Балтийского флота [6] 03.02-20.04.1917 г. - Заведующий мобилизационной частью Або-Оландской укрепленной позиции [7] 20.04.1917-1917 г. - Офицер для поручений Особого отделения Штаба Командующего флотом Балтийского моря [8] 23.05.1917-1917 г. - Помошник Начальника Особого отделения Штаба Командующего флотом Балтийского моря [9] 29.09.1917-1917 г. - Начальник Особого отделения Ботнического залива [10] Приказом Ком. флотом Балт. м. №183 от 26.03.1918 г. уволен от службы . Прмказом по флоту Балт. м. № 408 от 18.07.1918 г. назначен начальником Военно морского контроля Балтийского флота . С 27.07.1918 г. - Начальник Военно морского контроля Балтийского флота. До революции служил в контрразведке Балт. фл., в феврале 1919 г. по заданию подпольной организации "Великая единая Россия", поступил на службу в Петроградское ЧК, сорвал много акций ЧК против подполья, арестован и растрелян в январе 1920 г. С уважением, В.

wind: Игорь Алабин пишет: Ордена Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (14. 10. 1904) Станислав 3 с Х и бантом (16.04.04), Анна 3 с Х и бантом (27.09.04), Станислав 2 (29.02.16). Румынский Звезды кавалерский крест (01), Болгарский За военные заслсуги 5 ст. (03).

Игорь Алабин: wind пишет: растрелян в январе 1920 г. Спасибо! У Рутыча конец дек. 1919. Это видимо разные стили?

