Форум » Внимание, поиск! » Письма, открытки » Ответить

Письма, открытки

ssergey x 100: "Дорогая Сашура. Прости, что долго не отвечала, но убежали с Колей в Полтав. губ. и только на днях вернулись. У нас все, слава Богу, ладно. 8-го Коля уходит в плавание, с частью своего отряда, я же, думаю, проехать на Кавказ и повидать Лёлю, т.к. она не может выбраться к нам ранее Ноября. В Питер вряд ли скоро попаду. На днях поеду в Ялту. Привет наш мужу. Коля целует ручки а я - щечки. Твоя Маша. (спасибо уважаемому Дирку за текст) 22.6 или 7. 1912 г

Ответов - 25

ssergey x 100: http://history.gradpetra.net/prospekt/19/479-11.html Дом №11 пл Большому проспекту В.О.

Alchel: Александра Воиновна фон Грюневальд (12.07.1868, Санкт-Петербург - 7.02.1945, Пфертен). Дочь контр-адмирала В.А. Римского-Корсакова (1822 – 1871), племянница известного композитора. В эмиграции в Эстонии. Выехала в Рейх. Муж: Эрнст Конрад Грюнвальд

Penguin: Alchel пишет: Муж: Эрнст Конрад Грюнвальд Статский советник Эрнест Конрадович фон Гринвальд причислен по Министерству внутренних дел к Управлению сельской продовольственной части.


ssergey x 100: Penguin пишет: Статский советник Эрнест Конрадович фон Гринвальд причислен по Министерству внутренних дел к Управлению сельской продовольственной части. родился 21 окт 1864 г. вступил в брак 22 августа 1908. умер 25 августа 1925 г. Alchel пишет: Александра Воиновна фон Грюневальд (12.07.1868, Санкт-Петербург - 7.02.1945, Пфертен). Дочь контр-адмирала В.А. Римского-Корсакова (1822 – 1871), племянница известного композитора. В эмиграции в Эстонии. Выехала в Рейх. Муж: Эрнст Конрад Грюнвальд По другим данным умерла 7 февраля 1942. значит на время этого письма ей было 43-44 года. Маше и Коли примерно столько же. К тому же фраза с частью своего отряда позволяет предполагать, что он возможно Николай какой то флагман.

medik: Возможно, письмо писала жена капитана 1 ранга Путятина Н.С. (командир ЛК "Три Святителя") Мария Ивановна Путятина (в девичестве Ендогурова). Родилась он почти в то же время, что и А.В. Грюневальд (в девичестве Римская-Корсакова). Они, как адмиральские родственницы, вполне могли учиться в одном заведении. А может могли дружить семьями.

boxer: Кн. Путятин НИКОЛАЙ Сергеевич был командующим и начальником Учебного отряда ЧФ примерно в это время. Так что...

Ad rem: Спасибо нашему ангелу-хранителю форума - О.Л.

Penguin: Penguin пишет: Эрнест Конрадович фон Гринвальд причислен по Министерству внутренних дел А по молодости лет служил в кавалерии. В 1892, корнет, полковой адъютант 39-го Драгунского Нарвского полка. В1900, ротмистр Драгунского Приморского полка, отличился в делах против китайцев. Фото.

Юрген: Penguin пишет: ротмистр Драгунского Приморского полка Фон Гриневальдт Эрнест Конрадович приморский драгунский полк.

ssergey x 100: Юрген пишет: Фон Гриневальдт Эрнест Конрадович приморский драгунский полк. Это конечно очень интересно, но может вернемся к Путятиным ). Когда точно он стал командиром отряда ? И есть ли какие то сведения о его дочери Ольге (Лёли) 1890 г . В 1912-13 г ей было 22-23 года.

