Форум » После вахты » Давайте поиграем! Давно не было... » Ответить

Давайте поиграем! Давно не было...

Dirk: Наткнулся вот на такой документ (привожу с купюрами): Главный командир ЧФ - капитану над Севастопольским портом: "Лейтенантом М. найдены и осмотрены на Большом рейде две линии затопленных в Крымскую кампанию кораблей Черноморского флота. Находя весьма желательным извлечь из воды что будет возможно от старых кораблей, участников достопамятных Синопского боя и Севастопольской обороны, предлагаю Вашему Превосходительству оказать средствами вверенного Вам порта полное содействие названному офицеру к выполнению указанной задачи, для чего, между прочим, сделать распоряжения: 1) Представлять портовый катер для буксировки водолазного бота при работах. 2) отпускать по мере надобности пироксилиновые патроны, для взрывов, в 5, 10 и 20 фунтов. 3) Отпустить шесть вешек с концами и балластом для обозначения места работ. 4) Назначить килектор или малый кран, когда понадобится, для подъёма тяжестей на месте работ. Вице-адмирал ..." 1 ноября взорвали "Чесму". Итак - кто и когда?

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 All

tur: Dirk пишет: Загадан строевой офицер. Известный. Из потомственных дворян Херсонской губернии, уроженец Архангельской губернии ?

Dirk: Нет

Мателот: Наугад - Владимир Подъяпольский


Dirk: Нет

Spanthout: Это - Александр Васильевич Немитц.

Dirk: Spanthout пишет: Это - Александр Васильевич Немитц. Нет! Это была маленькая провокация, я полагал, что будет именно такая версия.

Spanthout: Dirk пишет: полагал, что будет именно такая версия. Неудивительно, потому что именно Немитц "охотно брал на себя защиту в суде обвиняемых по делу о мятеже". В кандидаты мог бы подойти еще Миклашевский, но он к суду какое отношение имел? А вот, по-французски он должен был говорить свободно, иначе, как бы впоследствии женился на француженке?

Dirk: Spanthout пишет: Неудивительно, потому что именно Немитц "охотно брал на себя защиту в суде обвиняемых по делу о мятеже". Да-да, конечно. Но был ещё один

Dirk: Фрагмент ещё одно очень любопытной аттестации за 1909 г. Кем она составлена указывать пока не буду... Но подписана - начальником МГШ А.А. Эбергардом. "Было бы очень жаль оторвать этого военного человека совсем от флота, где он в настоящее время с полным нравственным правом мог бы занять место старшего офицера на первом ранге, и я уже теперь поручусь за то, что он может быть современным командиром линейного корабля только в духе командиров английского флота времен Нельсона”. Красиво, правда?

tur: Dirk пишет: он может быть современным командиром линейного корабля Командир линкора «Петропавловск» (1911-1916) ?

Dirk: tur пишет: Командир линкора «Петропавловск» ? Нет-нет, командиром он так и не стал... Даже лайбы. Так сложилось... Но личность не совсем уж безызвестная, право!

Dirk: Ладно, идём дальше... Тот же персонаж в автобиографии 1937 г. так описывал излом своей службы после событий 1905 года: "В 1906 г. в связи с процессом в военно-морском суде в Севастополе по делу о ноябрьском восстании черноморских флотских экипажей 1905 г. выступил защитником группы обвиненных матросов – участников восстания. Мое внутреннее мировозрение и убеждения были таковы, что я не мог не реагировать на создавшуюся тогда удушающую обстановку реакции; глубоко возмущенный актами судебного и следственного произвола, которым были насыщены судебные процессы над матросами, я взял на себя защиту, чтобы по мере своих сил оказать своим подзащитным помощь в из борьбе с произволом. Выступление на процессе вызвало со стороны начальства служебную характеристику в аттестации, как об офицере «охотно бравшем на себя защиту на суде обвиняемых по делу о мятеже 15 ноября 1905 г.», и потому – неблагонадежном. Вскоре после этого в штабе флота мне было сказано, что начальство считает невозможным дать мне строевое назначение ввиду недопустимости моего общения с командой в корабельной обстановке. В конце 1907 г. мне пришлось оставить Черное море и перевестись в Балтийское на берег".

Spanthout: Может, Доливо-Добровольский? Но он в даты как-то не очень вписывается.

Dirk: квн пишет: А.В. Немитц. Нет, уже предполагали. И не "Нёмитц" тоже. Spanthout пишет: Может, Доливо-Добровольский? Но он в даты как-то не очень вписывается. Нет, увы...