Игорь Алабин: Может быть у уважаемых форумчан есть доп. информация по этому военмору? Прочитал его показания и меня возникло несколько вопросов… 1) Сознательно ли он работал на белых и прочих? 2) Сознательно ли он «слил» к.-адм. Зарубаева? Иноевс Алексей Константинович, ст. лейтенант (1880 – 25. 04. 1922) Из дворян. Уроженец г. Рига. Сын доктора медицины, действительного статского советника Константина Харлампиевича. Внук доктора медицины Харлампия Константиновича. Образование получил в Морском корпусе (выпуск 1903). В мичманы произведён в 1903. Участник рус.-японской, 1-й мировой и гражданской войн. Должности: мл. штурманский офицер крейсера 2-го ранга "Терек" (на 1905); ст. офицер крейсера погран. стражи «Кондор» (до 1914); ком.: воен. транспорта «Слово» (1914 – февр. 1917), минного заградителя «Припять» и 1-го д-н минных заградителей (февр. – окт. 1917). В 1918 вступил в ряды РККФ. Должности: ком.: ледокола «Трувор» (апр. – июль 1918), минного заградителя «Березина» (июль 1918 – ?); нач.: морской базы и гарнизона г. Лодейное Поле (пристань на реке Свирь в 240 км от г. Петроград (до 1920), штаба учебных отрядов БA (1920 – март 1920), Главпорта морских сил ДВР (март 1920 – нояб. 1921). В нояб. 1921 был арестован в г. Новониколаевск. Приговорён 05. 04. 1922 воен. отделением Новониколаевского губревтрибунала к ВМН. Убит комендантом полпредства ГПУ по Сибири Ф. М. Гуржинским в подвале внутренней тюрьмы ГПУ в г. Новониколаевск. Не реабилитирован. «Акт 1922 г. 25 апреля Комендант ПП ГПУ Гуржинский в присутствии члена Губревтрибунала Сатковского и кр-ца Максимова, составил настоящий акт в следующем: на основании приговора Военного Отделения Н. Николаевского Губ. Ревтрибунала от 5 апреля сего года по которому обвиняемый Иноевс Алексей Константинович приговорен к высшей мере наказания расстрелу... сего числа в 12 ч. 25 минут ночи в присутствии вышеуказанных лиц привел приговор над Иноевс в исполнение. Комендант Присутствовали: П.П.Г.П.У по Сибири Садковский Гуржинский Максимов». Из его показаний: «…В 1920 году я служил в штабе учебных отрядов и школ Балтфлота в качестве нач. штаба. Начальником отрядов был – бывш. командующий Балтфлотом адмирал Сергей Валерианович Зарубаев – двоюродный брат бывшего командарма 7 Зарубаева. С Зарубаевым у меня были очень близкие и товарищеские отношения. Ни я, ни Зарубаев не принимали участия ни в каких политических обществах и кружках. В начале января – до кронштадтских событий – когда политическое положение в Петрограде осложнилось – у меня естественно явилось сильное желание знать, что делается за рубежом, а также узнать и отношение зарубежной публики к Петроградским событиям. На высказанное об этом одному из моих знакомых желании – Мой знакомый молодой Мейзе Теодор Теодорович (Федор Федорович) – сын бывшего Петроградского крупнаго фабриканта (фабрика Мейзе находилась на Бассейной ул, рядом с баней. Отец Мейзе служит кажется в Трамоте, а сын Теодор в Артиллерийском Управлении, выразил желание идти мне на встречу и познакомить меня с некоим гражданином “Лион” – повидимому бывшим офицером, который служа в белогвардейской организации в Финляндии – за последнее время инкогнито приезжал в Петроград с различными и неизвестными мне поручениями и между прочим приносил с собой зарубежные газеты, новости и сведения политического характера. Через несколько дней Мейзе пришел ко мне вместе с “Лионом” познакомил меня с ним и сообщил, что на днях “Лион” едет в Финляндию и нет ли у меня каких либо к нему поручений. Я просил “Лиона” привести мне из Финляндии газет, сигар и лекарство. “Лион” выразил полное желание и просил, чтобы я выполнил его просьбу – если понадобится какая либо информация – дал бы освещение вопросов по специальности. Я ответил “чем могу быть полезен – с удовольствием выполню”. По истечении месяца, возвратившийся из Финляндии “Лион” передал мне через Мейзе приблизительно пять вопросов информационнаго характера, касающихся положения дел во флоте. Вопросы, как я помню следующие: 1. В каком состоянии и сколько подводных лодок может плавать. 2. Сколько имеется угля. 3. Количество боевых припасов судовой артиллерии. 4. Положение на командных курсах. 5. Количество судов готовых к плаванию. На все эти вопросы по мере возможности я должен был дать “Лиону” сведения через Мейзе. Считая, что лично сам я ни на один вопрос не могу ответить, а также не придавая государственнаго значения, предложенным мне вопросам, так как просимыя у меня “Лионом” сведения не являются государственной тайной, в виду того, что каждый может эти сведения получить простым расчетом из-за отсутствия плавания и небоеготовности судов за исключением “Петропавловска” и “Севастополь”, стоящих в Петрограде неразоруженными – о которых все знали; я за получением просимых “Лионом” сведений обратился к Зарубаеву, который на некоторые вопросы сведения дал, пользуясь своим знанием и служебным оставшимся у него знакомствам. Одновременно с получением от Мейзе информационных вопросов от него же я получил две три старых Ревельских газеты. Не считая просимыя у меня “Лионом” сведения государственной тайной, выдача которых дала бы возможность противнику их использовать в своих целях, а также желая быть в курсе зарубежной жизни, что было важно, ввиду переживаемых Питером событий – Зарубаев согласился дать ответы на вопросы, что он и сделал. Зарубаев сведения передал мне, а