Вельбот-067: ssergey x 100 пишет: Когда точно он стал командиром отряда ? № 1081. Царское Село, 19-го декабря 1911 года. Назначаются: капитаны 1-го ранга: командир яхты «Алмаз», князь Путятин – командиром линейного корабля «Три Святителя», вместо капитана 1-го ранга Зражевского; № 1218. Ливадия, 1-го октября 1913 года. Назначаются: капитаны 1-го ранга: командир линейного корабля «Три Святителя», князь Путятин – командующим, под брейд-вымпелом, учебным отрядом Черноморского флота;

ssergey x 100: Вельбот-067 пишет: № 1218. Ливадия, 1-го октября 1913 года. Назначаются: капитаны 1-го ранга: командир линейного корабля «Три Святителя», князь Путятин – командующим, под брейд-вымпелом, учебным отрядом Черноморского флота; Спасибо ! На 1913-14 г. учебный отряд ЧФ : ЛК "Синоп" учеб. суда "Березань", "Рион" пс "Казарский и блокшив № 7

kerbyol: https://i.postimg.cc/P5JbzVDh/P-tersbourg-inondation-1824-marins-militaires-russes-RV.jpg

ssergey x 100: Досталась вот такая открытка, отправленная кем то из офицеров канонерской лодки "Гиляк" 27 марта 1909 г На лицевой стороне фототипия КНЛ "Гиляк", издания Гейзера (Алжир) КНЛ "Гиляк" и "Кореец" пришли в Шербург 26 марта 1909 г. После ряда поисков появилась версия насчет получателя, возможно это : http://www.kmay.ru/sample_pers.phtml?n=2088 ........В этом же деле были обнаружены прошение от подпоручика Евгения Сергеевича Михайлова в канцелярию Высшего художественного училища .... Продолжение поиска привело еще одной интересной статье: https://vk.com/away.php?to=https%3A%2F%2Fmagazines.gorky.media%2Fneva%2F2004%2F2%2Fee-vysokorodiyu-anne-andreevne-mihajlovoj.html&cc_key= Дом 57 по Офицерской улице https://www.citywalls.ru/house1373.html

Spanthout: ssergey x 100 пишет: появилась версия насчет получателя А какая версия насчет отправителя? Зачем ему поздравлять 11-летнего мальчика? Среди известных на то время офицеров канонерской лодки «Гиляк» были: командир - капитан 2-го ранга Паттон Фантон де-Веррайон, старший офицер - капитан-лейтенант Кедров, штурманский офицер – лейтенант Лютер, артиллерийский офицер - лейтенант Гирс, лейтенант Вонлярлярский, лейтенант Ракинт, штабс-капитан корпуса инженер-механиков флота Блок, врач – Госс, Подпись похожа на: Баженов, Бахтин или Вахтин. В "мессинском" отряде был Георгий Вахтин. Не могли его там пересадить на канонерскую лодку? Он в 1911 г. написал статейку о целесообразности использования канонерских лодок «Гиляк» и «Кореец». И братья Вахтины учились в школе К.Мая.

denis: Spanthout пишет: Георгий Вахтин

denis: Spanthout пишет: Зачем ему поздравлять 11-летнего мальчика? дальняя родня наверняка через род Сомовых

ssergey x 100: Убрал штемпель.

ssergey x 100: Spanthout пишет: В "мессинском" отряде был Георгий Вахтин. Не могли его там пересадить на канонерскую лодку? Вряд ли.. В 1908-09 он был гардемарином хоть и корабельным.. В роли кого он мог быть на лодке?!

Spanthout: ssergey x 100 пишет: Вряд ли.. Да, это явно ошибочное предположение, вызванное своего рода оптическим обманом. Попытка подыскать других кандидатов ни к чему не привела. Поэтому предлагается совсем простая версия – в лоб. Если отправитель так пишет заглавную букву ”П”, то это П. Паттон… Есть косвенный довод в подтверждение. Зуев в своей статье пишет, что во время русско-японской войны матери Евгения Михайлова слал открытки морской офицер, который в сентябре 1905 г. сообщил свой адрес: Владивосток, крейсер ”Алмаз” . Фамилию офицера автор не расшифровал, но называет офицером крейсера ”Алмаз”. Однако он совершенно упускает из виду содержание другой открытки из Египта, датированной 28 декабря 1904. Но ”Алмаз” был там гораздо раньше – 11 ноября. А 28 декабря через Порт-Саид проследовал крейсер ”Изумруд”, на котором старшим офицером был Петр Паттон Фантон-де-Веррайон. После возвращения команды ”Изумруда” во Владивасток он мог получить назначение на ”Алмаз” или обитать там какое-то время по принадлежности к одной эскадре.