ВЛАДИБОРЪ: Возможно МАЛЬЧИКОВСКИЙ 2-й Антон Гаврилович С уважением, Вл.

tur: Мертваго Константин Константинович ?

Dirk: Нет, нет...

Dirk: Ладно, извините, не удалось... Большое спасибо за все попытки! Открываю карты. Автобиография Новиков Николай Васильевич, Капитан 2 р., преподаватель В.м. истории ВМА РККА 1. Родился 17 ноября 1880 г. в Воронеже; из дворян. Отец Василий Николаевич Новиков, армейский офицер, прослужив в военной службе более 40 лет, в 1892 г. был уволен от службы отставным генерал-майором, жил до смерти в 1903 г. на пенсию. После его смерти мать Прасковья Владимировна жила на моем иждивении и умерла в 1918 г. Имею сестру, Марию Васильевну Андерсон, 68 лет, вдову учителя, находящуюся на моем иждивении. Женился в 1923 г. Жена Магдалина Андреевна, род. 1890 г. Дочь горного инженера Андрея Владимировича Конради, умершего в 1899 г. и его жены Варвары Фердинандовны, учительницы-пенсионерки, умершей в 1935 г., из дворян; имеет среднее образование и незаконченное высшее; не служит, домохозяйка. Имеет родственников: брата Георгия Андреевича Конради, инженера-электрика, служащего в Москве в Гипромаше; брата – Вадима Андреевича Конради, служащего экономистом в Институте огнеупоров в Ленинграде; сестру Наталья Андреевну Быкову, проживающую в Ленинграде, на иждивении дочери. Третий брат жены Сергей Андреевич Конради – инженер-геолог, будучи во время мировой войны командирован в 1916 г. за границу, с того времени остался там. По сведениям, которые имела его мать в 1926 – 1927 г., он находился в Южной Америке преподавателем в университете в Асунсионе (Парагвай). Я его никогда не знал и никакой связи с ним не имел. 2. Образование. В 1902 г. окончил Морское училище. В 1910 г. – Археологический институт. В 1909–1911 гг. прослушал курс военно-морских наук Морской академии. 3. По окончании морского училища в 1902 г. вышел мичманом в Черноморский флот, где плавал вахтенным командиром. В 1903 г., плавая на кан. лодке «Запорожец», заведовал школой грамотности для матросов, а в 1904 г. на л.к. «XII Апостолов» сменным начальником по обучению строевых квартирмейстеров, при чем составил несколько учебных пособий по морскому делу, шлюпочной практике и пр. Одновременно в целях самообразования работал, интересуясь в особенности морской историей, над историческими источниками и материалами, наметив в дальнейшем приобрести навыки в научно-исторической работе. В 1906 г. в связи с процессом в военно-морском суде в Севастополе по делу о ноябрьском восстании черноморских флотских экипажей 1905 г. выступил защитником группы обвиненных матросов – участников восстания. Мое внутреннее мировоззрение и убеждения были таковы, что я не мог не реагировать на создавшуюся тогда удушающую обстановку реакции; глубоко возмущенный актами судебного и следственного произвола, которым были насыщены судебные процессы над матросами, я взял на себя защиту, чтобы по мере своих сил оказать своим подзащитным помощь в из борьбе с произволом. Выступление на процессе вызвало со стороны начальства служебную характеристику в аттестации, как об офицере «охотно бравшем на себя защиту на суде обвиняемых по делу о мятеже 15 ноября 1905 г.», и потому – неблагонадежном. Вскоре после этого в штабе флота мне было сказано, что начальство считает невозможным дать мне строевое назначение ввиду недопустимости моего общения с командой в корабельной обстановке. В конце 1907 г. мне пришлось оставить Черное море и перевестись в Балтийское на берег. Ввиду того, что в это время при Морском ген. штабе была образована научно-историческая часть для работ по истории флота и описания русско-японской войны на море, я был назначен сотрудником этой части. С этого времени моей основной научной специальностью стала военно-морская история и история военно-морского искусства, в области которых в силу влечения к научно-исторической работе я занимался еще находясь в черноморском флоте. Тогда же для повышения своих исторических знаний и приобретения навыков в работе над материалами поступил в Археологический институт, где лекции и занятия велись по вечерам, что позволяло соединить учение с дневной службой. За период 1907–1910 гг. по заданию истор. Части мной был сформирован архив русско-японской войны и выполнен как ряд работ и исследований по этой войне, так и ряд монографий по истории флота, частью изданных, частью оставшихся в рукописях. В 1909 г. я получил от Морской академии предложение приступить к чтению лекций по истории русского флота. Считая необходимым повысить общий уровень в.