я Мейзе. Зарубаев знал, что сведения, которые он дает мне пойдут в Финляндию. За две недели до Кронштадтских событий, я получил предписание об откомандировании меня в ДВР. Не желая, чтобы связь Зарубаева с зарубежом с моим отъездом порвалась – я познакомил Зарубаева с Мейзе, через которого Зарубаев мог быть в курсе зарубежной жизни. Через две недели после Кронштадтских событий я с эшелоном моряков уехал в Читу и какия после моего отъезда установились взаимоотношения между Зарубаевым, Мейзе и “Лионом” я не знаю. За время моего знакомства с Мейзе кроме прочтения двух трех старых газет и обывательских сплетен – я от Мейзе ничего не получал. Мною же помимо указанных уже сведений – даны были Мейзе (по его Мейзе просьбе) газетные сведения о положении топлива в Петрограде. Топливные сведения по словам Мейзе интересовали “Лиона”. Больше мною Мейзе ничего дано не было. Добавляю, что ни я ни Мейзе, ни Зарубаев, ни в каких противосоветских организациях не состояли даже больше со стороны “Лиона” никому из нас не было предложено вступить в организацию, либо получать компенсацию за передаваемые нами “Лион” те или другия сведения не являющиеся гостайной. Утверждать точно, что “Лион” работал от Врангеля или кого другого я не берусь. Его же осведомленность, а также и местопребывание давали основания предполагать, что он близко стоит к зарубежным белогвардейским кругам и может дать точные сведения о зарубежной жизни, хотя ни чем этого “Лион” не подтвердил. Я и сейчас после моего ареста не считаю, что я совершил какое либо государственное преступление, так как даваемые “Лиону” сведения являлись ни чем иным, как мнением отдельных спецов, не могущих ни в коей мере влиять на ход и исход Петроградских событий. 21-го ноября 1921 года. А. Иноевс». «Представителю ВЧК в Сибири. Сов. Секретно. Арестованнаго военмора резерва Народного Флота Д.В.Р. Алексея Константиновича Иноевс при арестном помещении комендатуры ВЧК, камера №9 в г. Новониколаевске Показание. Для правильнаго освещения дела, если можно считать это делом, возникшаго по совершенно неизвестным мне причинам (я уверен, что также и в этом деле ищут контр-революцию и т. д., когда все так просто и ясно, что невольно, если есть вообще справедливость, густоту красок обвинения надо отбросить и тогда перед Вами самая обывательская картина легкомыслия и неосторожности) – и в целях преследования истины я считаю, что надо быть вполне откровенным, так как это дает право не затруднять следствие и не предполагать худшаго, стараясь истиной дела не только себе помочь, но и другим, как в/м Зарубаеву и Мейзе. Долгое пребывание в рядах Краснаго Флота с самаго начала революции до настоящаго момента, участие в бою против белофинн при Виднице в 1919 г. переживание за этот большой период всевозможных политических событий и вообще всего того, что мы пережили в Совроссии (не будучи ни разу под судом за политические дела и вне всяких подозрений, благодаря чему был всегда на службе) дает мне право сказать, что вряд ли есть еще люди которые могли бы, выдержав такой стаж, поступать в какие либо белые организации, которые, даже ребенку ясно, лопаются одна за другой, а тем паче шпионить – я могу смело сказать, что будучи так воспитан, имея совершенно не политические взгляды, я будучи вне всякой политики не способен ни поступить в жандармы, ни в 3 охранное отделение, ни убить, ни украсть, а тем паче дойти до того, чтобы как-то низко шпионить в то время, когда все мы научились крайней осторожности, крайней недоверчивости друг к другу, встречая на пути и кругом доносы, провокации – я, объясняя только это дело неосторожностью, легкомыслием под влиянием остро переживаемого момента крайней напряженности в Петрограде, когда в конце 20 и в начале 21 года при отсутствии топлива, забастовках на заводах, всюду перешептывание на углах, то говорят, что опять Польша с Францией с севера, а Румыния с Петлюрой с юга идут на Петроград, то другая комбинация и таких услышишь сколько угодно, то тов. Зиновьев или Троцкий скрылись и так далее. Такому вранью обывательскому не было конца, все это вызвало сильное острое желание узнать что делается “там по ту сторону”, поговорить с кем-нибудь “из тех”, почитать газету вот в чем главная причина. Таким лицом “из тех” совершенно случайно явился некий “Лион”, с которым меня познакомил молодой Федор Федорович Мейзе. “Лион” при первой же встрече предложил свои услуги разсказать что-либо о положении дел у белых, но ничего интереснаго не разсказал, а говорил то, что мы знали, что Врангель там, Миллер в Париже и вообще взгляд и нечто. Принадлежал ли Лион к какой либо организации он не говорил, а говорил что он часто инкогнито перебегает из Финляндии в Петроград и обратно, при чем хвастался, что кому то отнес брилиант в Финляндию – все это теперь показывает, хотя я и в то время думал, не провокатор ли он, если бы он был бы агент, или шпион, то он не занимался бы контрабандой и исполнением других не важных поручений; он предложил мне принести в следующий раз сигар, но этого не сделал. Кроме того если бы он был бы агент, то он естественно стал бы так или иначе вербовать, просить, чтобы мы приняли то или другое участие более активное, чем слышать от него разсказы про Врангеля и т. п. Правда “Лион” не давал нам никаких обещаний в чем либо помочь, вообще держал себя вполне корректно, так что трудно разобрать что он из себя представлял. Прошло