ssergey x 100: Spanthout пишет: на котором старшим офицером был Петр Паттон Фантон-де-Веррайон

Spanthout: Графологической экспертизы не требуется.

ssergey x 100: Spanthout пишет: Графологической экспертизы не требуется. Ну и последний штрих..... В 1900 г Константин Сомов пишет портрет давней подруги семьи Сомовых (и своей любовницы) - Евгений Матвеевны Шишковой (в первом браке за лейт. Николаем Дмитриевичем Боголюбовым).. После развода, она 30 января 1903 г выходит замуж за Пётра Ивановича Патон (Фонтон де Веррайон) Пы Сы : На месте Н Черкашина или Зуева я бы повесть написал

Spanthout: ssergey x 100 пишет: Ну и последний штрих... Круг замкнулся!

ssergey x 100: И еще немного Зуева о доме 57 на Офицерской улице.. Доходный дом № 57 на Офицерской улице находился неподалеку от петроградского порта, в непосредственной близости от судостроительного Франко-Русского завода. Поэтому неудивительно, что в его квартирах проживали также люди, имевшие непосредственное отношение к российскому флоту. Из крупных деятелей флота здесь жили адмирал В.М. Зацаренный, адмирал Я.А. Гильдебрант, старший флагман Балтийского флота, участник подавления Боксерского восстания в составе объединенной русско-франко-английской эскадры контр-адмирал, барон Н.А. Типпольт, старший помощник командира петроградского порта. В доме снимали квартиры и другие морские офицеры Балтийского флота: инженер-механик, капитан 2-го ранга В.А. Санников, лейтенант М.М. Комелов, штабс-капитан корпуса корабельных инженеров В.Л. Поздюнин, начальник первого отделения машинной школы Балтийского флота, капитан 2-го ранга В.Г. Петров, капитан по Адмиралтейству М.Г. Клионовский и др. По иронии судьбы или по счастливой случайности до нас дошли два документа, воссоздающие реальную жизнь этого дома и его жильцов в предреволюционный 1917 год, годы революции и спустя двадцать лет после нее. 1 мая 1918 года А.А. Блок написал небольшой очерк «Сограждане» – точную зарисовку быта и нравов жильцов дома № 57 по Офицерской улице в послереволюционные дни. А в 1937 году «Красная газета» в октябрьском номере опубликовала обширную статью «Хроника одного дома», в которой в стиле того времени через двадцать советских лет описывалась история интересующего нас дома. По материалам этих публикаций сотрудник Музея-квартиры А.А. Блока Ю.Е. Галанина в 1989 году дала научный комментарий к очерку поэта «Сограждане». Постараюсь на основе этих документальных материалов воссоздать обстановку и жизнь дома № 57 с 1917 по 1937 год. Начну с пространной цитаты из «Красной газеты». Год 1917-й: «.большой дом на углу Офицерской и Пряжки спит. Окна затянуты тяжелыми портьерами. Ни одной открытой форточки, ни одного огонька. Только внутри – во дворе, на черных лестницах оживление и суета. С огромной вязанкой дров на спине поднимается уже в десятую по счету квартиру шестидесятилетний дворник Епифаныч. Зычным голосом орет на него кухарка барона Типпольт. Она нервничает. Баронесса с минуты на минуту может проснуться, а завтрак еще не готов, плита холодная. Из подвала, что под второй лестницей, потягиваясь, выползает многочисленная прислуга генеральши Шишковой. Маленькую злющую старушонку обслуживают девять человек: три кучера, две прачки, повар, две горничных и лакей. Для них устроено помещение в подвале. Сама генеральша вместе со своей старшей сестрой занимает целый этаж – 13 комнат (квартиры 18 и 23). На площадке лестницы у квартиры № 2 денщик генерала Иванова старательно очищает мундир его превосходительства от свежих винных пятен. Он хвастливо рассказывает молоденькой горничной помещика Макеева из 11-й квартиры пикантные подробности грандиозной пьянки, которую вчера устроил генерал с участием титулованных зем-гусаров и девиц из Луна-парка. Господа встают поздно. В квартире № 15 после успешной картежной игры, затянувшейся далеко за полночь, храпит адмирал Зацаренный. В квартире № 17 мирно почивает потомственный почетный гражданин, коммерческий советник Иван Михайлович Комелов, директор-распорядитель товарищества „Петроградского пароходства“. Только вчера ему удалось отхватить еще один заказ для флота. 