-морских знаний, прослушал одновременно с чтением своих лекций курс военно-морских наук в академии. В 1910 г. был назначен начальником научно-исторической части, занимая эту должность до осени 1913 г. и продолжая научную работу по истории флота и русско-японской войне. В частности вел по материалам рукописного отделения Академии наук работы по истории Северной войны 1700 – 1721 гг. на море и по Гангутской операции и редактировал сборники материалов по войне с Японией 1904-5 гг. на море. Осенью 1913 г. в должности помощника начальника отд. гардемаринских классов был назначен в плавание в Средиземном море на кр. «Олег», в течение которого заведовал учебным делом и преподавал. По возвращении из плавания продолжал службу в классах до начала империалистической войны, с началом которой был назначен командиром морской батареи Ревельской приморской крепости, а затем помощником оперативной части штаба той же крепости до ноября 1915 г., когда был переведен в Черное море назначением историографом флота. За время пребывания в Черном море до января 1916 г. одновременно с исполнением обязанностей историографа занимал должность помощника флаг-капитана штаба начальника высадки у берегов Лизистана. Опыт этих операций, а также описание военных действий у Трапезонда и по Анатолийскому побережью был позже по заданию в.морской академии изложен мной в труде «Операции флота против берега на Черном море и совместные операции флота и армии на лизистанском побережьи», изданной академией в 1927 г. и Воениздатом в 1936 г. В январе 1917 г. был переведен из Черного моря в морской ген. штаб снова на должность начальника научно-исторической части для работ по организации объединенного архива войны и сбора исторических материалов. Октябрьская революция застала меня на этой должности; совместно с коллективом штаба, безоговорочно признав советскую власть, полагая, что и в новых формах государственного существования моя работа по сохранению и обработке накопленного исторического наследия важна и нужна для будущего. Действительно, в скором времени образованный советским правительством орган морского управления Республики – Морская коллегия – подтвердила необходимость продолжения этой работы, дав директиву об интенсивном сборе архивно-исторического материала, с флота, его отрядов, отдельных кораблей и береговых частей. При этом было указано, что при первой же возможности будет организована научная работу по этим материалам для исследования опыта войны на море. Чрезвычайно сложная и тяжелая обстановка эвакуации флота и портов Балтийского моря в этот период создавала очень трудные условия для спасения и вывоза архивных материалов из отдельных портов и районов. Все же громадное большинство материалов за это время было вывезено и сосредоточено в архиве войны, где они приводились в порядок и формировались по фондам. С переездом правительства в Москву я был назначен начальником петроградского отделения морского ген. штаба по совмещению с должностью начальника научно-исторической части. В 1919 г. при в. морской академии была образована научно-историческая комиссия по изучению опыта мировой (а позже и гражданской) войны, в которую был назначен редактором собрания и разработки исторических материалов и где работал до 1924 г. вкл. За этот период в архиве войны было собрано до 30.000 дел, образовавших основной фонд для научно-исторических и исследовательских работ по всем отраслям в.м. науки и строительства морских сил. В 1922 г. в связи с подготовкой материалов для советской делегации на Генуэзскую конференцию был назначен председателем комиссии по выяснению и подсчету убытков России на море за время империалистической и гражданской войн, а также от интервенции Антанты. За выполнение этой работы получил благодарность командования. В том же 1922 г. был назначен редактором военно-морской научной редакции с исполнением обязанностей редактора журнала «Морской сборник». С последующей реорганизацией научной редакции в редакционно-издательский отдел Морведа (Морсил) был старшим редактором по изданию учебной и научной литературы. В 1924 г. назначен членом учебного комитета Морведа и состоя преподавателем в.м. академии РККА читал с 1922 по 1926 г. лекции по в.м. истории. Находясь в штате в.м. академии, был старшим редактором в.м. издательства до 1931 г., когда в начале года был арестован органами ОГПУ и осужден коллегией ОГПУ по 58 ст. УК в концлагерь. В том же году в декабре освобожден, возвращен на место прежней службы и в 1932 г. восстановлен в рядах РККА. В январе 1932 г. зачислен на должность преподавателя в.м. академии с исполнением обязанностей старшего редактора редакционно-издательского сектора Морсил по изданию учебной и научной морской литературы. Обязанности эти исполнял до 1937 г., когда с началом учебного года приступил к чтению лекций по курсу в. морской истории. В белой армии не служил и на территории белых не находился. Заграницей находился в заграничном плавании, последний раз в 1913-14 гг. на крейсере «Олег» в Средиземном море. При советской власти за границей не был. 17.12.1937 г. Н. Новиков

Poplavok: Жаль, что не удалось вычислить!



полная версия страницы