больше месяца после первой встречи и Мейзе передал мне несколько старых газет Ревельских (2-3) и бумажку с несколькими вопросами, чтобы я поделился своим ответом. Разсматривая эти вопросы я смело могу сказать, что нет ни одного пункта, который бы представлял бы из себя государственной тайны. Не есть передача военнаго секрета, шифра, сигнальной книги, расположения войск, вообще всего, что могло бы служить пользой противнику. Во 2-ых дело происходило зимой когда ни один корабль не мог выйти а выйти дальше (одно слово нрзб) маяка тоже нельзя, а было готовых более или менее два «Петропавловск» и «Севастополь», а все остальные стояли под крышей, команда на берегу, боевого флота не было и в 3-их все эти ответы давно известны заграницей, по простому подсчету. Не считая, повторяю, чтобы это из себя представляло военный секрет, я все таки не знал как ответить Лиону и передал записку в/м Зарубаеву, с которым будучи в очень хороших отношениях, крайне уважая его, делился всем переживаемым. Он ответил на некоторые вопросы, не помню именно на какие в отрицательном духе – Ответ дан был письменно, только потому, чтобы не встречатся с “Лионом” из предосторожности, и я передал Мейзе – (всем было известно что у нас ничего нет; но забыли, что у нас самое главное есть дух и сознание – нет угля, нет специалистов), заводы плохо работают, бастуют, вообще, если внимательно читать Совгазеты, из них вполне можно узнать о жизни в Совроссии. Такие вопросы, я повторяю, не представляли тогда в январе месяце никакой важности, про активный флот никто и не думал (а до весны целая зима). Если бы “Лион” был бы агент, то он предсказал бы про Кронштадтские события, а он не слова. Я тогда подумал еще раз, что не провокатор ли он, кроме этого еще раз Мейзе спросил меня про состояние топлива в Петрограде и я дал вырезки отчета тройки состоящую из членов ВЧК из газеты, так что все даваемые сведения противник мог иметь без нашей помощи, которую мы бы и не дали, по нашему убеждению, если это было бы что-либо преступное. За две недели до Кронштадтских событий я получил предписание из Москвы выехать в ДВР и стали формировать эшелон и после Кронштад. событий 23 марта выехал по назначению. После моего отъезда что было не знаю, во всяком случае все изложенное дает право мне утверждать, что ни в коем случае ни я, ни Зарубаев, по скольку я его знаю, не могли принимать участие в каких либо организациях, а прямо были продуктом крайней неосторожности в погоне за новостью переживаемаго момента за зарубежной жизнью. В/м Зарубаев, будучи крайне выдержанным, пережив столько событий, будучи занесен белыми в список к разстрелу, конечно, сделал ошибку неосторожность, что стал говорить со мной и Мейзе. До моего отъезда Зарубаев “Лиона” не видел, а прочел всего 2-3 газеты, больше ничего, и написал на машинке, что угля нет или вроде этого. Зарубаев храбрый моряк, честный был командующим флотом при Центробалте. Мейзе очень молодой человек, хорошо воспитанный его видел я два, три раза у знакомых, происходящий из трудовой семьи, производит очень хорошее впечатление и ни в коем случае я не могу подумать, чтобы он был бы шпион либо служил бы у белых в организации. Я могу повторить мои слова, когда в споре я кричал: “Лучше быть под командой русского хама, чем под начальством белогвардейщины”. Что касается своей лояльности, то это могут подтвердить многие моряки, например Панцержанский, Азарьев, и другие все что угодно только не это. В/м Зарубаев виделся с Мейзе раза два, с “Лионом” никогда до моего отъезда. Я с “Лионом” раз дома, раз на улице и с Мейзе несколько раз, идя на службу. Взаимоотношения у меня (и у Зарубаева с Мейзе) с Мейзе и с Лионом шапочное вежливое знакомство, так что тут нет никакой конспирации, отсутствие всякаго участия в организации белых, нет основания к обвинению в шпионаже (если считать белых безграмотными – тогда еще можно заподозрить). Во всяком случае какие либо просимые сведения о флоте не были важны тогда зимой, и были известны всем заграницей по расчету. Про “Лиона” я довольно ясно дал отзыв, но все таки ссылаюсь, что только его пребывание в Финляндии, мое знакомство через Мейзе, давало мне надежду, что либо узнать про зарубеж, но я ничего не узнал и увидел, что “Лион” ничего не может дать нового т. к. я чувствовал, что он по моему занимается скорее контрабандой чем лицо облеченное заданиями белых. Мой отъезд, вызванный моим желанием ярко подчеркивает и дает повод видеть Вам мое полное отсутствие всяких желаний принимать какое либо участие в организации а острота напряжения после Кронштадтских событий и новаго ничего нет, я бросил всякую мысль что либо узнавать про зарубеж и уехал. Предполагая, что может быть другие обвиняемые и внесут какой либо диссонанс в мое показание от всего сердца, но я настаиваю на точном признании, что до моего отъезда ни я, ни Зарубаев ни Мейзе не были ни участниками белорганиз., не давали сведений гостайны противнику и не Лион. Факты письменнаго сношения с зарубежом, т. к. кроме Мейзе я и Зарубаев ни с кем не говорили, а я говорил с Лионом в присутствии Мейзе. Убедительно прошу в скорейшем разсмотрении настоящего дела, т. к. нет сил, чтобы переживать столько волнений, когда нет дела, когда я чувствую себя совершенно невиновным, при первом же требовании явился и тотчас же сказал все, что знаю – больше ничего не могу показать. 23 ХI 21 №3 А. Иноевс».