100 % дивиденда обеспечено. В огромной спальне в квартире № 20 беспокойно спит баронесса Фредерикс. Ей снятся толпы рабочих, злые глаза голодных женщин. Вчера по телефону сообщили тревожные вести. Демонстрации. Стычки с полицией. Этот толстяк Родзянко в панике. Баронесса долго не могла уснуть. Если бы в эту ночь исчез старый мир, оставив только один дом на углу Офицерской и Пряжки, по жильцам и нравам этого дома можно было бы без труда восстановить картину паразитического существования и разложения правящих сословий царской России. Во всем доме не жил ни один рабочий. Для этого дом был слишком хорош и благоустроен. Только в некоторые квартиры были милостиво допущены несколько артистов, инженеров, художников.». Обычное зимнее утро петербургского доходного дома. Только время необычное. У булочных очереди. Городовой прохаживается по другой стороне улицы, делая вид, что не замечает оскорблений в свой адрес. Через несколько дней произойдет революция, рухнут стены Литовского замка в старой Коломне, и, как писала в 1937 году «Красная газета, «.заколебалась почва под ногами жильцов дома № 57. Нужно было перестраиваться. Это оказалось нетрудно: на роскошных туалетах баронесс появились шелковые красные банты. На пьянках вместо царского гимна стали распевать „Марсельезу", а за вечерним чаем считалось хорошим тоном разговаривать об Учредительном собрании». Далее «Красная газета» писала: «И вот свершилось нечто неожиданное и уму непостижимое. На Офицерской узнали, что Временного правительства больше не существует и что городом управляют большевики. Кое-какие квартиры внезапно опустели. Хозяева их благоразумно решили переждать смутные дни за границей.». Хозяин дома, Иван Максимович, приказал дворнику Епифанычу круглые сутки держать ворота на запоре. В дом стали заходить бригады по реквизиции «бесхозного» имущества. Бывали здесь работники ЧК, представители Топливного совета. Не один десяток кубометров дров вывезли из дома № 57. Груды тончайшего батиста извлекли из наследственных комодов и шкафов. Много золота и драгоценностей нашли в этом доме и работники ЧК. Но долго еще дом не впускал революцию на постоянное местожительство в свои квартиры. Еще несколько месяцев дом держался старым составом жильцов. Но однажды вечером во двор дома № 57 вошел матрос с сундучком под мышкой и вселился в квартиру господ Пааль. Первый новый жилец, Николай Васильевич Союзов, с удовольствием расположился на роскошном диване в бывшей господской квартире. Затем в квартиру 9 вселился матрос Кащеев, а в квартиру генеральши Шишковой – кочегар с «Березины» Копырин. Перед старыми жильцами встала проблема спасения от насильственного уплотнения жилья. Приняли решение – договорившись друг с другом, «уплотняться» самим. Таким образом, к генералу Иванову в квартиру 2 подселился генерал Рубцов. Баронессу Фредерикс в квартире 20 «уплотнила» семья контр-адмирала барона Типпольта. Правда, вскоре Фредериксы эмигрировали из России. Их место в квартире тут же занял комендант дома. Он не отличался галантностью и громко отчитывал своих соседей, баронессу Типпольт, и ее мужа, контр-адмиралу: «А помойку надо за собой выносить. Жилье от грязи разрушается!» Воспитание быстро давало результаты, ибо, всплакнув от возмущения, баронесса все же, «приложив ажурный платочек к дужке ведра, спускалась к помойке». В квартиру, уже коммунальную, где проживала семья барона Типпольта, теперь звонили и входили в любое время дня и ночи неизвестные люди в бушлатах и без оных, вели долгие деловые переговоры с комендантом, проживавшим здесь. На Петроград наступал Юденич. В доме № 57 по Офицерской улице погас свет.



полная версия страницы