Автроилъ: EFK пишет: В части ПЛ "Тур" весьма и весьма сомнительно. ... Май 1920 г. ... Неявка расценивалась в 1920 г. как дезертирство Так-то оно так, однако известно, что в 1921 году занимал уже должность флаг-интенданта штаба БФ. Расстрелян по постановлению президиума ПГЧК от 24 августа 1921 года в числе лиц, «замешанных в последнем заговоре» («Петроградская Правда» за № 205 от 09.09.1921). С уважением...

Игорь Алабин: Так по Иноевсу. У меня сложилось впечатление: а) Контузия перешедшая в слабоумие (олегофрению). Но был ли он контужен? Я учитываю то, что офицеры флота всегда (в целом) были выше уровнем армии... А здесь явное слабоумие... Его объяснялки показывают очень многое... Пы Сы. На форуме достаточно бывших и действующих офицеров флота. Интересно их мнение...

Игорь Алабин: Иноевс. Из дворян Петроградской губ. Первый ком. минного заградителя "Березина" с июля 1918 до конца мая 1919.

Игорь Алабин: К арестам 1926. Уважаемый Фёдор выкладывал эту биографию на форуме. Рахмин (Луценко) Владимир Петрович, мичман (10. 04. 1895 – 18. 01. 1938). Уроженец села Люботин, Веселковского уезда, Харьковской губ. Внебрачный сын крестьянина Луценко. В 1908 был усыновлён отставным статским советником П. И. Рахминым. Образование получил в начальной школе, Харьковском реальном уч-ще (1914), ОГК (выпуск 1917) и спец. классе подводного плавания (25. 11. 1918 – март 1919; не окончил). В мичманы произведён 25. 03. 1917. Участник 1-й мировой и гражданской войн. Должности: вахтенный нач. эскадренного миноносца «Громящий» (1917); врид ком. там же (окт. 1917). В 1918 вступил в ряды РККФ. Произведён 22. 03. 1936 в капитаны 2-го ранга. Должности: плутонговый ком. и вахтенный нач. линейного корабля «Петропавловск» (10. 11. 1918 – 02. 04. 1919); штурман: п/л «Тур» (02. 04. – 10. 05. 1919), п/л «Волк» (10. 05. – 12. 06. 1919), п/л «Тур» (12. 06. 1919 – 28. 06. 1920), п/л «АГ-23» (28. 06. 1920 – 25. 04. 1922), д-на п/л Морских сил Чёрного моря (15. 08. 1921 – 08. 04. 1926); пом. ком. п/л «АГ-23» (переименована 04. 01. 1923 в «Шахтёр») (25. 04. 1922 – 10. 02. 1925); ком.: «Политрук» (10. 02. 1925 – 08. 04. 1926), эскадренного миноносца «Шаумян» (08. 04. – 25. 06. 1926); и. д. пом. нач. штаба бригады п/л МСБМ (19. 05. – 01. 08. 1933); и. д. ком. строящейся п/л Щ-308 «Сёмга» (01. 08. – 21. 10. 1933); ком. той же п/л (21. 10. 1933 – 17. 02. 1935); и. д. ком. 1-го д-на п/л КБФ (17. 02. – 13. 04. 1935); и. д. нач. штаба 1-й бригады п/л КБФ (13. 04. 1935 – 05. 05. 1937); нач. штаба там же (05. 05. - 20. 10. 1937). Арестован 25. 05. 1926 сотрудниками ГПУ. Уволен 25. 06. 1926 со службы как арестованный. Приговорён 18. 09. 1926 ОСО при Коллегии ОГПУ к 3 г. ИТЛ и 3 г. ссылки. Наказание отбывал в Соловецком лагере особого назначения. С июня 1929 капитан судов флотилии СЛОН ОГПУ. Освобождён 22. 02. 1930. C 15. 06. 1932 нач. водного транспорта Соловецкого ИТЛ. Зачислен 21. 10. 1933 в кадры ВМС. Уволен 20. 10. 1937 по ст. 43 «б». Арестован 27. 10. 1937. Приговорён 12. 01. 1938 Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР по ст. ст. 58-2-7-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян в г. Ленинград, где и погребён. В нояб. 1956 был реабилитирован.

Автроилъ: Игорь Алабин пишет: Расстрелян в г. Ленинград, где и погребён. И несть им числа...

Игорь Алабин: Автроилъ пишет: И несть им числа... Ну фигурантов дела "Моряки" 1926 посчитать можно... А по приговору Рахмину видно, что в период 1918 - 1922 (скорее всего 1918 - 1919) он состоял в подпольных организациях так или иначе связанных с воен.-морской разведкой "ОК".

Игорь Алабин: К арестам 1926. Бахтин Александр Николаевич, лейтенант (04. 06. 1894 – 15. 06. 1931) Из дворян Орловской губ. Уроженец села Малые Бобрики, Малоархангельского уезда (ныне Глазуновского р-на). Сын полковника Николая Николаевича (1866 – 1940). Образование получил в Орловском кад. корпусе, Морском корпусе (выпуск 1914), подводном классе (1916) и Военно-морской академии (1926). В корабельные гардемарины произведён 03. 05. 1914. Участник 1-й мировой и гражданской войн. Произведён 16. 07. 1914 в мичманы, а в 1917 – в лейтенанты. В марте 1918 был уволен в отставку. Должности: вахтенный нач.: эскадренного миноносца «Донской казак» (1915), п/л «Кайман» (1915 – 1916), п/л «Волк» (1916 – 1917); ст. офицер п/л «Волк» (1917); ком. п/л «Волк» (08. 12. 1917 – март 1918). Капитан парохода в артели «ТТТ». Инструктор подводного лавания в Финляндии. В нояб. 1918 вступил в ряды РККФ. Должности: временно команд. п/л «Вепрь» (25. 11. – 01. 12. 1918 ); ком.: «Пантера» (нояб. 1918 – май 1921), п/л «Форель» (31. 05. – 01. 09. 1921), п/л «Тур» (26. 08. 1921 – 25. 03. 1922); нач. 1-го д-на п/л БМ (1921 – 1922); ком. тральщика «Тосно» (1921 – 1922); зав. Подводным классом: при Воен.-морской академии (1922), СКУКФ (1923 – 1924); нач. 2-го д-на п/ л БФ (1924 – 1925); ком. Отдельного д-на п/л ЧМ (1926). Потопил 31. 08. 1919 британский эскадренный миноносец «Виттория» в Копорской губе Финского залива. В 1926 был уволен в запас по сокращению штатов. Арестован 20. 08. 1926 по доносу капитана 2-го ранга Вонлярлярского в г. Севастополь. Приговорён 28. 04. 1927 к 5 г. ИТЛ. Наказание отбывал в Соловецких лагерях особого назначения ГПУ. В своих заявлениях он предполагал, что его арест был происками британской разведки. Постановлением коллегии ОГПУ от 05. 12. 1927 заключение было заменено ссылкой в село Березов, Тобольского уезда сроком на 3 г. Проживал в доме № 114 по ул. Мокрая. Орден Красного Знамени был изъят 28. 03. 1928 у его жены. В янв. 1929 он написал письмо в газету «Известия». Постановлением коллегии ОГПУ от 30. 04. 1929 он был досрочно от отбытия наказания освобожден. Добивался возвращения ордена, но ответа не получил. Реабилитирован 29. 09. 1956. Ордена: Св. Станислава III ст. с мечами и бантом (1915), Св. Анны IV ст. с надписью «За храбрость» (1916), Боевого Красного Знамени (№ 1143; 1923); Герой труда Балтийского флота (28. 11. 1922). Автор учебника «Управление подводными лодками. Курс для командного состава флота». Умер от туберкулёза в г. Ленинград, где и погребён на Смоленском православном кладбище. Могила сохранилась. 20 октября 2007 состоялось открытие памятника на его могиле. Памятник был создан в рамках Губернаторской Программы «100-летие Подводного флота России в СПб» по инициативе Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников и его семьи. Автор памятника архитектор Геннадий Пейчев. Жена: дворянка Курской губ. Букреева Ольга Петровна (? – 1963). Умерла в г. Ленинград, где и погребена. Дети: Наталья (1918 – янв. 1942). Погребена рядом с отцом. Будимир (1925 – апр. 1942). Умерли от голода в г. Ленинград. Погребён на Пискарёвском кладбище.

Вельбот-067: Игорь Алабин пишет: В корабельные гардемарины произведён 03. 05. 1914 кор. гард - 03.05.914, пр. ФМВ № 144 Игорь Алабин пишет: Произведён 16. 07. 1914 в мичманы мичман - 16.07.914, ВП № 1275 Игорь Алабин пишет: в 1917 – в лейтенанты лейтенант - 28.07.915, пр. АиФ № 117 Награды: Ст3 Х и б. (25.11.915) А4 "За храбр." (утв. 31.03.916) А3 Х и б. (28.05.916, ком. БФ; Выс. утв. 23.10.916)

Игорь Алабин: Спасибо! А может быть есть информация по его должностям в РИФ?

Игорь Алабин: «Крестник» лейтенанта Иноевса по Петроградской боевой организации. Зарубаев Сергей Валерианович, контр-адмирал (22. 08. 1877 – 21. 10. 1921) Из дворян Петроградской губ. Уроженец г. Санкт-Петербург. Сын ген.-лейтенанта Валериана Платоновича. Образование получил в Морском кадет. корпусе (выпуск 1896), курсе Морской учебно-стрелк. команды (1898) и Артиллерийском офицер. классе. В мичманы произведён в 1896. Участник рус.-японской, 1-й мировой и гражданской войн. Произведён 01. 01. 1901 в лейтенанты, 06. 12. 1907 – в капитаны 2-го ранга, 06. 04. 1914 – в капитаны 1-го ранга, а 28. 07. 1917 – в контр-адмирылы. Артиллерийский офицер 1-го разряда (1903). Совершил заграничное плавание на крейсере I ранга «Герцог Эдинбургский» (1898 – 1900). Должности: мл. арт. офицер крейсера 1-го ранга «Варяг» (до 1902); на морской канонерской лодке «Отважный» (окт. – дек. 1902 ); ст. арт. офицер крейсера 1-го ранга «Варяг» (дек. 1902 – 1904); флагманский арт. офицер штаба команд. Отдельным отрядом судов БМ, назначенных для испытаний (1905 – 1906); и. д. ст. офицера крейсера «Богатырь» (21. 05. – 06. 12. 1907); ст. офицер там же (06. 12. 1907 – 13. 07. 1909); ком.: миноносца «Рьяный» (13. 07. – 20. 11. 1909), канонерской лодки «Громящий» (20. 11. 1909 – 02. 01. 1912), эсминца «Страшный» (02. 01. 1912 – 10. 03. 1914); непосредственно наблюдающий по морской части за постройкой кораблей в БМ (10. 03. – 15. 08. 1914); нач.: отряда канонерских лодок БФ (15. 08. 1914 – 23. 05. 1916); ком.: линейного корабля «Полтава» (23. 05. 1916 – 31. 05. 1917), 1-й бригады линейных кораблей БМ (31. 05. – дек. 1917); выборный нач. 1-й бригады там же (дек. 1917 – апр. 1918). Орден Св. Георгия 4-й ст. (23. 02. 1904). В июле 1906 усмирял беспорядки в крепости Свеаборг. Участник Ледового похода БФ. Уволен 18. 01. 1919 от службы. Должности: ст. морской нач. г. Кронштадте (апр. – 27. 05. 1918); и. д. нач. Морских сил БМ (27. 05. 1918 – 18.01.1919); инспектор Высшей морской инспекции (17. 05. – 01. 12. 1919); нач. учебных отрядов и школ БФ (01. 12. 1919 – 22. 05. 1921); нач. Северного отдела Управления военно-морских учебных заведений (22. 05. – авг. 1921). В авг. 1921 был арестован по делу Петроградской боевой организации. Расстрелян в г. Петроград. Жена с 30.08.1909: разведенная жена капитана Замшина Лидия Александровна Замшина. Дети: Лидия (1912 - ?); Надежда (12. 08. 1914 - ?).

Игорь Алабин: Старк Александр Александрович, ст. лейтенант (?) (18. 05. 1890 – 25. 08. 1925) Из дворян Великого княжества Финляндского. Сын чиновника Александра Александровича. Образование получил в Морском корпусе (выпуск 1910) и штурманском офицер. классе (1916). В корабельные гардемарины произведён 18. 04. 1910. Участник 1-й мировой и гражданской войн. Произведён 06. 12. 1910 в мичманы, а 06. 04. 1914 – в лейтенанты. Штурманский офицер 2-го разряда. Должности: ст. офицер эсминца «Азард» (на 1916); состоял в Особом отделении (контрразведка) командования БФ (до 26. 03. 1918). Ордена Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (08. 06. 1915); Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» (23. 11. 1915); Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (21. 03. 1916). В 1918 остался в г. Гельсингфорс, после ухода флота в Ледовый поход. Состоял в рядах воен.-морской разведки «ОК» и РОВС. Неоднократно пересекал границу для ведения развед. деятельности. В 1921 на явочной квартире лейтенанта Г. Д. Дмитриева чекисты пытались его арестовать.. Он застрелив 2-х сотрудников Особого отдела ВЧК бежал. Нелегально 14. 08. 1925 пересёк границу Финляндии и приехал в г. Ленинград. Убит выстрелом из револьвера грабителем на Фонтанке, в г. Ленинград. По более правдоподобной версии был убит, т. к. заподозрил провакацию чекистов в т. н. операции «Трест». Женат. Дети: Наталья. Марина.

Dirk: Игорь Алабин пишет: Старк Александр Александрович, ст. лейтенант (?) В ноябре 1918 г. лейтенант Александр Старк состоял в роте катеров-истребителей (формируемых морских команд) ФСЛО, 20 декабря 1918 г. переведен в Военно-регистрационное отделение Управления командующего войсками Северной области.

Dirk: Игорь Алабин пишет: В июле 1906 усмирял беспорядки в крепости Свеаборг. Ох "жуткая" формулировка. Аж зубы стучат... А вот в Прибалтике в конце 1905 г. - да, побывал в составе 3-й роты батальона, сформированного из чинов 14-го ФЭ.

EFK: Игорь Алабин пишет: Старк Александр Александрович, ст. лейтенант (?) В 1918 остался в г. Гельсингфорс …. ??? … В ноябре 1918 г. состоял в ФСЛО (Северная область) … ???? … В 1921 на явочной квартире … чекисты пытались его арестовать. Возможно ли уточнить, где он пребывал в эти временные паузы? Уж больно любопытны его перемещения ... С уважением,

Роберт: Ранее был вопрос о Григории Тимофеевиче Горбатенко. См.: http://morskivestnik.com/mor_kolekcii/izsledwaniq/drdrmkatpa29022012.html С уважением! Роберт

Игорь Алабин: Спасибо! За имя и отчество Горбатенко. Хоть мой дальний родич Пётр Алабин успел "наследить" в Болгарии, не даром с 1895 (и не менялось название) одна из улиц Софии носит его имя. И младшая его дочь вышла замуж за болгарина... Но по болгарски, я не понимаю... Насколько я понял, евреи-беженцы сами кингстоны открыли? Я правильно понял?

Автроилъ: EFK пишет: Возможно ли уточнить... А по-моему всё итак очевидно. После петроградских событий 1917 года сценарий в большинстве случаев был везде один и тот же.

Роберт: Игорь Алабин пишет: Насколько я понял, евреи-беженцы сами кингстоны открыли? К сожелению, нет. Командир пл Щ-213 ст. лейт. Денежко пустил "Струму" на дно торпедой. И доложил, что утопил 7000 т. транспорт. Там погиб и капитан Горбатенко. Но и Денежко не долго его пережил. На войне как на войне. Сын Горбатенко верил, что "Струму" утопили немецкие тка. А тут вот такая история вдруг. С уважением! Роберт

Игорь Алабин: Интересная личность. Больше ничего неизвестно. Алексеев Георгий Алексеевич, ст. лейтенант (?) (19. 02. 1891 – ?) Образование получил в Морском корпусе (выпуск 1911). В мичманы произведён в 1911. Участник 1-й мировой и 2-й мировой войн. Произведён 01. 01. 1915 в лейтенанты. Должности: на крейсере: «Аврора» (1911 – 1912), «Россия» (1912); на учебном судне «Моряк» (1912); вахтенный: офицер крейсера «Рюрик» (20. 08. 1912 – 01. 03. 1913), нач. там же (01. 03. 1913 – 1916); ком. заградителя: «Припять» (1916), «Лена» (1917). Георгиевское оружие (17. 08. 1915). В 1918, с чином лейтенанта, поступил на службу во французский флот. В 1946 был уволен в отставку. Должности: на франц. флоте (1918 – 1920); при франц. посольстве в Гельсингфорсе (1920 – 1936); пресс-атташе там же (1936 – 1942); пом. морского атташе в Стокгольме (до 1946). В 1942 был арестован немцами. После освобождения был переведён в Стокгольм. С1946 работал в различных частных фирмах в Стокгольме. С 1952 – ревизор бухгалтерской деятельности. Умер после 1967.

Игорь Алабин: EFK пишет: Уж больно любопытны его перемещения ... Остальное мне, к сожалению, неизвестно. А по поводу 1921. Это из труда А. А. Здановича.

Игорь Алабин: Зеленой 2-й Александр Павлович, контр-адмирал (25. 08. 1872 – 04. 09. 1922) Из дворян Херсонской губ. Уроженец г. Одесса. Сын ген. по адмиралтейству Павла Алексеевича. Образование получил в Морском кадет. корпусе (выпуск 1892), Минном офицер. классе (1901). В мичманы произведён в 1892. Участник 1-й мировой и гражданской войн. Произведён 14. 05. 1896 в лейтенанты, 06. 12. 1912 – в капитаны 1-го ранга, а 12. 09. 1917 – в контр-адмиралы. Должности: ст. офицер: минного крейсера «Доброволец» (1906), посыльного судна «Алмаз» (1906 – 1907), линейного корабля «Цесаревич» (1907 – 1908); ком. эсминца: «Боевой» (1908), «Доброволец» (1908 – 1910); флаг-капитан штаба Балтийского отряда (1910 – 1911); воен.-морской агент в Финляндии (1911); флаг-капитан штаба нач. бригады линейных кораблей БМ (1911 – 1912); ком. линкора «Андрей Первозванный» (12. 10. 1912 – 1915); нач.: штаба эскадры БМ (24. 06. 1915 – 17. 01. 1917), дивизии сторожевых судов БМ (17. 01. – 10. 03. 1917); командующий Минной обороной БМ (10. 03. – 16. 07. 1917); и. д. нач. штаба командующего БФ (20. 03. – 16. 07. 1917); состоял в резерве чинов Морского министерства (16. 07. – 12. 09. 1917); ст. морской нач. в водах Финляндии и Кронштадта (12. 09. – 26. 12. 1917); нач. Минной обороны (26. 12. 1917 – 08. 04. 1918); ст. морской нач.: в водах Финляндии (в Гельсингфорсе, Котке и Або) (08. 04. – 10. 06. 1918), в Кронштадте (10. 06. 1918 – 18. 01. 1919); нач.: Морских сил БМ (18. 01. 1919 – 02. 07. 1920), Соединенных классов специалистов флота (02. 07. 1920 – 1921); эксперт по морским делам РВС Республики и уполномоченный морского ведомства РСФСР в Финляндии (1921 – 1922). Умер в г. Петроград. Погребён на Коммунистической площадке Александро-Невской лавры в г. Петроград. Женат. Трое детей.

Игорь Алабин: Эту биографию уже выкладывал на форуме уважаемый Автроил. Я внёс только не большие дополнения. Качалов Дмитрий Дмитриевич, ст. лейтенант (12. 12. 1896 – ?) Образование получил в Морском корпусе (выпуск 1915). В мичманы произведён 30. 07. 1915. Участник 1-й мировой и гражданской войн. На 1917 – лейтенант. Должности: вахтенный офицер крейсера «Рюрик» (02. 08. 1915 – нояб. 1916); на п/л «Змея» (нояб. 1916 – март 1917); вахтенный нач. п/л «Кугуар» (март – июль 1917); штурманский офицер п/л «Ерш» (июль – нояб. 1917). С 02. 01. 1918 числился дезертиром. Состоял членом монархической организации П. П. Дурново в г. Петроград. В 1919 вступил в ряды СЗА и Русской Западной армии. В 1919 был произведён в ст. лейтенанты (в СЗА). Должности: ком. бронепоезда «Адмирал Эссен» Северо-Западной армии (июнь – осень 1919); в контрразведке Русской Западной армии (на 1920). Ордена Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (23. 07. 1919) и 2-й ст. с мечами и бантом (23. 09. 1919). Германия. Франция. С 24. 04. 1930 член Военно-морского союза в Ницце. В 1931 уехал в Алжир.



полная версия страницы